Евгения лысова – Преподобномученица Евгения (Лысова), монахиня

Преподобномученица Евгения (Лысова), монахиня

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ев­ге­ния ро­ди­лась в 1892 го­ду в се­ле Ни­кит­ки­но Его­рьев­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье вла­дель­ца неболь­шой ба­ка­лей­ной лав­ки Афа­на­сия Лы­со­ва и в кре­ще­нии бы­ла на­ре­че­на Ев­до­ки­ей. Об­ра­зо­ва­ние Ев­до­кия по­лу­чи­ла в цер­ков­но­при­ход­ской шко­ле. В 1916 го­ду скон­ча­лись ро­ди­те­ли, обе ее сест­ры к это­му вре­ме­ни вы­шли за­муж и жи­ли от­дель­но, и вос­пи­тан­ная в бла­го­че­стии Ев­до­кия ре­ши­ла по­свя­тить свою жизнь слу­же­нию Гос­по­ду. Она про­да­ла до­маш­нюю ско­ти­ну, а до­став­ший­ся ей от ро­ди­те­лей дом от­да­ла сест­ре, по­лу­чив от нее вза­мен неболь­шой до­мик, в ко­то­ром она и устро­и­ла се­бе ке­лью. Уже во вре­мя го­не­ний от без­бож­ных вла­стей, окорм­ля­ясь у од­но­го из мо­на­хов в Бо­го­слов­ском мо­на­сты­ре в Ря­зан­ской об­ла­сти, она бы­ла в 1926 го­ду по­стри­же­на в мо­на­ше­ство с име­нем Ев­ге­ния. И ко­гда мо­на­стырь был за­крыт, она вер­ну­лась в род­ное се­ло и ста­ла при­слу­жи­вать здесь при По­кров­ской церк­ви.
В 1931 го­ду бы­ли аре­сто­ва­ны сест­ры Ко­лы­чев­ско­го Ка­зан­ско­го мо­на­сты­ря и за­клю­че­ны в тюрь­му в Его­рьев­ске. Сра­зу по­сле их аре­ста ве­ру­ю­щи­ми и мо­на­хи­ня­ми за­кры­тых мо­на­сты­рей, ко­то­рых то­гда мно­го по­се­ли­лось в Его­рьев­ске, бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на им по­мощь про­дук­то­вы­ми пе­ре­да­ча­ми и ве­ща­ми. С де­ся­ток мо­на­хинь круг­ло­су­точ­но де­жу­ри­ли непо­да­ле­ку от тюрь­мы, чтобы в тот мо­мент, ко­гда аре­сто­ван­ных бу­дут ве­сти из тюрь­мы на вок­зал, успеть по­про­щать­ся с ис­по­вед­ни­ца­ми. В кон­це кон­цов, ста­ло из­вест­но, что се­стер Ка­зан­ской оби­те­ли бу­дут пе­ре­го­нять эта­пом 12 июня. В этот день, на­чи­ная с 10 ча­сов утра, у во­рот тюрь­мы ста­ли со­би­рать­ся мо­на­хи­ни, ду­хо­вен­ство и ве­ру­ю­щие. Со­бра­лось все­го око­ло ста че­ло­век. Впо­след­ствии один из сви­де­те­лей по­ка­зал, что свя­щен­ни­ки и мо­на­хи­ни «по­ве­ли аги­та­цию сре­ди го­род­ско­го на­се­ле­ния о том, что со­вет­ская власть по­ве­ла по­ли­ти­ку окон­ча­тель­но­го уни­что­же­ния ре­ли­гии. Су­дят и вы­сы­ла­ют непо­вин­ных лю­дей. Дня за три до от­прав­ки… мо­на­хинь ор­га­ни­зо­ва­ли ноч­ное де­жур­ство у дом­за­ка, воз­ле них груп­пи­ро­ва­лись го­род­ские жи­те­ли… сре­ди ко­то­рых мо­на­хи­ни со сле­за­ми аги­ти­ро­ва­ли — на­до тер­петь, их уго­нят, нас ско­ро за­бе­рут».

Пе­ред тем, как вы­ве­сти из тюрь­мы мо­на­хинь, ко­гда на пло­ща­ди бы­ло уже до­воль­но ве­ру­ю­щих, по­яви­лись ми­ли­ци­о­не­ры, ко­то­рые ста­ли аре­сто­вы­вать со­брав­ших­ся. Ви­дя это, неко­то­рые ста­ли раз­бе­гать­ся. В по­сле­ду­ю­щие дни так­же бы­ли про­ве­де­ны аре­сты сре­ди мо­на­хинь и ве­ру­ю­щих в Его­рьев­ске и в бли­жай­ших се­лах.
Мо­на­хи­ня Ев­ге­ния бы­ла аре­сто­ва­на 25 июня 1931 го­да и пре­про­вож­де­на в тюрь­му в Его­рьев­ске. От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, она ска­за­ла: «По­сле смер­ти ро­ди­те­лей… ста­ла ве­сти мо­на­ше­скую жизнь, хо­ди­ла и сей­час хо­жу в цер­ковь, слу­жу вме­сте со свя­щен­ни­ком… и этой жиз­ни дер­жусь…»
Все­го по это­му де­лу бы­ло аре­сто­ва­но во­сем­на­дцать че­ло­век. 16 июля 1931 го­да трой­ка при ПП ОГПУ Мос­ков­ской об­ла­сти при­го­во­ри­ла мо­на­хи­ню Ев­ге­нию к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан, при­чем срок ссыл­ки ей бы­ло от­ме­рян с 12 июня, ко­гда бы­ли аре­сто­ва­ны на пло­ща­ди мо­на­хи­ни.
В 1934 го­ду по окон­ча­нии сро­ка ссыл­ки мо­на­хи­ня Ев­ге­ния вер­ну­лась на ро­ди­ну и по­се­ли­лась в Его­рьев­ске, ку­да вер­ну­лись из ссы­лок дру­гие мо­на­хи­ни и ду­хо­вен­ство. Ев­ге­ния ста­ла по­мо­гать при хра­ме свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го. Мо­на­хи­ни, по­слуш­ни­цы и бла­го­че­сти­вые жен­щи­ны ста­ли со­вер­шать устав­ные служ­бы в до­мах; и в го­ро­дах и по де­рев­ням ста­ли об­ра­зо­вы­вать­ся неболь­шие мо­на­ше­ские об­щи­ны. В до­ме в Его­рьев­ске вме­сте с мо­на­хи­ней Ев­ге­ни­ей жи­ли схи­мо­на­хи­ня из Ко­лы­чев­ско­го мо­на­сты­ря Аг­ния и бла­го­че­сти­вая жен­щи­на, при­няв­шая впо­след­ствии мо­на­ше­ство с име­нем Се­ра­фи­ма, а при­хо­ди­ла к ним по­мо­гать учи­тель­ни­ца по име­ни Оль­га, ко­то­рая очень хо­те­ла при­нять мо­на­ше­ство, но из-за на­сту­пив­ших го­не­ний ее не бла­го­сло­ви­ли на это. Мно­гие то­гда бо­я­лись мо­лить­ся, и об­щая мо­лит­ва в до­ме, хо­тя бы и про­сто чте­ние Псал­ти­ри или по­лу­нощ­ни­цы, слу­же­ние ве­чер­ни, утре­ни или обед­ни­цы при­рав­ни­ва­лось то­гда к на­ру­ше­нию за­ко­на об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства и бы­ли чре­ва­ты за­клю­че­ни­ем в тюрь­му. Мно­гие то­гда и бо­я­лись со­би­рать­ся в до­мах для мо­лит­вы, но Ев­ге­ния, воз­ра­жая на эти стра­хо­ва­ния, го­во­ри­ла: «Я бы­ла в ссыл­ке, мне не страш­но». Ко вре­ме­ни но­вых аре­стов схим­ни­ца скон­ча­лась, а все дру­гие, вклю­чая мо­на­хи­ню Ев­ге­нию, в ап­ре­ле 1935 го­да бы­ли аре­сто­ва­ны.
– Ска­жи­те, где и ко­гда вы при­ни­ма­ли уча­стие в тай­ных мо­ле­ни­ях на квар­ти­рах ве­ру­ю­щих? – спро­сил ее сле­до­ва­тель.
– На тай­ных мо­ле­ни­ях я ни­ко­гда не при­сут­ство­ва­ла; воз­мож­но, они где и бы­ли в Его­рьев­ске, но мне неиз­вест­но.
– При­зна­е­те вы се­бя ви­нов­ной в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии?
– Ви­нов­ной в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии не при­знаю.
14 июня 1935 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при НКВД при­го­во­ри­ло ее к пя­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре, и она бы­ла от­прав­ле­на в ла­герь под Таш­кен­том. Из ла­ге­ря она пи­са­ла род­ствен­ни­кам, чтобы при­сла­ли ей су­ха­ри­ков; через неко­то­рое вре­мя, по­лу­чив их, от­пи­са­ла, чтобы боль­ше ни­че­го не по­сы­ла­ли, так как их ла­герь пе­ре­во­дят на дру­гое ме­сто и ко­гда при­бу­дут, она со­об­щит но­вый адрес. Но усло­вия это­го эта­па ока­за­лись столь тя­же­лы, что она не вы­дер­жа­ла их. Мо­на­хи­ня Ев­ге­ния (Лы­со­ва) скон­ча­лась 17 но­яб­ря 1935 го­да в за­клю­че­нии и бы­ла по­гре­бе­на в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

Мос­ков­ские Епар­хи­аль­ные Ве­до­мо­сти. № 5-6 за 2008 год

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

azbyka.ru

ЕВГЕНИЯ (ЛЫСОВА) - Древо

Евгения (Лысова) (1892 - 1935), монахиня, преподобномученица.

Память 4 ноября и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

В мирц Лысова Евдокия Афанасьевна, родилась в 1892 году в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки. Образование получила в церковноприходской школе.

В 1916 году скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Окормлялась у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области.

В 1926 году пострижена в монашество с именем Евгения.

Когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село Никиткино и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.

В 1931 году были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что

священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».

Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся, толпа разбежалась. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах. Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек.

Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 года и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»

16 июля 1931 года тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.

В 1934 году по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. Многие тогда боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила:

«я была в ссылке, мне не страшно».

В апреле 1935 года м. Евгения была арестована в числе других членов общины.

– Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? – спросил ее следователь.

– На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.

– Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?

– Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.

14 июня 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом.

Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их.

Скончалась в заключении 17 ноября 1935 года и была погребена в безвестной могиле.

Причислена к лику святых новомучеников и исповедников Российских 15 апреля 2008 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

Использованные материалы

  • Составитель игумен Дамаскин (Орловский). Московские Епархиальные Ведомости. № 5-6 за 2008 год
  • БД ПСТГУ "Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века"

drevo-info.ru

Житие прмц. Евгении Лысовой (1935)

Преподобномученица Евгения родилась в 1892 г. в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки Афанасия Лысова и в крещении была наречена Евдокией. Образование Евдокия получила в церковноприходской школе. В 1916 г. скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Уже во время гонений от безбожных властей, окормляясь у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области, она была в 1926 г. пострижена в монашество с именем Евгения. И когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.

В 1931 г. были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».

Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся. Видя это, некоторые стали разбегаться. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах.

Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 г. и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»

Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек. 16 июля 1931 г. тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.

В 1934 г. по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. В доме в Егорьевске вместе с монахиней Евгенией жили схимонахиня из Колычевского монастыря Агния и благочестивая женщина, принявшая впоследствии монашество с именем Серафима, а приходила к ним помогать учительница по имени Ольга, которая очень хотела принять монашество, но из-за наступивших гонений ее не благословили на это. Многие тогда боялись молиться, и общая молитва в доме, хотя бы и просто чтение Псалтири или полунощницы, служение вечерни, утрени или обедницы приравнивалось тогда к нарушению закона об отделении Церкви от государства и были чреваты заключением в тюрьму. Многие тогда и боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила: «Я была в ссылке, мне не страшно». Ко времени новых арестов схимница скончалась, а все другие, включая монахиню Евгению, в апреле 1935 г. были арестованы.

- Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? — спросил ее следователь.

- На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.

- Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?

- Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.

14 июня 1935 г. Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом. Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их. Монахиня Евгения (Лысова) скончалась 17 ноября 1935 г. в заключении и была погребена в безвестной могиле

 

 

www.newmartyros.ru

Преподобномученица Евгения (Лысова)

Преподобномученица Евгения родилась в 1892 г. в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки Афанасия Лысова и в крещении была наречена Евдокией. Образование Евдокия получила в церковноприходской школе. В 1916 г. скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Уже во время гонений от безбожных властей, окормляясь у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области, она была в 1926 г. пострижена в монашество с именем Евгения. И когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.

В 1931 г. были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».

Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся. Видя это, некоторые стали разбегаться. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах.

Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 г. и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»

Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек. 16 июля 1931 г. тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.

В 1934 г. по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. В доме в Егорьевске вместе с монахиней Евгенией жили схимонахиня из Колычевского монастыря Агния и благочестивая женщина, принявшая впоследствии монашество с именем Серафима, а приходила к ним помогать учительница по имени Ольга, которая очень хотела принять монашество, но из-за наступивших гонений ее не благословили на это. Многие тогда боялись молиться, и общая молитва в доме, хотя бы и просто чтение Псалтири или полунощницы, служение вечерни, утрени или обедницы приравнивалось тогда к нарушению закона об отделении Церкви от государства и были чреваты заключением в тюрьму. Многие тогда и боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила: «Я была в ссылке, мне не страшно». Ко времени новых арестов схимница скончалась, а все другие, включая монахиню Евгению, в апреле 1935 г. были арестованы.

- Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? — спросил ее следователь.

- На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.

- Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?

- Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.

14 июня 1935 г. Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом. Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их. Монахиня Евгения (Лысова) скончалась 17 ноября 1935 г. в заключении и была погребена в безвестной могиле.

Источники:
ГАРФ. Ф. 10035, д. П-39066, д. 40969.

Составитель
игумен Дамаскин (Орловский)

mepar.ru

Евгения (Лысова) - Именины, день ангела Евгения

Преподобномученица Евгения родилась в 1892 году в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки Афанасия Лысова и в крещении была наречена Евдокией. Образование Евдокия получила в церковноприходской школе. В 1916 году скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Уже во время гонений от безбожных властей, окормляясь у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области, она была в 1926 году пострижена в монашество с именем Евгения. И когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.
В 1931 году были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».
Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся. Видя это, некоторые стали разбегаться. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах.
Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 года и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»
Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек. 16 июля 1931 года тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.
В 1934 году по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. В доме в Егорьевске вместе с монахиней Евгенией жили схимонахиня из Колычевского монастыря Агния и благочестивая женщина, принявшая впоследствии монашество с именем Серафима, а приходила к ним помогать учительница по имени Ольга, которая очень хотела принять монашество, но из-за наступивших гонений ее не благословили на это. Многие тогда боялись молиться, и общая молитва в доме, хотя бы и просто чтение Псалтири или полунощницы, служение вечерни, утрени или обедницы приравнивалось тогда к нарушению закона об отделении Церкви от государства и были чреваты заключением в тюрьму. Многие тогда и боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила: «Я была в ссылке, мне не страшно». Ко времени новых арестов схимница скончалась, а все другие, включая монахиню Евгению, в апреле 1935 года были арестованы.
– Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? – спросил ее следователь.
– На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.
– Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?
– Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.
14 июня 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом. Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их. Монахиня Евгения (Лысова) скончалась 17 ноября 1935 года в заключении и была погребена в безвестной могиле.


Игумен Дамаскин (Орловский)

Московские Епархиальные Ведомости. № 5-6 за 2008 год


svyatsy.org

Преподобномученица Евгения (Лысова)

 

2019

Церковный календарь

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031   

Преподобномученица Евгения родилась в 1892 г. в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки Афанасия Лысова и в крещении была наречена Евдокией. Образование Евдокия получила в церковноприходской школе. В 1916 г. скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Уже во время гонений от безбожных властей, окормляясь у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области, она была в 1926 г. пострижена в монашество с именем Евгения. И когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.

В 1931 г. были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».

Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся. Видя это, некоторые стали разбегаться. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах.

Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 г. и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»

Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек. 16 июля 1931 г. тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.

В 1934 г. по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. В доме в Егорьевске вместе с монахиней Евгенией жили схимонахиня из Колычевского монастыря Агния и благочестивая женщина, принявшая впоследствии монашество с именем Серафима, а приходила к ним помогать учительница по имени Ольга, которая очень хотела принять монашество, но из-за наступивших гонений ее не благословили на это. Многие тогда боялись молиться, и общая молитва в доме, хотя бы и просто чтение Псалтири или полунощницы, служение вечерни, утрени или обедницы приравнивалось тогда к нарушению закона об отделении Церкви от государства и были чреваты заключением в тюрьму. Многие тогда и боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила: «Я была в ссылке, мне не страшно». Ко времени новых арестов схимница скончалась, а все другие, включая монахиню Евгению, в апреле 1935 г. были арестованы.

 — Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? — спросил ее следователь.

 — На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.

 — Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?

 — Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.

14 июня 1935 г. Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом. Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их. Монахиня Евгения (Лысова) скончалась 17 ноября 1935 г. в заключении и была погребена в безвестной могиле.

Новости

07 марта 2018

04 марта 2018

04 марта 2018

old.egorievgrad.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *