Kinfolk журнал на русском: Kinfolk Magazine на русском — www.be-in.ru

Содержание

Американский журнал Kinfolk перевели на русский

Группа энтузиастов из Ростова-на-Дону перевела на русский язык американский журнала Kinfolk. По словам редактора русской версии Татьяны Илларионовой, восьмой номер журнала уже на днях появится на полках московских магазинов Depst, «Товары» при «Циферблате» и в «Циолковском». С петербургскими и киевскими магазинами продолжаются переговоры.

Пока наполнение журнала — точный аналог американской версии. В ближайшем будущем русская редакция планирует создание совместных проектов и материалов с американскими коллегами. Команда русской редакции, состоящая из шести человек, находится в Ростове-на-Дону. Печатают журнал в Москве, распространять планируют по крупным городам России, Украины и Беларуси.

  

Татьяна

Илларионова 

Редактор русской версии журнала Kinfolk

Инициатива перевести журнал на русский была нашей. Мы влюблены в журнал, и его недоступность в России омрачала наши будни. Сначала мы заказывали журналы через сайт, ждали их по два месяца. Потом создали сообщество «ВКонтакте», в котором переводили статьи из журнала, делали подборки фотографий, писали о создателях. Люди очень радостно всё это воспринимали, благодарили за работу. Потом стали заказывать через нас журналы на английском. В то время мы уже активно вели переписку с редакцией журнала, они нас поддерживали, были благодарны.

Потом мы первыми провели мероприятие в стиле Kinfolk в Ростове-на-Дону. Это был праздник весны, который мы организовали на открытом воздухе, в частном парке Александра Толоконникова. Организовывали сами, силами наших друзей: фотографов, декораторов и просто тех, кто хотел помочь. Формат мероприятия был достаточно новым и неожиданным для гостей, многие пришли из интереса и не знали до этого, что такое Kinfolk-встречи. Но быстро прониклись идеей объединения людей по всему миру в одну дружественную волну, и мероприятие прошло в тёплой и радостной обстановке. Так, можно сказать, мы запустили волну Kinfolk по России, ну а параллельно уже понимали, что без русской версии не сможем жить. Подписали контракт с американской редакцией. Мы вкладываем в проект наши личные силы и средства. 

  

Кроме перевода и распространения журнала, русская команда Kinfolk организует мероприятия в стилистике издания, которые планируют проводить раз в месяц. 20 июля пройдёт первое в Москве, в Измайловском парке. Организовать подобные встречи может кто угодно в любом городе, для этого нужно связаться с Татьяной и получить все инструкции. 

Журнал Kinfolk выходит в США ежеквартально с 2011 года. Каждый номер состоит из лирических эссе, рецептов, интервью, гидов по городам и районам в разных странах, историй о жизни людей (в основном дизайнеров, поваров, художников, писателей, фотографов и разных ремесленников). Последний номер Kinfolk о Японии был издан на двух языках — английском и японском. Сейчас, параллельно с переводом на русский, журнал переводят на корейский. 

 

www.kinfolk.com
Страница в Facebook
Страница «ВКонтакте»
Контакты московских представителей журнала: 
+7 (926) 650−07−73, [email protected] ru

отличие зарубежного и отечественного подходов к созданию журналов о моде и стиле жизни – тема научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

вида искусства. Индустрия развивается и становится все больше и комикс становится значимей в обществе», — Владимир Лопатин, известный художник комиксов.

Сегодня можно смело говорить о том, что индустрия комиксов существует в России и у неё есть перспективы. Магия комиксов — универсальность их применения открывает им дорогу и безграничные возможности. Именно поэтому мы можем говорить о большом будущем комикса, ведь мир все больше визуализируется, растет любовь к таким вещам как инфографика, и при таких условиях комикс должен стать сильным информационным медиумом. При этом его необходимо рассматривать, как один из инструментов визуальных коммуникаций.

Список литературы

1.

Белинский, Я. Д. Девятое искусство [Текст] / Я. Д. Белинский // Власть денег. -2006. — № 67. — С. 40-43.

2. Гилев, М. С. Из истории комикса в России [Текст] / М. С. Гилев. — Томск, 2010. -С. 29-32.

3. Иванов, Б. В. Введение в японскую анимацию [Текст] / Б. В. Иванов — М, 2001. — 336 с.

4. Малый академический словарь [Текст] / автор-сост. А. П. Евгеньева. — М., 1984. -78964 с.

5. Почему в России не прижились комиксы? [Электронный ресурс] // Аргументы и факты. — 2015. — URL: http://www.aif.ru/dontknows/actual/1440615 (дата обращения 27.02.18).

6. Пушкарев, Л. И. Лубок русский изобразительный [Электронный ресурс] / Л. И. Пушкарев // Кругосвет: онлайн-энциклопедия. — URL: http://www.krugosvet.ru/ (дата обращения 12.03.18).

7. Сорокина, А. А. Разные подходы к определению комикса [Текст] / А. А. Сорокина. -Кемерово, 2018. — С. 387-389.

8. Харитошкин, В. С. Живые картинки. История «русского комикса» [Текст] / В. С. Харитошкин // Завтра. — 2005. — № 8 (587). — С. 8.

Сорокина Анастасия Алексеевна — магистрант, направление инновационный маркетинг Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики.

Электронная почта: [email protected]

DOI 10.24411/2070-0717-2019-10116

А. А. Тихонова, А. А. Морозова

Челябинский государственный университет

Челябинск (Россия)

LIFESTYLE-ИЗДАНИЯ KINFOLK И HEIM: ОТЛИЧИЕ ЗАРУБЕЖНОГО И ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПОДХОДОВ К СОЗДАНИЮ ЖУРНАЛОВ О МОДЕ

И СТИЛЕ ЖИЗНИ

В данной статье рассматриваются концептуальные модели журналов о моде и стиле жизни Kinfolk и Heim с целью выявления отличий зарубежного и отечественного подходов к созданию lifestyle-триодики. В процессе анализа творчества издательства Heim авторы приходят к выводу, что редакционная политика первого издания отражена в названии: журнал о близких, родных, друзьях. Второй журнал сконцентрирован на отражении неодушевленной стороны жизни: дом, искусство, вдохновение, красота, все, что создает уют в повседневной жизни.

Ключевые слова: глянцевые журналы, lifestyle-периодика, slowlife, hygge, матовый глянец.

Мир глянцевой периодики очень динамичен в своем развитии. На смену fashion-журналам пришли издания о моде и стиле жизни. Вторые резко отличаются от первых: lifestyle-пресса предлагает читателям погрузиться внутрь себя, отвлечься от материального мира. Такие журналы призваны воспитать новое поколение читателей, для которых будут важны семья, дом, уют, дружба, взаимопонимание, психология как ценности, определяющие жизнь и быт.

Первым, кто отметил эволюцию глянцевых изданий, транслирующих гламурный образ жизни, стал теоретик журналистики Я. Н. Засурский (2001), который исследовал феномен элитарных или премиум-изданий исключительно в русле журналистики и филологии. Подобной установки придерживались и другие исследователи, например, В. А. Буряковская, Е. Ю. Коломий, С. Ф. Черменская, Ж. В. Черновая и др.

Вопросами ценностей, транслируемых современными элитарными журналами, занимались Л. А. Окольская, М. В. Комогорцева «Жизненные проекты и правила для девушек в российских глянцевых журналах» (2010), Е. А. Костяшина «Экспликация ценностной картины мира в коммуникативной модели «Автор адресат» (на материале глянцевых журналов)» (2012), О. И. Пименова «Глянцевый журнал как фактор конструирования социально-статусной идентичности молодежи» (2013), Н. С. Писаревская «Журнал «Glamour» как продукт транслятор ценностей массовой культуры» (2017), П. А. Пименов, И. Пащенко и др. Они пришли к выводу, что мода распространяется не только на гардероб, но и «выходит далеко за пределы рынка одежды, подчиняя себе потребление услуг СМИ, произведений литературы и искусства, автомобилей, компьютеров, жилищ» [3.

С. 14]. Если раньше глянцевые издания транслировали ценности, связанные с гламурным образом жизни (ценность роскоши и красоты, следование моде и приобретение новых товаров), то сегодня ценность творчества и эксперимента, ума, любви и отношений с близкими и друзьями несколько превалирует [6. С. 33].

Установка на воспитание, просвещение определяет выбор концептуальной модели современных глянцевых журналов. «Slowlife» («медленная жизнь») — термин, который предлагают современные медиаисследователи для обозначения концепта «сосредоточения в себе»: «забыть о городской суете и окунуться в домашний уют, понять, что счастье — в быту и мелочах» [10]. Идея не нова. Еще в 1851 году А. И. Герцен предложил идею «внутреннего отъезда», которую связывал с воздействием художественно-публицистической литературы на читателей [4 С. 339]. С современным представлением о «медленной жизни» отечественную журнальную аудиторию познакомила студия дизайна и издательский дом Heim.

Компания занимается созданием авторской утвари и аксессуаров для дома, а также выпускает два lifestyle-журнала -Kinfolk и Heim.

Kinfolk Russia («Родня») — полностью переводческий проект, калька с американской версии издания. Работа студии Heim над проектом началась в 2014 году. Англоязычной версией журнала, оригиналом занимается издательский дом и студия дизайна Ouur. Творческая мастерская выпускает периодические издания, сезонные коллекции одежды и товары для дома. «Мы рассказываем о том, как привнести в свою жизнь легкость и простоту, развиваться вместе с единомышленниками и чаще проводить время с родными и близкими людьми» [9]. Название отражает редакционную политику — журнал о людях, ценностях семейных отношений. Рубрика «Портреты» является ключевой. Издание быстро стало ведущим для творческих молодых людей. Американский журнал был основан в 2011 году. Сейчас Kinfolk издается в России, Японии, Китае и Корее на языках этих стран.

Heim — российский проект, настольный журнал о размеренном образе жизни. Работа над американским журналом подвигла отечественную редакцию на создание авторского продукта [9]. Им и стал журнал Heim, который полностью продолжает линию Kinfolk. Слово «heim» существует сразу в нескольких скандинавских языках и означает «домашний очаг», что отражает философию редакции: всё про дом, вдохновение, красоту, все, что создает уют в доме. Фокус внимания смещается на нечто неодушевленное, что формирует наше окружение. «Это короткое слово выражает смысл критериев, которые мы взяли за основу проекта: простота, минимализм и функциональность — все, что создает уют в доме и обрамляет теплоту семейных отношений. Мы преумножаем то, чего нам самим давно не хватало в пространстве нашей страны» [9].

На определение такого названия журнала во многом повлияла популярная идея «датского счастья» — «хюгге». «Hygge» — понятие, возникшее в скандинавских странах, обозначающее чувство уюта и комфортного общения с ощущениями благополучия и удовлетворенности.

И в датском, и в норвежском языках «хюгге» означает «форму повседневного единства, приятные и высоко ценимые повседневные ощущения безопасности, равенства, личной целостности и спонтанного социального потока. Hygge» как нечто хорошее, уютное, безопасное и привычное в отношении психологического состояния» [2. С. 46].

Руководитель и основатель датского Института исследования счастья Майк Викинг в книге «Hygge. Секрет датского счастья» предлагает восемь советов достижения хюгге [2. С. 52]:

• сделать уютными место пребывания — дом, офис;

• принимать в гости дома близких людей;

• вкусно есть, наслаждаться готовкой пищи;

• вести активный образ жизни;

• одеваться в удобную, непринужденную одежду;

• получать удовольствие от простых радостей;

• заниматься хобби, творческими занятиями, которые приносят удовольствие;

• иметь чувство меры, получая удовольствия.

Уже из истории издательского дома и создания журналов стало ясным, что редакционная политика изданий отражена в названии проектов. Смысл названия определяет всю модель журнала: начиная обложкой и версткой, заканчивая стилистикой текстов и жанровой системой. Редакционная политика двух изданий сильно разнится: Kinfolk говорит о людях, Heim акцентирует наше внимание на приятных и уютных мелочах, вещах, деталях. Такое расхождение может отразиться, в первую очередь, на рубрикаторе, содержательной стратегии, а именно на жанровой модели. В остальном, объекты материала исследования очень схожи, поскольку Heim вышел после Kinfolk и во многом если не повторяет, то опирается на опыт создания американского «родителя». Ниже кратко обозначим медиатворческие параметры, которые определили концептуальную модель этих изданий, а после перейдем к отличиям.

Начнем с визуальной составляющей. Издатели глянцевой периодики всегда обращали особое внимание на внешний вид своего продукта, при этом большинство не стремились создавать по-настоящему качественный контент. Издательство Heim начало свой путь весьма нетривиально, представив новый тип журнальной периодики — «матовый глянец» [7. С. 177]. Важно отметить, что под нестандартным подходом к внешнему исполнению -такой же неординарный взгляд на наполнение.

Журналы производства Heim — тонкое сочетание главных человеческих ценностей и качественного дизайна. Это издание о семье и близких, о жизни в спокойном ритме, об искусстве наслаждаться моментом, о способности воспринимать реальность здесь и сейчас. Журналы напоминают альманах, сборник трудов разных авторов под одной

обложкой. Издания объединяют близких по духу людей в одно течение по всему миру, с помощью мероприятий. Heim проводит творческие ужины. Первый из них прошел в 2015 году.

Каждый номер журнала Kinfolk или Heim посвящен какому-либо жизненному явлению, предмету, качеству: морю, книгам, кино, дизайну. За все время издания Kinfolk вышло 18 номеров. Каждый из них переведен и адаптирован под российскую публику. Heim — три единственных выпуска. Независимо от темы каждый выпуск журналов -настоящее произведение искусства. Стоит начать с обложки. Цветное исполнение, качественный бумажный носитель, развлекательные интенции, наличие рекламы. Однако эти журналы демонстрируют уникальный феномен, когда слово «глянцевый» теряет значение «блестящий», «отполированный». Страницы имеют матовое исполнение. Это доказывает нашу мысль о том, что современный глянец направлен на просвещение и образование. Читатель теперь сосредоточен не на яркой блестящей обложке, а на контенте.

Ю. М. Лотман ввел термин «минус-прием» [5. С. 34], который долгое время применялся относительно художественной литературы, в частности поэзии. Сегодня это понятие получило большее распространение и активно используется в теории режиссуры, рекламы и журналистики. Разрушение читательских ожиданий, отторжение ранних традиций и, наконец, достижение большого эффекта малыми средствами. Так, минус-прием стал ведущим методом конструирования реальности на страницах журналов Kinfolk и Heim. Минимализм во внешнем виде, но содержательная глубина.

Матовое исполнение — не единственное новаторское решение. Постельные, дымчатые, приглушенные оттенки также не свойственны глянцу, однако присутствуют в дизайн-концепции журналов, ставших материалом исследования. Редактор Татьяна Илларионова обозначила эти оттенки как нюдовые, то есть естественные, навеянные природой и приятные человеческому глазу, а, главное, не отвлекающие.

На обложках — всегда люди. Как правило, один человек. Исключение составил семейный номер Kinfolk, на обложке которого изображена супружеская пара. Модели всегда в незатейливой естественной позе, фотографии портретные. Выбор образа человека в качестве транслятора идей журнала неслучаен, ведь именно человек создает культуру и искусство.

Важно отметить полное отсутствие графических элементов для зонирования пространства. Вместо этого на страницах журналов присутствует много «воздуха». Несколько нерациональное решение с точки зрения экономической политики издания, но тем самым редакция в очередной раз подчеркивает статус своего продукта. Благодаря «воздуху» текст предстает перед нами порционно, и ничто не отвлекает от содержания. Тонкая неброская прямая линия используется только для оформления цитат.

Разреженность текста также указывает на определенный статус издания и подчеркивает основную идею дизайна — легкость, свободу, простор. В связи с этим жирное начертание используется крайне редко, часто для выделения заголовка или вопросов журналиста в интервью. Курсив активно применяется для выделения лидер-абзацев.

Продолжая мысль о несколько вольном и свободном использовании печатного пространства, обратим внимание на композицию некоторых страниц журнала. Часто разворот журналов представлен фотографией размером с полосу, на второй половине мы видим перечисление авторов и заголовочный комплекс.

Фотопроекты подаются еще более свободно. У каждой иллюстрации внушительные поля. Подпись под фотографией не обязательна. Если иллюстрация подписана, значит фотография особенно важна для понимания текста. Она не просто сопровождает текст, а дополняет его, несет смысловую нагрузку. Соотношение мужских и женских портретов на страницах журнала равное. Это связано со стремлением lifestyle-журналов

«унисексировать контент» [8. С. 109], чтобы он был одинаково интересен как женкой половине аудитории, так и мужской.

Фоновые иллюстрации заслуживают особого внимания. Часто фоновым сопровождением выступают фотографии фактурных тканей, выразительные мазки красок. В любом случае, фон для создателей журналов играет не меньшую роль, чем сам визуальный ряд или текст. А потому над одним материалом работают не только журналист и фотограф, но и стилист, декоратор, дизайнер интерьера, флорист и другие специалисты, задействованные в оформлении фотосессии.

Часто материалы дополняют не только авторские фотографии, но и рисунки, коллажи. Отдельно стоит сказать о том, что каждый номер Kinfolk сопровождает дизайнерская открытка от партнерской компании «Молочная культура».

Сегодня речевая изобразительность глянцевых медиатекстов оказывается способом выражения оценки [1. С. 51]. Мы выделили три стратегии, реализующие словообразовательный потенциал fashion-дискурса:

• игровую;

• экспрессивно-оценочную;

• стратегию оценки.

В журналах ярко выражена игровая стратегия, успешно реализуемая за счет использования специальной лексики, неологизмов, заимствований, а также характерных фразеологических единиц, устойчивых выражений и словоформ [7. С. 50].

Журналы нельзя приобрести в магазине, оформить подписку можно на сайте студии Heim. Также в крупных городах России есть представители журнала, которые распространяют издание по «цене производителя». Тираж составляет 10000 экземпляров. Журналы выходит ежесезонно, каждый номер создает уникальную атмосферу, настроение, навеянное тем или иным временем года, событием в области искусства, моды, архитектуры или дизайна.

Резюмируя, отметим, что вся дизайн-концепция журналов строится на минимализме. Идея естественности, невычурности читается всюду. От композиции кадра до манеры ретуширования, обработки и размещения на странице, от свободной воздушной композиции до разреженного текста.

Различия наблюдаются при анализе содержательной стратегии журналов. Наполнение Kinfolk — переводческие проекты. Однако, напомним, что в Kinfolk пишут авторы со всего мира, и в некоторых номерах американского журнала задействованы наши отечественные авторы. Kinfolk имеет строгую систему рубрик, повторяющуюся из номера в номер. Напомним, что журнал — альманах историй о людях, поэтому здесь очень много интервью, в том числе аналитических, интервью-монологов, портретных очерков, фотоочерков, историй от первого лица, зарисовок и других жанров, для которых важна личность художественного героя и его внутренний мир. Журнал посвящает исследованию творческой человеческой природы следующие рубрики: «Портрет», «Один день из жизни», «Эссе», «Фотоэссе», «История», «Круглый стол». Варианты проведения досуга представлены рубриками «Событие», «По мотивам», «Анонс».

Рубрикатор Heim — это отсылка к драматургическому искусству. Первый номер журнала поделен на первый, второй и третий акты. С каждым действием мы все глубже погружаемся в тему. Второй и третий номера поделены на главы. Рубрик в их привычном виде в журнале не существует. Среди жанров много эссе, фотоэссе, зарисовок, путевых заметок и очерков.

Таким образом, американский журнал Kinfolk стал образцом и классикой на рынке lifestyle-периодики. Отечественное издание Heim во многом повторяет концептуальную модель американского аналога, но все же находит собственные творческие пути реализации, превращая журнал не в просто качественный продукт печатной периодики, а настоящее произведение искусства.

Список литературы

1. Боннер-Смеюха, В. В. Типологическая характеристика современных российских журналов для женщин [Текст] / В. В. Боннер-Смеюха // Филологический вестник Ростовского университета. — 2000. — № 2. — С. 50-56.

2. Викинг, Майк. Hygge. Секрет датского счастья [Текст] / Майк Викинг. — М. : Колибри, 2018. — 288 с.

3. Ильин, В. И. Общество потребления: теоретическая модель и российская реальность [Текст] / В. И. Ильин // Мир России. — 2005. — № 2. — С. 3-40.

4. Литвинов, Н. Н. Бренд-культура: завоевание расположения клиента [Текст] / Н. Н. Литвинов // Бренд-менеджмент. — 2007. — № 5 (36). — С. 338-343.

5. Лотман, Ю. М. Структура художественного текста [Текст] / Ю. М. Лотман. — СПб.: Искусство — СПБ, 1998. — 285 с.

6. Маркелов, К. В. Мода и журналистика [Текст] : учеб. пособие / К. В. Маркелов. -М. : ИМПЭ им. А. С. Грибоедова, 2002. — 38 с.

7. Надыршина, А. А. Элитарный глянцевый журнал о моде и стиле жизни как инструмент конструирования социально-статусной идентичности человека [Текст] / А. А. Надыршина // Знак: проблемное поле медиаобразования. — 2017. — № 4 (26). -С.176-179.

8. Прасковьина, М. В. Жанровая модель глянцевого журнала «СМР.Собака.ги» [Текст] / М. В. Прасковьина // Жанровая стратегия современных российских массмедиа: тезисы III Всероссийской науч.-практич. конф. СамГУ. — Самара : Универс групп, 2009. -С. 109.

9. Heim studio [Электронный ресурс]. — URL: https://www.heimstudio.ru/ (дата обращения: 14.03.2019).

10. Kinfolk — журнал о размеренном образе жизни [Электронный ресурс]. — URL: http://heimstudio.ru (дата обращения: 14.03.2019).

Тихонова Анастасия Александровна — студент магистратуры факультета журналистики Челябинского государственного университета.

Электронная почта: [email protected]

Морозова Анна Анатольевна — кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики и массовых коммуникаций, директор Учебно-научного центра медиаобразования факультета журналистики Челябинского государственного университета.

Электронная почта: [email protected]

DOI 10.24411/2070-0717-2019-10117

Е. А. Третьякова, В. В. Антропова

Челябинский государственный университет

Челябинск (Россия)

ФЕНОМЕН НОВОСТНЫХ ТЕКСТОВ В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ПАРАДИГМЕ: ДОМИНАНТА «СМЕХОВОЙ» СЕМАНТИКИ

Сегодня в «универсальной» журналистике преобладают новости. Чтобы конкурировать с другими источниками в интернете, новостные СМИ находят в социальных сетях креативные способы подачи информации, в том числе с помощью смехового кода. Это выражается в активном обращении к формам смеховой культуры

Ольга Журавлева из Владимира коллекционирует журналы Kinfolk и Heim

Зачастую, чтобы понять человека, достаточно узнать о его литературных предпочтениях, ведь ни для кого не секрет: мы — это то, что мы читаем. Причем помимо потертого томика Шекспира или, к примеру, Бродского на прикроватном столике и других книг, прячущихся на полке в шкафу и манящих своими разноцветными переплетами, наши вкусы также выдают и выбранные периодические издания: газеты, журналы.

Жительница Владимира Ольга Журавлева среди гор глянцевых копий определила для себя два особенно близких по духу фаворита — Kinfolk и Heim. Чем они ей так запали в душу и что такого печатают на их страницах, об этом вы узнаете в нашем с ней интервью.

Но для начала небольшая предыстория. Kinfolk — это американский журнал о размеренном образе жизни, осознанности и внимании к деталям. Статьи для него пишут люди из разных концов мира. Переводят на русский издание энтузиасты из Ростова-на-Дону, которые и выпускают точный аналог зарубежной версии. Причем начали это делать ребята лишь с 8-го номера. До этого они просто покупали иностранные оригиналы и устраивали некие переводные чтения и мероприятия в стиле Kinfolk.

“Первый раз я узнала об этом проекте от знакомого блогера-ремесленника, после чего решила представлять русскоязычный журнал во Владимире, но эта ниша уже была занята Натальей Кузьминой. Помню, она рассказывала, что как только увидела это издание, тут же поняла, что это ее. Буквально через два года в связи с занятостью Натальи “эстафета” перешла в наши руки. Kinfolk стал родным и для меня.

Что в нем такого? Да все… Во-первых, он не гламурный и не глянцевый. Бумага у него очень плотная и тактильная, а печать — качественная. Во-вторых, в нем нет надоедливой рекламы. В-третьих, он модный, но не такой, как все. Kinfolk прежде всего индивидуальный и самобытный. Статьи в нем о таких ценностях, которые всегда и везде будут актуальными. Одним словом, они о вечном. А фотографии не просто хорошие, они шикарные и продуманы до мелочей.

Каждый номер этого журнала выдержан в рамках определенной темы. К примеру, море, дизайн, Япония и даже старость. Некоторые моменты нашему менталитету могут показаться немного чудаковатыми и наивными, но лично для меня в этом и заключается главное очарование данного издания”.

— Есть расхожее мнение, что такие журналы читают в основном хипстеры. Почему? Кстати, ответ на этот вопрос с юмором поясняет цитата из глубин Интернета: “Потому что фотографии в Kinfolk обработаны в VSCO, а статьи о свитшотах, лонгсливах, капкейках, крафтовом и барбершопах написаны блогерами в коворкинге”.

“И правда, этот журнал нередко покупают хипстеры. Однако, не только они, да и молодежь в целом, но и серьезные деловые люди с богатым внутренним миром и широким кругозором, которым далеко за 30. Среди них много бизнесменов и офисных работников. Так что все это просто стереотипы. Да и взять, например, меня, какой я хипстер? Kinfolk — не фон для новенького маникюра или чашечки капучино, он гораздо глубже всего этого попсового восприятия”.

— Встречи в стиле Kinfolk вы тоже проводили?

“Конечно, на разные темы. К примеру, “Душевная лаванда”. Был выбран формат чаепития с разговорами об искусстве, творчестве и всем том, что вдохновляет”.

— А чем ты занималась/занимаешься помимо коллекционирования и распространения Kinfolk?

“Музейными проектами: шила копии старинной одежды и изготавливала копии археологических предметов. Какие-то мои работы есть даже за рубежом. Потом мы с подругой начали варить мыло и открыли свой магазин с подобными ручными работами. Еще я коллекционирую антикварные вещи и подрабатываю англоговорящим водителем у французского орнитолога”.

— Ничего себе! То есть журнал все-таки — не основной твой заработок?

“Да я бы это и заработком, в сущности, не назвала. Все это больше для души, атмосферы и настроения всегда было. Я прекрасно понимала, что во Владимире приобрести такой журнал захотели бы далеко не все”.

— Почему ты говоришь в прошедшем времени?

“Когда доллар подпрыгнул и франшиза подорожала, те же ребята, что издавали русскую версию Kinfolk, временно от нее отказались из-за нерентабельности и запустили свой новый проект — журнал Heim. Концепция у него практически такая же, да и качество бумаги, печати, фото и статей не уступает. Ну, может, только совсем чуть-чуть. Но для начала планка взята очень высокая, поэтому можно поставить изданию твердую “5”.

Реклама в Heim есть, однако, очень ненавязчивая и стильная. На нее приятно смотреть. Никаких ярких и раздражающих акцентов, все максимально сдержанно и лаконично”.

Что ж, если вы уже прониклись философией такого рода изданий, советуем вам хоть раз в жизни подержать их в руках, а еще лучше — вдумчиво почитать. В подобных журналах вы никогда не найдете сплетен, мастхэвов, дорогих машин, силиконовых женщин и прочих икон бессмысленной и беспощадной шаблонной долины, что несказанно радует не привыкшего к такой роскоши читателя.

*Найти журнал Heim во Владимире можно в магазине “Северные травы” и кафе-пекарне “Куртош и кофе”.

ОБЗОР: KINFOLK, СЕМНАДЦАТЫЙ ВЫПУСК — Slow Life Blog — ЖЖ

     Журнал Kinfolk был основан в Портленде, штат Орегон, в 2011 году. Каждый выпуск Kinfolk посвящён определённой теме и состоит из эссе, рецептов, фотоисторий и интервью с различными людьми. Начиная с восьмого номера журнал стал переводиться и издаваться в России благодаря энтузиастам из Ростова-на-Дону. Именно с этого момента и началось моё знакомство с миром Kinfolk. Тогда же появилась мечта о поездке в Портленд, которую я надеюсь когда-нибудь осуществить.


     Да-да, Kinfolk для меня – не просто журнал. Это целая философия, которая мне очень близка. Отсутствие суеты, умение наслаждаться моментом, гармония с собой и окружающим миром, умение слушать тишину и замечать красоту простых вещей, важность семейных отношений и гастрономических традиций, ценность ручного труда – всё это органично переплетено под обложкой журнала. Герои номеров – не модели и не известные актёры. Это обычные люди. Парень из соседнего двора. Девушка, которую можно встретить в кофейне напротив. Ваш хороший друг.

     Я буду искренне рада, если вы, как и я несколько лет назад, откроете для себя это издание. Поэтому я решила написать обзор на последний на данный момент выпуск Kinfolk. Надеюсь, это станет доброй традицией, и обзоры будут появляться здесь четыре раза в год. Именно с такой частотой журнал выходит в свет.

     Семнадцатый выпуск Kinfolk посвящён семье. Для кого-то семья – это многочисленные родственники, встречи за большим праздничным столом, задушевные беседы и споры. Для другого семья – это только двое. Кот, подобранный на улице в дождливый день – это тоже семья. Или рецепт бабушкиного варенья, бережливо передаваемый из поколения в поколение.

     Трэвис Элборо в своём эссе пишет, что каждое поколение оставляет что-то в наследство своим потомкам. “Что бы ни досталось нам – бриллианты, никчемный хлам или семейные черты – оно сможет многое поведать о наших семейных истоках”. Самому Трэвису, например, достались почерневшие от времени ножи для рыбы, к которым он уже успел привязаться так же, как его бабушка и дедушка, когда-то владевшие рыбным рестораном. В моём же случае – это старенький неработающий дедушкин ФЭД, бабушкины часы и несколько потрепавшихся чёрно-белых фотографий.

     Тема фотографии также затронута в этом выпуске. Смогут ли снимки из инстаграма заменить семейный альбом? Профессор психологии Линда Хенкель считает, что фотография не станет зацепкой для памяти, если у вас нет времени на неё взглянуть. “Именно совместный подход к просмотру фотографий вызывает их к жизни и помогает сохранить воспоминания”. А вот японский фотограф Хидэки Хамада непрерывно публикует в инстаграме фотоотчёт о жизни своих маленьких сыновей и устраивает выставки с их фотографиями. “Когда я снимаю их, у меня возникает странное чувство, будто я наблюдаю за самим собой, заново проживающим жизнь”.

     Кроме этого, в семнадцатом выпуске Kinfolk нас ждут:

• рассказы о том, как сохранить семейные традиции, живя далеко от дома.

• большое интервью с авторами книги “Комменсализм: От повседневной еды до праздничного ужина”, где они рассуждают о современной трапезе и влиянии совместных приёмов пищи на семейные отношения.

• эссе о семейных путешествиях на машине, о близнецах Монет и Мадии из Парижа и, конечно же, множество красивых фотографий.

     Особое внимание в номере уделено тому, как семья и среда, в которой мы растём, влияют на наш творческий потенциал. В этом плане мне больше всего понравилось интервью семьи Лим из Сингапура, которая делает журнал Rubbish вместе со своими детьми, сыном Ренном (11 лет) и дочерью Айрой (9 лет):

Ренн: “Время, проведённое в семье, и связь друг с другом – вот ключ к счастью. Делая что-то вместе, мы становимся сильнее, потому что многому учимся друг у друга. Пока наши сердца объединены общим делом, всё здорово и весело”.

Айра: “За время нашей общей работы я больше узнала о своей семье. Нам приходится делиться чувствами и обмениваться идеями, а иногда даже спорить. Но мы всегда поддерживаем друг друга”.


журнал kinfolk на русском читать

Kinfolk — это тонкое сочетание главных человеческих ценностей и качественного дизайна. Это издание о семье и близких, о жизни в спокойном ритме, об искусстве, о том, как наслаждаться моментом, о способности воспринимать реальность здесь и сейчас. Возьмите журнал в руки, и вы заметите, как время замедлилось прямо у вас на глазах. nikky-nika.ru. МАГИЯ KINFOLK.

Kinfolk — это тонкое сочетание главных человеческих ценностей и качественного дизайна. Это издание о семье и близких, о жизни в спокойном ритме, об искусстве. наслаждаться моментом, о способности воспринимать реальность здесь и сейчас. Возьмите журнал в руки, и вы заметите, как время замедлилось прямо у вас на глазах. С большой долей вероятности наш журнал изменит ваше привычное понимание того, как может выглядеть периодическое издание. Но кроме этого, мы очень хотим, чтобы он изменил вашу жизнь. Приобрести журнал / buy.

Американский журнал Kinfolk Magazine, в котором фотографы, дизайнеры, художники и другие представители творческих профессий рассказывают о своей работе, теперь выходит и на русском языке. Ежеквартальное издание Kinfolk с красивыми иллюстрациями, посвященное ремеслу, перевели на русский язык. Теперь все номера журнала, в котором представители творческий профессий делятся секретами своей деятельность, можно будет приобрести в городах России, Белоруссии и Украины. Переводом занялась группа энтузиастов и поклонников журнала из Ростова-на-Дону. Пока Kinfolk представляет собой точный аналог американ.

Похожие Страницы. Cereal Magazine. Журналы. It’s Nice That. СМИ/информационное агенство. Журналы. SUITCASE Magazine. СМИ/информационное агенство. Места Копенгаген Искусство и развлечения Kinfolk. Русский · English (UK) · Українська · Suomi · Español. Конфиденциальность · Условия использования · Реклама · Выбор рекламы · Файлы cookie ·. Ещё. Facebook © 2020. Публикации. Kinfolk. 17 ч. ·

Kinfolk. Издание-легенда и любовь всего креативного класса. Настольный журнал всех неравнодушных к домашнему уюту и идее сбалансированной жизни. Невероятно эстетский журнал о slow life с интервью, рецептами, качественными фотографиями и статьями о путешествиях. В центре внимания семья, дом, уют, покой и вдохновение. Хорошая новость: студия Heim уже несколько лет переводит его на русский язык, а значит его можно купить в Москве, Санкт-Петербурге или заказать доставку на сайте. kinfolk.com. 2. Стоит читать ради обзора самых красивых отелей и креативных мест по всему миру, раздела «Книга месяца» и рецепта медовой маргариты. readlagom.com. 7.

Подписчиков: 2 тыс.О себе: Kinfolk — представляет собой идейное объединение творческих людей, чья деятельность заключается в создании и организации интересных встреч. Наша цель — развивать живое общение, путем объединения в одном месте, в одно время, одной темой интересных и интересующихся людей, которые бы делились друг с другом идеями, мыслями и просто общались в непринужденной обстановке. Мы создаем встречи, которые образно представляют собой пространство для отдыха и общения людей, которых объединяет любовь к творчеству, искусству, к красоте во всех ее проявлениях. Каждая такая встреча наделена традиционными деталями — это всегда вкусная еда, и в тоже время это всегда что-то новое — люди, место, меню, оформление, идея.

Переведённый на русский язык журнал Kinfolk на днях появится в московских магазинах Depst, «Товары» при «Циферблате» и «Циолковский». . Кроме перевода и распространения журнала, русская команда Kinfolk организует мероприятия в стилистике издания, которые планируют проводить раз в месяц. 20 июля пройдёт первое в Москве, в Измайловском парке. Организовать подобные встречи может кто угодно в любом городе, для этого нужно связаться с Татьяной и получить все инструкции. Журнал Kinfolk выходит в США ежеквартально с 2011 года.

Kinfolk — это американский журнал, который породил целую философию комфортной и интересной жизни. Фишка с хипстерством Портланда отлично описана в сериале Вот тут можно посмотреть нарезку лучших шуток из него. Этот журнал родился в Портланде, штат Орегон — этот город с недавних пор считается центром хипстерского движения и меккой для людей, которые хотят найти своё дело (или себя в нём). . Кинфолк — это журнал о стиле жизни, лишённом погони за дорогими машинами и сисястыми блондинками. Это журнал о семье и друзьях, о жизни в спокойном ритме, об искусстве наслаждаться моментом, способности воспринимать реальность здесь и сейчас.

Русская редакция журнала перевела Kinfolk, сохранив формат американской версии. Философия стиля оказалась близка людям творческих профессий и поклонникам минимализма. Русская редакция Kinfolk решила не останавливаться на адаптации американского издания и с недавних пор издает свой журнал Heim для полного раскрытия идеологии неспешного и осознанного стиля жизни с упором на русские ценности и менталитет. Впрочем, у Heim и Kinfolk аналогичные визуальные векторы, отчего у русскоязычной аудитории появилось больше возможностей постичь аспекты размеренного лайфстайла. Жизнь в стиле Kinfolk вдохновляет на воплощение мечты в реальность даже в русской глубинке.

Журнал «Kinfolk». Само слово «Кинфолк», которое можно перевести как «семья, родные» стало знаковым благодаря легендарному лайфстайл-журналу. Его основатель Натан Уильямс сумел донести до широкой аудитории ценности близких ему людей. Журнал Kinfolk размещает материалы о свободном времени, об отдыхе на свежем воздухе или дома, о неспешных прогулках по городу, о том, как принимать гостей. Об удивительном искусстве ничего не делать в честно заработанные выходные. А еще об идеальной зрелости и обо всем, что становится лучше со временем. О совершенствовании в любимом деле. О том, как жить просто, уд.

7 самых красивых журналов о еде От Kinfolk до Diner Journal. Этим летом компания энтузиастов из Ростова-на-Дону перевела на русский язык американский Kinfolk — экспериментальный журнал, породивший в мире целое движение эстетствующих гурманов. «Афиша» выбрала еще шесть не менее значимых изданий разных стран, посвященных еде. архив 16 июля 2013. Kinfolk. 1/7. 2/7.

Обзор на 18й дизайнерский выпуск журнала кинфолк и на книгу кинфолк-тейбл без фотографий и картинок. Еще я слышала, что периодически где-то проводятся встречи этого Кинфолка не для простых смертных. Однажды мне даже повезло попасть на ужин в стиле Кинфолка в Астрахани, и мне там понравилось. В общем, я решила рискнуть и написала Тане, что готова познакомиться с журналом, но ничего не обещаю, и если он мне не понравится или не вызовет особых эмоций, то писать о нем не буду. Таня оказалась барышней с юмором и предложила не расстраиваться и передарить его в таком случае моим друзьям-хипстерам.

Истоки стиля кинфолк Кто-то связывает его со скандинавским стилем, называя прародителем кинфолка именно его. Кто-то целиком и полностью отдает заслугу одноименному американскому журналу, благодаря которому и появилось это название. Кто-то списывает все на религию и призывы возврата к природе и простоте. Очевидно одно: новая эстетика становится все более близка современным жителям крупных городов. Уют — ваш главный критерий Кинфолк — одно из самых приятных стилевых направлений: никаких ограничений, кроме разве что культа «атмосферы» и «уюта». А уж какими конкретно средствами вы будете решать эт.

Но от других подобных историй журнал Kinfolk отличает одно существенное обстоятельство. Для жизни в стиле Kinfolk не нужно платиновой карточки, абонемента на все недели моды и вообще каких либо усилий. Kinfolk неспешно выпекают в США, в Портленде, штат Орегон. Реально неспешно, со скоростью 4 выпуска в год. Он переводится на русский отдельными энтузиастами – ну точь-в-точь как всякие музыкальные издания в эру самиздата, когда такие же энтузиасты со словарем на коленке переводили опусы о Deep Purple. Журнал красив, как сладкий сон дизайнера-минималиста, никакой рекламы, великолепная бумага, такой и на день рождения подарить не стыдно.

В новой книге The Kinfolk Table мы возвращаем отношениям между людьми и едой былую значимость. Пусть люди, сидящие за вашим столом, играют главную роль, а поверхностные детали, такие как изысканность блюд и украшение стола, отойдут на второй план. The Kinfolk Table – это на треть собрание рецептов, на треть – истории наших героев, и еще на одну треть – международное приключение. На 400 страницах мы собрали 85 замечательных рецептов, которыми с нами поделились творческие люди со всего света. Наполненная прекрасными фотографиями, книга сохранила эстетику, к которой вы привыкли в нашем журнале, и.

9 журналов, которые, по-нашему мнению, идеально подойдут для раскладок. Kinfolk — это американское печатное издание в жанре lifestyle, которое выходит ежеквартально. На сегодняшний день было создано 27 выпусков. В России стараниями команды Heim из Ростова-на-Дону 18 номеров Kinfolk было переведено на русский язык. Где приобрести: • заказать на американском сайте. • заказать на сайте Heim. • купить офлайн в Москве в Coordi, 365 detox, Республике, Monoroom, книжном магазине «Москва», центре фото им. братьев Люмьер и Gate 31. На фото: Kinfolk, № 27. Heim. Heim — журнал о стиле жизни. Это детище ребят, которые как раз таки перевели Kinfolk на русский.

Zooey Magazine — На русском

При использовании текста, пожалуйста, указывайте ссылку на эту страницу.

Zooey Magazine – это ежеквартальный бутик-журнал женской моды и стиля жизни в США с акцентом на простоту жизни. Журнал начал свое печатное издание в 2010 году, будучи создан в 2008 году тогдашней 14-летней Люсией Трэн, Daily Bruin. Медиа-бистро. Он был сложен в 2015 году.

История

Главный редактор и генеральный директор Zooey Magazine Lucia Tran основал онлайн-журнал в 2008 г., а затем преобразовал сайт в печатное издание в 2010 г., Folio Magazine. Люсия основала журнал на миссии расширения прав и возможностей женщин с помощью развлечений, поэтому она назвала издание Zooey в честь персонажа романа Д.Д. Сэлинжера “Фрэнни и Зои”, который является жизнерадостным, умным и очень способным…

Вдохновение

Журнал Zooey Magazine вдохновлен такими журналами, как Interview, Bust, W, Frankie, Kinfolk и Lula Magazine., LuciaTran.

Прошлые модели обложек

Выпуск 21 – Добрая кампания
Выпуск 20 Кристен Риттер
Зима 2013 – Кэт Деннингс
Осень 2013 – Сара Барель
Лето 2013 – Эмма Чепмен и Элси Ларсон из блога ABeautifulMess
Весна 2013 года – Мэри Элизабет Уинстед
Октябрь/ноябрь 2012 – Никки Рид
Август/сентябрь 2012 – Кристен Белл
Июнь/июль 2012 – Джулианна Хоф
Апрель/май 2012 – Анна Пакуин
Февраль/март 2012 – Кейли Куоко
Декабрь/январь 2011 – Эмми Россам
Октябрь/ноябрь 2011 – Анна Кендрик
Август/сентябрь 2011 – Дженнифер Лав Хьюитт
Июнь/июль 2011 – София Буш
Апрель/май 2011 – Эшли Тисдейл
Февраль/март 2011 – Али Михалка
Декабрь/январь 2011 г. – Джексон Рэтбоун и Виктория Джастис.
Октябрь 2010 года – Джессика Лаундс
Сентябрь 2010 года – Линдси Шоу

Главный редактор

Люсия Тран (родилась 12 мая 1993 года), специалист по английскому языку в Калифорнийском университете, который окончила в 2015 году, создала журнал, когда ей было 14 лет. Было отмечено, что Лючия получала удовольствие от чтения журналов в раннем возрасте, что вызвало у нее интерес к работе в журнальной индустрии в последующие годы – что привело ее к созданию онлайн-журнала в 2008 году, а позднее, в 2010 году, когда она была старшеклассницей, она начала выпускать печатные издания. Истории предпринимателей.

Содержание

В Zooey были представлены знаменитости, мода, искусство, человеческие истории и фотография с независимой (“инди”) перспективой, в то же время обслуживая аудиторию, преследующую простую жизнь.
(официальный сайт)

Текст этой страницы составлен на основе перевода страницы из Wikipedia Zooey Magazine

Материал использован на основании Creative Commons Attribution-Share-Alike License

мой личный KINFOLK — #львицалисица — LiveJournal

Можно сказать, что сбылась моя мечта. Как только я увидела  этот журнал ( у кого-то в контакте в новостях ), то поняла что мне непременно он нужен. Сказалась и моя страстная любовь к журналам ( и книгам, с самого раннего детства), и любовь к прекрасному и к хорошим текстам.

И вот я стала ждать, когда появится номер на русском языке, когда его напечатают, когда транспортная компания доставит его к нам в город,.Ждала не просто так. Связалась  с ребятами, которые организовали его перевод и печать на русском, узнала, как стать представителем журнала в моем городе и многие другие интересные вещи.И вот он у меня. Долгожданный, пахнущий свежей типографской краской, с волшебной бумагой и каким-то невероятным очарованием…

Почему-то этот журнал хочется снимать исключительно на пленку, может быть от того, что он кажется нереальным? Что таких изданий давно не издают? Или из-за его теплых фотографий  с ретушью..

Я долго не решалась его открыть. Все казалось не подходящее время или место. Просто держала в руках, перебирала приятную на ощупь матовую бумагу, вздыхала над ним и не верила своему счастью. Можно ли так сходить с ума от простого журнала? — спросите Вы. А я отвечу фотографиями:

Недавно у меня в ленте спросили — а стоит ли он того? стоит ли он тех денег ,что он стоит ,и того ажиотажа ,который возник вместе с его появлением в России?
Каждый сам ответит на этот вопрос — если ему выпадет честь взять в руки этот альбом. А я скажу вот что:
«Я понимаю, почему он так называется, потому что рядом с ним ты чувствуешь себя словно в кругу близких друзей, с которыми давно не виделся и не разговаривал по душам… И когда я читаю какой-нибудь текст ,мне кажется — это просто беседую в теплой и душевной компании, слушаю чужие и такие завораживающие истории, после которых хочется встать и скорее покорить мир, и начать ЖИТЬ, интересно, с душой, и с любовью к тому, чем занимаешься..»

Этот первый русскоязычный номер про Японию. Я ничего не знала об этой стране и она мне не была интересна никогда, ну есть Япония, да., есть гейши, самураи и что-то там еще. Не вдаваясь в подробности. Но оказывается есть культура со своими традициями — где уважают и чтят семью, где прививают с детства любовь к своему делу, где есть свое мировоззрение со спокойствием,умиротворенностью и неспешностью. Удивительная страна и такие разные люди. Далекие и близкие..

А еще его не хочется отпускать из рук, не хочется даже давать кому-то на минутку, словно отдав ты потеряешь или упустишь что-то важное…

Если У вас появилось желание приобрести его, то у меня есть несколько свободных номеров. Высылаю почтой. А еще завтра еду в Новосибирск — могу для  вас прихватить парочку:)
Пишите.
и да, ищите вдохновение в эти текучие августовские дни.

Как журнал Kinfolk определил эстетику тысячелетия… и раскрыл за кулисами

B Прежде чем ответить на вопрос, Натан Уильямс делает паузу дольше, чем это строго удобно. Он не проводит рукой по своим клубнично-светлым волосам и не крутит искусно деревенскую бронзовую манжету на запястье. Он не возится с шелковым треугольником, небрежно завязанным на его шее и окрашенным в точный оттенок темно-синего, как и все остальные элементы его хорошо сшитого ансамбля. Однако он медленно моргает.Если вопрос носит личный характер, он может сделать это несколько раз, так что поначалу вы расцените этот ответ как панику — классический образ оленя в свете фар. Но между морганиями он будет задерживать ваш взгляд, пока, наконец, моргание не перестанет казаться не столько защитой, сколько вниманием, взвешиванием чего-то — возможно, вашей надежности, возможно, его собственной. В этом, как и во всем остальном, соучредитель Kinfolk — журнала, который помог кодифицировать и в процессе стал сокращением для определенного вида эстетики миллениалов, готовой к Instagram для впечатляющего промежутка времени за последнее десятилетие, — действует с намерение.

«Я не привык говорить об этих вещах», — говорит он, несколько беременных пауз в нашем разговоре о сложной истории журнала. «Я хочу убедиться, что я все правильно понял».

Kinfolk известен своей интенциональностью, своего рода здоровой медленной жизнью, которая радуется намеренно подобранным моментам, тщательно отобранным объектам и, как некогда гласил его слоган, «маленьким сборищам». Как и все журналы о стиле жизни, он движется к цели, и если за последние восемь лет или около того вы захотели точно нарезанный кусок тоста с авокадо или веревку для стирки, с которой можно ловко повесить льняные простыни на солнце … пятнистый полдень, у вас, вероятно, есть Kinfolk , чтобы поблагодарить за это.Но соблазны, представленные на его страницах, всегда были направлены не столько на душу, сколько на тело. Благодаря намерению, сурово красивые страницы Kinfolk шепчутся, это не просто красивая комната или прекрасный наряд, но более истинное выражение себя, нечто более значимое, более, как теперь говорят маркетологи, подлинное.

То, что аутентичности может быть внутреннее напряжение, зависящее от покупки подходящего кожаного фартука или расположения букетика полевых цветов, — это идея, которая, похоже, не беспокоит Уильямса.Но, возможно, это из-за других напряжений, которые разорвали небольшую группу близких людей, которые помогли ему основать журнал; те, которые прорвутся в его собственной размеренной душе. Это, конечно, было ничто по сравнению с травмой, которая ожидала впереди, и она снимет хорошо продуманный фасад, чтобы, в конечном итоге, раскрыть, кто он на самом деле. Потому что, хотя было бы неверно сказать, что Натан Уильямс, который основал Kinfolk , жил во лжи, он не жил правдой.

A подлинность, производительность; марка, товара; миф, реальность: когда дело доходит до 33-летнего Уильямса, разделить нити необычайно сложно. Он неизменно вежлив и внимателен, обладает смирением и недостатком лукавства, которые кажутся почти шокирующими в наш век брендов и фальшивых новостей. И все же он сам настолько тщательно курируется — от его страстей до его точно сшитой одежды — что может быть трудно увидеть его полностью реальным.

«Мы одного роста и одинаковой осанки», — говорит его друг Фредерик Ленц Андерсен, модный директор датского журнала Euroman. «Мы оба очень худые. Но каждый раз, когда я его вижу, я думаю: как этот костюм может так идеально тебе сидеть? В том, что он делает, никогда не бывает недостатков. Как будто он никогда не поскользнулся.

История происхождения Kinfolk кажется столь же прекрасной, очаровательный миф, созданный в духе одного из тех старых мюзиклов Руни-Гарленда «Эй, банда, давай устроим шоу». На рубеже последнего десятилетия, еще учась в колледже, у двух молодых супружеских пар возникла странная идея создать журнал. Несколько здоровых людей — они мормоны — веселые шутки и одна революция в социальных сетях позже, они оказываются у руля не только успешной публикации, но и в авангарде настоящего движения, определяющей дух времени и дружественной к социальным сетям приливной волны. который окутывает целое поколение приглушенным бельем, проливным кофе и благодарностью.#Kinfolklife #Flatlay #Blessed

«Что, если бы ваша жизнь оказалась такой, о которой мечтает ВЕСЬ ПОКОЛЕНИЕ

Многое из того, что появилось на ранних страницах, было точным отражением жизни его молодых основателей. Натан Уильямс и Кэти Сирл познакомились в 2008 году, когда оба были студентами гавайского кампуса Университета Бригама Янга — он влюбился в тихую светящуюся девушку, проходя мимо стола, за которым она работала каждый день. Как он вспоминает, ему потребуется некоторое время, чтобы набраться смелости и попросить ее бросить своего парня и вместо этого встречаться с ним.Сирл настаивает, что она уже порвала отношения с его предшественником. Но оба соглашаются, что она сказала «да», а затем снова «да», несколько месяцев спустя, когда он привел ее в лес и под беседкой из тщательно натянутых волшебных огней попросил ее выйти за него замуж.

В задании на курс предпринимательства они вдвоем придумали платформу электронной коммерции, которую они назвали Kinsfolk & Company, для продажи тарелок, стаканов и других вещей, которые могут понадобиться для небольшого сладкого званого ужина, и все вместе с участниками, которых Уильямс собрал через блог, который он вел, и с помощью своих близких друзей, Дуга и Пейдж Бишофф, постепенно трансформировавшийся в 2011 году в крошечный, очень самодельный журнал, посвященный еде и «маленьким собраниям», которые они все любили.В то время у них не было опыта публикации и определенных ролей; все просто все сделали. «Мы все жили в женском студенческом общежитии, поэтому, когда мы не были в классе, мы проводили много времени вместе», — говорит Дуг Бишофф. «Мы ходили в квартиру Нейта и Кэти, и они бывали у нас регулярно. Мы всегда собирались вместе, чтобы готовить, тусоваться и просто наслаждаться обществом друг друга. У нас была действительно очень хорошая дружба ». Уильямс и Дуг Бишофф даже были в чем-то похожи; Оба они высокие и худощавые, с короткими светлыми волосами, зачесанными в аккуратную боковую часть, и даже в этом случае склонность к более строгой одежде, чем могла бы быть совершенно нормальная для среднего студента колледжа.

Тема первого выпуска была навеяна строкой из книги Торо Walden: «В моем доме было три стула; один для уединения, два для дружбы, три для общества «. Уильямс настолько привязался к книге, что раздал копии друзьям на вечеринке по случаю своего дня рождения. Kinfolk , том 1 включал статью о фика, шведском перерыве на кофе, который сейчас в моде, и о чаепитии — ритуалах, которые будут включены в офисную жизнь Kinfolk . «Это было действительно просто, очень просто, но в то время я думал, что это мило», — говорит Уильямс.«И да, это было слишком китчем и миловидно. Но там была такая корреляция ».

С самого начала Kinfolk собрал миллионы просмотров страниц, и этот ответ был достаточно сильным, чтобы убедить Уильямсов и Бишоффов подписать контракт с издателем из Сан-Франциско, чтобы помочь с печатью и распространением. К сентябрю 2012 года Kinfolk продавались десятками тысяч копий за выпуск по цене покрытия 18 долларов.

10 фактов о журнале Kinfolk, которых вы не знали

Всем нужен образ Kinfolk : изысканность в стиле рустик-шик, которая может превратить любую банку Мейсона в центральный элемент.Но как крошечный журнал, расположенный за винным погребом на северо-востоке Портленда, MLK, завоевал мир? Узнайте в подробном материале Бена Теплера о Portland Monthly , в котором вы узнаете:

1. Натан Уильямс начал Kinfolk , когда он был практически ребенком. Уильямс, которому сейчас 27 лет, создал журнал в 2011 году, на последнем курсе колледжа, вместе со своей женой Кэти и двумя друзьями. Команда разработала журнал, который сломал бы стереотипы «миллениалов», которые они связывали с посещением баров и клубов, в пользу того, что Уильямс с тех пор называл «непринужденным развлечением».«Меня не интересуют визитки или украшения, — говорит Уильямс. — Меня больше интересуют социальные элементы развлечения: люди, разговоры».

2. Первой штаб-квартирой журнала была потрепанная крошечная квартирка в студенческом общежитии в Университете Бригама Янга на Гавайях.

3. Kinfolk вдохновил Уильямса выйти на Goldman Sachs. Вскоре после выпуска, когда первый выпуск Kinfolk был готов к выпуску, финансовый титан из Нью-Йорка нанял Натана.Он сидел в манхэттенском стиле, приклеенный к своему iPad, увлеченный потоком электронной почты и веб-статистики, иллюстрирующей онлайн-дебют нового издания. Затем он обнаружил, что политика Goldman запрещает участие во внешних издательских проектах. Прощай, Голдман (и, вероятно, шестизначный или семизначный доход).

4. Журнал — это бархатное подполье издательского дела, влиятельное за пределами своего размера. Kinfolk пользуется огромной популярностью, продав 55 000 копий одного недавнего выпуска (не меньше 18 долларов за экземпляр).Но помимо газетного киоска его фирменная эстетика меняет мир дизайна. «Всякий раз, когда мы проводим фотосессию, я получаю много мягкого фокуса и снимков столов сверху», — говорит Кейт Бингаман-Берт, доцент кафедры графического дизайна Портлендского штата. « Kinfolk полностью владеет этой эстетикой».

5. Японцы любят Родственников . Журнал вызвал энтузиазм в Японии, продав по 14 000 экземпляров каждого выпуска журнала, не содержащего ни слова на японском.Williams и компания запустили полномасштабное японское издание в июне 2013 года.

6. Журнал также публикует издания для России, Кореи и Китая, полностью переведенные с местными вставками.

7. «Реклама разрушит сообщение Kinfolk , », — говорит Уильямс. Журнал с высокой ценой на обложке и полным отсутствием рекламы полностью меняет традиционную бизнес-модель своей отрасли.

8. Живые события, часто синхронизированные, являются ключевой частью стратегии Kinfolk . Журнал организует семейные ужины, сбор меда, цеха по разделке свиней и тому подобное по всему миру. Он проверяет «Посла Kinfolk », чтобы направлять каждого.

9. Учитывая это международное прозелитизм, трудно не вспомнить о происхождении Kinfolk из университета, которым управляет мормонская церковь. Тем не менее, Kinfolk определенно не является религиозным: журнал освещает кофе и алкоголь, которые традиционно запрещены для мормонов.«Может быть, это влияет на нас подсознательно», — говорит Уильямс. «Но мы совсем не навязываем такую ​​информацию нашим читателям».

10. Журнал и его торговая марка имеют светлое будущее. Веб-сайт Kinfolk привлекает около 175 000 уникальных посетителей в месяц, а фирменная кулинарная книга, опубликованная прошлой осенью, уже разошлась тиражом более 70 000 экземпляров. Журнал, определяющий образ жизни поколения, может быть спрятан за магазином на углу Портленда.

Хотите больше? Прочтите всю историю!

Kinfolk Magazine покоряет мир

Офисы Kinfolk — журнала, веб-сайта, быстрорастущего глобального бренда — скрываются за угловым винным погребом и офисным зданием длиной в полквартала на NE MLK Jr.Бульвар. Небольшой белый фасад обрамляет витой плющ. Вывеска «KINFOLK» с таким же тонким текстом, что и на обложке каждого номера журнала, делает это место похожим на самый эксклюзивный клуб во вселенной.

Внутри темные деревянные планки рассекают лучи естественного света. Сотрудники набивают подарочные пакеты меню с трафаретной печатью и цветной бумагой, в то время как другие деловито печатают в сиянии гладких мониторов Apple. Неофициальный дресс-код: постельное белье нейтральных тонов и блестящие волосы до плеч напоминают American Gothic в стиле модницы 21-го века.

Журнал, который тихий 27-летний парень по имени Натан Уильямс начал три года назад со своей женой и двумя друзьями, издает только четыре номера в год, но, как следует из аккуратных раскопок, это не какой-то малоизвестный подпольный журнал. За свою короткую историю Kinfolk сумел вызвать заметную рябь в издательском мире — у него есть растущая группа подражателей и стабильно прибыльный, быстро расширяющийся тираж — и сама эстетика.

Девиз журнала — «Открытие новых вещей, которые нужно готовить, делать и делать» (изначально это был «Путеводитель для небольших встреч»), а его статьи и фотографии вызывают в воображении сказочный мир великолепных органических блюд, серьезных, но веселых разговоров среди красивых люди и уютные, хорошо сидящие свитера.Царящая атмосфера вдохновляющая, но серьезная. Как сформулировал Уильямс в примечании редактора своего первого выпуска: «В основном этот журнал вдохновляет друг друга чаще делить наши столики, открывать наши двери и сердца для семьи и друзей — наших родственников». Журнал «Естественный свет» и регенерированная древесина обращают внимание на молодое поколение, выросшее на авторских коктейлях и блюдах из фермерского дома на стол. Письмо часто абстрактно и на грани дидактики, но все равно никто не поднимает Kinfolk за его литературную ловкость.Примечательно, что там нет рекламы.

Сейчас пары по всей стране устраивают свадьбы « родственников — », и Уильямс оказался в центре движения за образ жизни, созданного им самим. Kinfolk стал бархатным подпольем современной издательской индустрии, обладающим влиянием далеко за пределы своего размера.

Натан Уильямс родом из Маграта, городка с населением 3 000 человек в южной части Альберты, Канада. В сплоченном фермерском сообществе старшеклассники выпускают не более 70 учеников, а природа — речные трубы летом и снежные форты зимой — обеспечивает лучшее отвлечение от скотоводства и добычи нефти.Другими словами, серьезная трудовая этика важнее, чем проницательный взгляд на интерьер или освещение.

В 2008 году Уильямс поступил в Университет Бригама Янга на Гавайях, небольшой филиал школы в Юте. Следуя по стопам своего отца, профессора экономики (карьера, которую он считал «зрелой»), Уильямс завел личный блог, который в конечном итоге привлек около 60 000 постоянных читателей. Он продолжал это с 2008 по 2011 год, документируя званые обеды, летние плейлисты и свое предложение подруге Кэти Сирл под деревом, натянутым на чай.Его посты постепенно включали более искусные портреты интригующе привлекательных людей и непреднамеренно кажущиеся натюрморты — визуальные признаки, которые теперь характеризуют родственников.

В 2011 году, в последний год обучения в BYU, Натан, Кэти и их ближайшие друзья, Дуг и Пейдж Бишофф, начали придумывать решение того, что они считали серьезным пробелом в издательской индустрии. В скромной студенческой квартире четверо составили журнал, который сломал бы «тысячелетний» стереотип, который они ассоциировали с посещением бара и клубов, в пользу того, что Уильямс с тех пор называл «непринужденным развлечением».”

«Я бы купил Martha Stewart Living в магазине в поисках вдохновения», — говорит Уильямс. «Но меня не интересуют визитки или украшения. Меня больше интересуют социальные элементы развлечения: люди, разговоры ». Название начиналось как Kinsfolk & Company . «Родственники — это семья», — объясняет Уильямс. «Компания — это друзья, которых вы приглашаете в свой дом. Это прекрасно отражало мотивацию журнала, но мы подумали, что он слишком длинный, и нам не понравился амперсанд.”

В том же году Goldman Sachs, титаническая международная инвестиционная компания, предложила работу только что окончившему обучение Уильямсу. К тому времени, как его самолет приземлился в Нью-Йорке на недельную ознакомительную сессию, первое издание Kinfolk приближалось к завершению. В колоссальной башне Goldman Sachs Tower на Манхэттене, в то время как его коллеги из будущего трейдеры и аналитики сидели в пристальном внимании, Уильямс уставился в свой iPad, увлеченный потоком электронной почты и веб-статистики, иллюстрирующей онлайн-дебют нового издания.

Уильямс вскоре обнаружил, что корпоративная политика Goldman запрещает участие в публичных издательских проектах. Он стоял перед выбором: прекратить работать над Kinfolk, или уйти от шестизначного дохода, который он мог рассчитывать получить в больших финансах. Он ушел из Goldman. «Я действительно чувствовал себя немного напуганным», — говорит он. «Это казалось безответственным, но правильным. Я не мог представить себе еще одну неделю вдали от Kinfolk ».

Интернет подтвердил его решение: за три недели количество просмотров страниц нового журнала увеличилось до 6 миллионов.«Это было очень удивительно, — вспоминает Уильямс. «Я не мог поверить, как быстро люди нашли нас». Маленькая команда вскоре планировала расширить небольшой тираж первого номера для печати.

В начале 2012 года Натан, Кэти и Бишоффы воссоединились в Линкольн-Сити, штат Орегон; Уильямсы переехали из Солт-Лейк-Сити, куда они переехали после отъезда Голдмана. (Кэти выросла в Макминнвилле.) Из подвального офиса Уильямс тащил стопки второго номера журнала на почту, упаковывая 4000 экземпляров в мясную бумагу и шпагат.Но к третьему тому — с быстрым ростом продаж и расширением штата сотрудников за пределы основателей — командный центр на берегу океана стал логистическим бременем. В сентябре 2012 года клан Kinfolk переехал в небольшой желтый дом на северо-востоке Бродвея. К моменту открытия штаб-квартиры MLK следующей весной в ней было 12 штатных сотрудников, многие из которых были жителями Портленда.

Сегодня Kinfolk безмятежно стоит в стороне от шумных печатных СМИ. В то время как бывшие гиганты, такие как Newsweek и Spin , исчезают, Марта Стюарт увольняет сотрудников по количеству очков, а Oprah страдает 22-процентным падением продаж отдельных выпусков, Kinfolk процветает: по сообщениям, 55000 копий были проданы за Только лето 2013 года.Между тем цена обложки журнала в 18 долларов представляет собой полную противоположность бизнес-модели для большинства журналов (включая этот), которые продают рекламные площади для получения большей части дохода и, по сути, субсидируют цены для читателей.

Ник Фаухалд, писатель, редактор и издатель из Нью-Йорка, поддерживает тесные контакты с Уильямсом с первых дней существования Kinfolk . « Kinfolk — это канарейка в угольной шахте для независимых изданий», — говорит Фаухалд.«Это важный шаг в направлении, где мы будем платить больше за этот тип продукции, поскольку меньшее количество популярных журналов, движимых рекламой, сдерживают низкие цены».

«Реклама разрушила бы сообщение Kinfolk », — говорит Уильямс. «Мы стараемся обдумывать полученный опыт от корки до корки, всегда спрашивая себя, хорошо ли сочетаются истории и ощущаются ли цвета и изображения преднамеренным опытом».

И Kinfolk — красивый журнал.Возьмите одну, и вы почувствуете гладкую поверхность 80-фунтовой матовой бумаги и вес 144 страницы, плотно привязанные к корешку. Его содержание разделено на разделы, обозначенные как «Один», «Два» или «Несколько», и наполнено рассказами, лирическими эссе, рецептами, интервью и личными историями.

Но именно образ Kinfolk вдохновляет неистовых последователей журнала: что-то среднее между ретро-фантазиями кинорежиссера Уэса Андерсона и тщательно отобранной доской на Pinterest. В любом номере читатель может найти чугунные сковороды, заполненные вареньем каменные кувшины и сложенные дрова, или потрясающие георгины, распускающиеся из рожка мороженого, напечатанные фонтанирующими яркими чернилами на текстурированных страницах.

Эта комбинация хорошо продается в специализированных магазинах, не известных своей подборкой журналов. Высококлассные модные ритейлеры, такие как Steven Alan и Anthropologie, используют Kinfolk в качестве дополнения к своим товарам; магазины деликатесов поддерживают распространение журнала в деревенском стиле; Высококлассные домашние магазины искусно разместили копии на кофейных столиках за 10 000 долларов.

Между тем, «образ Kinfolk » стал широко распространенным в мире дизайна. «Вскоре после их запуска вы начали видеть очень похожие журналы с очень похожей эстетикой и чувствительностью, ориентированные на очень похожую аудиторию», — объясняет Фаухалд.«Родственники» — это прилагательное, описывающее их тип фотографии сейчас ».

Кейт Бингаман-Берт — доцент кафедры графического дизайна в Портлендском государственном университете и иллюстратор, чьи свободные игривые рисунки украшают страницы национальных публикаций и корпоративных рекламных кампаний. Она наблюдала, как атмосфера Kinfolk стала повсеместной в ее классах. «Всякий раз, когда мы проводим фотосессию, я получаю много мягкого фокуса и снимков столов сверху», — говорит она. « Kinfolk полностью владеет этой эстетикой.”

Веб-сайт журнала ежемесячно привлекает около 175 000 уникальных посетителей благодаря потоку мультимедийных материалов: путеводителей по городам, потрясающих фотогалерей и фантастических видеороликов в стиле Instagram. В одном типичном клипе, входящем в серию «Субботы», изображена симпатичная молодая пара в стильных купальных костюмах, ныряющая в серо-зеленые воды возле водопада Дуган в Вашингтоне. Они кувыркаются в залитой солнцем воде и, задумавшись, без слов отдыхают на валунах под высокими елями Дугласа. Да, вы хотите им быть.

Kinfolk успешно работает в ожидаемых американских городах: Бруклин, Остин, Сан-Франциско. Но в Японии Kinfolk развалились. Неизменное увлечение культуры фотографией при естественном освещении и дружескими встречами способствовало продажам настолько обнадеживающим — 14 000 экземпляров для девятого выпуска — что Kinfolk выпустил издание на японском языке в июне прошлого года. «Первые два года мы продавали как сумасшедшие, — отмечает Бишофф, — и никто даже не мог прочитать текст.Последовали еще три иностранных издания для России, Кореи и Китая, все полностью переведены с местными вставками. Журнал также достигает значительных читателей в Великобритании, Скандинавии и Австралии.

В 2011 году команда Kinfolk наняла Джули Пойнтер, тихую 28-летнюю девушку со стальными глазами и квадратной челюстью, которая защитила дипломную работу на степень в области прикладного ремесла и дизайна на званых обедах в смешанной технике. Теперь Pointer руководит ключевым аспектом глобальной кампании зарождающегося бренда: организацией семейных обедов, сбором меда, цехами по разделке свиней и т. Д. По всему миру.Она проверяет « Kinfolk Ambassador», чтобы направлять каждого, затем отправляет им посылки, заполненные фирменными предметами первой необходимости: карточки с рецептами высокой печати, меню с ручным штампом и плакаты с трафаретной печатью.

«Вместо того, чтобы сообщить , как именно мы хотим провести мероприятие, мы показываем им», — объясняет Пойнтер. «Одно дело — сказать им, чтобы они не использовали пластиковые контейнеры. Другое — отправить красиво упакованную коробку со стеклянной тарой для варенья или натуральными губками и самодельным чистящим спреем.Он становится своего рода набором для моделирования вашей мастерской ». За сумму от 50 до 80 долларов фанатов Kinfolk обедают вместе под каменными кувшинами и изучают простые методы, такие как консервирование овощей или бросание еды для сбора цветов.

События синхронизированы: когда Пойнтер устроил обучающий ужин по приготовлению пищи в лагере и приготовлению на гриле, Kinfolk помощников в 20 городах от Словении до Новой Зеландии также экспериментировали с закусками из гикори и высокими сморами. «События — основная цель для нас», — говорит Уильямс.«Если мы собираемся писать об этом в журнале, мы не можем просто говорить об этом, мы должны фактически сделать ».

Принимая во внимание такое международное прозелитизм, трудно не вспомнить о происхождении Kinfolk из университета, которым управляет мормонская церковь. Само понятие «родственники» — община, приводящая друзей для преломления хлеба, медитация на старые способы — перекликается с мормонскими традициями, а также с более широкой модой на все ремесленное производство. (Возможно, это не совпадение, что члены церкви стали на удивление заметными в средствах массовой информации, посвященных дизайну в целом: Google «Блоги мормонских мам», чтобы встретиться с кадрами 20- и 30-летних матерей-мормонов, которые ведут хронику своего лукавого дня. сегодня.)

Kinfolk определенно не является религиозным изданием: журнал освещает кофе и алкоголь, которые традиционно запрещены для мормонов. Но даже после того, как религия была отброшена, остается определенное миссионерское рвение. Возьмем, к примеру, статью о дарении подарков: «Научиться быть щедрым соседом — это практика осязаемости, и просто изменить свою физическую позу — хорошее место для начала». Kinfolk проповедует своей аудитории так, как не делают другие инди-издания.

«Может быть, это влияет на нас подсознательно», — говорит Уильямс. «Но мы совсем не навязываем такую ​​информацию нашим читателям».

Куда дальше денется такое маленькое, красивое издание, как Kinfolk ? Как он может расти, не прибегая к рекламе, будь то в традиционной печати или в онлайн-рекламе, которая теперь вплетена в сайты Vice Magazine ( Kinfolk , злой близнец тысячелетия), New Yorker или Forbes ?

Потребительский спрос не кажется проблемой.Прошлой осенью издательство Kinfolk выпустило поваренную книгу The Kinfolk Table, , которая уже вышла в четвертый тираж и продано более 70 000 копий. Этим летом бренд Kinfolk расширится до розничного онлайн-магазина, в котором будут продаваться тщательно отобранные товары для дома и даже линия одежды Kinfolk , произведенная в Японии, которая обещает «повседневное, комфортное, слегка модное белье». Компания планирует открыть физический флагманский магазин в Японии этой весной, а затем и в США.

С другой стороны, Kinfolk , кажется, наиболее ярко живет в нематериальных активах: обедах, мероприятиях и лояльности читателей к образу жизни, определенному журналом.

Однажды вечером прошлым летом: Kinfolk устраивает ужин в ADX, мастерской на юго-востоке Портленда, где ремесленники и художники могут арендовать помещения и брать инструменты.

За длинными столами, покрытыми мясной бумагой и уставленными букетами, каждое заведение имеет свое собственное угощение: льняной узелок ароматных зажигателей огня, закрепленных одной длинной спичкой, с логотипом Kinfolk .Шеф-повар Джейсон Френч готовит тематическое меню у костра в ресторане Ned Ludd на северо-востоке Портленда, а местная компания по приготовлению коктейлей Merit Badge смешивает закуски с такими названиями, как «Pine Bramble» и «Smoke Fox».

Пара средних лет, приехавшая из Парижа, рассказала мне, что они ухватились за возможность присутствовать во время отпуска в Портленде. Через стол пара представителей технической индустрии, приехавшая из Сан-Хосе, вмешивается: «Мы просто любим такие званые обеды. Они такие … Портлендские. Вскоре в зале гудит, когда посетители копаются в французских шашлыках из баранины, приправленных хариссой, время от времени останавливаясь, чтобы похвалить магнетическую эстетику Kinfolk .

Но разве эти люди … родственники? Это не скандинавские красавицы, идущие на цыпочках по высокой траве на страницах журнала, или одетые в фартуки молодые люди, балующиеся закваской на его веб-сайте. У них может быть скучная работа на полную ставку и нормальные неблагополучные семьи. Они могут очень редко — если вообще когда-либо — собирать цветы. И все же они собрались вокруг этого небольшого журнала из Портленда, который позволяет им учиться, общаться и жить определенной осмысленной жизнью. Или, по крайней мере, представьте себе это.

Комплект журнала Kinfolk № 1 — выпуски 10, 12 и 19

The Kinfolk Magazine Bundle с номерами 10, 12 и 19 уже доступен на loremnotipsum.com. Kinfolk — это журнал о медленном образе жизни, издаваемый Ouur, который исследует способы для читателей упростить свою жизнь, развивать общность и проводить больше времени со своими друзьями и семьей. Основанный в 2011 году, Kinfolk в настоящее время является ведущим независимым журналом о стиле жизни для молодых творческих профессионалов, а также выпускает международные издания в Японии, Китае, Корее и России.Публикуемый ежеквартально, Kinfolk поддерживает активную базу участников от Копенгагена до Кейптауна. Каждый элемент Kinfolk — особенности, фотография и общая эстетика — согласуется с тем, каким, как мы считаем, должно быть развлечение: простым, несложным и менее надуманным. Kinfolk — это брак, в котором мы ценим искусство и дизайн и любим проводить время с семьей и друзьями.

Kinfolk Magazine — это издание о медленном образе жизни, публикуемое Ouur, которое исследует способы для читателей упростить свою жизнь, развивать общность и проводить больше времени со своими друзьями и семьей.Основанный в 2011 году журнал Kinfolk Magazine в настоящее время является ведущим независимым журналом о стиле жизни для молодых творческих профессионалов, а также выпускает международные издания в Японии, Китае, Корее и России. Публикуемый ежеквартально, Kinfolk поддерживает активную базу участников от Копенгагена до Кейптауна. Каждый элемент Kinfolk — особенности, фотография и общая эстетика — согласуется с тем, каким, как мы считаем, должно быть развлечение: простым, несложным и менее надуманным. Kinfolk — это брак, в котором мы ценим искусство и дизайн и любим проводить время с семьей и друзьями.

Подробности: Комплект журнала Kinfolk № 1 — выпуски 10, 12 и 19

Благодаря динамичному сочетанию журналистских материалов, интервью и коротких эссе, а также концептуальных визуальных историй и авторов со всего мира, предстоящий выпуск журнала Kinfolk Magazine продолжает посвящать свою редакционную статью исследованию личных ценностей и качества жизни. 192 страницы, офсетная печать и безупречный переплет, полноцветная немелованная бумага. Отпечатано в Канаде.

Журнал «Последний образ жизни» —

в стойке

Racked больше не публикуется.Спасибо всем, кто читал наши работы на протяжении многих лет. Архивы останутся доступными здесь; за новыми историями заходите на Vox.com, где наши сотрудники освещают потребительскую культуру для The Goods by Vox. Вы также можете узнать, чем мы занимаемся, подписавшись здесь.

Однажды вечером на Гавайях в 2009 году долговязый молодой человек по имени Натан Уильямс повел свою девушку Кэти в лес рядом с пляжем. Они оба были студентами в соседнем кампусе Университета Бригама Янга в Гонолулу, и без ведома Кэти в то утро Натан наткнулся на уютную беседку и вместе с несколькими друзьями установил на ветвях дерева 200 чайных лампочек с батарейным питанием.Выведя Кэти на поляну, Натан сделал ей предложение. Она сказала «да», и они сели на пикник, состоящий из «бри, крекеров и милой маленькой еды», как позже вспоминала Кэти.

Два года спустя Натан и Кэти вместе с другой парой Бригама Янга по имени Дуг и Пейдж Бишофф основали Kinfolk , ежеквартальную минималистскую печать за 18 долларов, которая стала популярным журналом о стиле жизни для определенного типа чрезмерно любящих людей. миллениал. Несмотря на относительно небольшой тираж в 85000 экземпляров (для сравнения: The Atlantic может похвастаться 486000; New Yorker — 1055542; и Cosmopolitan — 3015858), Kinfolk может казаться удивительно вездесущим.

Зайдите в стильный дизайнерский магазин, тщательно отобранный модный бутик или безупречный лофт Airbnb в любой точке мира, и вы, вероятно, обнаружите, что его нетронутые страницы подстерегают, как Библии укрываются в ящиках отелей, чтобы утешить грешников. В сказочном предложении Натана уже присутствовали все идеалы, которые делают публикацию такой мгновенно узнаваемой: близкие друзья, домашние блюда и ностальгия по более простому образу жизни.

Это фото датской кухни появляется в The Kinfolk Home .Фото: Саймон Уотсон

За последние пять лет фирменная эстетика Kinfolk породила разросшуюся империю. В его состав входят переведенные международные издания, линии одежды, бутик-креативное агентство и новое печатное издание, которое будет выпущено позже в этом году, а также две книги, The Kinfolk Table и The Kinfolk Home , которые были проданы сотнями тысяч копии. Последний журнал о стиле жизни, появившийся до того, как действительно получили распространение мультимедийные социальные сети, он одинаково актуален и в печати, и на экране.В Instagram хэштег #kinfolk и связанные с ним хэштеги, такие как #liveauthentic, собирают миллионы сообщений от преданных поклонников, которые строят свою жизнь по образу журнала.

Все это внушает некую манию. Марк Костелло, 28-летний театральный художник из Балтимора, объяснил, как однажды он купил The Kinfolk Table в качестве рождественского подарка для своего соседа по комнате, но, как показывает пример О. Генри, сосед по комнате купил для него ту же книгу. . «Мы родственников, наркоманов», — сказал Костелло. «Важно иметь к чему стремиться.«Но журнал также подстрекает к насмешкам.« Как можно хотеть видеть столько фотографий мормонов, едящих в лесу снова и снова? »- спросил один из комментаторов форума блоггеров GOMI в 2012 году. Анонимный интернет-сатирик сделал wypipo.com — — фонетическое для «белых людей» — в качестве остроумной шутки вперед на сайт Kinfolk .

Тем не менее, несмотря на всю свою вездесущность, центральная часть журнала остается таинственной. Даже постоянные читатели часто не знают о его происхождении, а его главный редактор практически невидим для публики.Вот почему я отправился в паломничество в офис Kinfolk в Копенгагене, чтобы найти Натана Уильямса и выяснить, как почти болезненно замкнутый 29-летний экс-мормон из сельской Канады противостоял медленной смерти печати, чтобы создать образ жизни. журнал десятилетия не только для Бруклина или США, но и для всего мира.


Чтение журнала о стиле жизни — это способ узнать об определенном образе жизни и одновременно принять в нем участие.

Трудно дать определение журналу о стиле жизни, но, как и порнография, вы узнаете это, когда увидите.Термин «означает все и вообще ничего», — говорит Кай Брач, основатель журнала Offscreen , который можно охарактеризовать как журнал о стиле жизни для технологических работников, хотя Брач ​​не согласен с такой характеристикой.

Даже Роза Парк, основатель и редактор Cereal , журнала о путешествиях из Бристоля, Великобритания, выпущенного в 2012 году, который часто принимают за Kinfolk , рекурсивно объясняет эту идею. «Они предлагают определенный образ жизни», — говорит она мне.Эти руководящие принципы существуют как по содержанию, так и по форме: чтение журнала о стиле жизни — это способ узнать об определенном образе жизни и одновременно принять в нем участие.

Некоторые из самых ранних журналов истории могут подпадать под неопределенную категорию. The Gentleman’s Magazine , первое издание, которое называлось журналом, было основано английским печатником Эдвардом Кейвом в 1731 году. Что отличает ежемесячный журнал Cave от других публикаций того времени, так это его редакционный объем: не только новости, но и эссе, отрывки из книг, латинские стихи и профили секретных общественных клубов.

В отличие от чтения газеты, чтение журнала о стиле жизни — это скорее эстетический, чем функциональный выбор, способ преследовать более высокие или, по крайней мере, менее непосредственные интересы, такие как искусство, мода, еда и хорошие манеры. Редакторы журнала ведут это вдохновляющее стремление, а читатели никогда не догоняют его. Даже изображение грандиозного замка, дома Кейва, на обложке журнала The Gentleman’s Magazine , казалось, намекало на сокровенные знания, заключенные внутри. Если вы прочитаете это, вы могли бы здесь жить.

Подобные журналы распространились по новым независимым Штатам, часто объединяя богатые профессиональные сообщества, такие как торговцы и доктора, по словам Хизер Хавман, профессора социологии Калифорнийского университета в Беркли и автора книги Magazines and the Making of Америка . «Эти люди не собираются встречаться лицом к лицу, потому что они географически разбросаны, но они понимают, что когда они читают выпуск, кто-то другой, как и они, тоже читает журнал», — говорит Хавман.«Это дало им понять, что они находятся не только в своей местности. У них было воображаемое ощущение себя в большом сообществе».

К журналам о стиле жизни относятся как к легким вещам, но они выполняют более глубокую задачу — помогают нам определить себя. Публикация, такая как Godey’s Lady’s Book , основанная Луи А. Годи в Филадельфии в 1830 году, включала художественную литературу и поэзию, а также рецепты и практические руководства, описывающие «нравственный, материнский образ жизни» — вот какими должны быть женщины. , — говорит Хавман.Редакторы опубликовали письма лояльных читателей, и со временем сформировался консенсус о том, как вести определенный образ жизни.

Журнал издается ежеквартально. Фото: Ouur Media

Что отличает журналы о настоящем образе жизни от подобных Harper’s , New Yorker или даже N + 1 , которые могут косвенно определять определенные образы жизни, так это чувство товарной идентичности, которое можно найти в публикации. например, Cosmopolitan , описанный редактором-основателем Полом Шлихтом как «семейный журнал», когда он был запущен в 1886 году.

Журнал о стиле жизни демонстрирует, что потреблять, а также как себя вести, и этот этос также повлиял на то, как газеты определяют содержание своего образа жизни. В 1950-х годах газета New York Times обозначила свои женские страницы как «Еда, мода, семья и предметы интерьера». Обширное эссе Жаки Шайн о Шиле показывает, как женские страницы постепенно превратились в раздел «Стиль жизни», который Times запустил в 1978 году, теперь известный просто как Стили, с его подписью «неоднозначное разнообразие культурных репортажей и критики», как Шайн пишет, микс, который продолжает определять образ жизни редакторов сегодня.

Стоит отметить, что многие популярные объекты образа жизни были и продолжают ориентироваться на женщин; отношение к домашнему хозяйству часто означает, что сам термин имеет несправедливый гендерный характер. Однако на самом деле это жанр равных возможностей. GQ и Esquire стали доминирующими журналами о стиле жизни для мужчин в конце 20-го века, а в 90-е годы вспыхнули «мужские журналы», такие как Maxim и FHM . Еще больше титулов унисекс.

Эту категорию лучше всего резюмировать то, что Адам Мосс назвал культовым разделом перед страницей New York Times Magazine под его редакцией в 1990-е годы: «Как мы живем сейчас».«(Хотя Times Magazine не является журналом о стиле жизни, раздел FOB Мосса, а также его текущая область, New York , отражают амбициозный городской образ жизни.) Успешный журнал о стиле жизни — это зеркало, которое отражает тенденции нашего времени, только немного красивее, более изысканно и менее сложно. Он «предназначен для того, чтобы превратить жизненные предпочтения человека в клише или превратить клише в ваши жизненные предпочтения», — говорит руководитель Mental Floss редактор Фостер Камер — часто оба одновременно.

В 2007 году Тайлер Брюле, бывший военный корреспондент и основатель культового журнала о дизайне Wallpaper , выпустил новое издание под названием Monocle , прямой предшественник Kinfolk как в бизнес-модели, так и в сфере влияния. Брюле понял, что образ жизни можно проецировать не только на ограниченное региональное сообщество, но и на глобальную аудиторию, которая отождествляет себя с его журналом (его текущий тираж составляет около 80 000 экземпляров). Бледный гибрид Vanity Fair , Foreign Policy и каталога Hammacher Schlemmer для детей дипломатов, Monocle поддерживает мужской, смелый, ценительный образ жизни, воплощенный его создателем.Брюле также запустил фирменные кафе, книжные магазины, аксессуары для путешествий и линии одежды под брендом Monocle. «В этом есть что-то вроде клубности», — сказал он недавно Nieman Lab.

К середине 2000-х журналы, посвященные образу жизни, превратились в многоплатформенные бренды, посвященные образу жизни, перейдя от предоставления читателям ощущения нематериального сообщества к созданию не редакционных продуктов, которые читатели фактически потребляют, чтобы укрепить это чувство принадлежности. Теперь вы можете купить кардиган или круассан Monocle или жить в сборном доме, разработанном журналом для приютов Dwell .Печать, возможно, стала менее актуальной с появлением Интернета, но компании, продвигающие эстетически осознанное потребление, становятся еще более актуальными, поскольку мы документируем каждый наш шаг в Snapchat и Instagram.

В контексте предшествующих журналов формат редакции Kinfolk не особенно уникален: стандартные эссе, профили и интервью разбросаны по категориям, таким как «Сообщество», «Работа» и «Игра». . ‘ Его письмо также в значительной степени ничем не примечательно, оно отличается некоторой мрачной деревянностью, которая не сочетается с его игривыми образами.

Но это предназначено для того, чтобы на него больше смотрели, чем читали. Большой формат журнала, тисненый логотип с засечками, яркие обложки и толстая бумага стали отличительными чертами последнего поколения журналов о стиле жизни. Теперь можно найти клонов Kinfolk , охватывающих все, от альпинизма до отцовства и радостей владения собаками. Подражатели только усиливают ощущение того, что Kinfolk действительно повсюду.


Сам Kinfolk доволен тем, что остается загадочным; это часть бренда.Компания не публикует новости о себе, а ее веб-сайты до смешного не содержат справочной информации. Однако после месяца писем Натан Уильямс соглашается встретиться за обедом возле новой штаб-квартиры журнала в Копенгагене. (Офис все еще находится на ремонте, но офис еще не является «всеобъемлющим представителем бренда», — предупреждает меня директор по коммуникациям Джессика Грей.) Я бронирую рейс, вылетающий несколькими днями позже, и приземляюсь в зимнем городе, где небо плоское и серое, как матовая бумага.

На следующее утро я выхожу из отеля, универмага, переоборудованного в лофты, недалеко от центрального железнодорожного вокзала, и иду по извилистым улочкам Копенгагена. Kinfolk Эстетика долгое время ассоциировалась с Портлендом, штат Орегон, где она базировалась до 2015 года, но, во всяком случае, она ближе к датскому городу, с его тихим чувством истории и акцентом на дизайн. Я не удивлен, увидев самый последний выпуск Kinfolk на видном месте в витрине книжного магазина на цокольном этаже.Он отлично смотрится дома.

Я встречаю Уильямса в Europa, оживленном ресторане, который он предложил на Строгет, пешеходной улице, которая образует открытый торговый центр, проходящий через центр города. Я впервые узнаю его на площади снаружи, высокого блондинки клубничного цвета, одетого полностью в черное (включая слипоны японского вида), за исключением белого воротника, выглядывающего из-под его свитера. Он выглядит особенно космополитичным приором.

Основатель Kinfolk Натан Уильямс.Фото Андерса Шённеманна для Racked

Выбираем столик рядом с окном. Уильямс устраивается в своем кресле, скрестив одну ногу над другой, его голубые глаза смотрят прямо на меня из-под высокого лба и единственного идеального взлетающего пучка волос, и в течение следующего часа он двигается лишь на дюйм. Я заказываю капучино, он — зеленый чай, а затем мы смотрим на меню на столе на датском языке. «Я вообще не говорю по-датски», — говорит он. После запроса английской версии он, в конце концов, выбирает суп минестроне, и я заказываю что-то под названием «Северный бранч», о чем очень сожалею.

Уильямс родился в Маграте, крошечном городке к югу от Калгари с населением 2300 человек, где главной местной достопримечательностью является элеватор. Маграт был основан в 1899 году поселенцами из Церкви Иисуса Христа Святых последних дней; они были наняты железнодорожной компанией Альберты для строительства ирригационной системы в этом районе, используя опыт, накопленный ими в Юте и Айдахо. Поселенцы были вознаграждены землей для города. «Было хорошо, пока я был там, мне понравилось», — говорит он.«Но я никогда не вернусь».

Осторожная осанка и мягкий голос Уильямса кажутся неотъемлемой частью его воспитания. Он часто останавливается, чтобы подумать или проверить свои слова. Во время этих пауз он поджимает рот, смотрит вдаль, а затем солдаты, убедившись в правильности своего предложения, часто бормочут «да» в согласии с самим собой.

Последние августовские годы можно было считать апогеем ведения блогов, посвященных образу жизни, более дневниковым и менее откровенно монетизируемым средством, чем его печатный эквивалент, и мормоны возглавили обвинение.

В подростковом возрасте редактор написал предложения, чтобы убедить своих родителей позволить ему заниматься тем, что, по его мнению, они не одобряли, например, ездить на автомобиле до того, как это было полностью законно для него, или перенастроить деревянные балки на чердаке семьи, чтобы сделать больше космос. Время витало по дому, но его любимым журналом в подростковом возрасте, как он признает с болезненной самонадеянной улыбкой, был Adbusters , хриплый антипотребительский журнал, который мог бы быть полной противоположностью Kinfolk .«Я не был мятежным ребенком», — говорит он. «Может быть, это удовлетворило мою небольшую потребность почувствовать себя бунтарем. Чтение Adbusters было настолько экстремальным, насколько это возможно».

Помимо своего мормонского кредо, Уильямс выбрал BYU Hawaii из-за своей сильной международной деловой программы, чему способствовало предложение стипендии. Там Уильямс изучал экономику по стопам своего отца, профессора экономики, «но я знал, что на самом деле я не найду что-то в этой области, что мне понравилось бы».

Вместо этого он вложил всю свою энергию в фотографию, работая в университетской газете и в 2008 году основал уже не существующий личный блог под названием Hearblack.Как и в случае встречи Уильямса в лесу при свечах, архив Flickr от Hearblack отображает визуальный словарь прототипов Kinfolk , состоящий из портретов на монохромном фоне, изображений Кэти, порхающих, как спрайт, по гавайской пустыне, и изображений сборок плавников, которые пара продала на Etsy. Через блог Уильямс вошел в контакт с онлайн-сообществом фотографов и писателей, которые разделяли его взгляды, а иногда и его биографию.

Конец августа можно было считать апогеем ведения блогов о стиле жизни, более дневниковым и менее откровенно монетизируемым средством, чем его печатный эквивалент, и мормоны возглавили обвинение.Именно тогда Dooce и ее владелица Хизер Армстронг, «королева мамочек-блоггеров», как ее описала New York Times , достигли пика популярности; Армстронг учился в Университете Бригама Янга в Юте, но покинул церковь, прежде чем заняться блоггингом.

Вокруг нее собрались целые созвездия мормонских блоггеров, в основном женщины, писавшие о своей жизни, которых объединила строгая, домотканая, но элегантная эстетика. Один мормонский блоггер, занимающийся дизайном, объяснил это увлечением 13-м Символом веры религии: «Если есть что-то добродетельное, прекрасное, достойное внимания или похвалы, мы стремимся к этому.«Это религиозное изречение, основанное на устремлениях, но в этом предприятии было также побеленное качество, и не только потому, что блоггеры были в основном белыми:« Мормоны очень заинтересованы в сохранении своего имиджа здорового, счастливого и продуктивного », как однажды сказал Армстронг объяснил.

Распространение из дизайнерского выпуска Kinfolk , выпущенного зимой 2016 года. Фото: Ouur Media

Ведение блогов, посвященных образу жизни мормонов, также пересеклось с пиком кустарного хипстера, который произошел примерно в то же время.В статье, опубликованной в журнале «Тринити-колледж» «Религия в новостях » за 2012 год, это связано с рецессией. Не имея денег на траты, «миллениалы начали смотреть на социальное удовлетворение как на средство самооценки», удваиваясь на близких кругах друзей и делая покупки в благотворительных магазинах для модных ретро.

В 2011 году, ближе к концу своего пребывания в УБЯ, Натан, Кэти и их друзья начали обсуждать, какой более крупный проект они могли бы предпринять, чтобы удовлетворить свои творческие потребности. Они увидели открытие для Martha Stewart Living для двадцатилетних людей, с более глубоким измерением образа жизни, чем предлагалось в большинстве журналов, ориентированных на молодежь.Популярные названия «предполагают, что 22-летний мужчина хочет читать только о сексе, музыке и прочем», — объясняет Уильямс. «Идея заключалась в том, чтобы создать заголовок, в котором говорилось бы о вещах, которые мы считали важными, с акцентом на сообщество, замедление темпов жизни и качество жизни».

По словам Уильямса, мормонизм не имел прямого влияния. «Основные ценности журнала универсальны, — говорит он. Но также: «Любое христианское воспитание даст аналогичный фон для этих ценностей».

Эстетика торговой марки Kinfolk пришла из среды блоггеров Уильямса, сообщества, которого в то время не охватил ни один другой печатный журнал.«На бумаге это выглядело как блог об образе жизни, и люди любят блоги об образе жизни», — продолжает он. Многие друзья-блогеры пары опубликовали эссе и фотографии. Аманда Джейн Джонс, выпускница BYU, которую Уильямс обнаружил в сети, взяла на себя руководство дизайном. «Просто мы с Натаном отправляли файлы туда и обратно, пока не пришло время запуска», — говорит мне Джонс.

«Основные ценности журнала универсальны. Любое христианское воспитание даст аналогичный фон для этих ценностей.»

Группа создала веб-сайт, который стал довольно вирусным, набрав более шести миллионов просмотров в месяц, и подписал контракт с издателем из Сан-Франциско Велдоном Оуэном, который увеличил расходы на печать и выплачивал компании гонорары на основе продаж. Модель была нетрадиционной для журнала, но это означало, что Kinfolk распространялся через книжную торговлю Simon & Schuster, а не через газетные киоски, что привело к его широкому распространению в книжных магазинах.

«Большая часть продаж по-прежнему осуществляется через торговлю книгами, может быть, 60 процентов, затем 30 процентов газетных киосков и 10 процентов подписчиков», — говорит Уильямс.McNally Jackson, популярный независимый книжный магазин на Манхэттене, продает до 200 экземпляров каждого выпуска Kinfolk . «Это определенно один из фаворитов наших покупателей», — говорит покупательница журналов Кортни Кавана.

К тому времени, когда вышел первый выпуск «Кинфолка», Уильямс уже окончил институт и останавливался в Нью-Йорке для ознакомления в Goldman Sachs, где его ждала бухгалтерская работа в Солт-Лейк-Сити. «Мне действительно не нравилась работа или должность, — говорит он. «Нью-Йорк напугал меня.«Понимая, что его зарождающаяся издательская карьера будет противоречить суровым финансовым часам первого года, он ушел, чтобы полностью сосредоточиться на журнале, и направился обратно в Гонолулу.

Первый выпуск Kinfolk был опубликован в июле 2011 года под девизом «Руководство для небольших собраний». На нем был эпиграф из Walden и мантры вроде: «Я хочу легендарного покоя и безмятежности одиночества, а не постоянной жажды действий». Почти все люди, изображенные в номере, ухожены, белые и статные андрогинны.Они пекут кексы, записывают идеи в блокноты, резвятся со своими собаками в полях и ездят в свои хижины. Это Эдемский, если ваше представление о рае взято из особенно антисептического романа для молодых людей.

Копенгагенская студия Стина Гама и Энрико Фратеси была представлена ​​в летнем выпуске 2015 года. Фото: Андерс Шённеманн

Журнал отгрузил сначала несколько тысяч экземпляров, затем с каждым выпуском все больше. Почувствовав ограничения работы с Гавайев, Натан и Кэти переехали в Линкольн-Сити на побережье Орегона недалеко от родителей Кэти.Их друзья из УБЯ Дуг и Пейдж Бишофф последовали за ними, живя в подвале дома, который снимала другая пара. «В то время мы были очень бедны», — вспоминает Дуг по телефону. «Я полагал, что я молод, мне нечего терять».

Поскольку объем продаж вырос до десятков тысяч, команда переехала в Портленд в сентябре 2012 года, где они увеличили количество своих сотрудников до дюжины и запустили серию мероприятий, в рамках которых Kinfolk организовали официальные обеды по всему миру.Это было задокументировано в легко пародируемых видеороликах, в которых, например, стол для пикника, идеально установленный на 12 человек, внезапно появляется на живописной скале, с которой привлекательные посетители позже прыгают в океан.

Kinfolk поразил культурный нерв, выходящий далеко за рамки печатного журнала. «Я не думаю, что мы создали что-то новое, возможно, это просто собрано в определенном месте и представлено определенным образом», — говорит Уильямс. «Сколько людей публикуют и делятся Kinfolk в Instagram, это довольно странно.Он превратился в своего собственного зверя, которого мы не можем контролировать ». У Уильямса нет личного Instagram, а официальный аккаунт в журнале публикует сообщения только один или два раза в неделю, а #kinfolk используется примерно раз в минуту.

Конечно, с популярностью пришли и недоброжелатели. «Когда Kinfolk только начинался, я был в восторге от него, потому что думал, что он многое прояснит о культуре питания, но в более социальном плане, — говорит Дженни Хонг, покупательница спиртных напитков из Нью-Йорка. «Но он превратился в журнал о стиле жизни, который ни на что не движется.«

Его фирменная эстетика превратилась в клише. Блогер Саммер Аллен запустил Tumblr под названием The Kinspiracy, чтобы собрать доказательства того, что преданных Kinfolk публикуют фотографии одних и тех же предметов — латте, ботинки, очки, велосипеды, сам журнал — в Instagram снова и снова. «Это культ», — написал Аллен на Gawker. Описание для Tumblr гласит: «Журнал Kinfolk: заставляем белых людей чувствовать себя артистами с 2011 года».

«Они просили меня стрелять для них раньше, и я сказал нет, потому что я их очень ненавижу.Это только для белых людей, только для определенного привилегированного класса людей, которые этим занимаются ».

«Они и раньше просили меня снимать для них, и я сказал« нет », потому что я их очень ненавижу», — говорит фотограф из Атланты Эндрю Ли. Он утверждает, что символы образа жизни, которые подчеркивает Kinfolk , явно эксклюзивны: «Это только для белых людей, только для определенного привилегированного класса людей, которые делают такие вещи».

Гнетущая аккуратность журнала также выглядела как шаблон, в который должны были вписаться подписчики, выступающие ради фотографии в Instagram.«Каждый чувствует, что каждая маленькая часть его жизни должна быть идеальной. Ничто больше не выглядит реальным», — продолжает он. «Вы тратите 20 минут на приготовление утреннего кофе с копией Kinfolk на мраморной столешнице».


В Europa приходит еда, и блюдо, которое официантка ставит передо мной, похоже на парк развлечений с рыбой, с рулетами из копченой рыбы, ярко-оранжевой икрой, паштетом и небольшой выпечкой. Это было то, чем мог бы дорожить блоггер, посвященный образу жизни, но из-за его сложности невозможно есть.Я смотрел на различные сборки и чувствую себя все более смущенным из-за беспорядка на моей тарелке, когда Уильямс аккуратно ложит свой минестроне. «Это выглядит забавно», — говорит он.

Редактор хорошо осведомлен о репутации своего журнала. «У нас есть ненавистники. Существует определенно неправильное представление о том, что Kinfolk — это скорее эстетика, а не компания, — долго останавливается Уильямс, прежде чем продолжить, — компания или публикация, имеющая хоть какое-то существо. полный передовых статей о девушках, бегущих по маргаритным полям с цветочными коронами, а это не так.Боже, нет «

Редакционная миссия Kinfolk превратилась в более широкое стремление к тому, что Уильямс называет «преднамеренностью»: «выяснение того, что для нас наиболее важно, а затем нахождение способа потратить наше время и энергию на эти вещи». Как выразился Дуг Бишофф: «Это своего рода контент для самопомощи, но он сделан таким образом, чтобы он нравился нашим читателям, в сочетании с интересным письмом и художественным руководством».

Снимок парижской столовой для дизайнерского выпуска.Фото: Андерс Шённеманн

Журнал противостоит нашему нескончаемому поиску подлинной связи, особенно в эпоху Интернета. «Мы все время сидим на своих ноутбуках, на наших телефонах, и это само по себе нормально», — говорит Уильямс. «Но оборотная сторона — то, что это действительно вызывает аппетит к реальной жизни, к отношениям, к подлинным связям с людьми вокруг нас. Kinfolk усиливает этот аппетит». Во время нашего обеда устаревший iPhone Уильямса ни разу не вылез из его кармана.

Это понятие подлинности нашло отклик во всем мире. Продажи в Японии были высокими даже после первых выпусков, и медиакомпании там, а также в Китае, Корее и России в конечном итоге подписали сделки по синдицированию для перевода и выпуска собственных изданий Kinfolk под тщательным контролем команды Портленда. Через агента в Японии компания объединилась с местным брендом Actus для производства линии одежды, строгих нарядов, которые мой друг, посетивший Токио, описал как «нечто среднее между Muji и Everlane», а также серию аскетичных предметов домашнего обихода. , оба под лейблом Ouur Collection.«Идея названия« Ouur »в том, что мы объединяем единомышленники и идеи», — говорит Уильямс. Но значение имени «просто как бы превратилось в фальшивку».

Когда я спрашиваю его, почему он думает, что Kinfolk имеет такую ​​широкую привлекательность во многих формах, Уильямс разделяет идею журнала и его имидж: «С начала Kinfolk , многие из них делают перерыв, подумайте о том, что вы делаете, действительно ли вы хотите жить той жизнью, которой живете? Но это могут быть модные фотографии в Instagram, которые заставляют его продавать в Корее.Это было бы досадно ».

«Это могут быть модные фотографии из Instagram, благодаря которым его продают в Корее. Это будет разочаровывать».

Как и Monocle до него, бренд Kinfolk стал его основным продуктом. Чтобы управлять своими журналами, одеждой и креативными агентствами, Monocle создала зонтичную корпорацию с достойным злодея именем Бонда именем Winkorp. В 2013 году Уильямс основал Ouur Media, «лайфстайл-издательство и агентство, создающее печатные и цифровые медиа для молодой творческой аудитории».«

«Есть вещи, которые мы хотели сделать, которые не имели смысла в Kinfolk », — говорит Уильямс. «Мы хотели сохранить хотя бы некоторую независимость, поэтому создали головную компанию».

Ouur Studio — это коммерческое агентство компании, которое использует эстетику журнала для производства публикаций, видео и инсталляций для самых разных компаний, от West Elm, Zara и LG до застройщиков квартир в Гонконге. Бренды хотят купить Kinfolk sheen, и, как и любой современный журнал, он продается.«Это симбиотические отношения, качество наших издательских проектов будет привлекать больше клиентов», — говорит Уильямс.

С этой целью Ouur также работает над запуском своего второго печатного издания — журнала интерьеров. В ближайшие несколько лет появятся и другие новые издания, посвященные таким темам, как путешествия и предпринимательство, и все они ориентированы на возрастную группу 25-35 лет.

Поскольку компания Ouur никогда не привлекала внешних инвестиций, она не имеет публичной оценки как бизнес, и есть несколько сопоставимых медиа-компаний, столь маленьких, но с такой большой сферой деятельности.Monocle оценивается более чем в 115 миллионов долларов с учетом инвестиций японской медиакомпании Nikkei в размере 5 миллионов долларов в 2014 году (до этого, в 2013 году, доходность составляла 800000 долларов), но в Kinfolk меньше рекламы, чем в Monocle . и Ouur Studio пока не хватает масштаба партнера Monocle, Winkreative, который обслуживает крупных клиентов, таких как недавно открывшиеся авиакомпании и город-государство Сингапур. Сумит Шах, старший юрист Brand Foundry Ventures, фирмы, которая работает с розничными и медиа-стартапами, оценивает Ouur по консервативной оценке в 75 миллионов долларов, и эта цифра повторяется другими отраслевыми экспертами.И помните: все это принадлежит Уильямсу и его друзьям.

Арт-директор Салли Грин (слева) и модистка Тельма Спирс позировали для серии фотографий Kinfolk под названием «Милость серого». Фото: Нил Бедфорд

Ouur моделирует себя в таких компаниях, как BuzzFeed, Vice и Vox (материнская компания Racked), а также во многих других медиа-компаниях, субсидирующих свой исходный редакционный контент с помощью филиалов творческих студий.Хотя не все они могут быть отнесены к средствам массовой информации, посвященным образу жизни, публикации этих компаний как создают для своих читателей вдохновляющие редакционные взгляды, так и продают их брендам, которые все больше напоминают сами медиа-компании — тенденция, которая достигла своего пика в таких компаниях, как производитель матрасов. Каспер и бритвенный стартап Dollar Shave Club запускают собственные издания о стиле жизни. И для брендов, и для медиа-компаний идентичность становится продуктом, и Kinfolk создал более сильное чувство идентичности, чем это могло когда-либо.


Журнал Уильямса — международный центр. «С Kinfolk у нас вполне может быть все в порядке, у нас будет один или два сотрудника», — говорит мне Бишофф. «Натан очень скромный, но он не останавливается». По мере роста Портленд начал страдать клаустрофобией. Сообщество не поддержало успех Уура; «Какое-то время я был в тупике, — признается Уильямс. Прошлым летом команда выбрала Копенгаген в качестве своего нового дома вместо таких альтернатив, как Сан-Франциско и Лондон (Уильямс все еще ненавидит Нью-Йорк).

Было о чем подумать. «До того, как мы были здесь, вероятно, три четверти съемок и работ, которые мы продюсировали, были между Копенгагеном, Стокгольмом и Лондоном», — объясняет он.

В Дании жизнь тоже была лучше. Как и Kinfolk могут представить своих читателей, датчане неизменно входят в число самых счастливых людей в мире. «Баланс между работой и личной жизнью, это определенно подходит для этого. Большинство датчан не работают после трех», — говорит Уильямс. Наряду с акцентом Дании на семье, который Бишофф ценит, когда он и его жена растят двоих маленьких детей, есть «пограничная лень», — говорит он, но затем останавливается.«Я не должен так говорить. Они знают, как с умом тратить свое время».

«Даже их« Несовершенное »издание было идеальным во всех смыслах и формах».

Уильямс изменился вместе со своей компанией. Еще в 2012 году он отождествлял себя с мормонизмом, но больше не идентифицирует себя, как и Кэти (Дуг и Пейдж Бишофф — единственные двое мормонов, оставшихся в штате, Уильямс позже пишет по электронной почте). Когда я прошу его уточнить, он отказывается, предпочитая исключить религию из разговора.Однако ясно, что Kinfolk также стал более инклюзивным.

В наши дни его модели гораздо более разнообразны, превосходя многие другие журналы о стиле жизни, когда дело доходит до кастинга для редакционных статей. Его содержание эволюционировало, расширившись до дизайна, моды и туманного понятия «креативность». Это журнал для международного культурного продюсера, которым стал Уильямс. Новая версия Kinfolk «более взрослая, более прибыльная. Она кажется старше, как это часто бывает, когда редактор немного подрастает», — говорит Лия Роннен, редактор двух книг журнала вместе с издателем Artisan.

Я спрашиваю Уильямса, были ли эти редакционные изменения преднамеренной попыткой изменить раннюю дурную славу журнала как оплота белого хипстера. «Первые несколько вопросов — это просто недосмотр», — говорит он. «Если 90 процентов наших съемок происходит в Копенгагене, Стокгольме, Портленде, я знаю, что людям не нравится это слышать, но на самом деле это не очень разные сообщества. Это не оправдание. Вы заставляете это работать, вы понимаете, как чтобы правильно представить своих читателей. Именно этим мы сейчас и занимаемся.«

И все же остается ханжество Родственников . Он изображает правильный способ действовать против невидимого зла, упаковывая беспокойство по таким темам, как семья, дружба и связи, под видом деревенских пейзажей и драпированной одежды. Даже если его модели более разнообразны, в журнале по-прежнему царит атмосфера белизны в общей эстетической однородности и стремлении к самопровозглашенной «чистоте». Как отмечает фотограф Эндрю Ли, «даже их« Несовершенная »фотография была идеальной во всех смыслах и формах.«

Офис Ouur Media в Копенгагене. Фото Андерса Шённеманна для Racked

Kinfolk по-прежнему предлагает универсальное решение для образа жизни, подходящее для всех, и мало терпимое к беспорядку. Все более редкий образ роскошной простоты, который он создает, далеко не возможен, не желателен и даже не узнаваем для всех.

После того, как мы закончили есть, Уильямс ведет меня в ближайший офис Ouur на втором этаже многовекового здания, окруженного магазинами электроники, одежды и дизайнерских товаров, в том числе стильного датского бренда товаров для дома Hay (Vice также имеет офис ниже по улице ).

Он в основном пуст, с несколькими белыми столами, сгруппированными в узкой центральной зоне между передней галереей, задней кухней и конференц-залами сбоку. Уильямс представляет меня, и персонал дружно радостно здоровается; Кэти сидит за одним столом с ноутбуком. Глухие стены офиса выкрашены в безымянную крапчатую серо-коричневую краску. Монохромный, как кокон, вызывает клаустрофобию.


Через несколько дней после встречи с Уильямсом я переехал из отеля в квартиру в Норребро, модном районе через реку от центра Копенгагена.Открытая студия с высокими потолками и широкими окнами описана на Airbnb как «стиль богемы Нью-Йорка». Когда я бродил по Копенгагену от кустарной кофейни до специализированного книжного магазина, я думал о том, почему мне нужно то, что я хочу: промышленный лофт, точно отлитый кортадо, интимные званые обеды — все, что есть в Kinfolk .

Я узнал об этих устремлениях из журналов, романов, телешоу и из вкусов моих друзей. Выстроенные в линию, они кажутся изюминкой шутки над моим собственным счетом, сведением идентичности к нескольким произвольным объектам, и все же я чувствую неоправданную преданность им как своей.

Выстроенные в линию, они кажутся изюминкой шутки за мой собственный счет, сокращение идентичности до нескольких произвольных объектов, и все же я чувствую неоправданную лояльность к ним, как к своей.

Я останавливаюсь в Ателье Сентябрь, кафе и мебельном бутике в величественном старом магазине. Мягкое освещение, современный дизайн середины века и мраморные столешницы создают характерный датский hygge , модный термин для обозначения уюта. Но я все время возвращался к Kinfolk , который стал своего рода сеткой, искажающей все по своему собственному образу.

У блаженного бариста заказываю тост с авокадо — кулинарный троп аудитории журнала. В нем был местный колорит: авокадо, покрытый шелухой, как рыбья чешуя на темном датском ржаном хлебе, был невероятно вкусным. Может быть, из-за смены часовых поясов, но купаясь в мягком свете серого дня, падающего на мрамор, я на мгновение почувствовал себя лучше или, по крайней мере, больше похож на себя. Затем я разместил свой капучино в Instagram, и он набрал 30 лайков, что стало личным успехом.

Образ жизни складывается из общего наречия.Мой Instagram был настолько популярен, потому что мои друзья признали тихий кофе в чужом городе признаком того образа жизни, к которому мы стремимся. Возможно, в наши дни мы демонстрируем взаимное признание, обмениваясь лайками, а не покупая подписку на журналы. Стремление опосредовано цифровыми технологиями, а не печатью. Мы моделируем наши жизненные цели с помощью фотографий в Instagram, потому что это средство доступно. Мы можем публично участвовать в выбранном нами образе жизни все время, постоянно сигнализируя о своей принадлежности и получая взамен подтверждение, создавая собственные сообщества, а не дожидаясь указаний редактора.

Именно поэтому Kinfolk сработал так хорошо. Он создал стиль жизни со знакомыми жетонами, сделанными своими руками — незаконченные деревянные столы, каменные кувшины и званые обеды — подходящим для мира, переживающего рецессию, и включил их в культовый визуальный стиль, в котором было одинаково легко участвовать. через социальные сети. Kinfolk также появился в тот момент, когда мы начали использовать платформы, такие как Instagram, стремительно, переводя эстетику глянцевой печатной страницы на еще более глянцевый экран и делая их своими собственными в процессе.Как признается Уильямс, он потерял контроль над тем, что сообщали «Родственники». Это значит больше для людей как лейбл, чем как существенное движение или даже журнал.

Фото Андерса Шённеманна для Racked

Сообщество #Kinfolk объединяет не столько отдельные представления о том, как жить, сколько поверхностный визуальный стиль. Он усиливает монотонность, а не принимает во внимание различия в идентичности. Те же символы стремления теперь можно найти в Бруклине или Копенгагене так же легко, как в Токио, Лиссабоне, Лондоне или Стамбуле, и Kinfolk всегда готов предоставить их, опираясь на мем, которым он стал.

Проблема, с которой сталкиваются Уильямс и Оур, состоит в том, как вернуть себе имидж самоутверждающей аутентичности, когда перспектива, которая когда-то делала их уникальными, теперь универсальна. Это парадокс хипстера: нельзя быть одновременно нонконформистом и частью огромной глобальной группы.

«Конвергенция возможна только ценой потери идентичности», — писал архитектор Рем Колхас в своей книге 1995 года The Generic City . «Идентичность подобна мышеловке, в которой все больше и больше мышей вынуждены делить первоначальную приманку, и которая при ближайшем рассмотрении могла быть пустой на протяжении веков.«


Наблюдая за тем, как теряется смысл эстетики образа жизни, теряется актуальность латте-арта и тостов с авокадо, есть своего рода злорадство. Образ жизни похож на высокую моду — вы можете только преследовать его, улавливая мимолетные моменты. Я начал задаваться вопросом, за чем гонится сам Уильямс, поэтому однажды ночью я снова встретился с ним в его офисе.

Когда я ехал в 18:00, ночь уже наступила, и я шел против потока датчан, возвращающихся домой с работы на велосипеде. Офис был пуст; Уильямс провел меня в заднюю комнату и принес две керамические кружки травяного чая.Он только что вернулся с презентации Ouur на Maison Objet, парижской ярмарке, посвященной «искусству жизни», и был одет в ту же одежду «белое по черному», что и раньше, но, откинувшись в кресле, казался более расслабленным.

Я спросил, представляет ли Kinfolk личный идеал. «Многие истории или многие идеи, которые мы реализуем, по-прежнему очень вдохновляют меня. Было бы очень претенциозно думать, что я их представлял», — сказал он. «Но каждый выпуск журнала с самого начала и до настоящего времени очень соответствует моим предпочтениям, моему стилю, людям, которые мне интересны.«

Редактор не живет безупречной жизнью Kinfolk . Уильямс смотрит Seinfeld дома после работы и следит за последними телевизионными сериалами: The Good Wife , The Black List . Вместо романов он читает обычные бизнес-книги о предпринимательстве, лидерстве и управлении творческой командой. Но ему еще предстоит определить, как Уур будет направлять родственные устремления своей аудитории, настоящего и будущего. Видение образа жизни необходимо постоянно совершенствовать, делать так, чтобы оно казалось легким, своевременным, подлинным и не осознающим своей искусственности.Чтобы лучше объяснить свои цели, Уильямс поделился моментом ясности, который он испытал ранее в тот день.

«Я сидел в кафе в Париже этим утром, и это было просто идеально. Они не пытались; это не дизайнер интерьера создал пространство. Оно существует уже 50 лет, официанты все были мужчинами в им за 50, они занимались этим вечно. Парень рядом со мной — сценарист или что-то в этом роде. Там есть маленькая собачка, — сказал Уильямс, его глаза светились в темноте офиса, и на его лице появилась редкая улыбка.«Такой момент, когда он впитывается, это прекрасно. Я думаю, что каждый подобный опыт помогает нам определить, что такое бренд, который мы создаем. Не только внешний вид, но и образ жизни, качество ценностей. немного раньше, я не чувствую, что здесь есть стремление и вдохновение «.

Кайл Чайка — писатель, живущий в Бруклине.

Редактор: Рубин Юлия

Исправление: в предыдущей версии этой истории говорилось, что Саммер Энн Бертон запустила Kinspiracy Tumblr.Мы обновили материал, чтобы отразить, что это Саммер Аллен.

Обыск российского журнала DOXA, журналисты обвинены властями — News Central Site

Были произведены обыски в собственности 4 редакторов и нескольких их родственников, говорится в официальном заявлении DOXA, опубликованном на их веб-сайте.

По данным DOXA, во время обысков были изъяты телефоны и ноутбуки, а журналисты Армен Арамян, Алла Гутникова, Владимир Метелкин и Наталья Тышкевич были взяты на допрос в Следственный комитет России.Всем четверым журналистам были предъявлены обвинения в подстрекательстве несовершеннолетних к протестам, заявила DOXA, которая также отвергла это обвинение.

«В нашем видео не было призывов к противоправным действиям — мы сказали, что молодые люди не должны бояться выражать свое мнение», — говорится в заявлении DOXA. Agora, уполномоченная группа, представляющая 4 журналистов, сослалась на утверждение DOXA в NCS.

Следственный комитет не ответил на запрос NCS.

Вероятно, что до 14 июня в связи с заявлением в протоколе Басманного суда Москвы, эти 4 будут находиться под строгими ограничениями на досудебное общение.Согласно DOXA, ограничения включают запрет покидать свою собственность с полуночи до 23:59, пользоваться Интернетом и разговаривать с кем-либо, кроме своих адвокатов и закрытых родственников.

Журнал DOXA начинался как небольшое онлайн-издание, которым в основном руководили студенты Высшей школы экономики в Москве. С тех пор он вырос и стал беспристрастным.

Журнал заявил, что рейды проводились в связи с видео, снятым ранее в течение 12 месяцев, в течение которого редакция журнала определила студентам колледжа, что их отчисление из колледжа было незаконным за участие в акциях протеста в поддержку Алексея Навального.

Видео было далеко от канала DOXA на YouTube по запросу Роскомнадзора в конце января, всего через несколько дней после его первоначальной публикации. Наблюдатель утверждал, что видео вдохновило на участие в несанкционированных протестах — заявление, которое DOXA оспаривает.

«Давление, с которым журналистское сообщество столкнулось в последнее время, беспрецедентно, но мы не остановим свою деятельность. Мы продолжим обращать внимание на то, что важно для молодых людей, и продолжим отстаивать их права », — говорится в заявлении DOXA.

«Новый минимум» свободы прессы

Amnesty International назвала эти рейды «новым минимумом» свободы прессы в России.

Российские власти расправились с демонстрантами, оказывающими помощь Навальному, и многие люди были задержаны во время протестов в текущие месяцы.

Россия также пообещала вести себя, выступая против платформ социальных сетей, которые не удаляют сообщения, которые Кремль считает незаконными, или как подстрекающие людей к празднованию «несанкционированных акций протеста».”

В прошлую пятницу беспристрастное российское информационное агентство IStories сообщило, что российская разведывательная компания ФСБ провела рейд по его рабочим местам, а также дому журналиста-расследователя Романа Анина, главного редактора IStories.

Адвокат Анина Анна Ставицкая заявила, что рейды, быстрое задержание и допрос Анина были проведены в связи с рассказом Анина, опубликованным в 2016 году. Анин, как известно, разоблачает коррупцию в России.

Европейский Союз выразил озабоченность по поводу инцидента с Анином в объявлении, опубликованном в воскресенье.«Мы призываем российские власти соблюдать свои международные и внутренние обязательства. Свободу СМИ следует уважать. ЕС будет продолжать внимательно следить за этим вопросом », — говорится в заявлении.

Обсуждение журнала «Kinfolk» приводит редактора в кампус

Ooligan Press, программа книгоиздания Портлендского штата, провела 14 мая в Шаттак-холле «Беседа с Джорджией Фрэнсисом Кингом, редактором Kinfolk». Мероприятие было частью серии лекций Ooligan’s Transmit Culture, и проводила его Джули Фальк, исполнительный директор Bitch Media.

« Kinfolk был запущен около четырех лет назад, в настоящее время я работаю над выпуском 17», — сказал Кинг.

Журнал был основан четырьмя друзьями, которые познакомились в колледже, и был разработан, чтобы заполнить пробел на рынке для публикации, ориентированной на медленную жизнь и развлечения, что команда уже делала из своих комнат в общежитии.

Kinfolk быстро стал международным успехом, и в настоящее время тираж составляет 75 000 экземпляров, причем выпуски выпускаются для Японии, Китая, Кореи и России.

Слоган журнала: «Открывать новые вещи, которые нужно готовить, делать и делать». Он напечатан на гладкой, 80-фунтовой матовой бумаге, плотно переплетен и наполнен рецептами, интервью, эссе, рассказами и фотографиями.

Каждое издание безупречно разработано, с пустым пространством и без рекламы. Эстетическая привлекательность печатного издания заключается в том, что первый выпуск разошелся тиражом 7000 экземпляров, что удивило всех, потому что основатели предполагали, что люди предпочтут онлайн-версию.

Основатели Kinfolk не были издателями.

«Они были финансовыми специалистами, дизайнерами и специалистами по персоналу, никто из них не изучал издательское дело… и понятия не имел, что они делают», — сказал Кинг. «В этом их сила … они не совершали тех же ошибок, что и другие журналы».

Вместо того, чтобы идти традиционными путями издания журналов, они связались с издателями книг. Кинг сказал, что это сделало Kinfolk одним из первых журналов, которые начали распространяться через каналы книгоиздания, а не через новостных агентств.

Кинга наняли около 10-го выпуска, потому что никто из первых основателей не изучал английский язык. Журнал был красивым визуально, но, поскольку читать его было трудно, поступали просьбы «нанять кого-нибудь, кто мог бы научить людей писать». Это был первый монтажный концерт Кинга.

Раньше писатель, после прихода на борт она обнаружила, что из нее получается лучший редактор, чем писатель, что не всегда так.

Кинг обсудил брендинг и дал совет о важности продажи образа жизни или идеи, а не продукта на сегодняшнем рынке СМИ, а также о включении продуктов, поддерживающих это понятие.

« Kinfolk — это средство для представления концепции медленной жизни, упрощения вашей жизни, развития сообщества и проведения большего количества времени с друзьями и семьей», — сказал Кинг.

Журнал выпускает также книги. Первая книга, The Kinfolk Table, вышла в 2013 году. Их новая книга, основанная на интерьерах, выйдет позже в этом году, но журнал не ограничивается словами и изображениями.

В настоящее время Kinfolk экспериментируют с такими продуктами, как линия одежды, которая также включает экологически чистые предметы домашнего обихода.Часть их глобальных кампаний сосредоточена на организации всемирных встреч в форме обедов, сбора меда и семинаров.

Видение Kinfolk быстро растет по мере того, как они переезжают в кафе, отели, ретриты и другие предприятия, чтобы помочь им распространять послание Kinfolk .

Сообщение — время. Люди не уделяют достаточно времени друзьям, семье и себе, и Kinfolk предлагает им образ жизни, который побуждает людей не торопиться и тратить свое время.

Хотя Kinfolk пользуется успехом в издательстве, они получают свою долю критики.

Брендан Браун, аспирант ПГУ, заметил противоречие в сообщении Kinfolk . Он сказал, что хотя цель состояла в том, чтобы заставить людей расслабиться, замедлить темп и наслаждаться своей жизнью, идеализированные изображения потребуют от читателя присоединиться к крысиным бегам, чтобы получить высококлассный образ жизни, который они продают.

«Похоже, это вызовет конфликт у читателей», — сказал Браун.

Родственники часто получают такую ​​реакцию и пытаются вернуть себе послание о замедлении. Речь идет не о том, чтобы буквально замедлиться или меньше работать, а о том, чтобы сделать акцент на том, что делает их читателей счастливыми.

«Если кто-то злится на вас или ему не нравится то, что вы делаете именно по той причине, по которой вы это делаете, это означает, что вы делаете хорошую работу», — сказал Кинг, — «и если всем 7 миллиардам людей в мире нравится то, что вы делаете, значит, вы делаете что-то не так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.