Из чего строится система культурного пространства тест: Формирование культурного пространства единого Российского государства

Содержание

Культурное пространство России: сферы и развитие

Система культурного пространства представляет собой объединение жизненной, социальной, образовательной и культурной сфер общества. Оно является «вместилищем», то есть внутренним объемом, в котором протекают культурные процессы. Это один из главнейших факторов человеческого бытия.

Единое культурное пространство в нашей стране имеет территориальную протяженность, в которой просматриваются очертания столицы, культурных центров и провинции, городов и сельских поселений. Россия – это грандиозный ансамбль, состоящий из народов, которые объединены общей территорией, гражданством и вековыми традициями. О том, из чего строится система культурного пространства, и пойдет речь.

На основе единой политики

Исходя из чего строится культурное пространство? Пространство культуры строится на основе политики, проводимой государством в этой области; на основе формирования единых экономических и правовых условий для развития разных народов.

Впервые такая политика стала реализовываться с конца 19-го века как на территории государства, так и на межгосударственном уровне. Она проводилась в соответствии с выработанной концепцией, принятыми законами и подписанными договорами.

Эта политика направлена на открытое развитие культурно-национальных автономий, а также обществ и организаций. Она предполагает взаимный обмен культурными мероприятиями и предусматривает возможности развития самодеятельного творчества и профессионального искусства.

Единое культурно-образовательное пространство

Его рассматривают как один из принципов государственной и международной политики в сфере образования. Он осуществляется при организации процесса образования на разнородных территориях или в государствах, где сложились различные исторические, экономические, религиозные, национальные и политические условия и традиции.

Согласно этому принципу образование рассматривается в двух аспектах. С одной стороны, как культурный феномен, как средство, необходимое для того, чтобы конкретный народ мог развивать свою самобытную культуру. С другой стороны, это одно из средств социальной защиты людей, а также средство, позволяющее обеспечивать гражданские права и свободы.

Единое культурно-образовательное пространство формируется на основе выработки единой стратегии развития, создания единой информационной системы. А также предусматриваются одинаковые права, нормативные и содержательные основы, единые правила приема в учебные заведения.

Стратегическая роль

Этот принцип был рожден в образовательно-культурном пространстве Европы в конце 20-го века, когда создавался Европейский союз. С помощью его применения обеспечивалась конвертируемость аттестатов и дипломов между государствами, преемственность содержания образования. Предусматривались единые условия и для получения, и для продолжения образования, и для получения работы, когда осуществлялся переезд из одной страны в другую.

Данный принцип оказался актуальным и для России и был воспринят в перестроечный период. Посредством его использования удавалось сдерживать сепаратистские начала, присущие на тот момент политике регионов в отношении центра. Он способствовал сохранению образования в качестве государственной, общественной и культурной системы. В России 21-го века очень важно сохранить единство народов и территорий, российского сознания, общее культурное начало и духовную близость, государственный язык.

Неповторимый узор

Культурное пространство нашей страны является симбиозом культур входящих в него народов и национальностей. Оно объединяет их и рисует неповторимый узор, состоящий из самобытных проявлений, при этом сохраняется уникальность культур, усиливается их притягательная сила и мощная энергетика.

В это пространство входят:

  • национально-этнические языки общения;
  • традиционные формы хозяйственного и бытового уклада;
  • рецепты народной кухни;
  • приемы воспитания подрастающего поколения;
  • памятники – архитектурные и художественные;
  • центры профессионального и народного искусства, находящиеся в регионах;
  • религиозные конфессии;
  • исторические культурные ландшафты;
  • природные заповедники;
  • места памятных исторических событий;
  • города-музеи;
  • комплексы образования и науки в университетах.

Относительно инфраструктуры российского культурного пространства существуют различные подходы. Это своего рода регистрация нашего национального достояния. Но о нем известно еще недостаточно, и для исследователей здесь имеется большое поле деятельности.

Единство и многообразие

Культурное пространство России является многомерным, и унифицировать его невозможно. Тем не менее в истории под лозунгом преодоления различий делалось немало попыток создания так называемой всеобщей культуры. Но такой эксперимент, как известно, закончился провалом.

Причина этого в том числе и в том, что культура не может быть во все времена и для всех народов одномерной, универсальной, единообразной. Такой подход вступает в противоречие с ее природой и сущностью, и она «оказывает сопротивление» подобного рода экспериментам, даже если в основе действий их инициаторов лежат благие намерения.

Природа культуры является двойственной, она существует в качестве «дробного множества», которое при этом объединено в целостную систему. Все регионы являются взаимосвязанными и взаимозависимыми, дополняя друг друга.

Две модели существования

Система культурного пространства может функционировать в двух прямо противоположных направлениях.

  • Первая из функций – собирательная, которая способствует национальному, государственному, социальному объединению и сплочению.
  • Вторая – рассеивающая, уменьшающая силы притяжения регионов, делающая их замкнутыми и обособленными. Она сильно тормозит и ослабляет возможности народов к интеграции, желание найти взаимопонимание.

К чему приведут перемены?

Модернизация и социальные реформы, проведенные в России, оказали значительное воздействие на состояние ее культуры и на перспективы ее развития. Одни ее сферы распались сами собой; другие были ликвидированы; третьи, лишившись поддержки государства, вынуждены были пытаться выживать на собственный страх и риск; четвертые обрели новый статус и выстроили новые приоритеты.

Сегодня культура высвободилась из-под пресса жесткого идеологического контроля. Но ее настигли новые тиски – финансовая зависимость. На сегодняшний день трудно определить, какими именно будут последствия перемен, каким образом они повлияют на ценностную ориентацию людей, и молодежи в особенности.

Древо жизни

Сегодня формирование культурного пространства идет согласно плюралистической модели развития. Оно сочетает в себе такие факторы, как:

  1. Историческая преемственность.
  2. Непрерывность развития.
  3. Дискретность (разделенность, противоположность непрерывности).

Это пространство создано исторической деятельностью людей на протяжении множества веков. Его можно сравнить с древом жизни, у которого очень глубокие корни и разветвленная крона. В некотором смысле оно уподобляется самой природе, которая предполагает бесконечное многообразие сочетаний.

Множественность наблюдается в любых культурных формах. Это касается даже языка, где преобладающими являются такие общие понятия, как словарный запас, законы, по которым строятся фразы. Однако при этом имеет место большое количество диалектов, сленга, арго. А также присутствуют смысловое разнообразие, различные интонации и коннотации.

Основой многоликости и многообразия культурного пространства является сочетание особенного со всеобщим, уникального — с подобным.

Изоляционизм опасен

Однако будет неправильным представлять пространство культуры как «лоскутное одеяло», у которого каждый кусочек отличается цветом и формой. При всем многообразии у него имеется общая конфигурация, благодаря которой и выполняется его предназначение.

Особенности отдельных регионов вписываются в общий объем и архитектонику. Разнообразие диктуется уникальностью и колоритом отдельных местностей. Так же, как и унификация, изоляционизм является опасным, он стирает культурное своеобразие. Из-за искусственного разъединения культурная сфера сужается, тем самым духовному развитию народа наносится непоправимый ущерб.

Поэтому культурные контакты являются жизненной необходимостью. Они представляют собой живой, естественный диалог между различными культурами, осуществляемый по разным поводам и повсеместно. Он ведется и в будни, и в праздники, так как в основе его лежит взаимный интерес к проявлениям культуры, стремление к взаимодействию и взаимопониманию.

Необходимость поддержания диалога

Однако диалог не всегда происходит стихийно. Ему нужно уделять много внимания и оказывать поддержку. При этом необходимо объяснять существование различий и преодолевать высокомерное возвеличивание одних культур и пренебрежение другими.

В противном случае увеличивается возможность возникновения конфликта культур, который нарастает как снежный ком и захватывает новые и новые сферы личной и общественной жизни. Деление пространства культуры на своих и чужих оборачивается взаимной неприязнью, склоками, ссорами и ослаблением сотрудничества.

В такой ситуации отношения, основанные на неприязни, могут превратиться в горючий материал, который спровоцирует психологическую и социальную агрессию. В связи с этим намного возрастает значение культурной политики, которая всемерно содействует диалогу между культурами.

Центр притяжения

В каждом регионе, на севере или юге, на западе или на востоке, культурное пространство имеет собственные центры притяжения и свои территории влияния. Это находит выражение в стилях застройки в городах и в сельских поселениях, в жизненном укладе и ритме жизни, в соблюдении местных обычаев и различных ритуалов, в особенностях проведения встреч и праздников, в способах общения и интересах, в ценностях и предпочтениях.

Одним из таких центров притяжения является Санкт-Петербург. Исторически он сложился как многонациональное образование, и каждый из его этносов поучаствовал в создании общего петербургского стиля. Известный советский и российский культуролог Ю. М. Лотман в одной из своих работ писал о множественности образов и сравнений, присущих культурной столице. Он рассматривал город одновременно, как:

  • русский Амстердам или русскую Венецию;
  • город Пушкина и Гоголя, Блока и Достоевского, Бродского и Ахматовой;
  • императорскую резиденцию и «колыбель революции»;
  • мужественного героя блокады и центр культуры, науки, искусства.

Эти «разные города» находятся в общем культурном пространстве. Санкт-Петербург стал городом культурно-знаковых контрастов, что подготовило почву для самой интенсивной интеллектуальной жизни. В связи с этим его можно считать уникальным явлением всей мировой цивилизации.

Динамизм культурного пространства

Среди прочего он обнаруживается в волнах культурных контактов, которые исходят из внутренних или из внешних регионов. В культуре России заметный след оставило византийское, монголо-татарское, французское, немецкое, американское, китайское влияние.

Такое влияние может затрагивать области, которые, на первый взгляд, являются автономными, будь то технические новинки, мода на одежду, реклама товара, породы собак, «заморские» продукты, городские вывески, оформление офисов.

Однако в конечном итоге все это влияет на изменение облика, а иногда даже и «лица» культурного пространства. Проникновение других культур повсеместно влечет за собой целый комплекс перемен, то длительных, то кратковременных. С течением времени многие заимствования начинают восприниматься в качестве собственных достижений.

В силу такого свойства культуры, как ее целостность, любое влияние не может пройти бесследно. Оно влечет за собой множество изменений в прочих, на первый взгляд, отдаленных культурных сферах. При этом изменяется и образ мыслей, и образ жизни, а в образе человека создаются новые черты.

ФГБОУ ВО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова»

№ п/пМодуль/дисциплина/практикаФ.И.О. преподавателя
1 Анализ и оценка результатов Мамбетова Ю.Д.
2 Аэрология горных предприятий Караулов Н.Г.
3 Безопасность ведения горных работ Угольников Н.В., Томилина Н.Г., Симонов П.С.
4 Вентиляция шахт Мажитов А.М.
5 Вскрытие рудных месторождений Кульсаитов Р. В.
6 Геомеханика Мажитов А.М., Заляднов В.Ю.
7 Геомеханическое обоснование устойчивости прибортового массива Заляднов В.Ю.
8 Гидромеханизация открытых горных работ Томилина Н.Г.
9 Горное право Караулов Н.Г.
10 Добыча строительных горных пород Караулов Н.Г.
11 Закладочные работы в шахтах Зубков Ар.А.
12 Защита интеллектуальной собственности др. кафедра
13 Инновационная деятельность горных предприятий Заляднов В.Ю., Корнеев С.А., Доможиров Д.В.
14 Информационные технологии во взрывном деле Нет в нагрузке
15 Информационные технологии на карьерах Пыталев И. А.
16 История горного дела Караулов Н.Г.
17 Комбинированная геотехнология
Мажитов А.М., Калмыков В.Н., Корнеев С.А.
18 Комбинированная разработка месторождений Доможиров Д.В.
19 Комплексная механизация взрывных работ Симонов П.С.
20 Комплексная оценка технологических решений Томилина Н.Г.
21 Комплексное освоение недр Корнеев С.А.
22 Компьютерное моделирование рудных месторождений Мажитов А.М.
23 Конструкционные и инструментальные материалы в горном производстве Корнеев С.А.
24 Методы и средства изучения быстропротекающих процессов Доможиров Д. В.
25 Методы и средства определения интенсивности упругих волн при взрывных работах Симонов П.С.
26 Метрология, стандартизация и сертификация в горном деле Караулов Н.Г.
27 Научно-исследовательская работа Калмыков В.Н., Мажитов А.М., Бурмистров К.В., Доможиров Д.В.
28 Обоснование проектных решений Зубков Ар.А., Караулов Н.Г., Бурмистров К.В.
29 Организация горных работ на карьерах Доможиров Д.В.
30 Организация и управление горным производством Петрова О.В., Мамбетова Ю.Д.
31 Освоение подземного пространства Волков П.В.
32 Основание блоков и механизация выемки руды Корнеев С.А.
33 Основы управления и оценки качества руды Кульсаитов Р. В.
34 Открытая разработка месторождений полезных ископаемых Заляднов В.Ю.
35 Пиротехнические составы и изделия Симонов П.С.
36 Планирование открытых горных работ Доможиров Д.В.
37 Подготовка к защите и защита выпускной квалификационной работы Корнеев С.А.
38 Подготовка к сдаче и сдача государственного экзамена Корнеев С.А.
39 Подземная разработка месторождений полезных ископаемых Мажитов А.М.
40 Подземное выщелачивание Корнеев С.А.
41 Прикладная термодинамика Доможиров Д.В.
42 Применение ЭВМ при оценки взрывных явлений Симонов П.С.
43 Применение ЭВМ при проектировании открытых горных работ Пыталев И. А.
44 Проведение и крепление горных выработок Волков П.В.
45 Проектирование и организация взрывных работ Симонов П.С.
46 Проектирование карьеров Бурмистров
47 Проектирование параметров буровзрывных работ на ЭВМ Симонов П.С.
48 Проектирование рудников Гоготин А.А.
49 Проектная документация при взрывных работах Симонов П.С.
50 Производственная — практика по получению первичных профессиональных умений и навыков Калмыков В.Н., Томилина Н.Г.
51 Производственная — преддипломная практика Кульсаитов Р.В., Томилина Н.Г., Угольников Н.В.
52 Производственные процессы добычи строительного камня Караулов Н. Г.
53 Промышленные взрывчатые материалы Симонов П.С.
54 Процессы открытых горных работ Бурмистров К.В.
55 Процессы подземной разработки рудных месторождений Корнеев С.А.
56 Разработка пластовых и россыпных месторождений Кульсаитов Р.В.
57 Разработка россыпных месторождений Доможиров Д.В.
58 Разработка руд на больших глубинах Нет в нагрузке
59 Разработка рудных и угольных месторождений Доможиров Д.В.
60 Разрушение горных пород при открытых горных работах Симонов П.С.
61 Рациональное использование природных ресурсов Доможиров Д.В.
62 Системы разработки рудных месторождений Кульсаитов Р. В.
63 Современные взрывчатые вещества Симонов П.С.
64 Современные проблемы наук о Земле и производства Пыталев И.А.
65 Средства и способы инициирования Симонов П.С.
66 Строительная геотехнология Волков П.В.
67 Строительство и реконструкция горных предприятий Волков П.В.
68 Строительство карьеров Томилина Н.Г.
69 Теория горения и взрыва Симонов П.С.
70 Теория детонации взрывчатых веществ Симонов П.С.
71 Теория разрушения горных пород Симонов П.С.
72 Технология взрывных работ Симонов П.С.
73 Технология взрывных работ на подземном руднике Кульсаитов Р.В.
74 Технология взрывных работ на угольных месторождениях
Симонов П.С.
75 Технология взрывных работ при открытых горных работах Симонов П.С.
76 Технология взрывных работ при подземной разработке Угольников Н.В.
77 Технология и безопасность взрывных работ Угольников Н.В., Кульсаистов Р.В.
78 Технология и комплексная механизация открытых горных работ Гавришев С.Е.
79 Технология изготовления промышленно- взрывчатых веществ на местах применения Симонов П.С.
80 Технология изготовления промышленно-взрывчатых веществ на местах применения Симонов П. С.
81 Технология отработки ценных руд в особо сложных условиях Кульсаитов Р.В.
82 Технология подземной и комбинированной разработки рудных месторождений Зубков Ар.А.
83 Технология производства работ Зубков, Бурмистров, Угольников
84 Технология специальных взрывных работ Угольников Н.В.
85 Управление качеством взрывных работ Кульсаитов Р.В.
86 Управление качеством руд при добыче Кульсаитов Р.В.
87 Управление качеством рудопотока на открытых горных работах Доможиров Д.В.
88 Управление состоянием массива Заляднов В.Ю., Калмыков В.Н.
89 Учебная — практика по получению первичных профессиональных умений и навыков, в том числе первичных умений и навыков научно-исследовательской деятельности Гришин И. А. (каф. ГМДиОПИ)
90 Физика горных пород Угольников Н.В.
91 Физика разрушения горных пород при бурении и взрывании Симонов П.С.
92 Физико-технические параметры горных пород Угольников Н.В.
93 Физико-химическая геотехнология Корнеев С.А.
94 Физические процессы горного производства Угольников Н.В.
95 Формирование техногенных георесурсов Пыталев И.А.
96 Фугасные и бризантные эффекты взрыва Симонов П.С.
97 Химия взрывчатых веществ Симонов П.С.
98 Экономика и менеджмент горного производства Петрова О.В., Мамбетова Ю.Д.

«Неоклассика – это тест на профпригодность»

0 Архи. ру:
Классика – понятие широкое: есть ренессанс разных видов, палладианство, классицизм, ар-деко, сталинская архитектура, постмодернизм, есть классики – наши современники, приверженные разным версиям классической архитектуры. Что такое неоклассика для вас, как бы вы ее определили? 

Евгений Герасимов: 
Классика – это Греция и Рим. К неоклассике поэтому в той или иной степени можно отнести все, что опирается на ордерную систему. Историзм – более широкое понятие, которое включает и неоклассику, и а-ля рюс, и поиски Ринальди в китайском стиле. Неоклассика – часть современной архитектуры, она востребована, поэтому мы о ней сегодня и говорим. Традиционная архитектура жива, слухи о ее смерти сильно преувеличены.

Насколько, на ваш взгляд, совместимы приемы современной архитектуры и серьезно трактованные элементы классики? 

Относительно свободное варьирование элементов неоклассической архитектуры строится на чувстве меры и гармонии, важно не переступать определенной границы. Многие не подозревают, что фасады здания на площади Островского – вентилируемые, а само оно построено из монолитного железобетона, с подземным паркингом и современными инженерными решениями. Но тем не менее это неоклассика, одно другому не мешает.

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

  • Офисное здание на площади Островского, 2008

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова


В каких случаях вы обращаетесь к классике?

Для нас это одно из направлений – ни приоритетное, ни второстепенное. Мы понимаем, что на это есть спрос покупателя, заказчики в определенных местах хотят строить именно неоклассику, это совпадает и с нашими устремлениями – нам интересны поиски в этом направлении. Направление не хуже и не лучше других. В центре города такие проекты, конечно, появляются чаще.

Известно, что классика – это определенный язык, способный передавать довольно сложные и интересные послания. Могли бы вы привести примеры таких посланий в ваших проектах – когда вы передаете языком классики некий месседж? 

Для меня это утверждение является спорным. Я против литературы в архитектуре – это разные виды искусства. Архитектура – искусство визуальное, изобразительное, а не текст. Разговоры о том, что хотел сказать автор – это от лукавого. Смотришь на Росси – кто знает, что он хотел сказать. Вот он выводит Галерную улицу между зданиями Сената и Синода на Сенатскую площадь, и делает это мастерски, через арку. Большую Морскую выводит на Дворцовую площадь той же огромной аркой. Это просто архитектурное мастерство, не надо за этим искать то, чего нет. Архитектура – это организация пространства, вот он его и организовал. В этом больше ремесла, чем лирики.

В работе с неоклассикой как раз очень важно овладеть ремеслом, азами профессии. Нельзя переступать некие границы, заложенные школой. Например, когда я вижу на внешнем углу здания с одной стороны рустованую штукатурку, а с другой полированный гранит – у меня все закипает. Это небрежность, непонимание формы, правил и основ профессии.

То есть, чтобы построить хорошее неоклассическое здание, достаточно хорошо разбираться в античной архитектуре? 

Можно разбираться сколько угодно. Одно дело музыковед, а другое – композитор. Знания – условие необходимое, но не достаточное для того, чтобы создавать что-то приличное, на что можно смотреть. Нужны еще способности, опыт, мастерство, говоря высоким слогом.

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Молодковца

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Венеция», 2013

    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова


Строить неоклассическое здание – это всегда дорого?

Здание может быть очень дорогим, если делать все из мрамора и золота. Но может быть и достаточно дешевым – примеров масса. В Риме все из камня, а в Петербурге от нищеты все обманка – сделано в штукатурке. Но при этом культура работы с формой не терялась, она наоборот оттачивалась при скудости средств.

У Кваренги, например, есть достаточно скромные постройки. У Екатерининского института, Мариинской больницы длинные, плоские фасады, но в то же время эффектный главный портик, на котором сосредотачивались все деньги. Это как брошка, которая благодаря своей уместности и пропорциям может преобразить скромное платье. Эффект не тождественен деньгам.

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Верона», 2018

    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»


Но неоклассика сегодня строится все же скорее для элиты?

Да, хотя могло быть и по-другому. Неоклассика конца 50-х годов прошлого века делалась в относительно простых формах. Вспомним два дома Сергея Сперанского на Московской площади, которые фланкируют Ленинский проспект – очень простые, в плитке, с небольшими акцентами. Но они прекрасно выглядят сегодня! Почему не может так выглядеть массовое жилье? Целый квартал из таких домов в нормальной этажности и пропорциях где-нибудь на Пулковском шоссе, чем был бы плох?

Приспособить неоклассику к жилому комплексу высотой в 25 этажей можно. Архитекторы сталинской эпохи справлялись с этим прекрасно. Советские архитекторы 30-50-х годов – вся плеяда Жолтовского –имели настолько хорошую дореволюционную школу, настолько были профессиональны, что когда в 1932 году правительство сказало: «значит так, делаем вот это», – они были абсолютно готовы. Ни тени сомнения, что делать и как. Они достигли виртуозного мастерства в исполнении неоклассики в любых масштабах: стадионов, «днепрогэсов», шлюзов, ВДНХ. Их выучка позволила ответить на запрос общества.

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»

  • Жилой дом «Победы, 5», 2014

    © «Евгений Герасимов и партнеры»


То есть, критичен не бюджет, не материал, а мастерство архитектора и качество исполнения?

Неоклассика с трудом воспринимает недоделанность и недодуманность. В другой архитектуре это проходит – взять того же Фрэнка Гери. Если приглядеться к музею Гуггенхайма в Бильбао – там одна фасадная подсистема не доходит до другой, качество строительства ужасное, направляющие торчат из-под плитки – не рассчитали. Но там это воспринимается как милая нестыковка – дань деконструктивизму. Неоклассика не терпит незаконченности, она не может быть недоделанной.

Что еще важно, заказчик может не понимать, что и сколько будет стоить, а архитектор – обязан. Нужно уметь соотнести задуманное с возможностями, чтобы заранее не попасть впросак, не нарисовать то, что невозможно исполнить в том бюджете, который есть. По одежке протягивать ножки. Это тоже часть профессионализма. Как и в любом деле: повар должен понимать, сколько, чего и в какой ценовой категории закупать, чтобы обещания сошлись с ожиданиями. Иначе будет смешно: на портфельчик Ferragamo хватило, а на ботинки уже нет. Отсюда появляются балясины из железного уголка, или здание начинает отсыревать и разваливаться уже после первой зимы.

Неоклассика – это тест на профпригодность. Вызов, об который можно зубы обломать. Одно дело на компьютере рендеры делать – при сегодняшних возможностях это не сложно, бумага все стерпит. Реализация, практика – вот критерий истины, как учили основоположники марксизма-ленинизма.

Возможно, поэтому неоклассика – не мейнстрим. А мейнстрим – это заостренный модернизм или «стёб» в стиле MVRDV.

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной Мойки

    Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной Мойки

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

  • Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019

    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры


Можно ли говорить об эволюции этого стиля в работах бюро, об усложнении, какой-то линии? 

С точки зрения рисования, наверное, нет. По сравнению с веками неоклассики, двадцать лет – это мгновение. Но есть эволюция с точки зрения технологий, которые не стоят на месте. Исполнение таких сложных деталей, как на Мойке, 102, раньше трудно было даже представить. Это расширяет возможности архитектора, можно закладывать больше разных элементов, которые сегодня изготавливают не руками штукатура, а на заводе на станке. Это очень круто, когда можно выточить идеальную ионическую капитель и без труда смонтировать ее на стройке, как конструктор.

Получается, что неоклассику делают детали?

Да. Не выполнена задача архитектора, если не хочется подойти к зданию близко и потрогать его. Мне не интересно, не хочется подходить, если со ста метров уже все понятно: идея ясна, спасибо, больше не надо. А иногда хочется подойти и посмотреть: а как, как это сделано? К зданиям Дэвида Чипперфильда всегда хочется подойти. Казалось бы – просто, но тут же возникают вопросы: как бетон отлит, как сочетается одно с другим, как окно встает в бетонную отливку, как карниз? Супер! Адам Карузо и Питер Сент-Джон – очень круто, мастера детали. Их банк в Бремене – это отлично.

Детали особенно важны в зоне видимости, на первых этажах. Выше можно упрощать, но тоже с умом. Если рассматривать скульптуры Адмиралтейства вблизи, покажется, что у них водянка. Но мастерство. опыт скульптора и архитектора подсказывает, как это будет восприниматься в воздушной перспективе, с расстояния. Не должно быть у человека отвращения при взгляде на здание с близкого расстояния, наоборот, должно появиться желание потрогать его. Мы пытаемся добиться такой тактильной притягательности в каждом проекте. Чтобы, как я всегда говорю, здание было интересно рассматривать и с двухсот метров, и с двадцати, и с двух.

Тест на определение типа корпоративной культуры в организации

ТЕСТ

Ф. И. О. оцениваемого __________________________________________
Возраст (полных лет)

__________________________________________

Должность

__________________________________________

Подразделение

__________________________________________

Дата заполнения

__________________________________________

 

Инструкция

Выберите для каждого утверждения один из четырех вариантов продолжения, которое, с Вашей  точки зрения, является наиболее правильным (по принципу «это мне подходит»). В случае  затруднения, например, подходит несколько вариантов ответа, выбирайте тот вариант, который бы  Вы отметили в первую очередь.

Тестовое задание

1. Жизнь организации должна направляться:

a) сильным руководством;

b) постоянными согласованиями и обсуждениями всех членов организации;

c) инициативой каждого отдельного сотрудника;

d) коллективной работой на основе общей идеи.

 

2. Настоящий руководитель (лидер) в первую очередь должен:

a) обладать различными ресурсами (имидж, деньги, связи и т. д.) и пользоваться признанием у  подчиненных;

b) внушать безусловное доверие и восхищение, являться для остальных «папой»;

c) быть «путеводной звездой», инициатором процесса творчества;

d) обладать властью и соответствующим положением.

 

3. Повседневная работа должна:

a) быть понятной и осуществляться по привычному плану без особых изменений;

b) постоянно совершенствоваться;

c) зависеть от того, что скажет руководство;

d) выполняться и изменяться каждым сотрудником по-своему, исходя из конечной цели.

 

4. Желания и интересы отдельных сотрудников:

a) должны согласовываться с интересами организации через договоренности;

b) индивидуальны и должны учитываться организацией, если она хочет достичь своих целей;

c) должны совпадать с интересами организации;

d) должны быть подчинены интересам организации.

 

5. Основная задача руководства:

a) задать общую цель и разъяснить, как ее достичь;

b) четко структурировать бизнес-процессы, создавать инструкции, положения, нормативы и с их  помощью работать с подчиненными;

c) задавать общий контекст движения и взаимодействия команды, предоставлять сотрудникам  возможности развития;

d) дать сотрудникам возможность делать так, как они считают нужным, и спрашивать только  результат.

 

6. Разногласия и конфликты между сотрудниками – это:

a) угроза стабильности организации, мешают работе;

b) тревожный факт, означающий расхождение с общими целями и задачами;

c) продуктивное выражение индивидуальных мнений и различий во взглядах;

d) необходимость для эффективного решения проблем.

 

7. Общение между сотрудниками должно строиться на основе:

a) деловых интересов;

b) эмоциональной взаимоподдержки, «семейного» отношения друг к другу;

c) открытости, всестороннего обсуждения рабочих вопросов;

d) формальных правил, принятых в организации.

 

8. Рабочая информация и данные:

a) это совместное знание, которое не нужно выносить вовне;

b) должны контролироваться, и доступ к ним должен быть ограниченным;

c) оцениваются и распределяются открыто;

d) это личное достояние каждого, поэтому они должны использоваться для индивидуальных  достижений.

 

9. Решения в организации должны приниматься на основе:

a) обсуждения за круглым столом переговоров, позволяющего увидеть проблему с разных сторон;

b) принятых традиций, исходя из прошлого опыта компании;

c) потенциальной выгоды (прибыли) и рисков;

d) нормативных документов (инструкций, регламентов и др.) и стандартов качества.

 

10. Предпочтительно делать что-либо:

a) ориентируясь на выгоду для себя и организации;

b) в соответствии с общими целями, задачами и исходя из традиций организации;

c) с оригинальностью и изобретательностью;

d) придерживаясь норм и инструкций.

 

11. Рабочая обстановка должна быть:

a) соревновательна, конкурентна и ориентирована на получение конкретного результата;

b) возбуждающа, изменчива и с творческими возможностями;

c) стабильна, знакома и безопасна;

d) гармонична, комфортабельна, а также должна нравиться людям.

 

12. Основным принципом организации должно быть:

a) мы одна семья;

b) выживает сильнейший;

c) без порядка и сильная рать погибает;

d) нет предела совершенству.

Спасибо!

Ключ к тесту на определение типа корпоративной культуры в организации

Описание

Тест определения типа корпоративной культуры позволяет оценить идеологию управления и организации социально-экономической системы, действующей в компании.

Идеология управления проявляется в миссии и целях организации. Она оказывает существенное влияние на отношение сотрудников к организации и организации к своему персоналу (условия труда, социальные гарантии и др.), на основные принципы деятельности сотрудников и организации в целом, на совокупность позиций организации относительно общества, деловых партнеров, потребителей и т. п., то есть на мировоззрение организации по отношению к внешней и внутренней среде.

Организационная культура позволяет в значительной мере сгладить проблему согласования индивидуальных целей с общей целью организации, формируя общее культурное пространство, включающее ценности, нормы и поведенческие модели, разделяемые всеми сотрудниками.

Основная функция организационной культуры – создание ощущения идентичности сотрудников предприятия, образ коллективного «мы», а также обеспечение гармонизации организационных и индивидуальных интересов.

Оценка типа организационной культуры позволяет понять основные принципы работы по ее совершенствованию или изменению.

Ключ к тесту

Определите по таблице преобладающий тип культуры, для этого подсчитайте, к какому типу относится наибольшее число ответов.

Вопросы ООК ПрОК БОК ПО
1 D C A B
2 B A D C
3 A D C B
4 C B D A
5 A D B С
6 B C A D
7 B A D C
8 A D B C
9 B C D A
10 B A D C
11 D A C B
12 A B C D
Итого        

 

ООК – органическая организационная культура.

ПрОК – предпринимательская организационная культура.

БОК – бюрократическая организационная культура.

ПОК – партисипативная организационная культура.

Чистый тип встречается редко. Часто возможно равное тяготение корпоративной культуры к двум типам.

Интерпретация результата

Бюрократическая организационная культура характеризуется отношением к сотруднику как к объекту манипулирования и контроля со стороны организации. Используемая мотивация для сотрудников – экономический интерес и материальное стимулирование.

Органическая организационная культура основывается на удовлетворении социальных нужд сотрудников, их потребности в общении и признании.

Предпринимательская организационная культура строится исходя из инициативы самих сотрудников, поэтому основной ресурс эффективности организации – настойчивые и агрессивные сотрудники. Организации необходимо найти таких людей и постоянно сохранять над ними контроль при царящем духе состязательности и конкуренции. В качестве эффективного способа мотивации сотрудников используется вызов, соответствующий потенциалу сотрудников и возможному вознаграждению, открывающий хорошую возможность для самореализации.

Партисипативная организационная культура (культура участия, команды) предполагает общность ценностных установок, приоритет общекомандных целей и взаимодополнительность членов команды, совместное планирование и активное участие всех членов команды в анализе проблем и перспектив.

Тест напольной акустики Focal Aria 948

Эти весьма внушительные по размерам напольники — старшая модель в линейке Focal Aria 900. Серию представили несколько лет назад и в прошлом у нас побывала модель помладше Focal Aria 936. С акустикой Focal еще много лет назад у меня сложились теплые отношения. Однако в последнее время я тестировал флагманские High-End-системы этой французской фирмы, тогда как Aria — это ступень от рядового Hi-Fi к более серьезному звуку.

Непараллельность

Первые впечатления от акустики позитивные. Изготовлено все аккуратно, внешность далека от «простого ящика». По форме и сути это классические напольники, какими мы их привыкли видеть. Корпус изготовлен из МДФ высокой плотности, а по имеющимся характеристикам толщина МДФ местами доходит до одного дюйма. Хотя понятно, что не все элементы корпуса имеют такую толщину.

Боковые стенки, если присмотреться, не параллельны друг другу — корпуса чуть сужаются к задней стенке. Боковые поверхности могут быть отделаны черным или белым (как в нашем случае) рояльным лаком или пленкой под орех. Качество лака очень приличное.

Передняя и задняя поверхности корпусов отделаны кожей. В документации к акустике подробности не указаны, материал назван именно кожей, а понять по внешнему виду — натуральная она или искусственная я не смог. Впрочем, это не столь важно, выглядит он красиво, а для звука должен сыграть позитивную роль, особенно на передней панели корпуса.

Верхняя часть корпуса прикрыта закаленным черным стеклом с логотипом Focal. Нижнее основание изготовлено из алюминия и отделано чем-то похожим на черную порошковую краску — поверхность получилась шершавая, фактурная.

Опора и ключ

На конструкции основания есть смысл остановиться подробнее. Первая особенность — система ножек-опор и шипов. В базовом положении шипы выкручены, и тогда основание опирается на закрепленные на нем резиновые ножки-опоры. Но если шипы вкрутить, они проходят через отверстия в ножках насквозь, и акустика уже опирается не на резиновые ножки, которые в таком случае просто повисают в воздухе, а на массивные шипы.

Регулировка у шипов осуществляется сверху — процесс вполне удобный. Специальный «ключ» для регулировки шипов прячется потом в защелку, расположенную снизу, с внутренней стороны одного из защитных грилей. Замечу, что под шипы желательны какие-либо подставки, однако в комплекте их нет.

Вторая особенность подставок акустики — пространство между корпусом и нижней основой. И это вполне логично, так как на нижнюю поверхность корпуса выведен второй фазоинвертор. Сам по себе фазоинвертор, направленный в основание, не редкость, но в нашем случае все несколько сложнее.

У напольных моделей акустики в линейке Focal Aria в конструкции используется по нескольку фазоинверторов. У модели помладше их три, а у Aria 948 — два, один на нижней поверхности корпуса, а второй на передней части. По описанию, цель такой конструкции в том, чтобы обеспечить одновременно глубокий и быстрый бас.

Льняные волокна

Focal сама делает динамики для своих АС, поэтому конструкция и материалы могут быть необычными — многолетние наработки и собственная производственная база расширяют возможности для реализации идей на практике.

Твитер, традиционно для Focal, купольный, но вогнутый. Такую форму разработчики используют не первый год и в разные времена для купола применялись разные материалы. Сейчас у старших линеек акустики это бериллий, а у линейки Aria купол сделан из алюминиево-магниевого сплава. Конструкция дополнена демпфирующим материалом Poron и не глубоким, но отчетливо видимым рупороподобным волноводом. Отмечу, что если грили сняты, твитер открыт и его ничто не защищает.

Среднечастотники и низкочастотники оснащены фирменными диффузорами — мембраны толщиной около полумиллиметра сделаны из слоя льняных волокон, проклеенного с обеих сторон тончайшей стеклотканью. Производитель дает следующие цифры по соотношению: 0,4 мм хлопкового волокна и два слоя по 0,04 мм стекловолокна. В целом, если осмотреть и ощупать диффузоры, становится понятно, что конструкция и правда очень тонкая, легкая, но вместе с тем жесткая.

Включение

Акустика позволяет только двухкабельное подключение. На мой взгляд, это — оптимальный вариант. Внешне клеммы невзрачные за счет обрезиненных ручек, но в использовании удобные, особенно если подключать кабели с лопатками. Конструкция же позволяет использовать и лопатки, и «бананы» или «перья», и неразделанный или просто обжатый гильзами кабель.

Производитель Focal рекомендует для этой акустики площадь помещения от 30 квадратных метров. Расстановку лучше пробовать на месте, в моем случае небольшой разворот оказался предпочтительней параллельной позиции.

Тестовая система состояла из интегрированного усилителя Denon PMA-2500NE, CD/SACD проигрывателя Denon DCD-2500NE и кабельной обвязки Inakustik серии Referenz. С одной стороны, я пожалел о невозможности использовать комплект Audionet, с которым тестировал линейку Focal Sopra, и для этого теста, но с другой стороны — слишком значимым получился бы ценовой и классовый перекос между компонентами и акустикой. Конечно, в процессе теста нужно делать поправку на особенности источника и усиления, но в данном конкретном случае они — величина известная, так что определиться со свойствами акустики не составит особого труда.

Звук: голосистый и породистый

Первая запись для этого теста — альбом Jacintha «Here’s To Ben». Звук объемный, насыщенный, бархатный, но в то же время воздушный и быстрый. Без труда можно заметить некоторую яркость и теплоту, звук светлый и явно эмоционально-насыщенный. Но все это очень хорошо оттеняется подвижностью, легкостью — несмотря на объем и масштаб, звук не пытается превратиться в тяжеловесную малоподвижную стену.

Грубости в звуке тоже не наблюдается, как, впрочем, и явной резкости. Подача слитная, музыкальная, с упором на эмоции и открытость. Сцена строится правильная, с хорошей шириной и только чуть меньшей, чем хотелось бы, глубиной. Ощущение воздушности и объема присутствует в должной мере, а может быть, и даже чуть больше.

Инструментальные и вокальные партии пропорциональны, хотя на примере этой записи можно заметить, что вокал немного подчеркнут. Тут не приходится удивляться, имея представление именно о французской музыкальной культуре. Да и сама компания Focal не раз отмечала, что отношение к воспроизведению вокала у них особенное. Похожий почерк я встречал в разных системах и с современной, и с винтажной техникой. По моим наблюдениям, он хорошо приживается у владельцев, в фонотеках которых много разных вокальных произведений. Пожалуй, даже при наличии некоторой окраски и специфики звучания эти качества можно поставить акустике в плюс.

Следующая запись — Arnett Cobb, Guy Lafitte «The Defenitive Black&Blue Sessions». Звучание живое, воздушное, насыщенное. По ощущениям есть некоторое смягчение верхнего баса и нижней середины. Хотя в целом бас многогранный, а явную его глубину и предельную скорость по этой записи определять сложно. Верхние частоты прозрачные, умеренно яркие, но без синтетики и явной жесткости. Середина одновременно бархатная и прозрачная.

Детальность достаточно высокая и динамика неплоха, но в звуке в целом нет подчеркнутого акцента на детальность и явную аналитичность подачи. Наоборот, преобладают неутомительная эмоциональность, слитность, певучесть и музыкальность. И хотя лично я привык к другой подаче, не могу не отметить способность этой акустики вызывать интерес, увлеченность, погружать слушателя в эмоции музыки. И что еще существеннее — делать это крайне ненавязчиво.

Еще альбом — Nils Landgren «‎Sentimental Journey». По ощущению запись воспроизводится чуть ярче и экспрессивнее, чем обычно. Присутствует, но не слишком заметна, некоторая нордическая прохлада, сочетающаяся с тонким романтизмом. Вокальные партии хорошо очерчены и прорисованы. Вокал не акцентирован, но тем не менее характерно выразителен для этих колонок. В целом детальность и динамика на приличном уровне, не оставляет ощущение ровного, слитного звука. В нюансах и послезвучиях иногда просматривается некоторая «второстепенность», сглаженность. Но это свойство выражено очень слабо, и я бы скорее отнес его к специфике сочетания тестового тракта с акустикой, нежели только к акустике как таковой. При определенной сглаженности в нюансах звук полновесный, легкий, объемный и подвижный, что в сочетании с прочими качествами создает весьма увлекательную музыкальную картинку.

Звук: мягкий и беззлобный

Звучание первого альбома Queen мне откровенно понравилось. Изначально суховатая, зажатая и грязноватая запись отыгралась интереснее, чем я ожидал. Хорошая детальность и воздушность здесь явно в плюс, отчетливое выделение из общей «каши» вокальных партий — несомненно, тоже не лишнее. И края диапазона записи не воспринимались настолько зажатыми и заваленными, как это часто бывает. Также в плюс то, что при хорошей разборчивости и даже при наличии яркости и акцентированности на эмоциях не было ощущения перебора по верхам или крикливой резкости.

Дальше интересно было попробовать что-то новее (по времени записи и издания) и «позлее». Выбрал альбом Katatonia «Viva Emptiness». Быстро, достаточно детально, воздух и объем неплохи. Бас не столь глубокий и массивный как я ожидал, но есть скорость и подвижность. Единственное, чего явно не вышло, — «злого» звука. Это довольно сложно описывать в тексте, но другого определения я придумать не могу. И совершенно нет ощущения «маршевого солдафонства». Вообще нет, даже в виде намека.

Запись Первой симфонии Малера я поставил на диске SACD, благо что проигрыватель позволяет. Звук получился подробным, объемным и воздушным, с неплохой передачей и собственно музыки, и ощущения объема зала. Но окраска показалась уже неуместной, а звучание слишком мягким и слитным, что заметно на примере того, как воспринимаются отдельные инструменты и оркестр в целом. Хотелось бы большей точности и разборчивости.

По ощущениям выходит так, что окраска-то и не сильно выражена, и равномерно распределена практически по всему диапазону, но то, что в одном случае воспринимается, как характер и почерк, в других условиях уже может оказаться недостатком. Хотя тут многое зависит от слушателя — даже в плане записей классической музыки мне встречались издания изначально исполненные, записанные и сведенные более вычурно, чем все то, что в данном случае привнес тракт, но эти записи, несомненно, кому-то нравились и нравятся.

И последняя запись в рамках этого теста — Glenn Gould «J.S.Bach, The French Suites». Объемное и наполненное звучание, вполне живое и эмоциональное, но мне не хватило и стройности, и точной передачи тонких нюансов, оттенков исполнения. Хотя если не пытаться вслушиваться в детали, то как раз манера исполнения Гленна Гульда оказывается хорошо слышимой и легко опознаваемой.

Выводы

Focal Aria 948 — крупная акустика для не самых маленьких помещений. Она эмоциональная и с характером. Она явно располагает к долгим и неутомительным прослушиваниям самых разных жанров. Не стоит ждать от Focal Aria 948 мониторной точности или той детальности, которую можно услышать у колонок из серий Sopra и Utopia. Но наверняка можно рассчитывать на живой и нескучный звук (между прочим, сейчас это качество встретишь не так часто).

Отмечу, что к выбору усилителя нужно отнестись серьезно. Сочетаний много, но я советую остерегаться моделей, которые подчеркивает и украшают звук или делают его жестким.

Однако прежде всего следует сопоставить характер звука этих систем с личными предпочтениями и взглядами. Если они совпадают, вероятно знакомство окажется долгим.

Музыкальный материал

1. Arnett Cobb, Guy Lafitte — The Defenitive Black&Blue Sessions / Black&Blue BB 958.2 / Stereo CD

2. Glenn Gould — J.S.Bach — The French Suites / Columbia — Sony Music SMK87764 / Stereo CD

3. Jacintha — Here’s To Ben — A Vocal Tribute To Ben Webster / FIM XRCD 020 / Stereo XRCD

4. Katatonia — Viva Emptiness / Peaceville CDVILED103 / Stereo CD

5. Mahler — Symphonie №1 — Klaus Tennstedt, Chicago Symphony Orchestra / EMI — Esoteric ESSE90068 / Stereo SACD

6. Nils Landgren ‎– Sentimental Journey / ACT 9409-2 / Stereo CD

7. Queen — Queen / Parlophone ‎– CDPCSD 139 / Stereo CD

ПАСПОРТНЫЕ ДАННЫЕ:

Частотный диапазон: 37—28 000 Гц

Нижняя граница диапазона (-6дБ): 31 Гц

Количество полос: 3

Частота раздела кроссовера: 280/2600 Гц

ВЧ-динамик: 25 мм, Al/Mg TNF

СЧ-динамик: 165 мм, Flax

НЧ-динамик: 2х210 мм, Flax

Акустическое оформление: фазоинвертор

Чувствительность: 92,5 дБ

Импеданс (номинальный/минимальный): 8/2.5 Ом

Номинальная мощность: 50-350 Вт

Габариты (ВхШхГ): 1150х371х420 мм

Вес: 35 кг

Оригинал материала на сайте Stereo.ru: «Тест напольной акустики Focal Aria 948: лён и характер»

Формирование культурного пространства единого Русского государства

Будьте внимательны! У Вас есть 10 минут на прохождение теста. Система оценивания — 5 балльная. Разбалловка теста — 3,4,5 баллов, в зависимости от сложности вопроса. Порядок заданий и вариантов ответов в тесте случайный. С допущенными ошибками и верными ответами можно будет ознакомиться после прохождения теста. Удачи!

Список вопросов теста

Вопрос 1

Напишите имя зодчего, возродившего каменное строительство на Руси.

Вопрос 2

Грановитая палата находится именно в этом городе.

Варианты ответов
  • Тверь
  • Новгород
  • Москва
  • Киев
  • Ярославль
Вопрос 3

В каком году произошли изображённые на рисунке события?

Варианты ответов
Вопрос 4

Охарактеризуйте русскую культуру XV века.

Варианты ответов
  • Основная тема произведений — укрепление мощи Русского государства
  • Возрождать каменное строительство помогали итальянские зодчие
  • Центральная тема всех произведений — единение земель для борьбы с Ордой
  • Интерес к человеку и его внутреннему миру
  • Основная тема былин — Киевская Русь и Владимир Красное Солнышко
Вопрос 5

В честь кого воздвигнут этот памятник?

Варианты ответов
  • Дмитрий Донской
  • Аристотель Фиораванти
  • Афанасий Никитин
  • Андрей Рублёв
  • Дионисий
Вопрос 6

Верно ли что, регалии — это предметы, которые символизируют монархическую власть.

Варианты ответов
Вопрос 7

Соотнесите памятник архитектуры и город, в котором он находится.

Варианты ответов
  • Церковь Николы со Усохи
  • Церковь Спаса Преображения на Ильине улице
  • Архангельский собор
Вопрос 8

Охарактеризуйте новгородскую архитектуру.

Варианты ответов
  • Стены делились на три части, которые назывались «прясла»
  • Из кирпича выкладывались фигурные орнаменты — кресты, круги или треугольники
  • Стены делились на пять частей и назывались пилястрами
  • Над окнами делались раковины
  • Над окнами делались полукруглые арки
  • На стенах снаружи отсутствовали какие-либо украшения
Вопрос 9

Выберите произведения Андрея Рублёва.

Варианты ответов
  • Троица
  • Звенигородский чин
  • Одигитрия Смоленская
  • Сошествие в ад
  • Страшный суд
  • Икона Дмитрия Прилуцкого с житием
Вопрос 10

Выберите произведения Дионисия.

Варианты ответов
  • Троица
  • Звенигородский чин
  • Одигитрия Смоленская
  • Сошествие в ад
  • Страшный суд
  • Икона Дмитрия Прилуцкого с житием

Тесты по теме «Архитектура» онлайн

Тест на тему: «Объект и пространство» по учебнику Стр. 48-57   Ресурсный материал к уроку С тех пор как научились возводить сначала простейшие, а потом более сложные сооружения, мастера стали использовать при строительстве рисунки, а затем и чертежи. При строительстве жилищ, крепостей и других сооружений появились первые чертежи, которые назывались «планами». Эти чертежи обычно выполнялись в натуральную величину непосредственно на земле, на месте будущего сооружения. В дальнейшем такие планы-чертежи стали выполнять на пергаменте, дереве и холсте в уменьшенном виде. На чертежах старались показать как форму, так и размеры предметов. В Древней Руси было очень много искусных мастеров по литью металлов, изготовлению оружия, строительству зданий. Так, например, в летописях XIII-XIV вв. найдены рисунки, по которым можно узнать способ изготовления предметов. Часто на одном изображении совмещались план (вид сверху) и фасад (вид спереди) какого-либо сооружения, например, моста. Неудобство такого совмещения заставило разъединить оба вида и при менять при изображении предметов два, три и более видов. С развитием кораблестроения потребовались более точные, вычерченные в строгом масштабе чертежи. В корабельных чертежах 1686-1751 п. уже применялись три изображения, с помощью которых на плоскости чертежа показывали основные размеры судна: длину, ширину и высоту. В 1798 г. французский инженер Гаспар Монж опубликовал свой труд «Начертательная геометрия», который лег в основу проекционного черчения. Присмотритесь к окружающим нас предметам. Многие из них имеют форму геометрических тел или их сочетаний. Фронтальная и профильная проекция цилиндра — прямоугольники, а конуса — равнобедренные треугольники. Проекциями куба являются три равных квадрата. Фронтальная и профильная проекции пирамиды — равнобедренные треугольники. Квадратное основание пирамиды проецируется на горизонтальную плоскость. Архитектура (лат. architectura, от греч. architeckton — зодчий, строитель) — зодчество, искусство проектировать и строить объекты, оформляющие пространственную среду для жизни и деятельности человека. Являясь одним из видов искусства, архитектура — это одновременно одна из форм материальной культуры, так как она постоянно связана с человеком и его запросами, а также с использованием достижений науки и техники. Пропорции определяют соразмерность и гармоничность элементов архитектурных форм. От того, насколько гармонично сделаны здание или вещь, насколько соразмерны и пропорциональны их формы, зависит не только их функциональность, но и художественная ценность, красота.

2 Контекст и культура | Как люди учатся II: учащиеся, контексты и культуры

Социальные и эмоциональные влияния

Развитие и функционирование мозга, как и поддерживаемое им обучение, социально контекстуализированы. Это происходит в контексте опыта, социальных отношений и познавательных возможностей, которые субъективно воспринимаются и эмоционально переживаются учащимся. Культурные нормы и цели определяют то, как и что думают люди. Это верно даже тогда, когда человек работает один или самостоятельно.

Обработка мозгом эмоциональных и социальных стимулов и переживаний оказывает значительное влияние на развитие мозговых сетей (Goldin-Meadow, 2000; Hackman and Farah, 2009; Leppänen and Nelson, 2009; Nobel et al., 2015). В ходе эволюции люди стали в высшей степени социально взаимозависимыми: от рождения до старости никто не может управлять жизнью, не полагаясь на многих других людей (Rogoff, 2015; Tomasello, 2001). Мозг людей критически формируется социальными отношениями, и информация, которую они получают в ходе этих отношений, поддерживает как их эмоции, так и их знания о фактах, процедурах, мотивации и интересах (Иммордино-Янг и др., 2014; Нельсон и др., 2007).

Исследования румынских детей, воспитываемых в учреждениях, трагически демонстрируют влияние социальной депривации на мозг и когнитивные функции (например, Nelson et al., 2014). Хотя у детей, воспитываемых в государственных учреждениях Румынии в течение исследуемого периода, было достаточно еды, одежды, постельных принадлежностей и других материальных средств, у них был постоянно меняющийся персонал, обеспечивающий уход, и мало возможностей для развития значимых, стабильных отношений с любящим и преданным взрослым.В результате эти дети не просто не смогли адекватно развиваться в социальном, эмоциональном и когнитивном отношении; они также не смогли развиться биологически. Эти дети отставали в физическом росте и развитии мозга: их мозг и тело были аномально маленькими.

Эмоции играют роль в развитии нейронного субстрата для обучения, помогая людям обращать внимание на стимулы, ситуации и события, оценивать их и реагировать на них. В прошлом обычно считалось, что эмоции мешают критическому мышлению и что знания и эмоции разделены (Gardner, 1985).Однако обширные исследования теперь ясно показывают, что сети мозга, поддерживающие эмоции, обучение и память, сложным и фундаментальным образом переплетены (Panksepp and Biven, 2012), даже для экспертов в технических областях, таких как математика (Zeki et al., 2014). Эмоции являются важным и вездесущим измерением мысли, а эмоциональная обработка управляет поведением, мышлением и обучением (Damasio, 1994; Immordino-Yang and Damasio, 2007).

В буквальном смысле нейробиологически невозможно глубоко задуматься или запомнить информацию, о которой у человека не было эмоций, потому что здоровый мозг не тратит впустую энергию, обрабатывающую информацию, которая не имеет значения для человека (Immordino-Yang, 2015).Эмоции помогают учащимся ставить цели во время обучения. Они говорят человеку, который их испытывает, когда продолжать работать, а когда остановиться, когда он находится на правильном пути к решению проблемы

Создание культуры экспериментов

Краткое описание идеи
Возможность

Во все более цифровом мире рандомизированные контролируемые эксперименты A / B являются чрезвычайно ценным способом создания или улучшения онлайн-опыта.

Препятствие

Культура — а не инструменты и технологии — не позволяет компаниям проводить сотни, даже тысячи тестов, которые они должны проводить ежегодно, а затем применять результаты.

Средство

Создайте среду, в которой воспитывается любопытство, данные важнее мнения, любой может провести тест, все эксперименты проводятся с соблюдением этических норм, а менеджеры принимают новую модель лидерства.

В декабре 2017 года, перед самым напряженным сезоном праздничных путешествий, директор по дизайну Booking.com предложил радикальный эксперимент: протестировать совершенно новый макет главной страницы компании. Вместо того, чтобы предлагать множество вариантов отелей, аренды на время отпуска и туристических предложений, как это было на существующей домашней странице, на новой будет просто небольшое окно, в котором спрашивается, куда идет клиент, даты и количество людей на вечеринке. , и представим три простых варианта: «проживание», «авиабилеты» и «аренда автомобилей».«Все элементы контента и дизайна — изображения, текст, кнопки и сообщения — которые Booking.com потратили годы на оптимизацию, будут удалены.

Джиллиан Танс, генеральный директор Booking.com в то время, была настроена скептически. Она опасалась, что это изменение вызовет замешательство среди постоянных клиентов компании. Лукас Вермеер, в то время руководитель основной экспериментальной группы компании, поспорил на бутылку шампанского, что тест «прогонится», имея в виду, что это снизит критически важный показатель эффективности компании: конверсию клиентов или количество посетителей веб-сайта, сделавших бронирование.Учитывая такой пессимизм, почему высшее руководство не наложило вето на судебное разбирательство? Потому что это нарушило бы один из основных принципов Booking.com: любой сотрудник компании может протестировать что угодно — без разрешения руководства.

Booking.com проводит более 1000 строгих тестов одновременно и, по моим оценкам, более 25000 тестов в год. В любой момент времени активны квадриллионы (миллионы миллиардов) перестановок целевых страниц, а это означает, что два клиента в одном месте вряд ли увидят одну и ту же версию.Все эти эксперименты помогли превратить компанию из небольшого голландского стартапа в крупнейшую в мире онлайн-платформу для размещения менее чем за два десятилетия.

Booking.com — не единственная компания, открывшая возможности онлайн-экспериментов. Цифровые гиганты, такие как Amazon, Facebook, Google и Microsoft, обнаружили, что они меняют правила игры, когда дело доходит до маркетинга и инноваций. Например, они помогли подразделению Microsoft Bing внести десятки ежемесячных улучшений, которые в совокупности увеличили доход от поиска на 10–25% в год.(См. «Удивительная сила онлайн-экспериментов», HBR, сентябрь – октябрь 2017 г.) Фирмы без цифровых корней, включая FedEx, State Farm и H&M, также начали онлайн-тестирование, используя его для определения лучших цифровых точек соприкосновения и вариантов дизайна. , скидки и рекомендации по продуктам.

Гарольд Эдгертон © 2010 MIT. Предоставлено Музеем Массачусетского технологического института.
Гарольд Эдгертон был известен своими экспериментами с высокоскоростной фотографией и использовал стробоскопическое оборудование, чтобы запечатлеть моменты времени.

«Во все более цифровом мире, если вы не проводите крупномасштабных экспериментов в долгосрочной перспективе — а во многих отраслях — в краткосрочной — вы мертвы», — сказал мне Марк Окерстром, генеральный директор Expedia Group.«В любой момент времени мы проводим сотни, если не тысячи, одновременных экспериментов с миллионами посетителей. Благодаря этому нам не нужно гадать, чего хотят клиенты; у нас есть возможность проводить самые массовые «опросы клиентов», которые существуют, снова и снова, чтобы они говорили нам, чего они хотят ».

Но, изучая более десятка организаций и анализируя анонимные данные экспериментов с более чем 1000, я увидел, что Booking.com, Expedia и им подобные являются исключением.Вместо того, чтобы проводить сотни или тысячи онлайн-тестов в год, многие фирмы проводят не более нескольких десятков, которые малоэффективны.

Если тестирование настолько ценно, почему компании не делают его больше? После нескольких лет изучения этого вопроса я могу сказать вам, что главная причина — культура. По мере того, как компании пытаются расширить свои возможности для онлайн-экспериментов, они часто обнаруживают, что препятствиями являются не инструменты и технологии, а общие модели поведения, убеждений и ценностей. На каждый успешный эксперимент приходится почти 10 — и в глазах многих организаций, которые делают упор на эффективность, предсказуемость и «победу», эти неудачи расточительны.

Чтобы успешно внедрять инновации, компаниям необходимо сделать эксперименты неотъемлемой частью повседневной жизни, даже когда бюджеты ограничены. Это означает создание среды, в которой поощряется любопытство сотрудников, данные важнее мнения, любой (не только люди, занимающиеся исследованиями и разработками) может провести или заказать тест, все эксперименты проводятся с соблюдением этических норм, а менеджеры принимают новую модель лидерства. В этой статье я рассмотрю несколько компаний, которым удалось сделать это хорошо, уделяя особое внимание Booking.com, в котором есть одна из самых сильных культур экспериментирования, которую я когда-либо встречал.

Развивайте любопытство

Всем в организации, начиная с руководства и ниже, нужно ценить сюрпризы, несмотря на трудность присвоения им суммы в долларах и невозможность предсказать, когда и как часто они будут происходить. Когда фирмы примут этот образ мышления, любопытство возобладает, и люди будут рассматривать неудачи не как дорогостоящие ошибки, а как возможности для обучения.

Классический пример касается инцидента на Amazon, связанного с переработкой Air Patriots, игры для мобильных устройств, в которой игроки защищают башни от нападения с помощью эскадрильи самолетов.Когда Amazon выпустила новую версию, команда разработчиков была ошеломлена ответом: семидневный уровень удержания пользователей упал на поразительные 70%, а выручка упала на 30%. Команда обнаружила, что она непреднамеренно увеличила сложность игры примерно на 10%. Amazon быстро отправила исправление, но разработчики задались вопросом, может ли упрощение игры привести к значительному увеличению удержания и прибыли на . Чтобы выяснить это, они провели тест с четырьмя новыми уровнями сложности в дополнение к контролю и выяснили, что самый простой вариант оказался лучшим.После некоторых доработок Amazon выпустила новую версию — на этот раз пользователи играли на 20% дольше, а доход увеличился на 20%. Несчастный случай привел к неожиданному открытию, которое стало отправной точкой для новых экспериментов.

К сожалению, такая реакция является аномалией. Во многих компаниях риск, связанный с экспериментами, заставляет менеджеров неохотно выделять им ресурсы. Но достижения, которыми пользуются компании, совершившие прыжок веры, должны дать другим смелость последовать за ними.

Многие организации также слишком консервативны в отношении характера и количества экспериментов. Излишний упор на важность успешных экспериментов может побудить сотрудников сосредоточиться на знакомых решениях или решениях, которые, как они уже знают, будут работать, и избегать тестирования идей, которые, как они опасаются, могут потерпеть неудачу. И на самом деле проводить большое количество экспериментов менее рискованно, чем проводить небольшое количество. На Booking.com только около 10% экспериментов дают положительные результаты — это означает, что «B» — модификация, которая пытается что-то улучшить (например, продажи, повторное использование, рейтинг кликов или время, которое пользователи проводят на сайте. ), работает лучше среди случайно назначенных пользователей, чем «А», элемент управления, который является статус-кво.(В дополнение к A / B-тестам Booking.com также проводит более сложные тесты, оценивающие одновременно несколько модификаций.) Но когда вы проводите большое количество экспериментов, низкая вероятность успеха по-прежнему приводит к значительному количеству. успехов, которые, в свою очередь, уменьшают финансовые и эмоциональные издержки неудач. Если компания проводит всего несколько экспериментов в год, она может иметь только один успех, а в случае неудачи — ни одного. Тогда неудача — это большое дело.

В компаниях, которые я изучал, вероятность успеха идей, проверенных на ранних этапах разработки совершенно нового предложения, еще ниже.Однако ранние неудачи позволяют разработчикам быстро исключить неблагоприятные варианты и переориентировать свои усилия на более многообещающие альтернативы.

На самом деле, проводить большое количество экспериментов менее рискованно, чем проводить небольшое количество.

В экспериментальных культурах сотрудников не пугает возможность неудач. «Люди, которые здесь преуспевают, любопытны, непредубеждены, хотят учиться и разбираться в вещах, и им не против доказать свою неправоту», — сказал Вермеер, который сейчас курирует все испытания в Booking.com. Рекрутеры фирмы ищут таких людей, и, чтобы убедиться, что они имеют возможность следовать своим инстинктам, компания подвергает новых сотрудников строгому процессу адаптации, который включает в себя экспериментальное обучение, а затем предоставляет им доступ ко всем инструментам тестирования.

Настаивайте на том, что данные Трампа Мнения

Эмпирические результаты онлайн-экспериментов должны преобладать, когда они противоречат твердым мнениям, независимо от того, чьи они мнения. Таково отношение Booking.com, но оно редко встречается среди большинства фирм по понятной причине: человеческая природа.Мы склонны с радостью принимать «хорошие» результаты, подтверждающие наши предубеждения, но оспаривать и тщательно исследовать «плохие» результаты, которые противоречат нашим предположениям.

Средство исправления состоит в том, чтобы внести изменения, которые проверяются экспериментами, за некоторыми исключениями. Как сказал мне один директор Booking.com: «Если тест показывает, что заголовок веб-сайта должен быть розовым, то он должен быть розовым. Вы всегда следите за тестом ».

Андреас Фейнингер / Коллекция изображений LIFE Picture через Getty Images
Фотография Андреаса Файнингера с длинной выдержкой запечатлела световой след вертолета.

Заставить руководителей высшего звена соблюдать это правило непросто. (Как однажды пошутил американский писатель Аптон Синклер: «Трудно заставить человека что-то понять, когда его зарплата зависит от того, что он этого не понимает!») Но это жизненно важно: ничто не тормозит инновации быстрее, чем так называемое HiPPO — мнение самого высокооплачиваемого человека.

Обратите внимание: я не говорю, что все управленческие решения могут или должны основываться на онлайн-экспериментах. Некоторые вещи очень сложно, если не невозможно, провести тесты, например, стратегические призывы к покупке компании.

Но если все, что можно протестировать в сети, будет проверено, эксперименты могут стать инструментом для принятия управленческих решений и вызвать здоровые дебаты. Иногда эти обсуждения могут привести к сознательному выбору отмены данных. Именно это произошло с одним решением, касающимся комедийного сериала на Netflix, который создал сложную инфраструктуру для крупномасштабных экспериментов. Согласно статье Wall Street Journal, опубликованной в 2018 году, руководители компании были разорваны, когда тесты показали, что промо-акция с изображением только Лили Томлин, одной из звезд Грейс и Фрэнки, привела к большему количеству кликов со стороны потенциальных зрителей, чем промо-акции с участием обоих Томлин и ее напарница Джейн Фонда.Команда разработчиков беспокоилась, что исключение Фонда оттолкнет актрису и, возможно, нарушит ее контракт. После жарких споров, в которых эмпирические данные противопоставлялись «стратегическим соображениям», Netflix решил использовать изображения, на которых изображены обе актрисы, хотя данные о клиентах не подтверждали это решение. Однако экспериментальные данные сделали компромиссы более прозрачными.

Демократизация экспериментов

Как я уже отмечал, любой сотрудник Booking.com может запустить эксперимент на миллионах клиентов без разрешения руководства.Около 75% из 1800 сотрудников, занимающихся технологиями и продуктами, активно используют платформу для экспериментов компании. Стандартные шаблоны позволяют им настраивать тесты с минимальными усилиями, а такие процессы, как набор пользователей, рандомизация, запись поведения посетителей и отчетность, автоматизированы. Основная экспериментальная группа и пять вспомогательных групп использовались для обучения и поддержки всей организации, но поскольку потребности фирмы развивались, эта структура была недавно изменена на четыре центральные группы, которые подчиняются Vermeer и специалистам («послам»), которые размещаются в продуктовые команды.

Чтобы начать работу, отдельные лица или группы заполняют электронную форму, которая видна всем и включает название эксперимента, его цель, основных бенефициаров (клиентов или поставщиков), связанные с ним прошлые эксперименты и количество изменений в быть опробованными в тестах A / B, A / B / C или A / B / n. Когда эксперимент запущен и запущен, команда внимательно наблюдает за ним в течение первых нескольких часов; если его первичные или вторичные показатели быстро исчезают, команда может остановить тест. После этого начального периода платформа продолжает автоматически выполнять проверки качества данных и отправлять предупреждающие сообщения, если что-то не так.Чтобы способствовать открытости, Booking.com поддерживает централизованное хранилище прошлых экспериментов с возможностью поиска с полным описанием успехов, неудач, итераций и окончательных решений. И каждый может в режиме реального времени видеть информацию, полученную в ходе текущих экспериментов.

«По иронии судьбы, централизация нашей экспериментальной инфраструктуры — это то, что делает возможной нашу организационную децентрализацию», — объяснил мне Вермеер. «Все используют одни и те же инструменты. Это укрепляет доверие к данным друг друга и дает возможность обсуждения и подотчетности.В то время как некоторые компании, такие как Microsoft, Facebook и Google, могут быть более технически продвинутыми в таких областях, как машинное обучение, использование нами простых A / B-тестов делает нас более успешными в привлечении всех людей; мы демократизировали тестирование во всей организации ».

Конечно, у демократизации есть свои проблемы. Один из них — это риск того, что команды или отдельные лица могут сломать что-то на сайте Booking.com с высокой посещаемостью, что приведет к его сбою. Другой заключается в том, что каждая команда должна задать собственное направление и выяснить, какие пользовательские проблемы она хочет решить.Это требует обширного обучения и постоянных дискуссий между членами команды о том, какие проблемы являются правильными. Поощряются дебаты, и люди обращаются к коллегам, если видят что-то, что кажется им сомнительным. Так же, как любой может запустить эксперимент, любой может его остановить. Однако это случается только в тех редких случаях, когда эксперимент закончился катастрофически неудачно — например, если кто-то остается один в офисе ночью и видит, что эксперимент приводит к падению ключевого показателя, такого как коэффициент конверсии клиентов, и будет стоить прибыль компании составит миллионы долларов, если она продолжится.

Эта система дает командам необходимую автономию для опробования новых подходов, которые они считают ценными, и позволяет сотрудникам компании отслеживать эксперименты и предоставлять обратную связь в режиме реального времени. Это действительно дает каждому возможность проверить любую идею о том, как улучшить бизнес Booking.com.

Будьте этически чуткими

При планировании новых экспериментов компании должны тщательно подумать о том, сочтут ли пользователи тесты неэтичными. Хотя ответ не всегда однозначен, организации, которые не в состоянии изучить этот вопрос, рискуют вызвать обратную реакцию.Возьмем, к примеру, недельный эксперимент, который Facebook провел в 2012 году, чтобы узнать, заразны ли эмоциональные состояния на его платформе. Facebook пересмотрел свою новостную ленту — список постов, историй и мероприятий, составленный на основе алгоритмов, — чтобы увидеть, не приводит ли просмотр меньшего количества положительных новостей к сокращению количества положительных постов. Сеть также проверила, произошло ли обратное, когда люди увидели меньше негативных новостей. В эксперименте участвовало около 690 000 случайно выбранных пользователей, около 310 000 из которых невольно подвергались манипулированию эмоциональными выражениями в своих новостных лентах, в то время как остальные были подвергнуты контрольным условиям, в которых соответствующее количество случайно выбранных сообщений было пропущено.

Когда исследователи из Facebook и Корнельского университета опубликовали результаты в академическом журнале, общественное возмущение вспыхнуло. Команда специалистов по анализу данных Facebook годами без споров проводила эксперименты над ничего не подозревающими пользователями, но эмоциональная манипуляция задела нервы. Критики выразили обеспокоенность по поводу того, достаточно ли согласия участников с общей политикой использования данных Facebook; они считали, что компании следовало прояснить, что пользователи могут отказаться от тестирования, и что данные были собраны для исследования.С точки зрения обучения эксперимент оказался успешным: он обнаружил, что эмоциональное заражение существует в Интернете, хотя эффект был очень небольшим. Но некоторые пользователи считали, что Facebook использовал их во имя науки.

Research предполагает, что компании, которые сначала тестируют новые идеи, подвергаются большему вниманию со стороны потребителей, чем конкуренты, внедряющие новые методы без проведения каких-либо экспериментов. В опубликованном анализе 16 исследований в таких областях, как здравоохранение, дизайн транспортных средств и глобальная бедность, специалист по биоэтике Мишель Мейер и ее сотрудники пришли к выводу, что участники считали A / B-тесты более сомнительными с моральной точки зрения, чем универсальное внедрение непроверенной практики (A или Б) для всего населения — даже если оба лечения не вызывали возражений.

Ясно, что необходимы обучение этике и какой-то надзор. Задача состоит в том, чтобы действовать так, чтобы люди не были излишне осторожными и не запутали их в бюрократической волоките. По этим точным причинам Booking.com уклоняется от навязывания правил сверху относительно того, какие тесты можно проводить. Вместо этого он побуждает сотрудников спрашивать, поможет ли эксперимент или предлагаемая практика клиентам или навредит им. «Я предпочел бы держаться подальше от полицейских или этических комиссий по обзору», — Дэвид Висманс, Booking.com, сказал мне директор по продукту. «Это не масштабируемое решение. Вы создадите узкое место, и полиция, проводящая тестирование, не заставит людей почувствовать, что они наделены полномочиями «. Вместо этого компания поощряет дискуссии на внутренних онлайн-форумах, открытых для всех сотрудников. Дебаты могут быть очень активными и касаться таких вопросов, как использование методов, позволяющих убедить клиентов завершить транзакции (например, сообщения типа «Пожалуйста, бронируйте сейчас, или вы потеряете это бронирование» или «Осталось только три комнаты»). «Я бы предпочел сообщество, которое самокорректируется», — объяснил Висманс.

С этой целью процесс регистрации на Booking.com также включает обучение этике. LinkedIn, еще одна компания с обширной программой экспериментов, использует несколько иной подход. Он создал внутренние правила, в которых говорится, что компания не будет проводить эксперименты, «направленные на то, чтобы доставить негативное впечатление участникам, изменить их настроение или эмоции или переопределить настройки или выбор существующих участников».

Примите другую модель лидерства

Демократизируя экспериментирование и следя за результатами тестов, где бы они ни были, компании могут позволить сотрудникам самостоятельно принимать правильные решения и ускорить внедрение инноваций и улучшений.Но если большинство решений принимается таким образом, что остается делать высшему руководству, помимо развития стратегического направления компании и принятия важных решений, например, о том, какие приобретения сделать? Есть как минимум четыре вещи:

Установите грандиозную задачу, которую можно разбить на проверяемые гипотезы и ключевые показатели производительности.

Сотрудникам необходимо увидеть, как их эксперименты способствуют достижению общей стратегической цели. Скажем, руководители Booking.com поставили перед сотрудниками задачу создать лучший онлайн-сервис в отрасли.Они могут ожидать, что превосходный опыт приведет к увеличению клиентского трафика, что привлечет больше поставщиков на платформу Booking.com, что поможет еще больше расширить клиентскую базу и активность. Чтобы найти способы достижения этой цели, сотрудники могли бы разработать гипотезы и связанные показатели — например, подчеркивание важного текста повысило бы коэффициент конверсии за счет упрощения поиска важной информации, а вариант отмены «одним щелчком, бесплатно» повысил бы эффективность пользователей. возвратные ставки без снижения чистых бронирований отелей.

Создайте системы, ресурсы и организационные конструкции, позволяющие проводить крупномасштабные эксперименты.

Для научного тестирования почти каждой идеи требуется инфраструктура: приборы, конвейеры данных и специалисты по данным. Несколько сторонних инструментов и сервисов позволяют легко опробовать эксперименты, но для увеличения масштабов высшее руководство должно тесно интегрировать возможности тестирования в процессы компании. Для этого необходимо найти правильный баланс между централизацией и децентрализацией.

В централизованных группах специализированные специалисты, такие как разработчики, дизайнеры пользовательских интерфейсов и аналитики данных, могут проводить эксперименты для всей компании и сосредоточиться на внедрении новейших методов и инструментов. Но если тестирование ограничено небольшой группой специалистов, будет сложно расширить масштабы экспериментов и изменить культуру компании. При децентрализованном тестировании фирмы распределяют группы специалистов по разным бизнес-подразделениям. Хотя этот подход расширяет возможности экспериментирования на большее количество частей организации, он может препятствовать обмену знаниями и привести к противоречивым целям и плохой координации между специалистами.Децентрализация может потребоваться сначала для вовлечения более широкой организации, но после этого фирмы должны обратиться к совершенствованию своих экспериментальных возможностей. Вот что сделали Booking.com. Первоначально он использовал вспомогательные команды для распространения экспериментов по всей компании, но обнаружил, что они были слишком заняты поддержкой пользователей, чтобы сосредоточиться на создании возможностей для всей компании. Чтобы решить эту проблему и лучше согласовать команды, Booking.com недавно перешел на модель центра передового опыта, которая поддерживает бизнес-подразделения, стандартизирует подход компании к экспериментам и обеспечивает внедрение и соблюдение передовых практик.

Будьте образцом для подражания.

Лидеры должны жить по тем же правилам, что и все остальные, и проверять свои идеи. «У тебя не может быть эго, думая, что ты всегда знаешь лучше всех», — сказал мне Танс. «Если я, как генеральный директор, скажу кому-то:« Это то, что я хочу, чтобы вы делали, потому что я считаю, что это хорошо для нашего бизнеса », сотрудники буквально смотрят на меня и говорят:« Хорошо, хорошо, мы собираемся проверьте это и посмотрите, правы ли вы ». Начальникам следует проявлять интеллектуальное смирение и не бояться признаться:« Я не знаю.Им следует прислушаться к совету Фрэнсиса Бэкона, отца научного метода: «Если человек будет начинать с определенности, он кончит сомнениями; но если он сначала довольствуется сомнениями, то кончит уверенностью ».

Признайте, что слова сами по себе не изменят поведения.

В конечном счете, быть лидером в организации, ориентированной на эксперименты, означает позволить сотрудникам выполнять свои собственные тесты, чего нельзя добиться, если просто сказать людям, что они могут это сделать.Это требует согласованных усилий, как у IBM.

В 2015 году эксперименты не были основным направлением деятельности IBM; ИТ-отдел компании предлагал провести тесты, но они были дорогостоящими, возвращались бизнес-подразделениям и требовали строгого процесса. Возможности тестирования состояли только из одного специалиста, который также был привратником и отклонял многие предложенные эксперименты, поскольку считал их недостаточно сильными кандидатами. В результате в том году компания провела всего 97 тестов. Затем Ари Шейнкин, руководитель отдела маркетинговой аналитики IBM в то время, взял на себя эксперименты и, при поддержке директора по маркетингу, уполномочил более 5500 маркетологов по всему миру провести свои собственные тесты.Чтобы склонить их к этому, Шейнкин предпринял ряд шагов. Он установил простые в использовании инструменты, создал центр передового опыта для оказания поддержки, представил структуру для проведения дисциплинированных экспериментов, предложил обучение для всех и сделал онлайн-тесты бесплатными для всех бизнес-групп. Он также провел начальное «блиц-тестирование», в ходе которого маркетинговые подразделения должны были провести в общей сложности 30 онлайн-экспериментов за 30 дней. После этого он ежеквартально проводил конкурсы на самые инновационные и масштабные эксперименты.Он также использовал более решительную тактику: IBM связала часть бюджетов маркетинговых подразделений с планами экспериментов. Эти усилия сработали. К 2018 году количество ежегодных тестов выросло до 2822.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Осознание преобразующей силы экспериментов требует постоянной приверженности. Со временем эксперименты приведут к тысячам небольших и не очень мелких изменений, которые в совокупности принесут огромные выгоды. Предоставление правильных инструментов, хотя и необходимо, — это простая часть, и ее недостаточно, чтобы превратить эксперименты в образ жизни.Висманс сказал об этом лучше всего: «Если у меня есть какие-то советы для руководителей, то это так: крупномасштабное тестирование — это не техническая вещь; это культурная вещь, которую вам нужно полностью принять. Вы должны задать себе два больших вопроса: насколько вы готовы каждый день сталкиваться с тем, насколько вы неправы? И насколько автономно вы готовы предоставить людям, которые на вас работают? И если ответ таков, что вы не хотите, чтобы вас доказали, что он неправ, и не хотите, чтобы сотрудники определяли будущее ваших продуктов, это не сработает.Вы никогда не получите всех преимуществ от экспериментов ».

Урок в том, что не так важно, успешен или нет какой-либо эксперимент; важно то, как решения принимаются в условиях неопределенности в организации. Они не должны основываться только на вере или личном мнении. Если они могут быть подвергнуты испытанию, они должны быть.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за март – апрель 2020 г.

границ | Как культура влияет на творчество? Мини-обзор

Введение

Креативность, ключевой инженер, способствующий социальной гармонии, устойчивому человеческому развитию, технологическим изобретениям и научной революции, проявляется в человеческой деятельности на разных уровнях, от повседневной жизни до передовых технологических отраслей.На сегодняшний день не существует консенсусного определения творчества; однако, согласно стандартному определению, творчество часто воспринимается как способность создавать что-то новое / новое и подходящее / полезное. В настоящее время творчеству придается беспрецедентное значение в связи с реализацией основанных на политике, ориентированных на инновации национальных стратегий развития и все более актуальных глобальных проблем, таких как глобальное потепление и терроризм. Возможно, по этим причинам изучению и применению творчества в последние 10 лет уделялось значительное внимание, и многие важные открытия, касающиеся творчества, были обнаружены с помощью различных исследовательских методов и подходов.Хотя эти результаты играют все более важную роль в понимании и развитии творческих способностей, они в значительной степени изолированы и фрагментированы из-за различных используемых подходов и методов. Творчество как ключевой продукт человеческой культуры и инструмент обогащения культуры имеет чрезвычайно тесные, но сложные отношения с культурой. Чтобы получить полное представление о природе творчества, в этой работе была предпринята попытка интегрировать доступные исследования с точки зрения культурных и межкультурных исследований.В известном смысле творчество присуще культуре. Проще говоря, если культура является «фоном», то творчество — это «объект», который, вероятно, станет новым «фоном» для возникающих и предстоящих «творческих способностей (объектов)». Никто не может жить хорошо и быть творческим без участия культуры. Соответственно, в настоящем исследовании предпринята попытка определить, как культура формирует творчество с точки зрения (кросс) культурной психологии.

Творчество глубоко укоренилось во всех культурах, но его определение и атрибуты различаются в разных культурах.Согласно литературным источникам, дихотомия «Запад» и «Восток» является одним из наиболее влиятельных подходов к характеристике (потенциальных культурных) различий в понимании и определении творчества. «Восток» обычно относится к азиатским странам, особенно к восточноазиатским странам, таким как Китай, и другим странам, находящимся под влиянием его культуры, таким как Япония или Корея; они обладают общим сходством в социальных и культурных аспектах, которые отличаются от таковых в «западных» странах. Часто считается, что упомянутые страны в значительной степени представляют «коллективистские культуры» (т.д., культуры, которые подчеркивают, что коллективные интересы должны преобладать над личными интересами и что согласование с коллективом важнее, чем быть уникальным) и разделяют схожую традицию, восходящую к азиатской мысли, такой как даосизм, буддизм и конфуцианство. Напротив, «Запад», хотя обычно считается отражающим «индивидуалистические культуры» (т. Е. Те, которые ценят индивидуальные цели и интересы выше коллективных интересов и целей группы; Xie and Paik, 2019), обычно относится к США, западным Европа, Канада, Австралия и Новая Зеландия, которые тесно связаны с Древней Грецией и идеями христианства, иудаизма и рациональности (Weiner, 2000; см. Dubina and Ramos, 2016).Правдоподобность такой кластеризации Востока и Запада была в значительной степени подтверждена несколькими крупномасштабными исследованиями, такими как World Value Survey (Inglehart et al., 1998) и обзор проекта GLOBE (House et al., 2004; см. Се и Пайк, 2019).

В обзоре предыдущих исследований мы обнаружили, что некоторые новаторские исследования исследовали связь между культурой и творчеством с различных точек зрения. Эти исследования включали два увлекательных подхода: сравнение кросс-культурного творчества между аборигенами из разных культур и исследование влияния мультикультурного опыта, такого как обучение за границей, и культурное стимулирование творчества.Леунг и Чиу (2010), например, попросили европейско-американских студентов выполнить творческое письменное задание (за которым через 5–7 дней последовало творческое задание по построению аналогий) сразу после ознакомления с визуальными материалами, отражающими либо американскую, либо китайскую культуры, либо их гибрид. культура, созданная слиянием американской и китайской культур. Исследователи не только эмпирически задокументировали сильную стимулирующую роль мультикультурного опыта как в немедленной, так и в отложенной творческой деятельности, но также обнаружили, что этот эффект был в первую очередь опосредован генерацией необычных и нетрадиционных идей и повышением восприимчивости к идеям, которые коренятся в чужих культурах. и модулируется индивидуальной потребностью в когнитивной закрытости и экзистенциальном ужасе.Аналогичным образом, в пяти исследованиях, использующих многомодовый подход, Мэддакс и Галински (2009) эмпирически выявили положительную связь между временем, проведенным за границей (не путешествуя за границу), и творчеством, продемонстрировав, что зарубежный жизненный опыт и опыт адаптации к иностранной культуре временно улучшили творчество у людей, которые жили за границей. Хотя значительные исследования такого рода достоверно воспроизвели влияние воздействия иностранной культуры на развитие творчества, они требуют интеграции и более всеобъемлющего взгляда.В двух недавних теоретических исследованиях (Shen and Yuan, 2015; Huang et al., 2018) была сделана попытка объединить эти «изолированные результаты»; однако они в основном сосредоточены на влиянии различных аспектов культуры (например, культурных ценностей / норм и деятельности, мультикультурного обучения или культурных артефактов / продуктов) или мультикультурного опыта на творчество (как единое целое), без оценки влияния культуры на разные аспекты творчества. Тем не менее, творчество как многогранная и сложная конструкция, естественно, включает в себя четкое представление на разных уровнях, от концептуального анализа до экспериментальных манипуляций и практических оценок.Фактически, все большее количество исследований подвергается критике за использование «западных» (или американских) рамок для концептуализации и измерения творчества (Glăveanu, 2010). Таким образом, чтобы углубить понимание взаимосвязи между культурой и творчеством, в частности роли культуры в изменении и развитии творчества, были тщательно определены основные роли культуры в концептуализации, манипулировании и измерении креативности.

Остальная часть этого исследования организована следующим образом.Раздел «Культура определяет творчество» в основном иллюстрирует роль культуры в концептуализации или определении творчества. Затем мы представляем недавние открытия о влиянии культуры на творческий процесс, а затем о влиянии культуры на оценку творчества или развитие творческих способностей. Наконец, исследование завершается некоторыми предлагаемыми направлениями будущих исследований.

Культура определяет творчество

Творчество связано с культурой.Чтобы систематически или научно исследовать новую конструкцию, первым делом необходимо дать определение конструкции. Без исключения ключом к научному демистификации конструкции творчества является концептуализация или определение творчества. Хотя дать определение творчеству легко, выработать единодушное определение творчества — нетрудно. Предыдущие исследования подтвердили, что совокупность концепций творчества, предложенных психологами более раннего периода, была собрана в книгу (см. Treffinger, 1996), что указывает на то, что были предприняты значительные попытки и попытки явно определить творчество.Например, работая с точки зрения интерсубъективности, Главяну (2010, стр. 157) задумал творчество как сложный феномен, ведущий к «созданию новых и ценных артефактов путем работы с« культурно пропитанными »материалами в интерсубъективном пространстве». Однако стандартное определение творчества утверждает, что творчество требует как оригинальности (также называемой новизной, новизной или уникальностью), так и эффективности (также называемой полезностью, полезностью, уместностью, ценностью или осмысленностью) (Runco and Jaeger, 2012, p.92). В отличие от рассмотрения творчества как внутриличностного когнитивного процесса или производительности или как личности или способностей человека (Williams and Yang, 1999, p. 378), творчество считается сложным, многомерным конструктом или явлением, которое относится к «взаимодействию между способность и процесс, с помощью которого человек или группа производит ощутимый результат или продукт, который является одновременно новым и полезным, как это определено в определенном социальном контексте »(Plucker et al., 2004, p. 90). Возможно, из-за того, что доступно так много разных определений творчества и из-за отсутствия универсального согласия относительно таких определений, люди в разных культурах по-разному концептуализируют творчество и иногда используют контекстно-зависимые или культурно-зависимые теории творчества в качестве общих теорий или определений (Lee et al., 2015). Обзор существующей литературы показал, что некоторые определения творчества касались природы динамических мыслительных процессов и интеллектуальных способностей, используемых для получения идей или творческих решений проблем; некоторые в первую очередь сосредоточены на личных характеристиках (личности или чертах характера) и когнитивных способностях людей; а третьи нацелены на продукты или результаты творческих попыток (Martins and Terblanche, 2003). Важно отметить, что в явных концепциях творчества разных культур и стран обнаруживается некоторая вариативность.Как правило, они предполагают, что западные культуры придают большее значение творчеству, основанному на процессах и продуктах, и подчеркивают прагматический результат творчества, позволяющий решать проблемы, и что восточные культуры проявляют большой интерес к творческому духу и личностному творчеству, рассматривая творчество как форму откровения или повторного открытия (Westwood and Low, 2003) и подчеркивая роль творчества в содействии личному самореализации и просветлению или самовыражению внутренней сущности или конечной реальности (Lubart, 1999; Glăveanu, 2010).

Многочисленные концептуальные конструкции в психологии могут быть изучены и изображены как явные (основанные на экспертах в предметной области и / или теориях) или неявные (полученные из систем убеждений непрофессионалов или отдельных лиц). Творчество не исключение. В отличие от явных теорий, которые в значительной степени опираются на теории творчества экспертов, основанные на данных, неявные теории творчества уже существуют в сознании людей, и их нужно только открыть (Shen et al., 2018b). Считается, что неявные теории имеют большое практическое и теоретическое значение для формулирования общих культурных взглядов на творчество и понимания того, как люди воспринимают свои собственные убеждения относительно творчества (Rudowicz, 2003; Shen et al., 2018б). В соответствии с многочисленными исследованиями, в которых пытались определить явные концепции творчества, существенные доказательства продемонстрировали, что неявные концепции творчества демонстрируют некоторую вариативность в разных культурах. Согласно Рудовичу (2003), большинство исследований, касающихся имплицитных теорий творчества, были сосредоточены либо на творческих личностях (чертах или личностных характеристиках, которые типичны для творческой личности), либо на концептуализации творчества (что люди воспринимают как творчество).Например, Штернберг (1985) сообщил, что неявная концепция творчества частично совпадает с концепциями интеллекта и мудрости, но также заметно отличается от них. В западных исследованиях такие описания, как «любопытный», «образный», «независимый», «изобретательный», «оригинальный», «широкие интересы», «нонконформистский», «индивидуалистический», «уверенный», «напористый», «дерзкий». , «Артистический», «непредубежденный», «умный», «способный» и «чувство юмора» часто назывались неявными характеристиками личности, описывающими творческую личность (Runco and Bahleda, 1987; Rudowicz, 2003; Runco , 2014; Luescher et al., 2019). Используя в качестве участников китайских студентов, Рудович и Юэ (2000) продемонстрировали, что китайские студенты колледжей из Пекина, Гуанчжоу, Тайбэя и Гонконга называли «оригинальность», «новаторство», «мышление», «навыки наблюдения», «гибкость», «Готовность попробовать», «уверенность в себе» и «воображение» как основные характеристики творческой личности с некоторыми региональными различиями (за исключением выборки из Тайбэя), которые приписывают «мудрость», «напористость» и «индивидуализм» креативность.Кроме того, Рудович и Юэ (2002) опросили 489 китайских студентов и потребовали от них назвать самых творческих китайцев в истории и современности. Их результаты показали, что представления китайской молодежи о творческих личностях больше сосредоточены на социальном влиянии человека, его потенциале или реализованном вкладе в общество через их творчество. Кроме того, Рудович (2003) отметил, что характеристики, связанные с «артистизмом» и «чувством юмора», отсутствуют или почти отсутствуют в китайском восприятии творчества, и что «вдохновляет людей», «вносит вклад в общество» и «ценится другими. »Были уникальными китайскими взглядами на творчество, о которых не упоминалось в неявных концепциях творчества жителей Запада.В целом для жителей Запада творчество означает разрыв с традициями и выход за рамки того, что существует, в то время как для жителей Востока творчество предполагает переосмысление или повторное открытие традиций. Соответственно, на Западе творчество ценится в первую очередь за решение конкретных проблем через понимание или достижение личного успеха, тогда как на Востоке ценность творчества в первую очередь заключается в социальном и моральном вкладе, который человек может внести в общество (Rudowicz and Yue, 2000). ; Niu, Sternberg, 2006).

Вместе взятые, хотя все больше исследований изучают потенциальное влияние культуры или мультикультурализма на творчество (Leung et al., 2008; Leung and Chiu, 2010; Shen and Yuan, 2015; Chua, 2018), включая концептуализацию творчества и показ богатых коннотации и культурная вариативность творчества, большинство этих исследований были сосредоточены на основанных на данных определениях творчества экспертов и восприятии творчества непрофессионалами для выявления явных и неявных концепций творчества.Западные представления о творчестве в первую очередь сосредоточены на творческих процессах и продуктах на явном уровне и на достижении личного успеха и решении сложных проблем на неявном уровне, тогда как восточный мир сильно подчеркивает дух творчества и личностные характеристики, будь то черты или способности, на первом уровне. явный уровень и моральный и социальный вклад людей в общество на неявном уровне.

Культура гарантирует творческие процессы

Как сложный и многоступенчатый процесс, творчество не является неотъемлемой частью всего процесса и может включать в себя различные подкомпоненты или подпроцессы.Другими словами, творчество является следствием человеческого мышления, которое включает в себя множество творческих процессов и оперирует набором существующих представлений, концепций, объектов, символов, правил или понятий. Как упоминалось выше, творчество, похоже, не возникает в вакууме или изолированно от различных материалов. Материалы, которые используются или обрабатываются в процессе творчества, включают представления, концепции, объекты, символы, правила или понятия, которые фактически получены из индивидуального или группового опыта или культур, связанных с контекстом, и, несомненно, включают элементы, которые являются более или менее культурными.Тем не менее, культурный эффект материалов, обработанных на разных этапах или процессах творчества, не является предметом интереса в этом исследовании; скорее, особый интерес представляет влияние культуры на творческие процессы или этапы в различных контекстах или культурах. Однако этот подход не предполагает, что процессы, лежащие в основе творчества в разных культурах, полностью различны, без каких-либо стандартных или нормативных процессов или этапов; скорее, это означает, что исследователи из разных культур склонны изучать разные творческие процессы или способы обработки и приписывать разную степень важности одному и тому же аспекту творческого процесса.

Креативность включает в себя новизну и полезность. Эти концепции соответствуют двум критическим процессам творчества: генеративному процессу получения и доступа к информации и знаниям и их рекомбинации для создания новых идей и исследовательскому процессу поиска новых и потенциально полезных комбинаций идей и оценки жизнеспособности потенциальных решений. (Чуа и др., 2015). Значительные доказательства указывают на то, что в западных или индивидуалистических культурах (Xie and Paik, 2019, p.7) большее значение придается режиму обработки новизны, лежащему в основе творчества, и гибкой логической обработке, которая полезна для создания более новых решений; Напротив, восточные или коллективистские культуры придают большее значение способу обработки целесообразности или полезности, лежащему в основе творчества, и ценят осторожную, настойчивую обработку, которая способствует более полезным решениям (Nijstad et al., 2010; Adair and Xiong, 2018). Фактически, упор на новые или «новаторские» результаты лучше согласуется с западной или индивидуалистической системой убеждений, которая основана на идеалах индивидуальности, свободы и демократии.Напротив, акцент на полезности отражает сильную опору на традиции, и восточные или коллективистские общества, твердо основанные на идеалах взаимозависимости, сотрудничества, коллективности и авторитаризма, выработали четкую точку зрения на внутреннее значение уникальности, оригинальности. , и / или новизна (Rudowicz, 2003; Kaufman, Lan, 2012).

Точно так же разную степень значимости приписывают радикальному творчеству или инновациям и постепенному творчеству или инновациям.Постепенный или возрастающий образец преобладает в творчестве на Востоке, в то время как образец радикального творчества — доминирующий образец творчества на Западе (Shen et al., 2018b). В частности, некоторые исследования показали, что в культурах Восточной Азии, особенно в китайской культуре, существует как сильное стремление к творчеству, так и большой страх и неприятие радикального творчества (Paletz and Peng, 2008; Shen et al., 2018b). В двух недавних исследованиях (Jarman, 2014; Shen et al., 2018b), в которых изучались психологические процессы, лежащие в основе творческой проницательности, в частности, инсайта, исследователи отметили, что небольшие радикальные идеи или радикальная реструктуризация (которая, по мнению китайцев, происходит только при решении головоломки; см. Luo and Knoblich, 2007) отличается от устойчивости более радикальных форм творчества (например,g., радикальное понимание, реструктуризация или творчество), ценимые западными людьми (Jarman, 2014). По сути, культурные различия в предпочтительных моделях творческой обработки или творческих процессах коренятся в различиях в системах верований между Востоком и Западом. В частности, в восточных регионах творчество характеризуется как непрерывный процесс, включающий «круговое движение в смысле последовательной реконфигурации исходной целостности»; Напротив, на Западе творчество считается «линейным движением к новой точке» и «проницательной продукцией, достигаемой людьми, вовлеченными в рабочий процесс с конечным началом и концом» (Lubart, 1999, p.341). Существует уникальный диалектизм, называемый китайским наивным диалектизмом, который в основном происходит из восточноазиатских философских и религиозных традиций, таких как конфуцианство, даосизм и буддизм; как таковой, он имеет дело с очевидными противоречиями, сохраняя фундаментальные элементы противоположных точек зрения как состояние напряжения или конфликта, в котором противоречия не обязательно должны быть разрешены, а противоположности могут сосуществовать (Paletz and Peng, 2009; Shen et al., 2018b ). В соответствии с такими системами верований почти все вещи, которые жители Запада считают радикальными, китайцы считают постепенными.

Четырехэтапный подход Валласа (1926), основанный на идеях Гельмгольца о мыслительном процессе, задействованном в творческих идеях (Rhodes, 1961; Sadler-Smith, 2015), представляет собой эвристическую рабочую модель, которая иллюстрирует ключевые когнитивные процессы творчества; в нем говорится, что творческий процесс можно разделить на этапы подготовки, инкубации, освещения и проверки (Shen et al., 2018a). Хотя четырехступенчатая модель творчества Валласа, наиболее широко цитируемая структура творчества на Западе, использовалась для описания ключевых процессов, лежащих в основе творчества, в некоторых современных восточных исследованиях творческого познания, таких как творческое мышление и понимание, культурные различия в творчестве. также существуют четыре стадии творческого процесса; например, относительно западная модель процесса следует когнитивному подходу к решению проблем (определение креативности, ориентированное на продукт; e.g., Dubina and Ramos, 2016), тогда как восточный творческий процесс выделяет эмоциональные, личные и интрапсихические аспекты творчества. Любарт (1999) привел две альтернативные модели, противопоставляя восточные процессы творчества и западную четырехступенчатую модель творчества, которые были представлены Мадуро (1976) и Чу (1970). Четырехэтапная модель, основанная на «Йога-сутрах» (из Мадуро, 1976), подчеркивает своеволие и непрекращающиеся усилия, внутреннюю идентификацию, личные прозрения и социальную коммуникацию личных реализаций; эти аспекты индивидуально считаются аналогичными четырем этапам творческой модели Валласа (подготовка, инкубация, освещение и проверка) (Shen et al., 2018а). В отличие от западного описания творческого процесса, посредничество или внимательность также считаются ключевым посредником, а иногда и неотъемлемой частью восточного процесса творчества. Кроме того, с трехэтапной точки зрения Чиу и Кван (2010) оценили, как культура влияет на творческий процесс создания, редактирования и принятия, и выявили, что существующие знания об установленных нормах одной культуры и культурных элементах являются не только ориентирами. для определения оригинальности или уникальности новых идей, но также служат важным источником вдохновения.В частности, культурные нормы и элементы, в которых находится человек, создают перцептивные и концептуальные наборы, которые также могут приводить к умственным тупикам и препятствовать плавности процесса решения проблем. Напротив, знакомство с иностранной культурой может помочь расширить концептуальные границы, установленные в культуре человека, давая вдохновение для освобождения от ограничивающих наборов его / ее культуры и инициируя творческое повторное присвоение / синтез разнообразных идей. Одним из мощных путей для творчества является сочетание разрозненных идей из самых разных категорий (культура может считаться категорией), насколько это возможно.Люди, подвергшиеся воздействию различных культур, имеют большую вероятность создания чего-то нового или чего-то нового, комбинируя различные элементы из пережитых культур, что будет восприниматься как новое для людей, которые имеют опыт общения только с одной или несколькими из этих культур. Считается, что культура косвенно облегчает или ухудшает плавность творческого процесса создания идеи (т.д., как идеи редактируются и продвигаются на рынок), а также процесс принятия или терпимости к творческим или новым идеям (например, приемлемость новых идей).

Таким образом, роль культуры в обеспечении творческих процессов заключается, прежде всего, в том, что культура одновременно предоставляет фундаментальные материалы и входные данные, которые обрабатываются в процессе творчества, и прямо и / или косвенно изменяет конкретные процессы творчества. Культурные знания, такие как осведомленность о культурных нормах, упрощают, облегчают или изменяют некоторые процессы творчества и обеспечивают ориентиры для этих процессов.Кроме того, культура может приводить к различным предпочтениям в выборе и применении моделей творческих процессов в разных культурах и к разному приписыванию важности одному и тому же творческому процессу в разных культурах.

Культура гарантирует оценку творческих способностей

С помощью критериев творчества и инструментов оценки креативность можно изучать качественно и / или количественно. Большинство предыдущих исследований показали, что жители Запада набрали более высокие баллы, чем их восточные коллеги по различным критериям творчества или тестам (подробности см. В сингапурском бестселлере Почему азиаты менее креативны, чем жители Запада, ; Ng, 2001), что привело к устойчивым спорам относительно того, является ли восточноевропейский бестселлер . или азиатскому населению не хватает творческих способностей или они уступают в творческих способностях.Тем не менее, все большее количество исследований демонстрирует, что, хотя западные учащиеся лучше справляются со многими показателями дивергентного мышления и творческой результативности, это превосходство не согласуется со всеми типами показателей креативности (например, с критериями конвергентного мышления) и не всегда проявляется по всем параметрам. оценки творческих способностей (например, оригинальности, беглости и гибкости; см. Xie and Paik, 2019). Например, Саад и др. (2015) сообщили, что больше идей (оцениваемых двумя различными проблемами мышления) было создано канадцами (представляющими индивидуалистическую культуру), в то время как тайваньцы (представляющие коллективистскую культуру) продемонстрировали большую оригинальность в своих генерируемых идеях.В обзоре, основанном на 29 опубликованных статьях, Се и Пайк (2019) сообщили о неоднозначных выводах относительно влияния индивидуалистической и коллективистской культур (Запад против Востока) на творчество, которое оценивалось с помощью различных критериев творчества.

Учитывая сложность концептуализации творчества и различия в творческих процессах в разных контекстах и ​​культурах, трудно поверить, что оценка креативности — это простая вещь. Эта сложность оценки творческих способностей отражает разнообразие культур или контекстов, в которых укоренилось творчество, и отражается в различиях в показателях креативности (например, см. Cropley, 2000) и подходах к оценке творческих способностей.Еще в 1989 году Торранс и Гофф (1989), во все более значительном количестве доказательств, перечислили более 255 инструментов оценки творческих способностей; текущее количество мер творчества может быть значительно выше. В целом, четыре P креативности — человек, продукт, процесс и пресса — кажутся более выгодными рамками для измерения креативности. Из инструментов, разработанных для оценки творчества, некоторые пытаются оценить когнитивные процессы, задействованные в творчестве, такие как творческое понимание; некоторые озабочены творчеством на основе продукта или творческой эффективностью / достижениями; некоторые сосредотачиваются на личных характеристиках или личностных качествах; и другие исследуют влияние окружающей среды (Feldhusen and Goh, 1995).

Культура является ключевым фактором, влияющим на межкультурную оценку и определяющим творческие способности отдельных лиц или групп в различных условиях. В отличие от предыдущих утверждений, что западное население имеет более высокие баллы по тестам на креативность по сравнению с азиатским или китайским населением (Lubart, 1999; Kharkhurin and Samadpour Motalleebi, 2008), недавние исследования показали, что люди из узких культур, в отличие от людей из свободных культур , чувствуют себя более уверенно и проявляют большую творческую самоэффективность, когда они предпринимают творческие задачи или меры в рамках своей культуры (см. Chua et al., 2015). Что еще более важно, все более значительный объем доказательств достоверно показывает, что азиатское и китайское население проявляет большую креативность в отношении некоторых творческих способностей или показателей мышления (например, Zhou et al., 1995; Xie and Paik, 2019). Например, представив шесть творческих задач китайским и американским студентам колледжей, Чен и др. (2004) исследовали потенциальное влияние народных сказок (культурных сочинений), которые участники слышали в детстве, на творческое или основанное на понимании решение проблем.Они заметили, что более 70% китайских студентов бакалавриата смогли решить проблему со статуей, которая процедурно похожа на народные сказки, которые они слышали в детстве; Напротив, менее 10% их американских коллег решили эту проблему, потому что они не слышали соответствующих народных сказок. Противоположная картина поведения наблюдалась при решении задачи о пещере, которая была похожа на истории, которые американские студенты слышали в детстве, но не имела ничего общего с какой-либо историей, которую китайские студенты слышали раньше.Этот эффект можно было бы считать эффектом знакомства (культурные обычаи), а не действительно превосходным творчеством. Однако другое лонгитюдное исследование Zhou et al. (1995) предоставляет более убедительные доказательства; В этом исследовании было проведено трехволновое (продольное) сравнение творческих способностей детей между Китаем и Германией (оцениваемое индивидуально с помощью теста фигурального дивергентного мышления, теста на вербальные альтернативные варианты использования и задания на решение технических проблем), и были обнаружены лучшие результаты образного творчества. для китайских учеников начальной школы, чем для их немецких сверстников (независимо от оценок), в то время как для вербального конвергентного мышления была обнаружена противоположная тенденция.Изучив 29 статей, Се и Пайк (2019) не обнаружили никаких последовательных выводов об относительной силе жителей Запада в творчестве и инновациях.

Результаты этого типа показывают, что приемлемые с культурной точки зрения меры важны для точной оценки творчества и что культура может влиять на точную оценку творчества. Та же проблема проявляется и в тестах творческого мышления Торранса (TTCT). Например, Любарт (1999) отметил, что изображения и объекты, которые используются для построения тестовых вопросов или коротких творческих заданий с бумагой и карандашом, например, в TTCT, могут быть культурно связанными (например.г., Джеллен и Урбан, 1989; Rudowicz et al., 1995). Возможно, по этим причинам головоломка из семи частей (танграм; например, Domino, 1980; Siew and Chong, 2014) и китайская кольцевая головоломка (головоломка-кольцо; см. Hamel and Elshout, 2000) были разработаны китайцами для измерения творческих способностей и творческих способностей. / или интеллект; Напротив, задачи с использованием римских цифр (см. Knoblich et al., 2001) и английских букв (например, анаграммы; см. Bowden, 1997) были разработаны западными людьми для оценки творческих способностей на Западе. Тем не менее, некоторые проблемы сохраняются из-за использования языка или словесных форм для оценки творческих способностей в разных культурах.Растущее число исследований показывает, что изучение языка может влиять на творческие способности людей и что язык как неотъемлемый аспект культуры может влиять на формирование творческих способностей (выраженных в вербальных формах). В исследовании гонконгских детей, которые использовали китайскую версию TTCT в качестве инструмента измерения творческих способностей, Rudowicz et al. (1995) обнаружили, что «стимулы в форме картинок, представленные в вербальных формах, похоже, относятся к историям, которые более знакомы американским и европейским детям, чем азиатским детям» (стр.424; см. также Lubart, 1999). Кроме того, большинство мер творчества разработано на Западе, особенно в Соединенных Штатах; таким образом, жители Запада могут быть знакомы с ними лучше, чем жители Востока, что объясняет более высокие результаты среди жителей Запада. Проще говоря, знакомство с материалами, особенно словесными выражениями или символами, которые используются для построения тестовых вопросов, и неправильное толкование задания, связанное с культурой (которое является результатом существования различных норм или соглашений), будут влиять на точность оценок креативности.

В дополнение к объективным измерениям креативности многие методы являются относительными (на основе выборки или совокупности) для измерения креативности, включая тесты на дивергентное мышление и методы согласованной оценки. Например, при оценке оригинальности или уникальности тестов дивергентного мышления, таких как метод согласованной оценки, культурные различия в широко распространенных знаниях и социальных нормах означают, что ответ, который считается в высшей степени оригинальным или уникальным в одной культуре, не обязательно будет рассматриваться. весьма уникален в других культурах или контекстах.Как упоминалось в Jones and Shea (1974), «статистические частотные меры оригинальности, которые объединяют воедино ответы разных культурных групп, как правило, завышают оценку оригинальности ответов, общих в одной группе, и рассеивают культурно-специфическую оригинальность» (Lubart, 1999, с. 347). Кроме того, на их рейтинги влияет культурное происхождение оценщиков, и этот вывод лучше проиллюстрирован на примере различий в творческих способностях или оригинальности в зависимости от этнической принадлежности (например, Kaufman et al., 2004; Кауфман, 2006) и гендер (Gralewski and Karwowski, 2013), в которых люди разных полов или этнических групп могут считаться членами разных (суб) культур.

Влияние культуры на оценку творческих способностей обычно проявляется в двух пунктах ниже. С одной стороны, культура оказывает большое влияние на создание инструментов измерения креативности из-за культурных характеристик материалов, созданных в виде тестовых вопросов или заданий. С другой стороны, культура влияет на выражение или результат творческих идей людей из-за культурных особенностей или предвзятости в отношении производительности, возникающей в результате применения неприемлемых с культурной точки зрения мер творчества.Кроме того, культура играет важную роль в субъективных или относительных оценках субъективной креативности и в некоторых измерениях тестов креативности, особенно в оценках оригинальности на основе совокупности или выборки.

Заключительные замечания

Креативность сложна и чувствительна к культуре. В этом обзоре межкультурные различия в концептуализации, обработке и измерении креативности обсуждались и резюмировались путем сопоставления восточной и западной культур. Наше исследование предоставляет убедительные доказательства, подтверждающие важную роль культуры в определении и оценке творческих способностей и обеспечении творческих процессов.В соответствии с нашим выводом, Любарт (1999) утверждал, что культура может влиять на творчество, и это влияние может проявляться в том, что люди из разных контекстов или культур имеют различные неявные и / или явные концепции творчества, а люди из разных контекстов или культур принимают или предпочитают использовать различные психологические процессы, такие как окрашивание, в их творческих усилиях. Поскольку определение и оценка творчества во многом зависят от культуры, большинство наблюдаемых различий в реальном творчестве может быть результатом культурных различий.В будущих исследованиях следует приложить больше усилий для тщательного изучения влияния культуры на «согласованные компоненты или операции» творчества или стандартные процессы или критерии творчества. Помимо того факта, что культура, в том числе язык и окружающая среда, может способствовать развитию творческих способностей, культура также может играть важную роль в оценке творческих способностей. В будущих исследованиях можно было бы эмпирически исследовать роли культуры, включая, помимо прочего, мультикультурный опыт и изучение языков, которые возникли за последние 10 лет в рамках концептуализации, обработки и оценки творчества.Кроме того, в других исследованиях можно было бы приложить больше усилий для демистификации межкультурной нейронной основы творчества с использованием высокоплотных мозговых потенциалов или методов нейровизуализации, учитывая, что два недавних исследования начали изучать нейронные корреляты межкультурных различий в творчестве (Ivancovsky et al. др., 2018, 2019).

Взносы авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Работа одобрена Фондом философии и социальных наук высших учебных заведений Цзянсу (2017SJB0649), Фондом естественных наук провинции Цзянсу (BK20181029), Фондом естественных наук высших учебных заведений провинции Цзянсу (17KJB1

) и представила стартовые фонды талантов Нанкинского педагогического университета специального образования.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Адаир, В. Л., Сюн, Т. Х. (2018). Как китайцы и канадцы с Кавказа концептуализируют творчество: посредническая роль предотвращения неопределенности. J. Cross-Cult. Psychol. 49, 223–238. DOI: 10.1177 / 0022022117713153

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chen, Z., Mo, L., and Honomichl, R. (2004). С памятью слона: долгосрочное извлечение и использование аналогов при решении задач. J. Exp. Psychol.Gen. 133, 415–433. DOI: 10.1037 / 0096-3445.133.3.415

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чиу, К. Ю., Кван, Л. Ю. (2010). Культура и творчество: модель процесса. Manag. Орган. Ред. 6, 447–461. DOI: 10.1111 / j.1740-8784.2010.00194.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чу, Ю. К. (1970). «Восточные взгляды на творчество» в пси-факторов в творчестве. ред. А. Ангофф и Б. Шапиро (Нью-Йорк: Фонд парапсихологии).35–50.

Google Scholar

Чуа Р. Ю. (2018). Инновации на перекрестке культур: как мультикультурные социальные сети способствуют распространению идей и творчеству. J. Manag. 44, 1119–1146. DOI: 10.1177 / 0149206315601183

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чуа, Р. Ю., Рот, Ю., и Лемуан, Дж. Ф. (2015). Влияние культуры на творчество: как культурная теснота и культурная дистанция влияют на глобальную инновационную краудсорсинговую работу. Adm. Sci.Q. 60, 189–227. DOI: 10.1177 / 0001839214563595

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кропли, А. Дж. (2000). Определение и измерение креативности: стоит ли использовать тесты на креативность? Roeper Rev. 23, 72–79. DOI: 10.1080 / 027831

554069

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Домино, Г. (1980). Китайские танграммы как метод оценки творческих способностей. J. Creat. Behav. 14, 204–213. DOI: 10.1002 / j.2162-6057.1980.tb00244.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дубина, И.Н., Рамос С. Дж. (2016). «Творчество через призму культуры: дихотомия« запад »и« восток »» в Творчество, инновации и предпринимательство в различных культурах , инновациях, технологиях и управлении знаниями. ред. Дубина И. Н., Караяннис Э. Г. (Нью-Йорк: Springer), 29–34.

Google Scholar

Feldhusen, J. F., and Goh, B. E. (1995). Оценка и доступ к творчеству: комплексный обзор теории, исследований и разработок. Creat. Res. J. 8, 231–247. DOI: 10.1207 / s15326934crj0803_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Главяну, В. П. (2010). Принципы культурной психологии творчества. Культ. Psychol. 16, 147–163. DOI: 10.1177 / 1354067X10361394

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gralewski, J., Karwowski, M. (2013). Вежливые девушки и творческие мальчики? Пол учащихся влияет на точность оценок творческих способностей учителей. Дж.Creat. Behav. 47, 290–304. DOI: 10.1002 / jocb.36

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hamel, R., and Elshout, J. J. (2000). О развитии знаний при решении задач. Eur. J. Cogn. Psychol. 12, 289–322. DOI: 10.1080 / 09541440050114534

CrossRef Полный текст | Google Scholar

House, R.J., Hanges, P.J., Javidan, M., Dorfman, P.W., Gupta, V., and GLOBE associates (2004). Лидерство, культура и организации: исследование 62 стран GLOBE.Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Google Scholar

Хуанг, Л. Дж. К., Лю, Х. Ю., Ан, Л., Лю, Ю. Н., Чжан, С., и Цзинь, К. Ю. (2018). Многокультурный опыт способствует творчеству. Adv. Psychol. Sci. 26, 1511–1520. DOI: 10.3724 / SP.J.1042.2018.01511

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Инглхарт Р., Басанез М. и Морено А. (1998). Человеческие ценности и убеждения: межкультурный справочник. (Анн-Арбор, Мичиган: Издательство Мичиганского университета).

Google Scholar

Ивановский, Т., Клейнминц, О., Ли, Дж., Курман, Дж., И Шамай-Цури, С. Г. (2018). Нейронные основы межкультурных различий в творчестве. Hum. Brain Mapp. 39, 4493–4508. DOI: 10.1002 / hbm.24288

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ивановский Т., Курман Дж., Морио Х., Шамай-Цури С. (2019). Транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS), направленная на левую нижнюю лобную извилину: влияние на творчество в разных культурах. Soc.Neurosci. 14, 277–285. DOI: 10.1080 / 17470919.2018.1464505

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джарман, М. С. (2014). Количественная оценка качества: измерение инсайта. Creat. Res. J. 26, 276–288. DOI: 10.1080 / 10400419.2014.929405

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джеллен, Х. Г., и Урбан, К. К. (1989). Оценка творческого потенциала во всем мире: первое межкультурное приложение теста на творческое мышление — производство рисунков (TCT-DP). Подарок. Educ. Int. 6, 78–86.

Google Scholar

Джонс, Дж., И Ши, Дж. (1974). Некоторые проблемы при сравнении оценок дивергентного мышления в разных культурах. Aust. Psychol. 9, 47–51. DOI: 10.1080 / 00050067408256524

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кауфман, Дж. К. (2006). Самооценка различий в творчестве по этнической принадлежности и полу. Заявл. Cognit. Psychol. 20, 1065–1082. DOI: 10.1002 / acp.1255

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кауфман, Дж.К., Баер, Дж., И Джентиле, К. А. (2004). Различия в полу и этнической принадлежности, измеренные по оценке трех письменных заданий. J. Creat. Behav. 38, 56–69. DOI: 10.1002 / j.2162-6057.2004.tb01231.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кауфман, Дж. К., и Лан, Л. (2012). Культурный уклон и творчество Восток-Запад: мы похожи и разные. одаренных талантливых межд. 27, 115–118. DOI: 10.1080 / 15332276.2012.11673616

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хархурин, А.В., и Самадпур Моталлеби, С. Н. (2008). Влияние культуры на творческий потенциал студентов американских, российских и иранских колледжей. Creat. Res. J. 20, 404–411. DOI: 10.1080 / 10400410802391835

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Х., Ким, Дж., Рю, Ю. и Сон, С. (2015). Используют ли люди свои неявные теории творчества в качестве общих теорий? J. Creat. Behav. 49, 77–93. DOI: 10.1002 / jocb.55

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леунг, А.К. Ю., Чиу, К. Ю. (2010). Многокультурный опыт, восприимчивость к идеям и творчество. J. Cross-Cult. Psychol. 41, 723–741. DOI: 10.1177 / 0022022110361707

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леунг, А. К. Ю., Мэддакс, В. В., Галински, А. Д., Чиу, К. Ю. (2008). Многокультурный опыт способствует развитию творческих способностей: когда и как. Am. Psychol. 63, 169–181. DOI: 10.1037 / 0003-066X.63.3.169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любарт, Т.I. (1999). «Творчество в разных культурах» в справочнике по исследованию творчества . изд. Р. Дж. Стернберг (Кембридж, Англия: издательство Кембриджского университета), 339–350.

Google Scholar

Люшер Р., Бартелмесс П. Ю. З., Ким С. Ю., Рихтер У. Х. и Миттаг М. (2019). Концептуализация творчества: общие и культурные предубеждения в шкале творческой личности Гофа. J. Creat. Behav. 53, 30–43. DOI: 10.1002 / jocb.160

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луо, Дж., и Кноблич Г. (2007). Изучение решения проблем инсайта с помощью нейробиологических методов. Методы 42, 77–86. DOI: 10.1016 / j.ymeth.2006.12.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Maddux, W. W., и Galinsky, A. D. (2009). Культурные границы и ментальные барьеры: связь между жизнью за границей и творчеством. J. Pers. Soc. Psychol. 96, 1047–1057. DOI: 10.1037 / a0014861

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мадуро, Р.(1976). Художественное творчество в сообществе художников-браминов. (Беркли, Калифорния: исследовательская монография 14, Центр исследований Южной и Юго-Восточной Азии).

Google Scholar

Мартинс, Э. К., и Тербланш, Ф. (2003). Формирование организационной культуры, стимулирующей творчество и инновации. Eur. J. Innov. Manag. 6, 64–74. DOI: 10.1108 / 14601060310456337

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нг, А. К. (2001). Почему азиаты менее креативны, чем жители Запада. (Сингапур: Prentice Hall).

Google Scholar

Нийстад, Б. А., Де Дреу, К. К., Рицшель, Э. Ф., и Баас, М. (2010). Модель двойного пути к творчеству: творческое мышление как функция гибкости и настойчивости. Eur. Rev. Soc. Psychol. 21, 34–77. DOI: 10.1080 / 10463281003765323

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниу, В., и Штернберг, Р. Дж. (2006). Философские корни западных и восточных концепций творчества. J. Theor. Филос. Psychol. 26, 18–38. DOI: 10,1037 / h0091265

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Палец, С. Б., и Пэн, К. (2008). Неявные теории творчества в разных культурах: новизна и уместность в двух областях продукта. J. Cross-Cult. Psychol. 39, 286–302. DOI: 10.1177 / 0022022108315112

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Палец, С. Б., Пэн, К. (2009). Нахождение проблемы и противоречие: изучение взаимосвязи между наивным диалектическим мышлением, этнической принадлежностью и творчеством. Creat. Res. J. 21, 139–151. DOI: 10.1080 / 104004108683

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Плюккер, Дж. А., Бегетто, Р. А., и Доу, Г. Т. (2004). Почему для психологов-педагогов творчество не важнее? Возможности, подводные камни и будущие направления в исследованиях творчества. Educ. Psychol. 39, 83–96. DOI: 10.1207 / s15326985ep3902_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Родос, М. (1961). Анализ творчества. Дельта Фи Каппан 42, 305–310.

Google Scholar

Рудович, Э. (2003). Творчество и культура: двустороннее взаимодействие. Сканд. J. Educ. Res. 47, 273–290. DOI: 10.1080 / 00313830308602

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рудович Э., Лок Д. и Китто Дж. (1995). Использование тестов творческого мышления Торранса в исследовательском исследовании творческих способностей у учащихся начальной школы Гонконга: межкультурное сравнение. Внутр.J. Psychol. 30, 417–430. DOI: 10.1080 / 00207599508246577

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рудович Э. и Юэ X. Д. (2000). Концепции творчества: сходства и различия между материком, Гонконгом и тайваньскими китайцами. J. Creat. Behav. 34, 175–192. DOI: 10.1002 / j.2162-6057.2000.tb01210.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рудович Э. и Юэ X. Д. (2002). Совместимость китайцев и творческих личностей. Creat. Res. J. 14, 387–394. DOI: 10.1207 / S15326934CRJ1434_9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рунко, М. А. (2014). Креативность «Большая С, маленькая С» как ложная дихотомия: реальность не категорична. Creat. Res. J. 26, 131–132. DOI: 10.1080 / 10400419.2014.873676

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рунко, М.А., и Бахледа, М.Д. (1987). Порядок рождения и дивергентное мышление. J. Genet. Psychol. 148, 119–125.DOI: 10.1080 / 00221325.1987.9914542

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рунко, М. А., и Джегер, Г. Дж. (2012). Стандартное определение творчества. Creat. Res. J. 24, 92–96. DOI: 10.1080 / 10400419.2012.650092

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саад, Г., Кливленд, М., и Хо, Л. (2015). Индивидуализм – коллективизм и количественные и качественные измерения индивидуальной и групповой творческой деятельности. J. Bus. Res. 68, 578–586.DOI: 10.1016 / j.jbusres.2014.09.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сэдлер-Смит, Э. (2015). Четырехэтапная модель творческого процесса Валласа: больше, чем кажется на первый взгляд? Creat. Res. J. 27, 342–352. DOI: 10.1080 / 10400419.2015.1087277

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шен, В., Тонг, Ю., Юань, Ю., Чжан, Х., Лю, К., Луо, Дж., И др. (2018a). Ощущение озарения: выявление соматических маркеров переживания «ага». Заявл.Психофизиол. Биологическая обратная связь 43, 13–21. DOI: 10.1007 / s10484-017-9381-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шен, В. Б., Юань, Ю. (2015). Социокультурная основа творческого мышления. Adv. Psychol. Sci. 23, 1169–1180. DOI: 10.3724 / SP.J.1042.2015.01169

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шэнь, В., Юань, Ю., Чжао, Ю., Чжан, X., Лю, К., Луо, Дж. И др. (2018b). Определение инсайта: исследование, изучающее неявные теории инсайта. Psychol. Эстет. Creat. Искусство 12, 317–327. DOI: 10.1037 / aca0000138

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сью, Н. М., и Чонг, К. Л. (2014). Развитие творческих способностей учащихся с помощью пятиэтапных занятий по танграму Ван Хиле. J. Educ. Учиться. 3, 66–80. DOI: 10.5539 / jel.v3n2p66

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штернберг, Р. Дж. (1985). Неявные теории интеллекта, творчества и мудрости. J. Pers. Soc.Psychol. 49, 607–627. DOI: 10.1037 / 0022-3514.49.3.607

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торранс, Э. П., и Гофф, К. (1989). Тихая революция. J. Creat. Behav. 23, 136–145. DOI: 10.1002 / j.2162-6057.1989.tb00683.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Треффингер, Д. Дж. (1996). Творчество, творческое мышление и критическое мышление: в поисках определений. (Сарасота, Флорида: Центр творческого обучения).

Google Scholar

Валлас, Г.(1926). Искусство мысли. (Лондон: Ваттс).

Google Scholar

Вайнер Р. П. (2000). Творчество и не только: культуры, ценности и изменения. (Олбани, Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка).

Google Scholar

Вествуд Р. и Лоу Д. Р. (2003). Мультикультурная муза: культура, творчество и инновации. Внутр. J. Cross-cult. Manag. 3, 235–259. DOI: 10.1177 / 14705958030032006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямс, В.М., Янг Л. Т. (1999). «Организационное творчество» в Справочник по творчеству , изд. Р. Дж. Стернберг (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 373.

Google Scholar

Се, Г., и Пайк, Ю. (2019). Культурные различия в творчестве и новаторстве: действительно ли азиатские сотрудники менее креативны, чем западные? Asia Pac. Автобус. Ред. 25, 123–147. DOI: 10.1080 / 13602381.2018.1535380

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжоу, Л., Чжа, З. X., и Ши, Дж. Н. (1995). Сравнительное исследование показателей фигурного творческого мышления учащихся 5 и 7 классов из Китая и Германии. Psychol. Dev. Educ. 11, 19–23.

Google Scholar

В поисках культурных знаний

Культурная компетентность — в общих чертах определяемая как способность понимать, ценить и взаимодействовать с людьми из культур или систем убеждений, отличных от вашей собственной, — была ключевым аспектом психологического мышления и практики в течение примерно 50 лет.Это стало такой неотъемлемой частью области, что она внесена в список основных компетенций психологии. Федеральное правительство также рассматривает это как важное средство помощи в устранении расового, этнического и социально-экономического неравенства в отношении здоровья и психического здоровья.

Но определить, понять и применить культурную компетентность в лечении было непросто. Во-первых, исследователи до сих пор спорят об основных составляющих культурной компетентности и культурно компетентной помощи.Что делает конкретного терапевта, практикующего врача или специалиста по протоколу культурно компетентным? Хотя по этой теме существует множество предположений, ответы на эти вопросы еще далеко не решены.

Более того, финансирование такого рода исследований обычно было скудным (см. «Институт фокусируется на пациентах, включая их этническую принадлежность»). Национальные институты здоровья склонны требовать биомедицинского аспекта в большинстве исследований в области психического здоровья, включая те, которые связаны с культурной компетенцией. И единственный институт NIH, занимающийся проблемами здоровья этнических меньшинств, Национальный институт здоровья меньшинств и различий в состоянии здоровья, является одним из самых мало финансируемых агентств NIH и, как говорят руководители на местах, обычно вкладывает больше денег в обучение, чем на исследования.

Кроме того, эта область полна разногласий и противоречий. Некоторые исследователи считают, что вмешательства должны быть более радикальными, чем они есть, в то время как критики утверждают, что такие вмешательства являются просто еще одной формой «политической корректности».

Многие говорят, что в результате этих сложностей наука о культурно компетентном лечении, как правило, не получает должного внимания. Но, по словам эксперта в этой области, профессора психологии Университета штата Юта Мелани Доменек Родригес, доктора философии, благодаря целому ряду исследовательских усилий ситуация изменилась.

«Психологи моего поколения в сотрудничестве с психологами предыдущих поколений работают над тем, чтобы поставить науку в более тесное русло культурной компетенции и культурно компетентного лечения», — говорит она.

Культурная адаптация

Это стремление улучшить научный аспект культурно компетентных исследований лечения означает, что центральным направлением исследований является прагматический: изменение основанных на фактических данных методов лечения для различных групп, также известных как «культурная адаптация».«Эта тактика последовала за длительным периодом лечения и исследовательских экспериментов, начавшихся в 1960-х годах, которые включали, среди других подходов, интегральное вовлечение членов сообщества в разработку плана лечения и вмешательства.

Хотя исследования культурной адаптации не используют такой всеобъемлющий массовый подход, у них есть явное преимущество, заключающееся в том, что они привлекают больше спонсоров. Поскольку оно начинается с научно подтвержденного лечения и добавляет к нему компоненты или настраивает его, таким исследованием легче управлять с исследовательской точки зрения, чем, скажем, создавать лечение с нуля.

«Если колесо работает относительно хорошо, я бы хотел его использовать», — говорит психолог из Университета Пуэрто-Рико Гильермо Берналь, доктор философии, который вместе с Доменеком Родригесом редактировал книгу APA 2012 года «Культурная адаптация: инструменты для доказательной практики». с разнообразным населением «.

Бернал помог начать такое исследование в 1990-х годах, когда он понял, что в любом случае неофициально адаптирует лечение, основанное на доказательствах, для своих клиентов.

«Мы очень сознательно начали изучать протоколы этих методов лечения и деконструировать их с точки зрения культурных метафор, предположений и языка», — говорит он.

В первом исследовании, использующем эту схему, психолог из Университета Пуэрто-Рико Жаннетт Розелло, доктор философии, и Берналь сравнили, как пуэрториканские подростки с депрессией реагировали на адаптированные к культурным условиям варианты когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) и межличностной терапии (ИПТ) по сравнению со сверстниками. в списке ожидания. Оба адаптированных метода лечения были эффективными и оба превосходили результаты контрольной группы, как они обнаружили ( Journal of Consulting and Clinical Psychology , 1999).

В исследовании 2008 года, опубликованном в журнале Cultural Diversity and Ethnic Minority Psychology , Розелло, Бернал и Кармен Ривера-Медина, доктор философии, сравнили адаптированные групповые и индивидуальные версии когнитивно-поведенческой терапии и теории межличностного общения, опять же с депрессивными пуэрториканскими подростками. Все они были эффективными, но как групповая, так и индивидуальная когнитивно-поведенческая терапия работали быстрее, чем любая из форм ИПТ, как выяснила команда. (Все эти адаптации теперь являются частью реестра доказательных методов лечения Управления по борьбе с наркотиками и психическим здоровьем, доступного для общественности.)

Другие исследования показали аналогичные успехи. В выпуске журнала Journal of Latina / o Psychology за 2014 год профессор психологии Университета Маркетт Роберт А. Фокс, доктор философии, и его коллеги рассмотрели влияние предоставления адаптированной к культуре версии своего научно-обоснованного родительского вмешательства Early Pathways to At- рискуют латиноамериканские дети. Команда обнаружила, что у детей значительно улучшились поведенческие и эмоциональные показатели по сравнению с теми, кто находится в списке ожидания.

Тем временем, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, доцент Анна Лау, доктор философии, и ее коллеги успешно адаптировали научно-обоснованное вмешательство под названием «Невероятные годы» для китайско-американских родителей.В адаптацию были включены ранее полученные данные о ситуациях, которые, скорее всего, будут стимулировать карательные методы воспитания среди китайско-американских родителей, например, стресс из-за успеваемости своих детей или выраженное желание большей автономии. Исследователи обнаружили, что адаптация способствовала большему количеству позитивных и меньшему количеству негативных практик воспитания детей и уменьшению реакции детей и депрессии ( Journal of Clinical Psychology , 2010).

Как они выглядят в целом?

В целом метаанализы подтверждают эффективность таких адаптаций.

Один, о котором сообщили Тимоти Б. Смит, доктор философии, Доменек Родригес и Бернал в статье 2011 года в журнале Journal of Clinical Psychology , рассматривал 65 экспериментальных и квазиэкспериментальных исследований, которые включали некоторую форму адаптированного лечения. Они обнаружили, что адаптации для клиентов из числа этнических меньшинств были умеренно более эффективными, чем лечение в обычном режиме с теми же клиентами, и лечение с большим количеством культурных адаптаций, а не с небольшим, было особенно эффективным, как они обнаружили. Кроме того, услуги, нацеленные на одну конкретную группу, скажем, иммигрантов из Бутана, были в несколько раз эффективнее лечения, предоставляемого клиентам из различных культурных слоев.

Другой метаанализ, опубликованный в журнале Journal of Counseling Psychology психологами Университета Висконсин-Мэдисон Стивеном Дж. Бенишем, доктором философии, Стивеном Кинтана, доктором философии, и Брюсом Э. Вамполдом, доктором философии, проанализировал 21 исследование, сравнивающее психотерапевтические вмешательства, которые были либо культурно адаптировано, либо нет. Они обнаружили, что адаптированные версии показали лучшие результаты.

Команда также изучила факторы, которые могут объяснить эффективность основанных на доказательствах адаптированных методов лечения.Только лечение, которое явно учитывало культурные взгляды клиента на его или ее болезнь, давало лучшие результаты, чем неадаптированные методы лечения. Другие переменные, такие как метод лечения, этническая принадлежность терапевта и клиента, а также тяжесть расстройства, не имели большого значения.

Третий метаанализ, представленный в Ежегодном обзоре клинической психологии в 2014 году, пришел к более сдержанному выводу. Подводя итоги 10 недавних метаанализов, в том числе исследований Смита и Бениша, Стэнли Дж.Хьюи-младший, доктор философии из Университета Южной Калифорнии, и его коллеги обнаружили, что неадаптированная психотерапия в целом эффективна для клиентов из этнических меньшинств — открытие, которое частично противоречит критике, что индивидуальная терапия в западном стиле может быть не лучшим выбором. для многих этнических меньшинств.

Это открытие подтвердилось среди культурных групп и проблем психического здоровья. Менее ясно, однако, было ли добавление стратегий с учетом культурных особенностей дополнительных ценностей. Иногда эти добавки имели положительный эффект, но иногда их эффекты были нейтральными или отрицательными.

Незавершенное производство

Подобные смешанные результаты подчеркивают тот факт, что в этой области еще есть куда расти. С этой целью исследователи изучают области, которые, по их мнению, важны для развития науки и практики в области культурной компетенции, как связанных, так и не связанных с культурной адаптацией.

Например, исследователи разрабатывают основы для адаптации методов лечения, основанных на фактических данных. Вей-Чин Хван, доктор философии, клинический психолог из Claremont McKenna College, излагает принципы для этого таким образом, чтобы помочь исследователям создать хороший дизайн исследований и наилучшим образом учитывать вклад сообщества — известные как подходы «сверху вниз» и «снизу вверх». соответственно.

В статье 2006 года в журнале American Psychologist Хван призывает исследователей и практиков понять различные культурные представления о психических заболеваниях и о том, как люди из разных культур выражают и передают страдания, а в статье 2009 года в Professional Psychology: Research and Practice предлагает пять шагов, которые помогут исследователям сотрудничать с партнерами по сообществу для генерации и поддержки идей по адаптации терапии. Затем Хван описывает способы интеграции двух подходов в главе книги APA «Культурная адаптация.Бернал также разработал модель адаптации, которая исследует роль языка, культурной метафоры и приемлемость лечения для тех, кому служит адаптация.

Другие добавляют в свою работу или модифицируют свою работу с учетом культурных особенностей, основанных на опыте в этой области. Лау использует идеи, полученные в ее первоначальном исследовании, а именно собственные идеи терапевтов о том, какие типы адаптации могут лучше всего подходить разным семьям, и исследует, могут ли эти идеи помочь поддержать научно обоснованные вмешательства для молодежи и как это сделать.В исследовании под названием 4KEEPS она и психолог Лорен Брукман-Фрейзи, доктор философии из Калифорнийского университета в Сан-Диего, используют грант Национального института психического здоровья, чтобы оценить, как более 1500 терапевтов в округе Лос-Анджелес применяют доказательства. лечение на основе до восьми лет после первоначального принятия. Сохраняют ли они верность первоначальному протоколу? Более важно, говорит Лау, что терапевты делают самостоятельно, чтобы гарантировать, что эти методы лечения работают в условиях сообщества, и могут ли эти результаты быть включены в будущие методы лечения?

Альфи Бреланд-Нобл, доктор философии, руководящая проектом «Афро-американские знания, оптимизированные для осознанно здоровых подростков», или AAKOMA, проект Джорджтаунского университета, привносит свои существующие знания афро-американской культуры в методы лечения, которые, по ее мнению, уже хорошо подходят для этого. численность населения.Например, исследования показывают, что по историческим причинам афроамериканцы могут быть очень устойчивы к лечению психического здоровья. Вот почему Breland-Noble начинает с методов лечения, которые более привлекательны для этой группы, таких как мотивационное интервью, с упором на расширение прав и возможностей клиентов. Вместо того, чтобы подбирать лечение, она включает в себя практики, которые стимулируют желание клиентов принимать в нем участие.

«Мое вмешательство действительно предназначено для участия в лечении, чтобы повысить готовность людей получать доступ к лечению, включая лечение, адаптированное к культурным условиям», — говорит она.

Исследователи также работают над включением более индивидуализированного понимания семьи и культуры в культурно компетентные интервенционные исследования и практику. Среди них Стивен Лопес, доктор философии, исследователь кросс-культурной психологии из Университета Южной Калифорнии. Он и его коллеги, в том числе Стэнли Сью, доктор философии, выдающийся профессор клинической психологии в Университете Пало-Альто и другие, подчеркивают важность понимания конкретных факторов, которые влияют на существующие проблемы человека или семьи, а не просто исследовательской мудрости об их этнической группе в целом. .

Чтобы проиллюстрировать нюанс, исследования американцев мексиканского происхождения с серьезными психическими заболеваниями показывают, что эти клиенты склонны к рецидиву, когда они возвращаются к членам семьи, склонным к чрезмерной эмоциональной вовлеченности. Исследования американцев европейского происхождения показывают, что им становится хуже, когда они возвращаются в дома, подвергшиеся критике.

Но было бы ошибкой полагать, что чрезмерное эмоциональное вовлечение всегда является спусковым крючком для рецидива у мексиканско-американских клиентов или что высокий уровень семейной критики всегда предсказывает рецидивы у европейско-американских клиентов, говорит Лопес.Вместо этого важно оценивать отдельные семьи и видеть, какие вероятные предикторы могут быть для этой конкретной семьи.

«Мы не говорим, что нам нужна культурная адаптация американцев мексиканского происхождения, которая включает чрезмерную эмоциональную вовлеченность», — говорит он. «Это слишком статично, слишком задано, слишком стереотипно и не учитывает личность».

Также вопрос заключается в том, желательно или даже возможно ли получить определенные культурные знания в более чем одной или двух культурах.Например, хотя Доменек Родригес в течение 18 лет сотрудничал с партнерами в Мексике, она продолжает извлекать важные уроки из огромного культурного разнообразия этой страны.

«Я не могу представить себе попытку развить нюансы знаний, которые мне пришлось приобрести в Мексике, с каждой вообразимой группой», — говорит она.

Наконец, все еще неясное определение культурной компетенции продолжает мешать попыткам правильно спланировать исследования в этой области.С этой целью Доменек Родригес отдает предпочтение идее наблюдать за мастерами-практиками и видеть то, что у них общего. «Нам действительно нужно провести некоторую наблюдательную работу с людьми, которые, по нашему мнению, обладают исключительной культурной компетентностью», — говорит она.

В аналогичном ключе Сью, Хьюи и другие предлагают подход, при котором сначала нужно изучить результаты исследования, а затем определить, какие факторы выделяют те из них, которые особенно эффективны для клиентов из числа этнических меньшинств.

«Очевидно, что у нас есть обычные рекомендации — нам нужно больше рандомизированных контролируемых испытаний», — говорит Сью.«Но я думаю, что мы должны попытаться получить некоторые идеи разными способами, например, используя конкретные качественные стратегии».

В некотором смысле это плюс, что поле все еще находится в основном режиме допроса, добавляет Сью.

«Это означает, что люди будут продолжать изучать и анализировать культурную компетенцию и культурно компетентные вмешательства», — говорит он.

Результатом, по его мнению, будут более полезные и эмпирически обоснованные вмешательства.

Тори ДеАнджелис — журналист из Сиракуз, Нью-Йорк.

стилей переговоров, основанных на культуре | За пределами несговорчивости

Автор
Мишель ЛеБарон

Июль 2003 г.

В анонимной статье японский писатель описывает американских переговорщиков как трудных для понимания. Одна из причин этого, как нам говорят, заключается в том, что «в отличие от японцев американцы не являются однородными в расовом или культурном отношении» [1]. Хотя трудно охарактеризовать какой-либо национальный или культурный подход к переговорам, часто делаются обобщения.Эти обобщения полезны в той мере, в какой читатель помнит, что они всего лишь руководства, а не рецепты. Любое обобщение верно или нет, в зависимости от многих контекстуальных факторов, включая время, обстановку, ситуацию, ставки, историю отношений между сторонами, характер проблемы, индивидуальные предпочтения, межличностную динамику и настроение.

Любое обобщение будет иногда применяться к некоторым членам группы. Лучше всего это увидеть, рассмотрев обобщения о группах, к которым вы принадлежите.Если вы слышите, что женщины или мужчины склонны вести переговоры таким образом, а американцы — иначе, как это повлияет на вас как на члена этих групп? Если вы хотите ответить: «На самом деле, это зависит от обстоятельств», вы относитесь к большинству, поскольку большинство из нас сопротивляется простой категоризации и широким классификациям. В то же время может быть полезно подкрепиться и попытаться увидеть себя и других на расстоянии, чтобы можно было изучить шаблоны и привычки, определяющие то, что является «нормальным» в переговорах, на предмет того, что они собой представляют: культурные связи и культурные определения. здравый смысл.

В этом эссе будут представлены некоторые обобщения культурных и национальных подходов к переговорам. Это может помочь участникам переговоров и посредникам подготовиться к переговорам, поднимая вопрос о различиях между культурами и указывая на возможные подводные камни, связанные с недостаточным вниманием к культурным факторам. Их следует воспринимать как серию отправных точек, а не окончательных описаний, поскольку культурные группы слишком разнообразны, а меняющиеся контексты слишком влиятельны, чтобы их можно было надежно описать.

Перед тем, как изложить эти обобщения, сделаем оговорку: большинство способов изучения культуры, общения и переговоров в значительной степени заимствованы из западных концепций. Когда, например, на японский язык переводится американский или западноевропейский инструмент для измерения напористости на переговорах, он сохраняет западные допущения о природе напористости. Японскую идею самоуверенности, которая включала избегание как адаптивную и подходящую стратегию, можно было легко упустить из-за культурных представлений о природе самоутверждения и избегания.Из-за отсутствия хороших исследований, использующих межкультурный подход (использование различных отправных точек и валют при разработке самого исследования и мультикультурной команды для его проведения), следующие обобщения ограничены. Инсайдеры из различных незападных культур проводят больше исследований подходов к культуре, а также проводятся некоторые межкультурные исследования — их следует тщательно изучать по мере их появления. [2]


Дополнительные сведения о переговорах на основе культуры Участники проекта Beyond Intractability предлагают стилей.

Культурные подходы к переговорам

В этом разделе будут обсуждаться различные способы анализа культурных различий, связанные с переговорами. Аналитические инструменты являются результатом работы нескольких известных межкультурных экспертов, в том числе Хофстеде, Холла, Клюкхольна, Стродтбека и Карбо [3]. Следует подчеркнуть, что нет единого правильного подхода к переговорам. Существуют только эффективные и менее эффективные подходы, и они различаются в зависимости от многих контекстуальных факторов (см. Культура и разрешение конфликтов, Культурные и мировоззренческие рамки, Межкультурная коммуникация и / или Коммуникационные инструменты для понимания культурных различий).Поскольку переговорщики понимают, что их коллеги могут смотреть на вещи совсем по-другому, они с меньшей вероятностью сделают негативные суждения и с большей вероятностью добьются прогресса в переговорах.

Ориентация на время

В мире существуют две разные ориентации времени: монхроническая и полихроническая. Монохромный подходы ко времени линейны, последовательны и предполагают сосредоточение внимания на чем-то одном. Эти подходы наиболее распространены в европейских культурах США, Германии, Швейцарии и Скандинавии.Японцы также склонны к этому концу временного континуума. Полихронические ориентации на время предполагают одновременное появление многих вещей и участие многих людей. Время, необходимое для завершения взаимодействия, эластично и более важно, чем любой график. Эта ориентация наиболее распространена в средиземноморской и латинской культурах, включая Францию, Италию, Грецию и Мексику, а также в некоторых восточных и африканских культурах.

Переговорщики из полихронных культур склоняются к

  • начало и конец встречи в гибкое время,
  • делать перерывы, когда это кажется целесообразным,
  • быть комфортным при большом потоке информации,
  • рассчитывать читать мысли и мысли друг друга,
  • иногда перекрываются разговоры,
  • считает время начала гибким и не принимайте опоздания на свой счет.

Переговорщики из монохромных культур склонны к

  • предпочитаю быстрое начало и конец,
  • расписание перерывов,
  • рассматривают один пункт повестки дня за раз,
  • полагаются на конкретное, подробное и явное общение,
  • предпочитают говорить по порядку,
  • рассматривают опоздание как обесценивание или свидетельство отсутствия уважения.

Еще одно измерение времени, имеющее отношение к переговорам, — это внимание к прошлому, настоящему или будущему.Карбо классифицирует такие культуры, как Иран, Индия и Дальний Восток, как ориентированные на прошлое. Он указывает, что Соединенные Штаты ориентированы на настоящее и ближайшее будущее. Латинская Америка склоняется к ориентации как в настоящем, так и в прошлом. Как подробно описано в других эссе, коренные народы Северной Америки сочетают подход ко времени, ориентированный на прошлое и будущее, который охватывает семь поколений вперед и назад. Участники переговоров, сосредоточенные на настоящем, должны помнить о том, что другие могут видеть прошлое или далекое будущее как часть настоящего.Переговорщики, для которых время уходит в прошлое или будущее, возможно, должны помнить, что ориентация на настоящее может привести к необходимым изменениям.

Ориентация в космос

Пространство ориентации различаются в зависимости от культуры. Они связаны с территорией, разделением между частным и общественным, комфортным личным расстоянием, комфортом или недостатком комфорта при физическом прикосновении и контакте, а также ожиданиями относительно того, где и как будет происходить контакт. В странах Северной Европы личное пространство намного больше, чем в странах Южной Европы.Например, для немца или шведа итальянцы или греки слишком близки. В американском руководстве по этикету в отношении личного пространства и говорится следующее: «Когда вы встречаетесь с кем-то, не стойте слишком близко. (Помните гневное выражение:« Держитесь подальше от моего лица! »). Неудобная близость очень раздражает другого человека. , так что держитесь на расстоянии, иначе ему придется отступать от вас. Это будет сделано на расстоянии не менее двух футов от другого человека »[4]

Некоторые культуры, включая средиземноморскую, арабскую и латиноамериканскую, более тактильны и допускают большее прикосновение.Культура Азии, коренных народов Америки, Канады и США не поощряет прикосновения вне интимных ситуаций. В некоторых культурах, в том числе в США, допускается прикосновение между мужчинами и женщинами, в то время как прикосновения одного пола менее приемлемы. Эти правила меняются в Японии, где женщины часто держатся за руки, но не мужчины. В Средиземноморье часто можно увидеть, как мужчины держатся за руки или касаются на публике, но не женщины. Ритуалы приветствия соответствуют этим шаблонам, поэтому участникам переговоров важно знать местные нормы.

Space также относится к комфорту при зрительном контакте и атрибуции, связанной с зрительным контактом или отсутствием зрительного контакта. В странах с доминирующей культурой США и Канады, а также во многих арабских культурах зрительный контакт считается признаком надежности и благонадежности. В среде коренных народов Северной Америки зрительный контакт может рассматриваться как неуважительный и неуместный. Точно так же в азиатских странах взгляд вниз обычно воспринимается как знак уважения. Помимо этих обобщений, существует большая сложность.Ледерах отмечает, например, что в Центральной Америке легкое движение глаз может указывать на смущение, проявление уважения или несогласия »[5]

При расстановке мест для переговоров необходимо учитывать нормы места . В общем, американцы склонны разговаривать с людьми, сидящими напротив них или под углом. Для китайцев такие меры могут вызвать чувство отчуждения и беспокойства. Они могут предпочесть разговаривать, сидя рядом.

Существуют большие различия в пространственных предпочтениях в зависимости от пола, возраста, поколения, социально-экономического класса и контекста.Эти различия варьируются в зависимости от группы, но при любом исследовании пространства пространство следует рассматривать как переменную при переговорах.

Невербальное общение

Невербальное общение тесно связано с понятиями пространства. В межкультурных исследованиях было замечено, что японские переговорщики используют наибольшее молчание, американцы — умеренное, а бразильцы — почти не используют [6]. Прикосновение может выражать близость в одних контекстах и ​​вызывать оскорбление в других. Например, в Мексике объятие может надежно сообщить о развитии доверительных отношений, в то время как немецкий переговорщик может воспринять объятие как неуместно интимное.[7] Глядя прямо в лицо партнеру по переговорам, чаще встречается в Бразилии, чем в США, и еще реже в Японии.

Расстояние мощности

Герт Хофстеде — антрополог из Нидерландов, проводивший свои исследования в крупных транснациональных корпорациях. Его следует с осторожностью применять к переговорам за пределами коммерческих условий, но полезно взглянуть на него, поскольку он выявил различия в различных национальных культурах.Хофстеде использует идею дистанции власти , чтобы описать степень уважения и принятия неравной власти между людьми. Культуры, где есть комфорт с высокой дистанцией власти — это те культуры, в которых одни люди считаются выше других из-за их социального статуса. , пол, раса, возраст, образование, рождение, личные достижения, семейное положение или другие факторы. Культуры с низкой дистанцией власти склонны предполагать равенство между людьми и уделять больше внимания заработанному статусу, чем приписываемому статусу.Как правило, чем более неравномерно распределено богатство, тем выше будет дистанция власти в любой национальной среде. По словам Хофстеде, национальные культуры с высокой дистанцией власти включают арабские страны, Гватемалу, Малайзию, Филиппины, Мексику, Индонезию и Индию. Переговорщикам из этих стран, как правило, комфортно с

.
  • иерархические структуры,
  • четких авторитетных цифры и
  • право использовать власть по своему усмотрению.

Страны с низким расстоянием электропередачи включают Австрию, Данию, Израиль, Новую Зеландию, Ирландию, Швецию, Норвегию, Финляндию, Швейцарию, Великобританию и Германию.Переговорщикам из этих стран, как правило, комфортно с

.
  • демократические структуры и плоские организационные иерархии,
  • общие полномочия,
  • право использовать власть только в ограниченных обстоятельствах и в законных целях.

Предотвращение неопределенности

Другая категория Хофстеде связана с тем, как национальные культуры относятся к неопределенности и двусмысленности и, следовательно, к тому, насколько хорошо они могут адаптироваться к изменениям. Как правило, к странам, которые испытывают наибольший дискомфорт из-за двусмысленности и неопределенности, относятся арабские, мусульманские и традиционные африканские страны, где большое значение придается соответствию и безопасности, избеганию рисков и опоре на формальные правила и ритуалы.Доверие, как правило, испытывают только близкие родственники и друзья. Сторонним участникам переговоров может быть трудно установить доверительные отношения с представителями этих национальных культур.

Хофстеде определил, что США, Скандинавия и Сингапур имеют более высокий допуск к неопределенности. Представители этих национальных культур склонны ценить риск, решение проблем, плоскую организационную структуру и терпимость к двусмысленности. Посторонним может быть легче установить доверительные отношения с партнерами по переговорам в этих культурных контекстах.

Мужественность-Женственность

Хофстеде использовал термины маскулинность, и женственность, для обозначения степени, в которой культура ценит самоуверенность, заботу и социальную поддержку. Эти термины также относятся к степени, в которой социально предписанные роли действуют для мужчин и женщин. Хофстеде оценил такие страны и регионы, как Япония и Латинская Америка, как предпочитающие ценности напористости, ориентации на задачи и достижения. В этих культурах, как правило, существуют более жесткие гендерные роли и ориентация «жить, чтобы работать».В странах и регионах с рейтингом женский , таких как Скандинавия, Таиланд и Португалия, преобладают ценности сотрудничества, воспитания и солидарности в отношениях с менее удачливыми, и этика больше похожа на «работу, чтобы жить». Конечно, важно помнить, что ассоциации с полом сильно различаются в разных культурах, поэтому элементы, считающиеся мужскими в одной культуре, могут считаться женскими в другой. Участники переговоров могут счесть полезным рассмотреть то, как гендерные роли играют в культурном контексте их партнеров по переговорам.

Межкультурные переговоры

Трудно отследить бесчисленное множество отправных точек, используемых переговорщиками из разных стран, особенно потому, что культуры находятся в постоянном изменении, а контекст влияет на поведение множеством способов. Еще одна сложность заключается в том, что большая часть литературы по межкультурным переговорам исходит из организационной области. Хотя его нельзя полностью применить к сфере неразрешимых конфликтов, эта литература может дать некоторые подсказки о подходах к переговорам в различных национальных условиях.Д-р Нэнси Адлер сравнивает ключевые показатели успеха, о которых сообщили переговорщики из четырех стран. [8] Здесь воспроизведена ее таблица, в которой характеристики переговорщиков ранжируются в порядке важности, как сообщают менеджеры в каждой стране:

АМЕРИКАНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ ЯПОНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ КИТАЙСКИЕ (ТАЙВАНСКИЕ) ПЕРЕГОВОРЫ БРАЗИЛЬСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ
Навыки подготовки и планирования Посвящение работе Настойчивость и решительность Навыки подготовки и планирования
Мыслить под давлением Воспринимай и используй силу Завоюйте уважение и доверие Мыслить под давлением
Правосудие и разум Завоюйте уважение и доверие Навыки подготовки и планирования Правосудие и разум
Вербальная выразительность Целостность Знание продукта Вербальная выразительность
Знание продукта Продемонстрировать умение слушать Интересное Знание продукта
Воспринимай и используй силу Широкая перспектива Правосудие и разум Воспринимай и используй силу
Целостность Вербальная выразительность Конкурентоспособность

Как указывает Адлер, бразильцы и американцы почти идентичны по определенным характеристикам, за исключением последней категории.Японцы, как правило, делали упор на стиль межличностных переговоров, подчеркивая словесную выразительность и умение слушать, в то время как их американские и бразильские коллеги уделяли больше внимания вербальным способностям, планированию и суждениям. Для китайцев на Тайване было важно, чтобы переговорщик был интересным человеком, проявляющим настойчивость и решительность.

Переговорщики также различаются по стилям убеждения, на которые они полагаются, и по своей эмоциональности. В американской среде апелляции, как правило, основываются на логике, основанной на «объективных» фактах.Эмоциональная чувствительность не очень ценится, и деловые отношения могут показаться простыми и безличными. Японские переговорщики высоко ценят эмоциональную чувствительность и обычно скрывают эмоции за спокойной внешностью. Латиноамериканские переговорщики, как правило, разделяют понимание японцами эмоциональной чувствительности и страстно выражают свою точку зрения. Арабские переговорщики могут апеллировать к эмоциям и субъективным чувствам, пытаясь убедить других. Русские же, напротив, склонны апеллировать к идеалам, привлекая всеобщее внимание к основополагающим принципам.[9]

Ученые-переговорщики выявили множество других культурных различий. Некоторые из этих различий обсуждаются в других эссе «За пределами несговорчивости», посвященных культуре и разрешению конфликтов (см. «Культура и разрешение конфликтов», «Культурные и мировоззренческие рамки», «Межкультурная коммуникация» и / или «Коммуникационные инструменты для понимания культурных различий»). Это эссе завершается стилями ведения переговоров, связанными с национальными и региональными культурами. Как и в случае со всеми культурными моделями, эти обобщения не применимы ко всем обстоятельствам или индивидууму.Это общие модели, которые будут меняться по мере изменения культур и контекстов.

Подходы США к переговорам

Американские переговорщики склонны полагаться на индивидуалистические ценности, воображая себя и других как автономных, независимых и самостоятельных. Это не означает, что они не консультируются, но тенденция видеть себя отдельным, а не членом сети или сети означает, что может быть предпринята более независимая инициатива. Глядя глазами японского переговорщика, написавшего «Переговоры с американцами», американские переговорщики склонны:

  • быть конкурентоспособными в своем подходе к переговорам, в том числе подходить к столу с запасной позицией, но начинать с нереалистичного предложения;
  • быть энергичным, уверенным и настойчивым; им нравится отстаивать свои позиции и видеть вещи универсально — i.е., они любят говорить о широком применении идей;
  • сосредотачиваются на одной проблеме за раз;
  • сосредотачиваются на областях разногласий, а не на областях общности или согласия;
  • нравится закрытость и определенность, а не открытость или нечеткость.

Верны ли эти обобщения? Ясно, что это зависит от того, о каких американцах вы говорите, какой сектор они представляют, и от контекста, окружающего переговоры. Это семейное дело или коммерческое? О проблемах сообщества, национальной политике или крупном общественном конфликте? Стратегии меняются в зависимости от контекста и многих других факторов.

Африканские подходы к переговорам

Многие африканские страны имеют местные системы разрешения конфликтов, которые сохранились до наших дней, иногда совершенно нетронутые, а иногда фрагментированные из-за быстрых социальных изменений. Эти системы основываются на определенных подходах к переговорам, которые уважают родственные связи и старшие роли, а также структуры местного общества в целом. В Нигерии, например, люди организованы в большие семьи ( nnu ‘), деревню ( idu’ или obio ), родословную (‘ duk ) и группы родословной ( iman ).[10] Вера в постоянную способность предков влиять на жизнь людей поддерживает общественный контроль и сводит к минимуму необходимость в официальных законах или постановлениях. Переговоры происходят в социальных сетях в соответствии с предписанными ролями. Например, женщины, находящиеся в конфликте с мужьями, должны отложить и извиниться, приготовив ритуальную трапезу, символизирующую восстановление гармонии.

В контексте нигерийского Ибибио цель восстановления социальных сетей имеет первостепенное значение, и ожидается, что индивидуальные различия будут учтены в интересах группы.Чтобы гарантировать сохранение прогресса или согласия в переговорах, стороны должны пообещать не использовать силу предков, чтобы околдовывать или проклинать друг друга в будущем. Цель любого процесса, формального или неформального, состоит в том, чтобы повлиять на положительный результат без «остатка горечи или негодования» [11]. Старейшины обладают значительной властью, и когда они вмешиваются в конфликт или переговоры, их слова уважают. Отчасти это связано с тем, что некоторые старейшины, как полагают, имеют доступ к сверхъестественным силам, которые в лучшем случае могут снимать защитные щиты, а в худшем — вызывать личные бедствия.

В других африканских контекстах существует ряд процессов коренных народов, в которых, как правило, делается упор на взаимоотношениях и иерархиях.

Японские стили переговоров

О японских подходах к переговорам написано много, и о столкновениях между американскими и японскими подходами ходят легенды [12]. Следующие ценности имеют тенденцию влиять на японское общение: сосредоточенность на групповых целях, взаимозависимость и иерархическая ориентация. [13] В переговорах эти ценности проявляются в осознании потребностей и целей группы, а также в уважении к тем, кто имеет более высокий статус.Японские переговорщики известны своей вежливостью, упором на установление отношений и косвенным использованием власти [14]. Забота японцев о том, чтобы сохранить лицо и сохранить лицо, является одной из причин того, что вежливость так важна и что избегается конфронтация. Они склонны использовать силу приглушенным, косвенным образом, что соответствует их предпочтению гармонии и спокойствию. В сравнительных исследованиях выяснилось, что японские переговорщики раскрывают значительно меньше о себе и своих целях, чем их французские или американские коллеги.[15]

Японские переговорщики склонны уделять меньше внимания буквальному значению слов, используемых в переговорах, и больше внимания отношениям, установленным до начала переговоров. [16] Они также менее склонны, чем их американские коллеги, вносить процедурные предложения [17].

Европейские стили ведения переговоров

Европейские стили ведения переговоров различаются в зависимости от региона, национальности, разговорного языка и многих других контекстуальных факторов. Одно исследование показало, что французы очень агрессивные переговорщики, использующие угрозы, предупреждения и прерывания для достижения своих целей.[18] Немецкие и британские переговорщики были оценены как умеренно агрессивные в том же исследовании.

Латиноамериканские стили переговоров

Ролевые ожидания влияют на переговоры в латиноамериканском контексте. Ответственность перед другими обычно считается более важной, чем графики и выполнение задач. Их подход к переговорам связан с полихронической ориентацией на время и моделями высококонтекстного общения и коммунитаризма, описанными ранее. Ледерах сообщает, что общий термин для обозначения конфликта в Центральной Америке — enredo , что означает «запутанный» или «пойманный в сети».»[19] Он объясняет, что enredo означает, что конфликт является частью интимной сети отношений в Гватемале и других странах Центральной Америки. Таким образом, переговоры ведутся внутри сетей, отношения подчеркиваются, и открытые разрывы избегаются.

В Центральной Америке люди думают о конфликтах и ​​реагируют на них комплексно. Ледерах противопоставляет свою естественную (американскую) склонность «составлять список, разбивать [] рассказ на части, такие как вопросы и проблемы» со своим опытом в Центральной Америке, где люди, как правило, отвечали на просьбы о проблемах с именами, с которыми нужно было договориться » еще одна история.»[20] Они предпочитали легендарный целостный подход к конфликту и переговорам, а не линейный аналитический подход. Когда центральноамериканцам требовалась помощь в переговорах, они, как правило, обращались к инсайдерам, а не к сторонним нейтральным сторонам, предпочитая доверие и уверенность со стороны установили отношения и культурное понимание других полномочий или опыта. Они сослались на концепцию confianza , чтобы объяснить это предпочтение. Confianza означает «надежность», то есть «они знают нас» и «мы их знаем», и они будут «сохранять наша уверенность.»[21]

Эволюция переговоров

Несмотря на то, что в разных национальных культурах определены различные подходы к переговорам, изменения происходят постоянно. В международной деловой культуре, как и во многих других условиях, отдается предпочтение западным подходам к переговорам, сосредоточенным на решении проблем и линейном общении. Поскольку западные нормы уравновешиваются восточными и южными ценностями, а местные традиции уравновешиваются региональными и национальными подходами, практика ведения переговоров продолжает свое глобальное развитие.


[1] Аноним. Ведение переговоров с американцами . Распространено Джеймсом Т. Феличитой, руководителем контрактных систем отдела систем НАСА, Hughes Aircraft Co., март 1983 г.

[2] Для более подробного объяснения западного предвзятого отношения к исследованиям в области переговоров и разрешения конфликтов см. Kimmel, Paul. Культурные перспективы международных переговоров, Journal of Social Issues , 50, (1), 1994, PP. 179–196 и Велдон, Элизабет и Карен А. Джен. Изучение межкультурных различий в поведении при управлении конфликтами: стратегия будущих исследований. The International Journal of Conflict Management 1995, 6, (4) October, pp. 387-403. .

[3] Презентация межкультурной коммуникации , Европейская карьерная ориентация. .

[4] Новингер, Трейси. Межкультурная коммуникация: Практическое руководство . Остин, Техас: University of Texas Press, 2001 г., стр. 121, , цитата из Болдриджа, Летиция. Новый полный Гуди Летиции Болдридж для Executive Manners . Нью-Йорк: Макмиллан, 1993, стр. 121.

[5] Ледерах, Иоанн Павел. Подготовка к миру . Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета, 1995, стр. 43. .

[6] Адлер, Нэнси. Международные аспекты организационного поведения , 5-е изд. Цинциннати, Огайо: Издательство Юго-Западного колледжа, 2008..

[7] Там же, с. 219.

[8] Там же, с. 196. Основано на работе профессора Джона Грэма из Калифорнийского университета в Ирвине.

[9] Там же, с. 190 и 192, основанные на работах Гленна, Уитмейера, Стивенсона и Кассе.

[10] Оффионг, Дэниел А. Разрешение конфликтов среди ибибио из Нигерии. Журнал антропологических исследований , 53, 4, Winter 1997, стр. 423-442. .

[11] Там же, с. 438.

[12] Adair et al . Поведение при переговорах при столкновении культур: США и Япония. Журнал прикладной психологии . Том 86 (3), июнь 2001 г. .

[13] Наканиши, Масаюки и Кеннет М. Джонсон. Влияние самораскрытия на логику разговора, воспринимаемое общение, коммуникативную компетенцию и социальную привлекательность: сравнение японской и американской культур.В Wiseman, Ричард Л. и Джолин Кестер. Компетенция в области межкультурной коммуникации . Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications, 1993, стр. 207. .

[14] Грэм, Сано и Марч. Переговоры поведения в десяти иностранных культурах. Управленческая наука . Vol. 40 (1), январь 1994 г. .

[15] Наканиши, Масаюки и Кеннет М. Джонсон. Влияние самораскрытия на логику разговора, воспринимаемое общение, коммуникативную компетенцию и социальную привлекательность.Сравнение японской и американской культур. В Wiseman и все такое.

[16] Грэм, Сано и Марч, стр. 77.

[17] Adair et al .

[18] Brett et al., . Из Adair и др. .

[19] Lederach, p. 77-78.

[20] Там же, с. 81.

[21] Там же, с. 89.


Используйте следующее для цитирования этой статьи:
LeBaron, Michelle. «Стили переговоров, основанные на культуре». Неукротимый .Ред. Гай Берджесс и Хайди Берджесс. Консорциум информации о конфликтах, Университет Колорадо, Боулдер. Опубликовано: июль 2003 г. .


Время и пространство в истории: культурные различия и верования

Ощущение времени

Исследователи называют то, как общество воспринимает время, и его важность для их жизни ориентацией на время . В принципе, люди могут думать о времени по-разному. В Соединенных Штатах мы наиболее знакомы с линейным временем , что в основном означает, что время всегда движется вперед, всегда бежит.Но мы также думаем о времени как о монохромном , или сегментированном на точные единицы. Мы разбиваем часы на минуты и минуты на секунды и живем в соответствии с расписанием, созданным этими единицами. Напротив, Италия и Испания, которые также рассматривают время как линейное, тем не менее также рассматривают его как полихронный , где время лучше всего тратить на достижение многих вещей одновременно. Работу, досуг, отпуск и домашние дела не нужно разделять на разные отрезки времени, потому что время более подвижно, менее определенно.

Конечно, это всего лишь линейные модели времени и очень европейский способ концептуализации времени. Многие традиционные культуры, например азиатские, воспринимали время как циклическое , основанное на постоянно повторяющихся природных циклах. Время не ограничено в циклической системе времени, но находится в постоянном изобилии. Думайте о линейном времени как о тротуаре, а о циклическом времени как о водовороте. Вы погружены в него и путешествуете по нему. До промышленной революции это был обычный способ думать о времени.Люди от древних египтян до норвежских викингов наблюдали циклы Солнца, звезд, времен года и погоды и соответственно строили свои представления о времени.

Представление времени

Итак, это некоторые основные способы восприятия времени, но как мы на самом деле это представляем? В нашем обществе мы используем календари с годами, месяцами и днями, которые четко и линейно сегментированы. Наш календарь, называемый солнечным календарем или григорианским календарем , основан на движении Солнца по отношению к Земле.

Однако традиционные исламские общества полагались на лунный календарь , который был основан на фазах луны. В лунном календаре 12 месяцев в году не связаны напрямую с сезонными изменениями и имеют примерно 33-летний цикл.

Эти две системы фактически объединены китайским и индуистским календарями, технически лунно-солнечными , основанными на фазах Луны, но приспособленными к вращению Земли вокруг Солнца и естественным временам года.

Все эти календари стремятся представить время конкретным образом для обществ, которые их использовали, но они не единственный способ конструировать время. В древней Мезоамерике, мексиканцы (ацтеки) и майя на самом деле создавали календари, чтобы физически отражать свои взгляды на циклическое время. Солнечный календарь из 365 дней был перекрыт 260-дневным циклическим или ритуальным календарем, образуя 52-летние периоды циклического времени. Помимо этого, майя, в частности, хранили календарь длинного счета , который разбивает эпохи существования на 13 периодов примерно по 394 года каждый, называемых б’актунов .Итак, время идет и повторяется. Вы находитесь в цикле повторяющегося времени, но на протяжении всего 5000-летнего календаря каждый день всегда уникален на основе взаимодействия различных циклов.

Мезоамериканские календари представляют циклы в циклах

Представление пространства

Пространство может показаться более осязаемым, чем время, но есть также различные способы его представления. И для многих эти два понятия действительно неразделимы.Помните, как наша система времени линейна, разделена на точные отрезки? Что ж, наши карты не такие уж и разные. Мы полагаемся на так называемую модель Птолемея , основанную на картах греческого географа II века н.э. Птолемея. Птолемей разделил свои карты Земли на определенные, последовательные сегменты широты и долготы, и эту систему мы используем до сих пор.

Карта Птолемея разбита на сетки по широте и долготе.

Другие культуры нашли разные способы представления физического пространства.На китайской карте 18-го века, называемой Jingban Tianwen Quantu , наиболее важными единицами являются не широта и долгота, а политические подразделения имперского Китая. К ним относятся города, провинции и границы, а также расположение важных объектов, таких как реки и дворцы.

Конечно, карты, которые мы рассмотрели до сих пор, в первую очередь сфокусированы на изображении суши. Я знаю, о чем вы думаете: что еще есть? Ну есть вода. Для жителей древней Полинезии, которые могли пересекать буквально тысячи миль открытого океана за раз, карты, на которых изображены неподвижные объекты суши, были бы бесполезны.Им нужны были карты, на которых можно было бы отобразить изменения и движение океана. Используя палки и тростник, полинезийские культуры нашли способ физически изображать волны волн и взаимодействие между ними и островами, что необычайно круто, если задуматься. Используя эти стикеры , они могли буквально читать волны, чтобы знать, где они были в океане.

Полинезийская диаграмма

Резюме урока

Представления о времени и пространстве сильно различаются в зависимости от культуры и отражают ценности этого общества.Мы называем способы, которыми общества воспринимают время и его роль в своей жизни, ориентацией на время . Чаще всего это деление между линейным временем , которое постоянно движется вперед, и циклическим временем , которое представляет собой смесь движения и повторения во времени.

В каждом из них есть еще больше подразделений, и люди нашли способы физически представить их все в различных календарях. Мы используем солнечный календарь , основанный на Солнце, но в других культурах использовался лунный календарь , основанный на фазах Луны.

Что касается пространства, мы физически представляем эту концепцию с помощью карт, и существует столько же видов карт, сколько и календарей. В модели Птолемея физическое пространство разделено на единицы широты и долготы. Для изображения менее плотного пространства, такого как океан, древние полинезийцы использовали палочную карту , на которой фиксировалось движение волн по отношению к островам.

Итак, в следующий раз, когда кто-то спросит, который час или где вы находитесь, подумайте над своим ответом.Вы говорите о себе гораздо больше, чем думаете.

Люди и культура Нового Орлеана

Новый Орлеан, город особого класса, предлагает безграничные возможности для развлечений и развлечений, создавая глобальное очарование, которое привлекает более 17 миллионов посетителей в год.

Новый Орлеан, от его гастрономии мирового класса и эклектичного искусства до самобытной архитектуры и окрестностей, не похож ни на один другой город. Добавьте сюда его джазовый саундтрек и тропический климат — это место, где сможет насладиться каждый.

География

По сути, это остров между рекой Миссисипи и озером Пончартрейн. Новый Орлеан — город, образованный водными путями. Названный Городом Полумесяца из-за своей формы в четверть луны, Новый Орлеан был изолирован от материка почти на 250 лет.

Сорена Брайли

Река Миссисипи Закат

Из-за этой изоляции город был рассадником культурных инноваций, отличительных событий, включая джаз, креольскую кухню, музыку госпел, джазовые похороны и дерзкое тушение культур, которые уникальны для него.

До того, как в 1958 году был построен первый крупный мост, соединяющий город с материком, в Новом Орлеане преобладало больше каналов, чем в Венеции. Местные жители передвигались на лодке и садились на один из исторических трамваев, который проехал более 200 миль по линиям, включая печально известный трамвай под названием Desire, который ехал по улице Desire Street.

История и культура

В культурном отношении Новый Орлеан может похвастаться эклектичным гибридом афроамериканских, французских и испанских влияний. И французы, и испанцы правили городом до того, как Соединенные Штаты вырвали его вместе с остальной Луизианой в результате покупки Луизианы за 15 миллионов долларов в 1803 году.Принудительное поселение рабов из Африки и Вест-Индии представило эти культуры креольским жителям.

В 18 веке креолы определялись как потомки французов или испанцев, родившиеся в колонии. Каджуны Южной Луизианы были первоначально французскими колонистами, которые более 350 лет назад обосновались в Новой Шотландии. Британцы изгнали их, в результате чего волна каджунов поселилась в болотах и ​​заливах Луизианы. Чтобы узнать больше о разнице между каджуном и креольским, см. Здесь.

Фотограф — Зак Смит

Новый Орлеан сегодня

Понимание корней этих двух групп придает красочность и измерение яркости Нового Орлеана, города с собственным ритмом, стилем и мировосприятием. Это город фестивалей, безудержного веселья, гоу-кубков, разливаемых в барах, где были изобретены коктейли. Это место, где пираты и призраки имеют полную свободу действий, где кладбища — это надземные города мертвых, а в Вуду есть своя королевская королева.Здесь карнавал тянется на несколько недель, рецепты гамбо и раков являются семейными реликвиями, а гордость района пропагандируется во всех уголках Big Easy.

Для очарованного посетителя Новый Орлеан не похож ни на одно другое место в мире, это город, образованный суевериями, традициями и историей креолов, испанцев, французов, ирландцев, итальянцев, порабощенных африканцев и свободных цветных людей. Особые впечатления, которые можно здесь получить, всегда создавались независимыми мыслителями, творческими духами и нонконформистами.И это никогда не изменится.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.