Архитектура белгород: Карта сайта

Содержание

Кафедра архитектуры и градостроительства

О кафедре

 
заведующий кафедрой
Перькова Маргарита Викторовна
доктор архитектуры, советник РААСН,
почетный работник высшего образования РФ, 
член Союза архитекторов России, 
член Союза журналистов Москвы
ГК 612а, тел. 30-99-83

Кафедра Архитектуры и градостроительства

Кафедра «Архитектура» была образована в 1993 года.  Первым заведующим кафедрой был кандидат архитектуры, профессор, заслуженный архитектор Молдавии Бронислав Григорьевич Моргун. После его смерти в 2005 году кафедру возглавил доктор архитектуры, профессор Виктор Павлович Мироненко. На базе кафедры сформировались секции «Архитектурные конструкции» и «Дизайн архитектурной среды», которые впоследствии были выделены в самостоятельные выпускающие кафедры. С мая 2010 года кафедру "Архитектуры и градостроительства" возглавила доктор архитектуры, почетный работник высшего образования РФ, член Союза архитекторов РФ Маргарита Викторовна Перькова.

 

Педагогическую нагрузку кафедры составляют дисциплины, охватывающие вопросы истории и теории архитектуры, градостроительства, ландшафтной архитектуры, теоретических основ и методологии проектирования, объемно-пространственной композиции, объемно-планировочных и конструктивных решений жилых, и общественных и зданий.

Форма обучения - очная. Довузовская подготовка осуществляется в архитектурно-художественной студии "ИМП-АРТ" при БГТУ им. В.Г. Шухова, специализированных архитектурных классах МБОУ СОШ № 49 г. Белгорода, а также на подготовительных курсах для абитуриентов. На кафедре реализуется обучение по образовательным программам бакалавриата,  магистратуры и аспирантуры.

Выбор тем курсовых работ и проектов по профилирующей дисциплине «Архитектурное проектирование» определяется требованиями ФГОС и ООП и практикоориентированным процессом подготовки архитекторов и градостроителей. На каждом последующем курсе происходит усложнение объекта проектирования. В тематике курсового проектирования находят отражение жилые и общественные здания и их интерьеры, малые промышленные объекты, градостроительные объекты и объекты ландшафтного дизайна.

Полученные навыки проектирования студенты используют во время прохождения профессиональной и проектной практики на базе ведущих проектных организаций  г. Белгорода и Белгородской области, проектных бюро, отраслевых организаций, а также в результате совместной работы при подготовке курсовых проектов.
 

На кафедре проводится научно-исследовательская и творческая работа, результатом которой является подготовка магистерских и кандидатских диссертаций.

Студенты кафедры принимают участие в международных,  российских и региональных конкурсах и выставках, где стабильно демонстрируют высокий уровень и высокие награды.

Тематика научных направлений кафедры:

1. Градостроительное развитие региональных систем расселения
(Руководитель: д. арх, доц. М.В. Перькова)
2.Конфликтологический подход в градостроительстве
(Руководитель: д. арх, доц. М.В. Перькова)
3.Топология городского пространства
(Руководитель: д. арх, проф. А.Г. Большаков)
4.

Эргономика в архитектуре 
(Руководитель: д. арх, проф. В.П. Мироненко)
5.Региональные особенности архитектурно-планировочной структуры туристско-рекреационных территорий
(Руководитель: канд. арх. Е.И. Ладик)

На кафедре создан учебно-методический кабинет. По дисциплинам, закрепленным за кафедрой архитектуры и градостроительства постоянно ведется работа по актуализации, разработке и улучшению учебно-методических комплексов, включающих рабочие программы, методические указания к выполнению курсовых работ и проектов и др. Руководит  кабинетом Галина Федоровна Лунева. Ежегодно кафедра издает монографии, учебные пособия и методические указания в соответствии с перспективным планом издания и обновления учебной и учебно-методической литературы.

Большое внимание на кафедре уделяется вопросам организации и проведения практик. Студенты проходят:

  • обмерную практику, на которой обучаются архитектурным обмерам здания;
  • практику по живописи и рисунку,  на которой закрепляют навыки приобретенные на занятиях в условиях пленэра;
  • учебно-ознакомительную практику, на которой осуществляется выезд в другие города и страны для ознакомления с архитектурными памятниками России и других стран;
  • технологическую практику, где получают навыки по организации и выполнению строительных работ, изготовлению архитектурных и градостроительных макетов
  • проектную практику, на которой закрепляют полученные теоретические знания.

В рамках подготовки квалифицированных кадров кафедра организует международные поездки с целью ознакомления с мировым архитектурным наследием. С 2009 года на кафедре архитектуры совместно с университетом г. Ниш (Сербия) осуществляется обмен студентами в период проектной практики и подготовки дипломной работы.

Специальности  07.03.01 – «Архитектура» и 07.03.04 – «Градостроительство»   одни из самых перспективных и востребованных в университете, что подтверждается высоким конкурсом при поступлении и наличием студентов, обучающихся на условиях полного возмещения затрат.

Выпускники кафедры востребованы в проектных организациях и бюро, на предприятиях и организациях всех форм собственности. 

Учиться на кафедре Архитектуры и градостроительства достаточно сложно, но очень интересно. Для молодого современного квалифицированного специалиста  открывается широкое поле деятельности в области градостроительства, архитектуры, дизайна интерьера, ландшафтного дизайна. Эта работа требует максимальной отдачи сил, таланта и профессиональных навыков и привносит в жизнь благополучие, стабильность, уверенность в собственных силах и завтрашнем дне!

 

Белгород: центральный квартал

Конкурс был объявлен администрацией Белгорода в мае и был посвящен проектированию ЖК в самом центре города, между зданием правительства области и местом, где до 1920-х годов находился Троицкий собор, на территории третьей Белгородкой крепости, от которой, впрочем, сохранилось только воспоминание и одна «восстановленная» деревянная башня-памятник. В остальном окружающая застройка состоит из послевоенных жилых домов: уютных двухэтажных вдоль Троицкого бульвара и более крупных, 4-этажных, по проспекту Славы. Новый квартал планируется разместить в глубине территории, между зданием белогородской митрополии и пешеходной улицей 50-летия области.

От участников конкурса ждали такое планировочное и архитектурное решение квартала, которое отвечало бы всем современным требованиям к комфортной городской среде. Необходимо было предусмотреть качественные дворовые и общественные пространства, продумать пешеходные связи, создать необходимую инфраструктуру.

Состязание проходило в два этапа: квалификационный отбор и собственно разработка проектов командами-финалистами. В тройку лучших вошли бюро Citizenstudio, Semrén & Månsson и Архитектурная мастерская Максима Атаянца. По условиям конкурса, проект победителя планировалось реализовать, но победителями признали сразу двоих участников – Citizenstudio и Semrén & Månsson. Что будет дальше – не сообщается. А мы пока представляем проекты всех финалистов.


Citizenstudio

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

© Citizenstudio


Суть концепции Citizenstudio ясна из ее названия – «Четыре двора». Среди ключевых тезисов проекта: дворы комфортного городского масштаба, постепенное повышение высотности зданий (от 2 до 20 этажей), внутриквартальные пешеходные связи, единое общественное пространство, возможность поэтапной реализации.

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Генеральный план

© Citizenstudio


Архитекторы стремились максимально деликатно вписать свои четыре двора в существующий контекст центральной части города. Малоэтажная застройка первой линии не спорит с масштабом исторических зданий, а вальмовые кровли выходящих на Свято-Троицкий бульвар зданий подчеркивают органичность современного вмешательства. Высотность домов повышается к центру квартала, и самые высокие из них оказываются наименее заметными. Объединить новые постройки с существующими призвана и облицовка выходящих на бульвар домов светлым камнем.
Фасады зданий второй линии – кирпичные.

Четыре лота/двора пронизаны пешеходными связями, на пересечении которых образуется небольшая внутриквартальная площадь. Жители квартала, находясь прямо в сердце города, смогут чувствовать себя уединенно благодаря закрытым дворам и тихому, защищенному от шума и суеты общественному пространству.

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. План паркинга

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. План

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. План типового этажа

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Развертка

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Развертка

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Развертка

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Развертка

    © Citizenstudio

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Аксонометрия

    © Citizenstudio

Semrén & Månsson

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

© Semrén & Månsson


Этот проект посвящен поиску оптимального баланса между приватностью и публичностью. Архитекторы постарались одновременно обеспечить жителей квартала личным пространством, а всех горожан – новыми возможностями для прогулок, отдыха и общения.

Концепция предполагает: бережное отношение к архитектурному наследию, уплотнение сети городских пешеходных улиц и бульваров, формирование замкнутых безопасных жилых дворов без автомобилей, использование особенностей рельефа для создания общественных пространств.

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Генеральный план

© Semrén & Månsson


Высотность зданий меняется от периметра к центру участка с 8 до 20 этажей. Кровли – активно эксплуатируемые. Цветовая гамма и текстура фасадных материалов подбирались с учетом местного контекста: в регионе добывают известняк, мел и песок.

Все стоянки «спрятаны» под землей – так территория квартала полностью освобождается от движения личного транспорта. Благодаря перепадам рельефа, архитекторам удалось создать вертикальное зонирование – общедоступные и приватные зоны расположены на разных уровнях.

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Генеральный план 3d

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Формирование пространств

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Транспортная схема

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Этажность, схема деления на секции

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Semrén & Månsson

Максим Атаянц

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

© Максим Атаянц


Миссия третьего проекта, который жюри отметило как финалиста конкурса – «закрепить историческую память о наследии» Белгорода, города Засечной черты. Участок занимает примерно четвертую часть территории бастионных укреплений третьей крепости Белгорода, и в значительной степени совпадает с прямоугольником митрополичьего двора, впоследствии Троицкого монастыря, что хорошо видно из наложения планов (см. заметку краеведа и статью археолога).

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода. Наложение плана XVIII в. и территории проектирования

© Максим Атаянц


И хотя от белгородской крепости не осталось практически ничего, а от Троицкого собора (1690-1707) только контуры лепесткового плана на площади к юго-западу от рассматриваемого участка, – Максим Атаянц, в память об исторических укреплениях, превратил свой вариант ЖК в подобие крепости с двумя контурами: внутренний дом, высокий, 12-этажный, представляет собой замкнутый прямоугольный контур с арками, трактованный как «детинец», внешний – крупную П-образную рамку 7-этажной высоты, «крепость».

Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

© Максим Атаянц


Вместе здания приобретают силуэт горы, что усилено рельефом и множеством лестниц, открывающихся через высокие арки. Территорию между внешним и внутренним домом Максим Атаянц предлагал превратить во «внутреннюю пешеходную зону отдыха «светлый сад», закрытый для проезда машин, но с полуподземной трехуровневой парковкой под ним. В «саду» было предложено посадить плодовые деревья и разместить частные палисадники жителей первых этажей. «Сад» планировался как открытый для горожан, с прогулочной галереей и общественной зоной в северной части.

Предложенная архитектура напоминает здания 1930-х годов, созвучные окружающей послевоенной застройке. Вариант спокойной классики с горизонтальными полосами руста, балконами и эркерами, фронтонами, вальмовыми кровлями и чередой лестниц в арочных проемах может напомнить как дом Военно-инженерной академии архитектора Ильи Голосова на Покровском бульваре, так и дом Моспроекта-3 на Садовом кольце недалеко от Яузы. Безусловно привлекательную часть проекта, помимо исторических аллюзий, составляет «фирменная» графика Максима Атаянца, хотя, по собственному признанию автора, он сам остался не очень доволен результатом.

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Максим Атаянц

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Максим Атаянц

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Максим Атаянц

  • Концепция жилой застройки центрального квартала Белгорода

    © Максим Атаянц

Управление архитектуры и градостроительства Белгородской области, ИНН 3123021084

Общие сведения:



Контактная информация:

Индекс: 308000

Адрес: Г БЕЛГОРОД,УЛ ВОРОВСКОГО, Д 40

GPS координаты: 50. 6225236741,36.649902563845

Юридический адрес: 308009, БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛ, БЕЛГОРОД Г, КНЯЗЯ ТРУБЕЦКОГО УЛ, ДОМ 40

Телефон: 8 (4722) 27-87-71, 8 (4722) 33-90-15

E-mail:

Реквизиты компании:

Виды деятельности:

Учредители:

НаименованиеИННДоляСумма
ПРАВИТЕЛЬСТВО АДМИНИСТРАЦИИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Является или была в прошлом учредителем следующих организаций:


Регистрация в Пенсионном фонде Российской Федерации:

Регистрационный номер: 041001000858

Дата регистрации: 20.06.1991

Наименование органа ПФР: Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда РФ по г.Белгороду

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2073123103250

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 19.04.2007

Регистрация в Фонде социального страхования Российской Федерации:

Регистрационный номер: 310104023431001

Дата регистрации: 18. 12.1999

Наименование органа ФСС: Государственное учреждение - Белгородское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2183123103623

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 30.01.2018

По данным rkn.gov.ru от 12.02.2021 по ИНН компания состоит в реестре операторов, осуществляющих обработку персональных данных:

Регистрационный номер: 31-13-000205

Дата внесения оператора в реестр: 02.09.2013

Основание внесения оператора в реестр (номер приказа): 355

Адрес местонахождения оператора: 308000, Белгородская обл., г. Белгород, ул. Князя Трубецкого, д. 40

Дата начала обработки персональных данных: 08.12.1999

Субъекты РФ, на территории которых происходит обработка персональных данных: Белгородская область

Цель обработки персональных данных: Ообеспечение функционирования управления, а также защиты прав и свобод человека, при обработке его персональных данных.

подробнее

Описание мер, предусмотренных ст. 18.1 и 19 Закона: При неавтоматизированной обработке: металлические шкафы (сейфы), ограничение доступа лиц в помещение, где обрабатываются персональные данные. При автоматизированной обработке используются парольная защита, антивирусная защита.

Категории персональных данных: фамилия, имя, отчество,год рождения,месяц рождения,дата рождения,место рождения,адрес,семейное положение,социальное положение,имущественное положение,образование,профессия,доходы,

Категории субъектов, персональные данные которых обрабатываются: Работники управления.

Перечень действий с персональными данными: Сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, использование, уточнение, обезличивание, блокирование, уничтожение.

Обработка персональных данных: смешанная,без передачи по внутренней сети юридического лица,без передачи по сети Интернет

Правовое основание обработки персональных данных: Распоряжение начальника управления архитектуры и градостроительства Белгородской области от 07. 07.2010 № 1-р, Федеральный закон от 27.07.2006 №152-ФЗ "О персональных данных".

Наличие трансграничной передачи: нет

Сведения о местонахождении базы данных: Россия

Госзакупки: Арбитраж: Сертификаты соответствия: Исполнительные производства:

Краткая справка:

Организация 'Управление архитектуры и градостроительства Белгородской области' зарегистрирована 19 декабря 2002 года по адресу 308009, БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛ, БЕЛГОРОД Г, КНЯЗЯ ТРУБЕЦКОГО УЛ, ДОМ 40. Компании был присвоен ОГРН 1023101671966 и выдан ИНН 3123021084. Основным видом деятельности является деятельность органов государственной власти субъектов российской федерации (республик, краев, областей), кроме судебной власти, представительств исполнительных органов государственной власти субъектов российской федерации при президенте российской федерации. Компанию возглавляет ГОРОЖАНКИНА ГАЛИНА ВАЛЕНТИНОВНА.

Добавить организацию в сравнение

Архитектурная среда.

Классицизм

Продолжаем знакомиться с архитектурой нашего города. На очереди – стиль, ставший эталоном гармонии, монументальности и величия – классицизм. Вместе с экспертом Сергеем Доценко анализируем классическую архитектуру Белгорода.

Сергей Иванович Доценко – заслуженный архитектор России, почетный архитектор России, член-корреспондент Международной академии архитектуры стран Востока, Советник РААСН, член правления Союза архитекторов России, председатель правления Белгородской региональной организации СА России, член национального СА Украины, доцент кафедры архитектуры БГТУ им. В.Г.Шухова, профессор кафедры дизайна БГИИК.

Строительство микрорайонов и бизнес-центров постепенно меняет облик нашего города. Отказаться от новых течений и стилей не получится, ведь развитие архитектуры без проб и экспериментов невозможно. Но настоящим украшением города всегда были и остаются здания, выполненные в духе классицизма.

Торжество разума – главная мысль классицизма. В архитектуре это проявляется в строгой иерархии, четкости линий, симметрии, величественной простоте. Обычно эти признаки сопровождаются естественной и мягкой палитрой – кремовые, бежевые и молочные цвета. Но, наверное, самым простым стилевым индикатором в классицизме служат элементы, унаследованные от архитектуры античности – портики*, колоннады, треугольный фронтон, пилястры** на фасаде зданий.

Соборная площадь в центре Белгорода – место, где расположился настоящий классический архитектурный ансамбль. Формированием и застройкой главной городской площади занимался член Союза архитекторов СССР Виталий Лимаренко. В 1956 году здесь был построен Дом Советов, который сейчас известен белгородцам как дом правительства Белгородской области. Через год в центре появилось здание департамента агропромышленного комплекса области. А уже в 1962 году к этому архитектурному комплексу присоединился и Белгородский драматический театр имени Щепкина.

«Фактически основное строительство после военной разрухи началось, когда Белгород стал областным центром – в 1954 году. Прежде всего, начали «рисовать» центральную площадь. Что-то удалось сохранить, что-то удалось восстановить, что-то появилось новое. В итоге сейчас в нашей весовой категории по численности населения мало городов с таким прекрасным общественным центром», – делится мнением Сергей Доценко.

Но не только центральная площадь стала локацией архитектурных памятников и зданий в стиле классицизма. Например, единственная сохранившаяся в городе усадьба эпохи «культа разума» – дом купца Селиванова, построенный в 1782 году. Еще один белгородский памятник классицизма – Преображенский кафедральный собор. А совсем недавно – в 2014 году – открылось новое здание Белгородской митрополии, которое также строилось по канонам этого архитектурного направления.

В Белгороде большинство зданий в стиле классицизма признанно считаются памятниками архитектуры. Не удивительно, ведь это направление берет начало из античности, а у нас оно ассоциируется еще и с царскими дворцами Санкт-Петербурга. И, конечно, здания, унаследовавшие эти традиции, стали настоящей «изюминкой» нашего города.

Об архитектуре века «высоких технологий» и белгородских зданиях, выполненных в стиле хай-тек читайте в первом материале нашего цикла.

* Портик – выступающая часть строения, образованная несущими колоннами галерея, расположенная перед входом в здание.
**Пилястр (также пилястра) – вертикальный выступ на стене здания, обычно условно изображающий колонну.

МУП "АРХИТЕКТУРА" - Белгородская область, г. Валуйки, ул. Кузнечная

ООО "КЛИМАТОТЕХНИКА", 308001, Белгородская область, г. Белгород, ул. Первомайская, д. 82, пом. 15
ОТЕЧЕСТВО МП, 308009, Белгородская область, г. Белгород, ул. Николая Чумичова, 31А
ЧУПО "УЧЕБНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ЦЕНТР", 309514, Белгородская область, г. Старый Оскол, ул. Коммунистическая, д. 12
ООО "БЕЛЫЙ ВОРОН", 308010, Белгородская область, г. Белгород, пр-т Б. Хмельницкого, 137Б
ООО "ВИРГУС", 308027, Белгородская область, г. Белгород, ул. Лермонтова, д. 47А, кв. 4
НПК БИОПЛЕМ, 308519, Белгородская область, Белгородский район, пгт. Северный, д. 0
ООО "ГК ИНТЕРКОМ", 309501, Белгородская область, г. Старый Оскол, ул. Прядченко, 125А
ООО "ССК", 308000, Белгородская область, г. Белгород, ул. Костюкова, д. 46
БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, 308009, Белгородская область, г. Белгород, пр-т Гражданский, д. 49
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ПОЖАРНАЯ ЧАСТЬ №23 ИВНЯНСКОГО РАЙОНА"ГПС УВД БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ, 309110, Белгородская область, рп. Ивня, ул. Космонавтов, д. 7, корп. -, кв. -
ООО "АПФ-ЮГ", 308015, Белгородская область, г. Белгород, бульвар Народный, д. 105
ООО "СТРОЙСТАЛЬМОНТАЖ", 308017, Белгородская область, г. Белгород, ул. Дзгоева, д. 4, корп. 0, кв. 0
ООО "ГЕОБЕТОН", 309295, Белгородская область, г. Шебекино, ул. Ржевское Шоссе, д. 21, офис 3
ООО "МЕТАЛЛСЕРВИСГРУПП", 308584, Белгородская область, Белгородский район, с. Головино, ул. Центральная, д. 1
ООО "РИТМ", 308024, Белгородская область, г. Белгород, ул. 5 Августа, 2А

Набережная Везелки в Белгороде / Стрелка КБ + Strelka Architects

Набережная Везелки в Белгороде / Стрелка КБ + Strelka Architects

© Мария Гонсалес

+ 24

ПоделитьсяПоделиться
  • Facebook

    2

  • Whatsapp

  • Почта

Или

https://www.archdaily.com/

9/vezelka-embankment-in-belgorod-strelka-kb-plus-strelka- KBitects © Strelka

Текстовое описание предоставлено архитекторами. Белгород - обычный город на востоке России с населением более 350 000 человек. Он был почти полностью перестроен после Второй мировой войны; однако его общественные пространства не модернизировались с советских времен. Набережная реки Везелки была одним из таких заброшенных мест. Год назад он был полностью не разработан, а части были полностью изолированы. Однако он кардинально изменился благодаря программе «Города будущего».

© Стрелка КБ Генеральный план © Мария Гонсалес План

Это пример совершенно новой устойчивой инициативы по изменению отношения к использованию космического пространства в регионах России с одновременным внесением дополнительных социальных ценностей.Кроме того, концепция городского дизайна не была представлена ​​сверху, а была собрана через опросы, призванные определить общественное пространство, необходимое местным жителям.

© Мария Гонсалес

Набережная стала полноценным общественным пространством, сохранив при этом вид природной территории. Основными задачами проектирования были упрощение пешеходного движения между функциональными зонами, соединение набережной с центром и увеличение пешеходного потока при сохранении естественности берегов реки.

© Стрелка КБ

Набережная разделена на 4 зоны, соединенные прогулочными и велосипедными дорожками. В «Локальной зоне» есть повседневные пространства, такие как детские площадки, спортивные площадки, парк для собак и пешеходные мостки для рыбаков, а также зона отдыха и площадка для пикника у воды. В мемориальной зоне хранятся исторические памятники, а в промышленной зоне - буфер, соединяющий центр города с участками вблизи железной дороги.

Аксонометрия 01 Аксонометрия 02 Аксонометрия 03 Аксонометрия 04 Аксонометрия 05 Аксонометрия 06

Центральная зона, на главном пешеходном перекрестке, представляет собой многофункциональную площадь с благоустроенным амфитеатром с видом на реку.Амфитеатр служит местом встреч и площадкой для мероприятий. Летом в нем был установлен светодиодный экран, который превратил это место в главную фан-зону во время чемпионата мира по футболу 2018.

© Maria Gonzalez

На противоположном берегу реки находится «Детская набережная» с детским комплексом с горками и скульптурными площадками, соединенными с другой берег мостом. Кроме того, остров посреди реки должен играть экологическую роль в качестве заповедника водоплавающих птиц с обширными посадками водных растений.Люди могут любоваться дикой природой с деревянных мостов, не спускаясь на остров.

© Мария Гонсалес

Первоначально проект улучшения планировался в несколько этапов, но большая часть работ была фактически завершена к концу 2017 года, а от технического задания до окончательного строительства этот процесс занял рекордные 10 месяцев. Сегодня это удобное место для неспешных прогулок, спортивных игр, детских игр или прогулки с домашними животными. Летом это прекрасная концертная площадка и фестивальная ярмарка, а зимой набережную можно очистить от снега и оборудовать катками, «ледяными городками» и отапливаемыми павильонами.

© Стрелка КБ

* Программа «Города будущего» направлена ​​на реновацию 223 общественных пространств общей площадью более 1 200 га в 40 городах России. Это первая программа с советских времен, которая переосмыслила использование общественных пространств в соответствии с мировыми тенденциями и стандартами. Работы, начатые в 2017 году, проводились КБ «Стрелка» и КБ «ДОМ.РФ» при поддержке Минстроя и ЖКХ России.

© Мария Гонсалес

Посещение Белгород-Днестровской крепости - памятника древней архитектуры

Распространение древнегреческой культуры на побережье Черного моря, римские экскурсии в Азию, нашествия скифов и сарматов, Великое переселение народов, оккупация гуннами и монголами, основание Османской империи ... Древние камни в стенах Белгород-Днестровской крепости помнят все это - и многое другое.Положите руку на один из этих древних камней и закройте глаза - и, возможно, древние образы давно минувших эпох начнут течь в вашем сознании…

Белгород-Днестровский (до 1944 года назывался Аккерман) - один из старейших городов Украины. По данным ЮНЕСКО, это один из десяти старейших городов мира, которые непрерывно существовали с момента их создания до наших дней. Белгород-Днестровская крепость, расположенная в городе, - исключительный памятник военной архитектуры и самая большая крепость во всей Западной Европе.Одних этих фактов достаточно, чтобы сделать это уникальное место, расположенное всего в 90 км от Одессы, магнитом для всех любителей истории. Современный Белгород-Днестровский - спокойный провинциальный город. Однако его скрытая жемчужина - крепость - продолжает удивлять посетителей своими огромными размерами и величественным величием.

История Белгорода-Днестровского, насчитывающая более 2500 лет, - это бесконечная череда войн, сражений и постоянно меняющихся правителей. Историю города можно разделить примерно на четыре периода: эллинский, средневековый, османский и русско-украинский.Считается, что город был основан около 500 г. до н.э. греками из Милета, а первоначальное название, которое он получил, было «Тирас». Тирас подвергался регулярным нападениям со стороны соседних племен, таких как скифы, сарматы и другие. Именно из-за этих безжалостных нападений греческое владычество города окончательно прекратилось около 50 г. до н.э.

После этого город много раз менял правителей. Он неоднократно разрушался и перестраивался. С каждым воскресением ему также давали новое имя: римский альбом Castrum (Белый замок), славянский Турис и Белгород, монгольский Ак-Либо, Византийский Монкастро и Аспрокастрон, Молдавский Четатья-Албе, Турецкий Аккерман.В 15 - гг. Н.э. на руинах древней Тиры началось строительство крепости, которая стоит и по сей день. Работа была начата генуэзцами и молдаванами и в конечном итоге завершена турками. Позже, в течение 18 и 19 веков, между Турцией и Россией произошла серия войн за контроль над северной частью Черного моря. В результате 16 мая -го -го 1812 года город (тогда называвшийся Аккерман) вошел в состав Российской империи, а затем Украины.

Интересно отметить, что одна из башен крепости носит имя древнеримского поэта Овидия. Причина посвящения - приказ императора Августа изгнать Овидия на побережье Черного моря, где позже поэт умер. Историки установили, что Овидий жил в городе Томис (ныне Констанца, Румыния) в 8 году нашей эры. Согласно легенде, он часто бывал в Тирасе, был там отравлен и даже похоронен на окраине города. Исторически проверить эти утверждения невозможно, так как ни истинная причина смерти поэта, ни место его захоронения не установлены.В конце 18 - годов русский офицер объявил, что он нашел надгробие с выгравированным именем «Овидий» в Тирасе (Аккерман), однако таинственное надгробие вскоре было утеряно, и, таким образом, утверждения офицера так и не были подтверждены. Тем не менее, российская императрица Екатерина II издала приказ переименовать соседний турецкий город Хаджидер в «Овидополис» в честь легендарного римского поэта, а также, по слухам, места его последних дней.

Сегодня крепость часто служит местом съемок, местом проведения концертов и фестивалей, местом исторических реконструкций, соревнований по фехтованию и фехтованию, а также средневековых турниров («Меч Монкастро»). На территории крепости также находится археологический музей и выставка метательного и огнестрельного оружия. За дополнительную плату туристы могут испытать комплектование экипажей и стрельбу из средневековых пушек и арбалетов.

Крепость Аккерман и по сей день хранит множество тайн и загадок. Неизведанные подземные катакомбы и туннели изобилуют под полом древней цитадели. Порой его внутренний двор кажется безлюдным и безжизненным; но если вы сосредоточитесь на тишине и позволите себе ускользнуть среди древних камней крепостных стен, застывшая история оживает как образы бесчисленных битв, войн и меняющихся культур - все сливающиеся вместе, чтобы приблизить нас к современности - вспыхивают через ваш разум.

Информация об Аккерманской крепости

  • Возраст: 550 лет
  • Длина стен: 2,5 км
  • Высота стены и башни: 5-15 м
  • Толщина стен: 1,5 - 5 м
  • Место нахождения: Одесская область, г. Белгород-Днестровский; GPS: 46 ° 12’3 ”N 30 ° 21’2” E
  • Как добраться:
    • Автобус №560 от вокзала Одесса
    • Поездом Одесса - Белгород-Днестровский
  • Телефоны:
    • Туристическое бюро: (04849) 6-97-80
    • Административный кабинет: (04849) 6-97-18
  • Часы работы:
    • Летний период - с 8:00 до 20:00
    • Зимний период - с 8:00 до 17:00

Анализ генетической структуры популяции чужеродного моллюска Stenomphalia ravergiensis (Mollusca, Gastropoda, Pulmonata) в Белгороде (Россия)

  • Акрамовский Н.Н., Фауна Армянской ССР. Моллюски (Mollusca) (Фауна Армянской ССР. Mollusca), Ереван: Акад. АН АрмССР, 1976.

    Google ученый

  • Алимов А.Ф., Богуцкая Н.Г., Биологические инвазии в водных и наземных экосистемах, . М .: КМК, 2004.

    . Google ученый

  • Балашов, И.А., Крамаренко С.С., Жуков А.В., Шклярук А.Н., Байдашников А.А., Василюк А.В. К изучению наземных моллюсков юго-востока Украины, Малакол. Журн. Богемослов. , 2013, т. 12. С. 62–69.

    Google ученый

  • Barrett, S.C.H. и Ричардсон, Б.Дж., Генетические атрибуты инвазивных видов, в Экология биологических вторжений: австралийская перспектива, , Гровс Р. и Бердон Дж.J., Eds., Canberra: Aust. Акад. Sci., 1986, с. 21–33.

    Google ученый

  • Буссе, Л., Генри, П.-Й., Сурруль, П., и Ярн, П., Популяционная биология инвазивной пресноводной улитки Physa acuta , доступ к которой осуществляется с помощью генетических маркеров, экологической характеристики и демографии, Мол. Ecol. , 2004, т. 13. С. 2023–2036.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Браун, Дж.E. и Stepien, C.A., Популяционно-генетическая история вторжений мидий дрейссенид: модели распространения в Северной Америке, Biol. Вторжения , 2010, т. 12, вып. 11. С. 3687–3710.

    Артикул Google ученый

  • Бернем, К.П. и Овертон, У.С., Оценка размера замкнутой популяции при разной вероятности поимки у животных, Biometrika , 1978, т. 65, стр. 625–633.

    Артикул Google ученый

  • Чао, А., Оценка видового богатства, в энциклопедии статистической науки , , Балакришнан, Н., Рид, К. Б., и Видакович, Б., ред., Нью-Йорк: Wiley, 2005, стр. 7907–7916.

    Google ученый

  • Чао, А. и Шен, Т.Дж., SPADE, Сайт Анне Чао, 2009 г. (Электронный документ). http://chao.stat.nthu.edu.tw. Оценка 16 ноября 2015 г.

    Google ученый

  • Кларк, Б., Мюррей Дж. И Джонсон М.С., Вымирание эндемичных видов с помощью программы биологического контроля, Pacific Sci. , 1984, т. 38. С. 97–104.

    Google ученый

  • Кут, Т. и Лоэв, Э., От 61 вида до пяти: эндемичные древесные улитки с островов Общества становятся жертвами необоснованной программы биологической борьбы, Oryx , 2003, т. 37. С. 91–96.

    Артикул Google ученый

  • Кроу, Дж.Ф. и Кимура М., Введение в теорию популяционной генетики, , Нью-Йорк: Харперс и Роу, 1970.

    Google ученый

  • Кроу, Дж. Ф. и Мортон, Н. Е., Измерение дрейфа частоты генов в небольшой популяции, Evolution , 1955, т. 9. С. 202–214.

    Артикул Google ученый

  • Diniz-Filho, J.A., Soares, T.N., Lima, J.S., Dobrovolski, R., Ландейро В.Л., де Кампос Теллес М.П., ​​Рангель Т.Ф. и Бини Л.М. Тест Мантеля в популяционной генетике, Genet. Мол. Биол. , 2013, т. 36, нет. 4. С. 475–485.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Дуда Т.Ф., мл., Генетическая структура популяции недавно интродуцированного азиатского моллюска, Potamocorbula amurensis , в заливе Сан-Франциско, март. Biol. , 1994, т. 119, стр.235–241.

    Артикул Google ученый

  • Галамбор К. К., Маккей Дж.К., Кэррол С.П. и Резник Д.Н. Сравнение адаптивной и неадаптивной фенотипической пластичности и потенциал для современной адаптации в новых условиях, Funct. Ecol. , 2007, т. 21. С. 394–407.

    Артикул Google ученый

  • Гилг, М.Р., Джонсон, Э.Г., Гобин, Дж., Брайт, Б.М., Ортолаза А.И. Популяционная генетика интродуцированных и местных популяций зеленой мидии, Perna viridis : определение способов интродукции, Biol. Вторжения , 2012 (Электронный документ). Оценка 2 августа 2012 г. doi 10.1007 / s10530-012-0301-2

    Google ученый

  • Джонсон М.С., Эффекты основателя и географическая изменчивость наземной улитки Theba pisana, Наследственность , 1988, т. 61, стр.133–142.

    Артикул Google ученый

  • Кияшко П.В. Особенности высокогорной малакофауны Западного Кавказа, Матер. VII совещания по изучению моллюсков «Моллюски: Морфология, таксономия, биогеография и экология» (Материалы VII совещания по изучению моллюсков «Моллюски: морфология, систематика, биогеография, экология», П.В. Егоровко, Е.Н. и Сиренко Б.И., ред. СПб .: Зоол.Inst., Росс. Акад. 2007. С. 124–127.

    Google ученый

  • Крамаренко С.С., Снегин Е.А. Генетическая структура сплошных и эфемерных популяций наземной моллюски Brephulopsis cylindrica (Gastropoda, Pulmonata, Enidae), Генетика. Ж. Генет .: Прил. Res. , 2015, т. 5, вып. 5. С. 469–478.

    Артикул Google ученый

  • Ли, К.E., Эволюционная генетика инвазионных видов, TRENDS Ecol. Evol. , 2002, т. 17, нет. 8. С. 386–391.

    Артикул Google ученый

  • Ли К.Е., Гелембюк Г.В., Эволюционное происхождение инвазивных популяций, Evol. Appl. , 2008, т. 1, вып. 3. С. 427–448.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Ли, гл.Ch., Первый курс популяционной генетики , Pacific Grove: Boxwood, 1976.

    Google ученый

  • Мантел, Н., Обнаружение кластеризации болезней и общий регрессионный подход, Cancer Res. , 1967, т. 27. С. 209–220.

    CAS PubMed Google ученый

  • Марсден Дж. Э., Спидл А. П. и Мэй Б. Обзор генетических исследований Dreissena spp., Am. Zool. , 1996, т. 36, нет. 3. С. 259–270.

    Артикул Google ученый

  • Майр, Э., Изменение генетической среды и эволюция, в Эволюция как процесс , Хаксли, Дж., Харди, А.С., и Форд, Э.Б., ред., Лондон: Аллен и Анвин, 1954, стр. 157–180.

    Google ученый

  • Мюррей, Дж., Мюррей, Э., Джонсон, М.С., и Кларк, Б., Вымирание Partula на Муреа, Pacific Sci. , 1988, т. 42. С. 150–153.

    Google ученый

  • Неи М., Молекулярная популяционная генетика и эволюция, Front. Биол. , 1975, т. 40.

    Google ученый

  • Nei, M. и Li, W.H., Математическая модель для изучения генетической изменчивости в терминах эндонуклеаз рестрикции, Proc. Natl.Акад. Sci. USA , 1979, т. 76. С. 5269–5273.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Паркер, И.М., Симберлофф, Д., Лонсдейл, В.М., Гуделл, К., Вонэм, М., Карейва, П.М., Уильямсон, М.Х., фон Холле, Б., Мойл, П.Б., Байерс, Дж. Э. и Голдвассер, Л., Воздействие: к основам для понимания экологических последствий захватчиков, Biol. Вторжения , 1999, т. 1, вып. 1, стр.3–19.

    Артикул Google ученый

  • Пиколл, Р. и Смаус, П.Е., GenALEx 6.5: генетический анализ в Excel. Популяционно-генетическое программное обеспечение для обучения и исследований - обновление, Bioinformatics , 2012, vol. 28. С. 2537–2539.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Шилейко А.А. Наземные моллюски надсемейства Helicoidea, в Фауна СССР: Моллюски (Фауна Советского Союза: Моллюски). Л .: Наука, 1978, т.3, вып. 6.

    Google ученый

  • Снегин Е.А. Генетическая структура популяций модельных видов наземных моллюсков в условиях урбанизированного ландшафта на примере Chondrula tridens Müll (Gastropoda, Pulmonata), Генетика. Ж. Генет .: Прил. Res. , 2012, т. 2, вып. 2. С. 160–170.

    Артикул Google ученый

  • Снегин, Е.А., Пространственно-временные аспекты эколого-генетической структуры популяций беспозвоночных животных (на примере наземных моллюсков и насекомых юга Среднерусской возвышенности), Автореф. Дис. Докт. Биол. Наук , Белгород, 2012

    Google ученый

  • Снегин Э.А. А., Адамова В.В. Анализ демографических и морфологических параметров популяций придаточных моллюсков Stenomphalia ravergiensis (Mollusca, Gastropoda, Pulmonata) в условиях юга Среднерусской возвышенности, Вестн.Томск. Гос. Univ., Biol. , 2016, № 3 (35), стр. 149–160.

    Google ученый

  • Снегин Э.А. , Артемчук О.Ю. Морфогенетический анализ популяций Helix pomatia L. (Pulmonata, Helicidae) из юго-восточной и восточной частей современного ареала. J. Genetics: Appl. Res. , 2016, т. 6, вып. 2. С. 152–162.

    Артикул Google ученый

  • Снегин, Е.А., Присный А.В. Новые данные о наземных моллюсках Среднерусской возвышенности // Науч. Ведомости Белгород. Natl. Res. Univ., Ser. Естеств. НАУК, , 2008, т. 6, вып. 3 (43). С. 101–105. http://dspace.bsu.edu.ru/handle/123456789/15519.

    Google ученый

  • Ван де Пир Й. и де Вахтер Й., TREECON для Windows: программный пакет для построения и рисования эволюционных деревьев для среды Microsoft Windows, Comput. Appl. Biosci. , 1994, т. 10, вып. 5. С. 69–70.

    Google ученый

  • Ворошилова И.С. Генетические маркеры в изучении инвазий дрейссенид (Dreissenidae, Bivalvia), Поволжский экол. Ж. .2015. 1. С. 3–14.

    Google ученый

  • Райт С., Гнездовая структура популяций по отношению к видообразованию, Am. Nat. , 1940, т.74, нет. 752. С. 232–248.

    Артикул Google ученый

  • Райт С., Изоляция расстоянием, Генетика , 1943, т. 28. С. 114–138.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • Райт С., Теория эволюции случайного дрейфа и сдвига баланса, в: Математические темы в популяционной генетике , Кодзима К.-И., Ред., Берлин: Springer-Verlag, 1970, стр. 1–31.

    Google ученый

  • Йе П.Дж. и Тревор Д.П. Адаптивная фенотипическая пластичность и успешная колонизация новой среды, Am. Nat. , 2004, т. 164. С. 531–542.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Устали от модных тенденций: архитекторы преобразуют городские районы России

    Дата выдачи:

    Белгород (Россия) (AFP)

    В течение десятилетий берега реки, протекающей через российский город Белгород, находились в плачевном состоянии.

    «Было трудно спуститься к воде, и местами было очень грязно», - сказал архитектор Джези Станкевич.

    Сейчас тростник выстлан набережной, а подростки отдыхают на деревянных дощатых тротуарах, которые простираются прямо через реку, над деревянным амфитеатром.

    Идея создания приятных общественных пространств может не показаться новаторской, но она только начинает укореняться в городах, спланированных советскими властями, таких как Белгород, примерно в 600 км к югу от Москвы.

    Такие города были построены с целью выполнения производственных задач, а не удовлетворения потребностей жителей, говорит Дарья Парамонова из архитектурного бюро «Стрелка», возглавляющего проект.

    Московская фирма получила контракт на надзор за восстановлением 40 городов в рамках государственной программы, запущенной в 2017 году.

    По словам «Стрелки», текущий проект является «крупнейшим проектом регенерации городов в постсоветской России».

    Это происходит, когда страна изо всех сил пытается остановить поток молодых людей, перемещающихся из провинции в столицу в поисках возможностей.

    - Квалифицирован по жизни? -

    Парамонова сказала, что понятие «качество жизни» изначально было чуждо жителям, чьи потребности и желания ранее не были приоритетом для градостроителей.

    «Теперь мы говорим, что важно сохранять человечность», - добавила она, подчеркнув роль общественных консультаций перед принятием решений.

    Жители Белгорода, провинциального города с населением около 400 000 человек, который был восстановлен после Второй мировой войны, посещали общественные собрания и имели возможность голосовать онлайн за свой любимый дизайн-проект.

    Район у реки, где теперь люди могут гулять, заниматься спортом и выгуливать собак, - это только начало.

    Цель - удлинить пешеходные и велосипедные дорожки на 20 км вдоль реки.

    «Стрелка» взяла на себя начальные этапы строительства, а в остальном будет консультировать местных властей и архитекторов.

    Другие города, готовящиеся к обновлению общественных пространств, включают третий по величине город России Екатеринбург, Владивосток, Грозный, где был создан новый парк, и Новосибирск.

    - Популярное -

    Как и многие российские города, Белгород стал свидетелем массового бегства молодежи после распада Советского Союза в 1991 году и закрытия многих местных заводов.

    В результате бюджетные доходы упали, а проекты по регенерации остались незамеченными.

    Хотя некоторые задаются вопросом, как Белгород будет содержать новые дорогостоящие объекты, те, кто ими пользуется - от студентов соседнего университета до молодых мам с колясками - говорят, что они стали хитом с момента открытия в ноябре 2017 года.

    «Это действительно так. похорошела », - говорит Елена, 38-летняя специалистка по контролю качества, гуляющая под весенним солнцем.

    «Вы находитесь в центре города, но не слышите шума транспорта. Я бы даже назвал это успокаивающим».

    - Влияние Москвы -

    С 2010 года Кремль потратил миллиарды долларов на улучшение общественных пространств, в частности в рамках федеральной программы, в которой было выделено 42.2 миллиарда рублей (670 миллионов долларов, 600 миллионов евро) на ремонтные работы.

    А в прошлом году президент Владимир Путин попросил правительство удвоить взносы на создание «комфортной городской среды».

    Парамонова подчеркнула положительное влияние, которое успешная и более дорогостоящая реконструкция «Моей улицы» в Москве оказала на начало реализации проекта омоложения провинции.

    Начатый в 2015 году, он коренным образом изменил облик столицы перед чемпионатом мира по футболу 2018 года.

    Стоимость проекта резко возросла до 126 миллиардов рублей и была запятнана обвинениями муниципальных властей в коррупции.

    А вот москвичи сейчас редко вспоминают три лета шумных, пыльных ремонтных работ.

    - Сохранение человеческого капитала -

    Парамонова признает, что сложно донести одни и те же идеи до провинции, «где меньше денег и больше проблем».

    Но она надеется, что работа «Стрелки» подтолкнет местных архитекторов к разработке собственных проектов.

    По мнению местных властей, повышение привлекательности провинциальных городов для жизни имеет решающее значение для их выживания.

    Люди, работающие в Белгороде, получают менее половины средней заработной платы в столице.

    «Сегодня все города борются за сохранение своего« человеческого капитала »и пытаются создать такие условия жизни, которые будут удерживать жителей от переезда в Москву или другие места, - сказал заместитель губернатора Белгородской области по градостроительству Евгений Глаголев.

    «Мы тоже должны это сделать».

    ? 2019 AFP

    9-11 Responder | Белгород

    Волонтер

    Изначально я поместил эти воспоминания на бумагу, чтобы поделиться с двумя моими сыновьями, когда они станут достаточно зрелыми, чтобы более полно осмыслить описанные события. Поскольку немногие врачи имели такую ​​привилегию помочь во время катастрофы Всемирного торгового центра, многие медицинские организации запрашивали историю любого врача, который мог помочь, чтобы позволить коллегам опосредованно поделиться своим опытом.Для меня было честью, что мой опыт опубликован в нескольких публикациях и был рассмотрен Комиссией 11 сентября. Я решил поделиться этими воспоминаниями со всеми, кто мне небезразличен.

    Пока я жив, я никогда не забуду свою секретаршу Кэти, сообщившую мне во вторник, 11 сентября 2001 года, что самолет только что врезался в одну из башен-близнецов Всемирного торгового центра. До этого это казалось обычным утром вторника, когда я принимал пациентов в моем офтальмологическом кабинете в Верхнем Ист-Сайде на Манхэттене.

    Этот момент произвел на меня исключительное впечатление, так как мои почти семь и почти четыре с половиной года сыновья и я изучали историю небоскреба и строительство в течение последних нескольких месяцев. С их стороны это был не просто мимолетный интерес; это стало их страстью. У нас есть библиотека книг и видео по этой теме, которые бесконечно увлекают мальчиков. Они так гордились нашими башнями-близнецами, некогда самыми высокими зданиями в мире и оставшимися самыми высокими в Нью-Йорке.Они делились бы своим восторгом в случайный ясный воскресный вечер, когда мы могли видеть башни на вершине горизонта Манхэттена, когда мы ехали домой из страны. Мы с мальчиками изучали инцидент 1945 года, когда бомбардировщик B-25 врезался в Эмпайр-стейт-билдинг туманным субботним утром, убив тринадцать человек. У меня мгновенно возникло чувство дежавю.

    Я выбежал в вестибюль своего офисного здания, где стоял телевизор, и с ужасом наблюдал, как черный дым клубится из зияющих дыр в Башне 1.Я с чрезвычайно тревожным чувством наблюдал, как в реальном времени увидел на экране еще один самолет, о котором мое чутье одновременно подсказывало мне, что там не должно быть. Мои худшие опасения материализовались, когда самолет двигался беспорядочно, затем исчез, а через секунду появилось появление огненного шара, исходящего из одной из Башен. Еще не было очевидно, в какую башню мы только что попали.

    Мое сердце упало, поскольку любые сомнения в том, что это террористическая атака, зародились в том самом дыме, который я теперь с ужасом наблюдал вместе с моими коллегами.Мои мысли обратились к жертвам в местах крушения и над ними, к тому, что это должно было понравиться пассажирам авиалинии и как можно спасти тех, кто оказался в ловушке в Башнях. Меня наивно утешило то, что я ранее прочитал, что Башни были спроектированы так, чтобы выдерживать удар авиалайнера. После того, как все здания конструктивно выдержали два удара и действительно продолжали стоять.

    Я возобновил прием шокированных пациентов в своем кабинете, когда мой секретарь сообщил мне, что одна из Башен (Башня 2) только что упала.Мое сердце упало еще ниже. Я все время спрашивал себя, как это могло случиться, ведь Башни, казалось, уже пережили худшее. Когда я снова выбежал к телевизору, я, к сожалению, знал, что худший кошмар Нью-Йорка был правдой.

    Мой разум был теперь за много миль от моего офиса, с этими невинными жертвами высшей ненависти. Я хотел помочь, сделать все, чтобы облегчить их страдания, но, находясь в Верхнем Ист-Сайде (который казался таким удаленным от места трагедии), я знал, что пройдет некоторое время, прежде чем раненых можно будет эвакуировать в больницы моего района. , поскольку центр города наверняка заполнится.Когда я возобновил прием пациентов, которые все еще могли посещать мой кабинет, я снова был в ужасе, узнав, что Башня 1 также рухнула.

    Я позвонил в обе свои больницы, Манхэттен, Глаз, Ухо и Горло, и Нью-Йорк-Пресвитерианский, чтобы узнать, что в их отделениях неотложной помощи «на данный момент достаточно персонала». Я вызвался помочь и ждал, когда меня позовут. Звонка так и не поступило. Полагая, что скорая помощь слишком перегружена, чтобы позвонить, я отправился в отделение неотложной помощи в пресвитерианской больнице Нью-Йорка и обнаружил буквально сотни врачей и медсестер, тщетно ожидающих прибытия раненых, когда выгружалось огромное количество предметов первой необходимости.Желание моих коллег помочь было воодушевляющим, однако отсутствие пациентов, поступающих в крупнейший ожоговый центр в районе Нью-Йорка, красноречиво свидетельствует о том, что сейчас разворачивается еще большая трагедия. Выживших просто не хватало, чтобы их лечить. Я даже вызвался помочь в больнице Сент-Винсент (которая не входит в число моих больниц), которая была ближе к месту происшествия, но у них тоже было «достаточно медицинского персонала» для выполнения этой задачи. Меня направили в центр сортировки на пирсе Челси, куда волонтеры-медики могли прийти, чтобы узнать, «нужны ли они».

    Я узнал, что одному из моих жителей, доктору Чарльзу Манго, из Нью-Йоркской пресвитерианской больницы, удалось добраться до центра города рядом с местом бедствия. Мне удалось связаться с ним по мобильному телефону и узнать, что инородные тела в глазах и поверхностные раздражения были одними из двух самых распространенных травм, а вторым - респираторные проблемы. Большая часть того, что ему удавалось делать на месте, было орошение глаз, так как не было биомикроскопа с щелевой лампой там, где это было необходимо больше всего. Меня проинформировали, что из-за серьезных глазных проблем необходимо отправлять раненых через центры сортировки и в местные отделения неотложной помощи, что создавало материально-технические затруднения.

    Теперь я знал, что для того, чтобы внести значительный вклад в работу по оказанию помощи, мне нужно было купить щелевую лампу в центре города, чтобы лечить на месте спасателей и пострадавших с проблемами зрения. Удаление инородного тела под прямой визуализацией было гораздо более эффективным методом лечения, чем только ирригация. Это был более практичный подход, чем транспортировка раненых по каналам в нескольких местах, задержка окончательной помощи. На следующий день потребовалось несколько десятков телефонных звонков, чтобы связаться с кем-то в иерархии городской службы экстренной медицинской помощи, понимающим, что эта идея имеет смысл.Он дал мне несколько потенциальных контактов в медицинских «плацдармах» в зоне бедствия, но он сожалел, что у него нет возможности доставить меня туда. Он сообщил мне, что мне придется самостоятельно преодолевать блокпосты и контрольно-пропускные пункты, если я смогу. Как бы трудно это ни было, я чувствовал, что должен хотя бы попробовать.

    Я позвонил помощнику администратора Манхэттенской больницы глаз, ушей и горла Крейгу Угорцу, который прочесал здание и обнаружил микроскоп со щелевой лампой, который не был прикручен к напольной стойке.Мой местный полицейский участок, 19-й, сказал, что они попытаются увезти меня в центр города, но их фургон был разбит в результате обрушения Башни. Я видел в своем офисе пациентов, которые не перенесли свои встречи. Мой первый пациент, дипломат на пенсии и пациент с послеоперационной катарактой, сообщил мне, что его невестка была бортпроводником на первом самолете, который врезался в башни-близнецы. Мое сердце переполнило его горе.

    Не зная, когда я буду в следующий раз пообедать или когда вернусь домой, я быстро перекусил в местном ресторане.Я услышал, как женщина позади меня планирует свадьбу и объявляет по мобильному телефону, что она из Windows on the World. Следующими ее словами были: «Ну, по крайней мере, я жива!» Я чуть не подавился едой. По дороге в госпиталь я видел вдалеке, что обычно тихая Оружейная Седьмого полка кипела. По улицам шли вооруженные солдаты. На некоторых улицах было на удивление мало автомобильного движения. Погода была великолепной. У всего этого было такое сюрреалистическое качество.

    Когда я прибыл в больницу, щелевая лампа стояла в холле, ожидая меня у стойки безопасности. Администрация предоставила в мое распоряжение фармацевта Джорджиану Сечук, чтобы она предоставила мне все необходимое. Когда я был в больничной аптеке, готовясь к неизвестному, загружая коробки с материалами для оказания неотложной помощи, я случайно встретил полицейского хирурга, доктора Ричарда Лейнхардта, который предложил отвезти меня к месту бедствия. Щелевую лампу разобрали и погрузили в багажник его автомобиля.Я переоделась в скрабы, так как не знала, чего ожидать, и не хотела приносить домой токсичный мусор или микробы.

    Дорога FDR Drive, обычно загруженная автомобильным транспортом, была закрыта для всех, кроме машин экстренной помощи. Было довольно странно видеть на дороге не обычные машины. Я мог идентифицировать полицейские машины, пожарные машины, машины скорой помощи и военные машины, но была странная неуверенность в отношении черных машин без опознавательных знаков со встроенными мигалками. Мы проехали через несколько блокпостов и контрольно-пропускных пунктов.Некоторые из них были укомплектованы полицией Нью-Йорка, некоторые - солдатами штата, а некоторые - вооруженными военными. Каким-то образом это дало мне странное чувство безопасности. Однако было очевидно, что Нью-Йорк превратился в зону боевых действий. В безоблачном голубом небе можно было увидеть огромный серый столб дыма, поднимающийся из нижнего Манхэттена, который ветер переносил через Ист-Ривер в сторону Бруклина.

    По дороге мне предложили сначала остановиться в One Police Plaza, чтобы пролечить глаза раненым полицейским.Я был доволен тем, что предлагал свои услуги везде, где они были нужны. Когда меня впервые сопровождали в офис начальника полиции, стало очевидно, что у многих полицейских вокруг меня были травмы глаз, которые не подействовали на ирригацию накануне. Они просто игнорировали свои травмы и продолжали работать. На самом деле почти все ходили с красными глазами. Мне дали конференц-зал в коридоре от возрожденного старого Центра управления и контроля, который можно было использовать в качестве лечебного учреждения. Через несколько минут, чтобы разгрузить мои припасы, собрать щелевую лампу и закрыть жалюзи, у двери выстроилась бесконечная очередь полицейских с воспаленными глазами.

    Полицейские, о которых я заботился, все еще были настолько завалены мусором, что их форма казалась скорее хаки, чем синей из-за бетонной пыли и пепла. Большинство офицеров уже были на месте, помогая спасать Всемирный торговый центр, когда здания буквально рухнули на них. Я никогда не забуду их вдохновляющие истории о героизме перед лицом чрезвычайной опасности. Когда офисные работники бежали, силовики вбежали в здания, чтобы противостоять потоку эвакуированных, чтобы героически выполнять свою работу.Я слышал так много печальных историй о партнерах, сослуживцах, пожарных и парамедиках, погибших в результате обрушения Башен. Я продолжал слышать одни и те же выражения вины от выживших, которых по счастливой случайности пощадили, поскольку стоявшие рядом с ними были убиты или ранены.

    Только в первый день мне выпала честь заботиться о глазах более ста героев во всех смыслах этого слова. В конце концов я сбился со счета. Все до единого просто хотели, чтобы с ними срочно вылечили, чтобы он или она могли немедленно вернуться в «Граунд Зиро», чтобы помочь в поисках выживших; чтобы помочь превратить хаос в некое подобие порядка.

    К счастью, большинство глазных травм не было серьезным, но, тем не менее, вызывало недееспособность. Когда Башни рухнули, образовался каскад огромного количества измельченного бетона и гипсокартона, клочков стекловолокна, асбестовой пыли (в зданиях не было асбеста) и осколков стекла. Мчащееся облако обломков было непрозрачным и часто смертельно опасным. Многие из раненых заболели химическим кератоконъюнктивитом из-за токсического воздействия мусора и едкого дыма от пожаров, бушевавших в развалинах.Под веками было много инородных тел. Щелевая лампа имела решающее значение для окончательного лечения этих пациентов. Большие инородные тела легко удалялись аппликаторами с ватными наконечниками и орошением. Мелкие инородные тела, такие как застрявшие стеклянные осколки, часто приходилось удалять щипцами. Стекловолокно, внедренное в конъюнктиву предплюсны, приводило к папиллярному конъюнктивиту и классическим ультратонким ссадинам роговицы «дорожка для катания на коньках», часто без видимых инородных тел. При максимальном увеличении и при осмотре по касательной обычно можно было увидеть проблемное стекловолокно. Было сложно удалить ультратонкие осколки стекловолокна даже с помощью ювелирных щипцов. Это часто было похоже на попытку вытащить прямую булавку гаечным ключом.

    Ночью, когда устойчивый поток раненых уменьшился до тонкой струйки, я вошел в Центр управления и контроля по соседству, чтобы попытаться узнать, что происходит за пределами этой крепости. Центр имел атмосферу улья.Были проекционные компьютерные мониторы со спутниковыми картами, показывающими, какие здания рухнули, а какие еще стоят. На стенах стояли ряды телевизоров, принимавших все радиовещательные и кабельные новостные станции. Центр укомплектован представителями всех подразделений полиции Нью-Йорка, всех других силовых структур Нью-Йорка, полиции Нью-Йорка и соседних штатов, армии, береговой охраны, ФБР, FEMA и других федеральных агентств. Я трепетал перед лихорадочной преданностью окружающих.Прекрасная организация и отзывчивость вдохновляли. Трудно было поверить, что этот высокоорганизованный объект Центра управления и контроля только что был снова задействован, когда новый был разрушен в результате обрушения 7 Всемирного торгового центра. Объявление о возможном обнаружении взрывчатых веществ на одном из участков города привело к тому, что отряд бомбардировщиков и другие полицейские вылетели из комнаты. Позже мэр Джулиани объявил, что это, к счастью, одна из многих ложных тревог.

    Позже, когда поток раненых офицеров прекратился, я хотел отнести щелевую лампу в сам «Граунд Зиро», чтобы позаботиться о раненых сотрудниках других силовых структур. Сотрудники канцелярии начальника полиции категорически отговаривали меня делать это, пока здания не перестали разрушаться, а земля под ними не стала более устойчивой.

    Я отправился в пригород ночью на несколько часов, чтобы проверить свою семью, прибраться и, возможно, поспать, чтобы подготовиться к следующему дню.На улице было мало людей. Хотя было уже поздно, привыкли видеть людей на улицах Нью-Йорка в любое время. Направление ветра изменилось. Дым от места бедствия теперь дул на север, вверх по проспектам, в Верхний Ист-Сайд. Это было похоже на прогулку в резком тумане. Мальчики крепко спали в моей постели, ожидая, когда папа вернется домой. Я выглянул в окно своей спальни. Ветер, должно быть, снова изменил направление, так как теперь далекий южный горизонт был покрыт дымом.Однако небо наверху было настолько парадоксально чистым, что можно было видеть целые созвездия, которых не было в небе Нью-Йорка столько, сколько я себя помню. Это выглядело слишком безмятежным, учитывая то, что я знал, что происходило в центре города.

    Только на второй день моего пребывания в центре города, во время перерыва, я впервые открыл жалюзи своего импровизированного отделения неотложной помощи в One Police Plaza и обнаружил, что окна выходят наружу из-за разрушения. Из окна я мог видеть улицы, покрытые вездесущей серой пылью, машины скорой помощи и пожарные шланги повсюду, множество офисных башен, которые выглядели как поврежденные выжившие в войне, с клубами густого серого дыма, поднимающимися из-за их спины, и военными вертолетами, парящими над ними. их.То, что я думаю, было ратушей, похоже, ее накрыла серая метель.

    Ground Zero

    После моего последнего визита в One Police Plaza для оказания последующей помощи 20 сентября меня сопроводил к «месту» сержант Джуцио из Управления начальника полиции. Он сказал мне, что хотел бы, чтобы все американцы могли воочию увидеть разрушения, чтобы полностью понять, что было сделано со всеми нами. По дороге он рассказал мне, как находился вне службы, когда раздался звонок о том, что самолет врезался в Башню 1.Он помчался к месту происшествия. Он сообщил мне, что был там, когда обрушились башни-близнецы, и что он чувствовал себя захваченным падающими обломками.

    Когда мы прошли через несколько контрольно-пропускных пунктов, я стал замечать большие группы спасателей, идущих по улицам. Было бесчисленное количество бульдозеров, машин экстренной помощи и вспомогательных прицепов. Выстроились огромные очереди самосвалов, ожидающих своей очереди, чтобы получить одну партию мусора из «кучи», которую я вскоре увидел воочию. Когда мы подошли ближе, дождь пошел сильнее.Стало очевидно, что Управление санитарии буквально сотворило чудо, очистив прилегающие улицы. С нашей парковки на Вест-стрит можно было видеть, как все еще клубящийся дым, освещенный прожекторами на «Граунд Зиро», демонстративно поднимался в небо. Я был шокирован тем, что костры все еще горели на девятый день, но на самом деле они должны были гореть в течение нескольких месяцев, при подземных температурах выше 1000 градусов по Фаренгейту.

    Мы прошли кварталы нижнего Манхэттена, через еще несколько контрольно-пропускных пунктов, к «плацдарму» полиции Нью-Йорка.Там на меня были надеты желтые ботинки, дождевик, каска и респиратор для фильтрации дыма, асбеста и других частиц. Мы оделись под дождем, обсуждая с дежурным офицером, как могла случиться эта трагедия. Даже среди тех, кто был там каждый день, все еще сохранялось недоверие. Меня предупредили, что три звука гудка означают, что что-то (здание или «куча») вот-вот рухнет. Это предупреждение меня не утешило, так как я бы не знал, куда бежать, если бы услышал такую ​​тревогу.

    Мы вышли и двинулись в сторону «Граунд Зиро». Без знакомых ориентиров Башен-близнецов я был полностью дезориентирован. По мере того, как мы приближались, прожекторы постепенно становились ярче, и активность на улицах возрастала. Я проезжал целенаправленно во все стороны армии строителей. Безопасность казалась жесткой, поскольку нам обоим бросили вызов еще в нескольких местах. Платформы и самосвалы поворачивались на 180 градусов с почти легкостью водителями, обладающими навыками, о которых я никогда раньше не задумывался.Вдалеке я увидел журавлей высотой более десяти этажей, которые тянули и ковыряли груды обломков, которые я еще не мог определить. Я видел строительные машины, оснащенные клещами размером с маленькую машину, которые, как мне сказали, могли прорезать стальную балку, как ножницы через бумагу.

    Дорога, по которой мы шли (Западная улица) всего несколько дней назад, оказалась под высокими грудами обломков, оставленных обвалами Башен. Теперь этот путь был свободен. Уже заменены участки многополосной дороги, преданные забвению падающей сталью.Теперь это была дорога надежды, открывающая свободный доступ к еще более сложной спасательной задаче.

    Теперь мы стояли рядом с «Граунд Зиро» на Западной улице между зданием 6 и Всемирным финансовым центром. Я был потрясен чрезвычайной силой опустошения. Это было намного превосходит то, что я ожидал, даже если я пробыл поблизости больше недели и постоянно видел его изображения в газетах и ​​по телевидению. Позади меня виднелись большие куски каменного фасада, оторванные от самого северного здания American Express в Финансовом центре.Целых окон почти не осталось. Огромная, связная, многоэтажная масса стальных балок от одной из башен, упавших на Зимний сад (стеклянный сводчатый проход, соединяющий два здания Всемирного финансового центра). Вокруг этого места происходила активная человеческая деятельность, что побудило сержанта предположить, что, должно быть, возобновились подозрения в отношении захороненных выживших поблизости. Из-за остаточной бетонной пыли в этом месте мы шли под дождем по серую грязь по щиколотку.

    Фасад малоэтажного дома №6 практически исчез. Остатки Башни 1 представляли собой несколько незабываемых вертикальных полос фасада и огромную груду щебня, над которой работали огромные количества строителей. Массовые разрушения сделали этих рабочих похожими на муравьев на муравейнике. Несмотря на то, что они были ничтожны по размеру обломков, они явно добивались прогресса. На юге просто не было заметных следов отеля «Марриотт». Пожарные машины качали воду на участки обломков, которые все еще дымились от пожаров, но горели глубоко внутри.Существовали «бригады ведер», представлявшие собой ряды спасателей в касках, которые убирали мусор из «кучи» по ведру за раз. Я был ошеломлен невообразимой грандиозностью того, что я видел.

    Пока я был потрясен потрясающим зрелищем этой трагедии, сержант попросил меня оставаться на месте, пока он подошел к высокому худому мужчине. Мужчина был одет в черную рубашку и синие джинсы и стоял без дела со сложенным складным зонтиком. На нем не было защитного снаряжения и опознавательного значка.Из множества людей, целенаправленно прогуливающихся по площадке, он явно выглядел неуместным. В самом деле, он там не принадлежал. Он представился французским туристом из Бордо. Сержант отвел меня в сторону и сообщил, что он должен высматривать членов террористической организации, подозреваемых в совершении этого злодеяния, поскольку они могут послать одного из своих для разведки. Группу подозревают в том, что она не доверяет западным средствам массовой информации делать за них эту работу. Сержант (и я) проводили этого человека к полицейскому посту охраны, где нас сопровождал второй офицер, так как теперь им нужно было сопроводить человека в центр полиции Нью-Йорка и ФБР для допроса.

    Когда мы завернули за угол Всемирного финансового центра со стороны реки Гудзон, огни и шум спасательных работ несколько погас. Повсюду тротуары тянулись аварийные провода для питания и телефонов. Дождь продолжал лить, пока неизвестный мужчина был доставлен на допрос. Меня поразило, насколько «нормально» выглядела эта сторона зданий. Я узнал лодку на берегу Гудзона. За рекой Нью-Джерси выглядел таким тихим и чистым.

    На допросе я уехал в морг, который был поблизости. В нескольких соединенных между собой палатках находились патологоанатомы и представители судебно-медицинской экспертизы. Капеллан пожал мне руку, когда я представился и вошел. В то время не поступало никаких новых образцов. Я был опечален, узнав, что большинство человеческих останков были фрагментированы. По сообщениям, состояние останков было различным, некоторые из них сильно обгорели, а на других наблюдались последствия механической травмы.Я узнал, что человеческие останки в конечном итоге будут сравнивать с базами данных, которые будут созданы на основе генетических данных от ближайших родственников в девяноста местах по всей стране.

    Спускаясь по Олбани-стрит, мы миновали ресторан, где люди, должно быть, сидели, пока окна не были выбиты падающими обломками. Там был коммерческий банк, все еще открытую дверь охраняли сотрудники военной полиции. Я мог представить, как те, кто находится внутри, сбегают, не думая о защите его ценного содержимого во время кризиса.Когда мы приблизились к открытой парковке, можно было увидеть оставшиеся невостребованные машины, покрытые повсеместной густой серой пылью и пеплом. Сколько из этих машин принадлежит жертвам, оказавшимся в невидимых и невообразимых местах?

    По мере того, как мы шли к месту обрушения Башни 7, было установлено множество палаток и столов, чтобы обеспечить рабочих всем необходимым для жизни во время их миссии. Были огромные тракторы-трейлеры с коммерческими кухнями, подаренными Макдональдсом и многими другими заботливыми американцами.Нам пришлось объезжать несколько кварталов, так как одно здание на прямой дороге было повреждено. Несмотря на то, что это было в нескольких кварталах от места первичного разрушения, в каменной кладке старого здания, находившегося в двадцати этажах над улицей ниже, была врезанная стальная балка. Не желая рисковать идти под ним, мы выбрали альтернативный маршрут. Меня предупредили, чтобы я не наступал на мириады толстых черных кабелей, проложенных рядом с нашими ногами на мокром от дождя тротуаре, или рядом с ними.Некоторые из них были линиями электропередач, а некоторые - телефонными кабелями низкого напряжения. Было непросто сказать, что есть что, поэтому я относился ко всем с величайшим уважением. Плотники загоняли некоторых в вольеры вдоль улицы. Там были палатки, трейлеры и навесы, в которых находились десятки сотрудников Verizon, сгорбившихся над огромным количеством разноцветных проводов, сращиваемых в ночи, чтобы восстановить потерянную телефонную связь.

    Мы проезжали здания, которые выглядели так, как будто они были окрашены в серый цвет из-за покрытия бетонной пылью.Единственные окна, в которые можно было видеть, были разбиты летящими обломками. Выйдя из-под строительных лесов, мы достигли остатков Башни 7 на Веси-стрит. Бывшее сорокэтажное строение, теперь превратилось в десятиэтажную кучу щебня, которую сносили кранами сверху и бульдозерами снизу. Внутри завалов все еще горел огонь. Сержант сообщил мне, что его вовремя эвакуировали. Слава Богу. В нем находился «новый» Центр управления и контроля, который был внезапно заменен повторно активированным, который я знал в One Police Plaza.Позже я узнал, на что была похожа эта эвакуация, от моего пациента-инвалида с атаксией Фридриха, который работал во Всемирном торговом центре 7. Seven World Trade Center фактически находился не на том же участке земли, что и весь остальной мир, комплекс Trace Center. На самом деле это было напротив Веси-стрит. Великая ирония заключалась в том, что основными факторами возгорания и обрушения здания были резервуары для хранения бензина, необходимые для питания резервных генераторов в его Центре управления и управления.

    Мы подошли к углу улиц Веси и Черч.Там мы посетили палатку скорой медицинской помощи, в которой работают парамедики из Бостона. Я назвался доктором Белгородом. Все внутри встали, чтобы поприветствовать меня теплыми рукопожатиями. Я узнал, что они оба хорошо укомплектованы и хорошо снабжены. К сожалению, пострадавших постоянно не было. Нас пригласили послушать по радио эффектно сформулированное обращение президента Буша к Конгрессу. К нам присоединились пожарные и другие спасатели. Все присутствующие молчали.Я не мог избавиться от ощущения, что послание президента было тем более трогательным, что оно было встречено на главном месте этой бессовестной атаки на Америку. Для меня было честью разделить этот момент с героическими американцами, стремящимися любой ценой извлечь хоть немного добра из такого огромного зла.

    После обращения мы попрощались, чувствуя чувство товарищества, которое было несоразмерно времени, проведенному вместе. Мы с сержантом пошли дальше. Между выпотрошенными невысокими зданиями 4 и 5 находился огромный пандус, построенный для размещения массивных кранов для расчистки обломков в самом центре комплекса Всемирного торгового центра.Пока мы шли, ветер переменился. Дым лился по улице. Я снова надел респиратор. Это был всего лишь небольшой образец окружающей среды на площадке всего несколько дней назад.

    Подойдя к улице Свободы, мы увидели большую группу спасателей, собравшихся под одним из многих прожекторов, работающих на бензине. Все с тревогой смотрели на край пропасти, образовавшейся, когда несколько этажей фасада Башни свернулись в цилиндр и вонзились в землю во время одного из обрушений.Немногие из присутствующих уважали желтую полицейскую ленту в нескольких футах от края. Я ясно видел картотечный шкаф внутри искривленных подземных обломков, который выглядел невероятно неповрежденным. В качестве фельдшера настроили И.В. мешки и другие припасы в нескольких футах от меня, мне сказали, что одному рабочему показалось, что он видел, как труба двигалась самопроизвольно. Когда спасатель думал, что у него или нее есть потенциальный выживший, он или она брал на себя ответственность за немедленную спасательную операцию как наиболее квалифицированный человек, чтобы искать дальше.Я представился врачом, и мне сказали оставаться рядом. У большой собравшейся толпы была одна мысль: может ли кто-то еще быть живым внутри этих обломков? Собак спустили в яму, чтобы обнюхать выживших. Наблюдающая толпа спасателей была потрясена. Я произнес беззвучную молитву. Ожидание было ощутимым.

    Наши надежды найти еще одного выжившего в ту ночь не оправдались. Толпа разошлась. Это уже случалось много раз раньше. Ни это, ни эпизодические проливные дожди не ослабили решимости спасателей.Каждое спасение чудесного выжившего заряжало атмосферу «места происшествия» и самую душу каждого американца. Как это трагически выяснилось, после обрушений было обнаружено очень мало выживших.

    Я спросил сержанта, когда он должен закончить дневную службу. Он сказал «два часа назад». Я поблагодарил его за то, что он потратил четыре часа в день, чтобы провести меня по месту бедствия. Я сбросил часть своего нагруженного мусором защитного снаряжения и вернулся в One Police Plaza для последнего прощания.Когда я выходил из офиса начальника полиции, мне вручили большую сумку для покупок, полную аварийного снаряжения. Я спросил, зачем мне это оборудование, и мне сказали, что оно мне понадобится, если я когда-нибудь захочу укомплектовать «бригады ведер». Не желая брать их припасы, я настоял на том, чтобы, если и когда я это сделаю, я смогу просто вернуться на плацдарм, чтобы снова получить снаряжение. Мне снова сказали взять сумку с аварийным снаряжением. Когда я спросил последний и решительный: «Почему?» Мне посмотрели прямо в глаза и сказали: «Мы все просто хотим, чтобы вы держали это при себе».Я наконец получил пугающее сообщение, взял снаряжение и в последний раз покинул One Police Plaza. Я вернулся домой, чтобы поцеловать своих сыновей во сне.

    Конкурс памяти ЦМТ

    Мой младший сын, Дуглас, выразил желание стать архитектором вскоре после того, как в тот злополучный день увидел по телевидению печальные события 11 сентября по телевизору перед детским садом. Он сказал, что хочет восстановить башни-близнецы, чтобы сделать их сильнее, чтобы самолеты не могли их повредить.Затем, когда ему было четыре с половиной года, он попросил копию фотографии Башен-близнецов, чтобы она постоянно висела в его комнате. Я обнаружил фотографию, которую мы с ним сделали вместе на палубе «Горца» за три месяца до нападения. По сей день он держит его на виду.

    Несколько месяцев спустя я пришел домой в тихую затемненную квартиру, где все спали. Когда я включил свет в столовой, у меня за столом был концепт Дугласа для мемориала Всемирного торгового центра, выполненный из блоков Lego.Он построил башни (в комплекте с антенной) с отсутствующими прямоугольными секциями, чтобы соответствовать зонам падения угнанных самолетов. Мне очень понравились его форма и продуманность, учитывая молодость дизайнера.

    Превращение дизайна Дугласа от стадии концепции до масштабной модели, выполненной из оргстекла, стало проектом для отца и сына, рассчитанного на год. Мемориалы, по определению, предназначены для запоминания, а иногда и для исцеления. Однако мы оба чувствовали, что вполне приемлемо, когда мемориал вызывает у человека печаль.Мы утверждали, что мемориал Всемирного торгового центра должен включать четыре основных компонента:

    1) Имена жертв

    Имена жертв - вполне подходящее средство вспомнить мертвых на всех мемориалах. Также важно признать, что список имен, независимо от того, насколько эстетично они представлены, не является памятником сам по себе, а является лишь составной частью мемориала. Хотя все погибшие в результате атак равны в том, что все они были жертвами, существовала определенная качественная разница между теми, кто умер, оказавшись в ловушке или спасаясь от разрушенных башен, и теми, кто потерял свои жизни, убегая в горящие башни, чтобы спасти жизни. других.Мы чувствовали, что нужно отдать должное спасателям, поскольку они погибли: по имени, роду занятий и военной форме.

    2) Доступ к скале на следах Башен

    Следует отметить, что не было обнаружено обнаруженных или опознаваемых останков, принадлежащих более чем тысяче жертв трагедии Всемирного торгового центра. Почти повсеместно семьи погибших просили поддерживать следы башен-близнецов до основания. Хотя существующая и будущая инфраструктура, необходимая для восстановления территории, может частично помешать достижению этой цели, открытые следы содержат остатки стальных опор Башен. Сохранение этих остатков на виду позволило бы семьям жертв физически соединиться с первоначальными Башнями на месте.

    3) Структуры, изображающие утерянные иконы Всемирного торгового центра

    Башни-близнецы, хотя и не заслуживающие всеобщего признания за свою архитектуру, были неотъемлемой частью Нью-Йорка, которые больше не украшают наш горизонт. Трудно вспомнить недавнюю фотографию нашего города без этих символов Нью-Йорка, икон свободного предпринимательства с момента их создания. Не следует забывать, что это были не просто высокие здания; когда-то они были самыми высокими зданиями на Земле.Многие из нас все еще чувствуют, что однажды мы пробудимся от состояния сна, чтобы вернуть их. Мы оба чувствовали, что скромный мемориал просто не отразит их огромную утрату. Мемориал гибели Башен-близнецов не следует смотреть свысока или просто «на», на него следует смотреть снизу вверх.

    Имена жертв, и реинкарнация икон Всемирного торгового центра могут быть представлены в мемориале одновременно, поскольку нет принципиальной несовместимости между увековечиванием как человеческих, так и материальных потерь. Для подавляющей части населения, не имевшей прямых связей с жертвой, эмоциональная связь с трагедией выражается в потере «наших» башен-близнецов.

    4) Реликвии башен-близнецов

    Реликвии и обломки с места бедствия представляют значительную и ощутимую связь с реальным трагическим событием и местом. Реликвии катастрофы не должны храниться исключительно в музее или за пределами территории (как сейчас) в авиационном ангаре. Где лучше разместить последние сохранившиеся остатки икон Twin Tower для наших детей и внуков, чем на самом Ground Zero?

    Конструкция превратилась в пару прозрачных башен с отсутствующими прямоугольными участками в местах падения самолетов, внутри одной башни стояли реликвии фасада, а внутри другой - восстановленный американский флаг.

    Я сделал цифровую фотографию модели, не зная, что буду с ней делать. 5 сентября 2002 года представилась возможность показать фотографию модели тому, кто ее оценил. Моим пациентом стал архитектор Портового управления Нью-Йорка и Нью-Джерси (организация, которая построила Всемирный торговый центр после кампании по связям с общественностью, которую провел Дэвид Рокфеллер). В то время я не знал, что именно он отвечал за сохранность примечательных реликвий Всемирного торгового центра в авиационном ангаре в международном аэропорту имени Джона Кеннеди.

    Задумчиво изучив фото в течение нескольких минут, он сказал: «Вы должны что-то с этим делать». Я сказал ему, что вряд ли могу быть беспристрастной стороной, гордясь творчеством своего сына. Когда я спросил его, уверен ли он, он ответил: «Позвольте мне выразиться проще. Если вы не отправите этот дизайн, я отправлю его ». Он сказал мне, что найдет подходящего человека, которому его отправят.

    1 сентября 2002 года я присутствовал на приеме благотворителей для школы моих сыновей, надев значок на лацкан Всемирного торгового центра, подаренный мне администрацией порта Нью-Йорка и Нью-Джерси для лечения травм глаза в последствии. от 11 сентября.Ко мне подошел мужчина и спросил, где я взял яркую булавку на лацкане. Когда я сказал ему, он поразил меня своим ответом: «Я знаю». Когда я спросил, откуда он это узнал, он объяснил, что был комиссаром администрации порта. Он также был попечителем школы. Увидев дизайн, он решил передать дизайн одного из своих учеников в надлежащие руки.

    В течение нескольких недель я получил не одно, а два письма от главного юрисконсульта Корпорации развития Нижнего Манхэттена (организации, уполномоченной восстанавливать район Граунд Зиро).В письмах говорилось, что LMDC не смог увидеть дизайн, потому что должен был быть конкурс на проект мемориала, в котором мы могли бы участвовать.

    28 апреля 2003 г. потребовалось более шести месяцев для публикации Руководства по соревнованиям. Руководящие принципы были, мягко говоря, исчерпывающими: на 38 страницах были подробные карты и изображения места, на котором должен был быть построен мемориал. Было ясно, что для соблюдения этих принципов и для создания безупречной презентации необходим набор профессиональных визуализаций.

    Не зная, с чего начать, я случайно спросил архитектора Марка Маскерони, у которого есть сын в школе моих сыновей, сколько может стоить набор архитектурных визуализаций. Его ответ был настоящим откровением. Я был полон решимости дать проекту Дугласа шанс, но для того, чтобы сделать вход по разумной цене, я попытался найти студента-архитектора в Pratt или Parson’s, но безуспешно. Я связался со своим пациентом, ранее работавшим в фирме Skidmore, Owings and Merrill, который познакомил меня с Клементом Мэншн, французским архитектором, который недавно окончил школу.Он был очарован тем, как много мы уже сделали, и с нетерпением ждал рендеринга.

    9.06.03 я взял Дугласа на лекцию, которую прочитал архитектор Башни Свободы Даниэль Либескинд. Лекцию спонсировал Пенсильванский университет, поскольку Либескинд является профессором архитектуры в Пенсильвании. Зачарованный Дуги сидел среди взрослой аудитории в аудитории Caspary Auditorium Рокфеллерского университета. Нам обоим понравилось смотреть на рендеры победивших проектов. Это также дало нам представление о том, как мы хотим представить проекты нашей команды.

    Mansion работал над визуализацией в свое скудное свободное время в течение двух месяцев до трех дней до крайнего срока подачи заявок 30. 06.03 в 17:00. Команда потратила на этот проект больше часов, чем я ожидал. Я был очень польщен, когда однажды Mansion спросил меня, где я получил формальное образование в области архитектуры. Я сказал ему от моего сына Дуги!

    Мы встретились лицом к лицу только во второй и последний раз в очень загруженной архитектурной типографии Esteban & Co по адресу 139 West 31 Street.Было 17:00, за несколько минут до закрытия 27.06.03, когда изысканные визуализации AutoCad с высоким разрешением для нашей окончательной заявки были напечатаны на компьютере и тщательно упакованы для отправки вручную из магазина. сам хозяин. Он был очень добрым. Осознавая важность этого проекта, он не позволял никому укладывать вещи.

    Когда я вручил Mansion чек за его работу, я попросил его подписать официальный релиз LMDC, необходимый для всех членов команды отправки.На своем ломаном английском он спросил меня, зачем ему подписывать разрешение. Ин сообщил ему, что все члены команды должны предоставить LMDC права на использование конструкций по своему усмотрению. Он сказал: «Но вы мне платите». Я ответил, что действительно плачу ему, но я очень считаю его членом команды. Он сказал, что для него большая честь быть членом команды и очень гордится представлением.

    Как описано в заявлении нашей команды (написано в настоящем времени в соответствии с архитектурным протоколом):

    «Мемориальные сооружения выполнены в масштабе 1: 5 (273.5 футов (примерно 22 этажа) аллегорические изображения башен-близнецов Всемирного торгового центра, состоящие из бесшовных, трехмерных, слегка дымчатых стеклянных навесных стен. Антенна из нержавеющей стали (71,5 фута в масштабе 1: 5) находится на вершине Северной мемориальной башни. Высота мемориальных башен-близнецов была выбрана таким образом, чтобы они превышали высоту здания музея соседнего Культурного центра, что делает их самыми высокими сооружениями в непосредственной близости от них (изображения, разделы B и D).Высота критически важна для посетителей Мемориала, поскольку разрушенные башни-близнецы были самыми высокими зданиями в Нью-Йорке, городе с давним наследием инновационных вертикальных структур. Мемориал заставляет посетителя ощутить огромную потерю, которая здесь произошла, и с помощью визуальных средств передаст будущим поколениям то, что Нью-Йорк, Соединенные Штаты и весь мир испытали на этом месте.

    Одно правильно размещенное трехмерное прямоугольное пространство без стеклянного фасада, представляющее «ударную пустоту» в каждой Башне (этажи 93-98 Северной башни и этажи 78-84 Южной башни) символизирует потерю от, и место повреждения от каждого первоначального удара самолета.Эти стилизованные ударные пустоты подчеркивают тупик, который привел к гибели практически всех тех, кто находился в зонах удара и над ними. Фасад из дымчатого стекла придает мемориальным башням неземной вид. Цвет стекла определяет расположение зон воздействия для нынешнего и будущих поколений посетителей. Он также служит для увеличения заметности имен жертв, увековеченных постоянным выгравированием на стеклянных поверхностях (Изображение 1, Раздел E).

    Разница между жизнью и смертью тысяч людей в Башнях-близнецах заключалась в способности или неспособности найти неповрежденную лестницу, по которой можно было бы спастись. Масштабное изображение лестницы с 93 пролетами (Северная башня) или 78 пролетами (Южная башня) лестницы проходит по центру, только до нижней части каждой полости для удара. Это наглядно иллюстрирует ключевую роль, которую простые лестницы сыграли в спасении стольких жизней.

    Каждая из двух Мемориальных башен имеет размер 40 x 40 футов и расположена в пространстве между двумя священными следами 200 x 200 футов исходной Северной и Южной башен, которые, таким образом, остаются видимыми и нетронутыми.Следы Мемориала позволяют в достаточной мере использовать доступную территорию травы для публичных мемориальных церемоний, медитации и тихих посещений. Мемориальные башни расположены так, что посетители могут полностью обойти строения и увидеть надписи на всех четырех сторонах каждой (Изображение 2, Раздел E). Ночью сооружения освещаются архитектурными прожекторами. Гравировка на стекле выделяет имена жертв днем ​​и ночью, чтобы обеспечить круглосуточный просмотр (изображение, раздел C).

    На стеклянных панелях, образующих навесные стены, нанесено имя каждой жертвы, дата рождения, род занятий, национальность, а в случае службы в форме - соответствующий щит (FDNY, EMS, NYPD, PAPD) (Изображение 1, Раздел E ). Каждая жертва нанесена на стеклянную поверхность размером примерно 2 x 10 футов, причем надписи расположены в шахматном порядке по три или четыре в линию, попеременно, со всех сторон сооружений. Это увековечивает память каждой жертвы со вкусом и индивидуально, подчеркивая мирный характер присутствия каждой жертвы в зданиях и поистине международный масштаб трагедии.Телескопы постоянно установлены на уровне земли по всей территории Мемориала, чтобы посетители могли видеть надписи жертв на всех уровнях сооружений Мемориала.

    Стеклянная ненесущая стена поддерживается внутренней открытой рамой из нержавеющей стали, напоминающей металлическую инфраструктуру Башен-близнецов, плавление которой под сильным жаром горящего реактивного топлива привело к окончательному обрушению Башен. Четыре внутренние вертикальные опорные колонны из нержавеющей стали и горизонтальные поперечные опоры напоминают дизайн и пропорции оригинальных башен-близнецов.Зеркальные цилиндрические поверхности колонн и кабели, находящиеся под натяжением, делают опорную конструкцию менее видимой и, следовательно, позволяют глазу видеть стеклянную навесную стену и ее надписи, не отвлекаясь на опорные элементы.

    Две стеклянные мемориальные башни - это хранилища, защищенные от непогоды, но хорошо видимые для посетителей, содержащие и постоянно выставляющие самые ценные артефакты, обнаруженные на всех местах трагедий 11 сентября:

    1) Вдохновляющий американский флаг, извлеченный из развалин Всемирного торгового центра, торжественно поднятый спасателями.
    2) Репрезентативные части последних сохранившихся остатков фасада Всемирного торгового центра
    3) Поврежденная каменная кладка здания Пентагона
    4) Обнаруженные фрагменты рейса 93 United Airlines, разбившегося в Шанксвилле, Пенсильвания
    5) Место последнего упокоения неизвестных Остается
    6) Артефакты взрыва Всемирного торгового центра 1993

    Внутреннее пространство двух структур также обеспечивает выставочную площадь:

    1) Другие артефакты, обнаруженные с мест
    2) Произведения, увековечивающие память о трагедии и
    3) Выставки, которые могут меняться со временем, в том числе:

    A) личные артефакты, обнаруженные с сайта
    B) документы, обнаруженные с сайта
    C) произведения искусства, обнаруженные с сайта
    D) уведомления членов семьи, разыскивающих своих близких
    E) спасательное оборудование, используемое на сайте
    F) деньги и другие ценности, извлеченные с площадки
    G) мебель, извлеченная с площадки
    H) аварийно-спасательные машины
    I) последствия пожаров для строительных материалов

    Этот Мемориал представляет собой смелое и яркое заявление благодаря своей символической структуре, которое послужит наставлением будущим поколениям о событиях, произошедших 11 сентября 1993 года. Мемориал объединяет концепции человеческих и материальных потерь в результате трагедий. Мемориал - это место, где можно со вкусом сохранить память о каждой жертве в отдельности и обо всех жертвах в целом, поскольку именно надписи самих жертв с именами самих жертв инкапсулируют и придают форму структуре. Мировые последствия трагедии подчеркиваются признанием международного масштаба потерь. Наконец, Мемориал - это постоянное и достойное воплощение икон Всемирного торгового центра, которые больше не украшают горизонт Манхэттена.”

    Моя пациентка, увидевшая заявку на участие в конкурсе, была настолько впечатлена концепцией Дуги, что устроила встречу со всемирно известным архитектором А. Юджином Коном, основателем компании Kohn Pedersen Fox. KPF - это фирма, которая спроектировала новое самое высокое здание в мире (которое будет построено в Шанхае) и будущий стадион «Джетс» - это всего лишь два из их многочисленных крупных проектов. Я взял Дуги в школьном пиджаке и галстуке, чтобы встретиться с Коном в KPF после школы 24 сентября 2003 года. Кон встретил нас в большом конференц-зале, где ноги Дуги свисали в воздухе с одного из стульев вокруг огромного стола для совещаний.Поболтав недолго, Кон захотел увидеть дизайн Дуги. Он явно был готов сказать что-то приятное, но, увидев рендеры, внезапно остановился, молча уставился на дизайн и, наконец, с недоверчивым выражением лица сказал: «Это хорошо!»

    Кон провел остаток дня, проводя для нас личную экскурсию по фирме. Дуги был потрясен сотнями масштабных моделей удивительных архитектурных проектов фирмы, включая предлагаемый стадион Джетс и новое самое высокое здание в мире, которое будет построено в Шанхае.Мы уже знакомы с некоторыми из их проектов, изучая книги по архитектуре. В тот день Кон был чрезвычайно любезен и вдохновлял Дуги.

    Уильям Стратас, разработчик веб-сайта из Торонто, создал замечательный веб-сайт, на котором участники могут делиться новостями конкурса и обсуждать свой личный опыт. Он оказал неоценимую услугу тем, кто чувствовал себя обязанным принять участие в увековечении памяти трагедии Всемирного торгового центра.

    Мы со Стратасом начали регулярно общаться и стали товарищами по архитектуре на расстоянии.В среду, 19.11.03, жюри выбрало восемь финалистов. Стратас позвонил, чтобы выразить свое сочувствие и сообщить мне, что репортер Джулия Леви из New York Sun позвонила ему и попросила рекомендовать невыбранные проекты для публикации в статье о конкурсе. Он спросил меня, будет ли мне интересно дать интервью. После согласия Джулия Леви взяла у меня интервью по телефону. Я отправил ей распечатку заявки на участие в конкурсе Belgorod Associates. Она спросила меня, поеду ли я с Дуги посмотреть финалистов в Зимнем саду.Когда я сообщил ей, что должен, она спросила, почему. Я сказал ей, что должен доказать Дуги, что мы не одни из них и что мы будем смотреть финалистов после вечеринки по случаю дня рождения на пирсе Челси в пятницу, 21 ноября.

    В пятницу, проводя мальчиков в школу, я остановился возле газетного киоска, чтобы посмотреть на «Солнце». На второй странице было наше полноцветное сообщение! Несмотря на то, что он, вероятно, будет опубликован, увидеть его в печатном виде было огромным трепетом (Приложение A). Я вырвал статью и положил в карман.

    В нерабочее время я взял Дуги на вечеринку, а затем поехал на выставку восьми финалистов в Зимнем саду Всемирного финансового центра. Когда мы вместе обсуждали проекты-победители, голос из толпы сказал: «Доктор. Белгород ». Я никого там не узнала, но к нам подошла молодая женщина (узнав отца и молодого заинтересованного сына) и удивила нас, представившись Джулией Леви, репортером Sun.

    Поговорив некоторое время с Дуги, она сообщила мне, что человек, стоящий прямо позади меня, - Кевин Рэмп, президент Корпорации развития Нижнего Манхэттена. LMDC была организацией, которая проводила Мемориальный конкурс Всемирного торгового центра. Я не мог удержаться от желания познакомить Дуги с Рэмпом, который был очень любезен. Я сообщил Рампе, что Дуги придумал концепцию мемориала. Он сказал: «Это очень хорошо». Когда я в следующий раз сказал ему, что мы действительно участвовали в конкурсе с дизайном Дуги, лицо Рэмпа просияло, и он спросил: «Как это выглядело?». Такой поворот событий нельзя было спланировать. Я сказал: «Забавно, что ты спросил. Это было в утреннем выпуске New York Sun ». Я полез в карман и представил статью Рампе, который выглядел ошеломленным, когда сказал: «Это фантастика. Дуги, я собираюсь пригласить вас на личную экскурсию по Ground Zero и вручить вам особую Почетную грамоту ». Я был впечатлен энтузиазмом Рэмпа, но я не хотел слишком сильно возлагать надежды на Дуги, иначе этого не случится.

    В субботу, 06.12.03 Уильям Стратас организовал Форум участников Мемориала Всемирного торгового центра в Центре Киммела Нью-Йоркского университета.Это был первый снегопад зимы. Я взял Дуги на встречу, которая выходила на засыпанную снегом Вашингтон-сквер из окон великолепного нового здания. Участники были полны решимости прилететь в Нью-Йорк издалека, несмотря на погоду. Дуг был самым молодым участником, и все присутствующие относились к нему по-царски. Всем участникам понравилось обсуждать свои проекты. Некоторые из нас (включая меня) выступили с речами. В программе был опубликован мой опыт катастрофы в ЦМТ вместе с подробным отчетом о спасательных работах другого участника, Джеффа Джонса.

    На Форуме Дуги дал интервью Джорджет Робертсу из New York Post и Алану Фейеру из New York Times. Статьи, цитирующие Дугласа, публиковались 7 декабря в New York Post (Приложение B) и New York Times (Приложение C).

    16 декабря 2003 г. я получил приглашение Кевина Рэмпа, чтобы мы с Дугласом навестили его в штаб-квартире Корпорации развития Нижнего Манхэттена в One Liberty Plaza. Рэмп сдержал свое слово. 14.01.04 дизайн Майкла Арада «Отражение отсутствия» был выбран в качестве победившего мемориального дизайна.Затем Арад выбрал Питера Уокера в качестве ландшафтного архитектора для проекта.

    Двумя днями позже, 16.01.04 после школы, я отвел Дуги в LMDC, чтобы навестить Кевина Рэмпа. Я ожидал, что будет приглашено много конкурсантов. Я был неправ. Рэмп застелил красную ковровую дорожку исключительно для Дуги. Рампе устроил нам воздушную экскурсию по реконструкции Граунд Зиро. LMDC пригласил профессионального фотографа для записи этого события. Нас познакомили с Анной Контини, которая отвечала за сохранение секретности жюри и соблюдение правил во время Конкурса.

    После фотосессии и вручения Дагу Почетной грамоты нас проводили в запертую комнату под названием «Семейная комната». Нам сообщили, что мы были единственными людьми, не являющимися членами семьи и служащими, которые когда-либо входили в эту комнату. Внутри было большое открытое пространство, стены которого от пола до потолка были покрыты фотографиями и памятными вещами жертв трагедии. Я сказал Дугу: «Это фотографии…». Дуг торжественно закончил мою фразу: «Я знаю, папа. Это фотографии погибших людей ».

    Человек, который нас водил, был ошеломлен. Мне сказали, что сотрудники LMDC не были уверены, уместно ли пригласить шестилетнего ребенка в такое печальное место. Я ответил, что они выбрали правильного шестилетнего ребенка.

    Дуг был представлен победителю Майклу Араду и его партнеру Питеру Уокеру в конференц-зале. Когда мы покидали LMDC, Рэмп сказал: «А теперь, Дуги, если они не смогут закончить работу, возможно, мы позвоним тебе». Мы все посмеялись, когда я сказал: «Привет, Дуг, ты все еще в бегах.Скажите им, что сделаете это за половину… фиксированные 175 000 000 долларов! » Это был поистине потрясающий день.

    Репортер New York Times Джули Айовин правильно сказала о конкурентах: «Работая по собственной инициативе и вопреки ничтожным обстоятельствам, полные решимости выразить себя и сохранить память, они потратили бесчисленные тысячи часов, придумывая, составляя, проверяя и объясняя свои видения ».

    В New York Times 19.01.04 была опубликована последняя статья Гленна Коллинза и Дэвида У.Данлэп. В этой статье авторы писали: «Перед 13 членами жюри стояла непростая задача: отсеять 5 201 заявку, от высшей до чего-то еще. Большие Яблоки, башни, вдохновленные кубиками Лего, часы на 9:11 ». Я счел этот комментарий несправедливым.

    Как офтальмохирург, я выразил свою личную потребность сделать что-то конструктивное после трагедии Всемирного торгового центра, приобретя портативный микроскоп с щелевой лампой и использовав его для лечения травм глаз спасателей из Ground Zero. В то время мой 4,5-летний сын Дуглас выразил свои чувства по поводу трагедии так, как он знал лучше всего, и в той среде, которую он знал лучше всего, - блокировками Lego. Это превратилось в формальное представление, которое в конечном итоге было профессионально выполнено архитектором. Наша команда представила не дизайн Lego Land, а формальный набор компьютерных чертежей с высоким разрешением, тщательно отмасштабированных и действительно достойных дизайна для мемориала.

    Я размышлял о том, сколько известных архитекторов начинают свой творческий процесс с кубиков Lego (или их эквивалентов) или, возможно, с грубых набросков на салфетках для коктейлей.По словам самого Кевина Рэмпа, башни, вдохновленные блоками Lego, действительно стали возвышенными. Иногда, хотя и редко, глубоко творческая и заслуживающая внимания концепция исходит из источника и, возможно, в такой форме, которую интеллектуальный истеблишмент не ожидал. Член жюри Мья Лин, студентка-создательница Мемориала войны во Вьетнаме в Вашингтоне, округ Колумбия, я уверена, могла бы иметь собственное понимание этого явления.

    Я обсудил свои чувства по поводу этих комментариев с пациентом, который является редактором New York Times.Он проницательно усмехнулся: «Теперь вы знаете, что ваш ребенок прибыл; «Нью-Йорк Таймс» застрелила его ».

    Мемориальный дизайн нашей команды теперь с гордостью размещен на веб-сайте LMDC вместе с другими 5200 записями. Его можно просмотреть по адресу: www.wtcsitememorial.org/ent/entI=858065.html

    Чтобы просмотреть увеличенное изображение и текст, просто щелкните любую часть изображения.

    И последнее замечание: несколько лет спустя ко мне в кабинет зашел пациент и сообщил, что его только что нанял в качестве главного юрисконсульта страховой компании в Филадельфии Кевин Рэмп.Он сообщил мне, что они должны вместе пообедать. Затем он спросил, есть ли у меня сообщение для мистера Рампе. Я сказал ему, что был бы благодарен, если бы он сказал мистеру Рэмпе, что я всегда буду помнить, как он был добр к моему сыну Дугу.

    Через неделю или около того мне позвонили. Видимо, мистер Рэмп живо помнил Дуга. После обеда он пригласил моего пациента обратно в свой кабинет и указал на одну из немногих памятных вещей его предыдущей работы, которая висела у него на стене. Это была копия представления нашей команды, концепции Дуга в рамке.

    Полагаю, ему это действительно понравилось.

    Заключение

    Как я писал в начале, я изначально записал эти воспоминания на бумагу, чтобы поделиться с двумя моими сыновьями, когда они станут достаточно зрелыми, чтобы более полно осознать события, которые я только что описал. Поскольку немногие врачи имели такую ​​привилегию иметь возможность использовать свои навыки для помощи во время катастрофы Всемирного торгового центра, многие медицинские организации запрашивали историю любого врача, который мог помочь, чтобы позволить коллегам опосредованно поделиться своим опытом.Для меня было честью, что мой опыт был рассмотрен Комиссией 911 и опубликован в публикациях Медицинского общества штата Нью-Йорк, Офтальмологического общества штата Нью-Йорк и в газете Пенсильвании Пенсильванского университета, газете New York Sun, New York Post и New York Times.

    Одна из самых сложных задач, которые мне приходилось делать, - это обратиться в Общество глазных врачей Коннектикута о моем опыте и готовности к чрезвычайным ситуациям всего через несколько месяцев после катастрофы, 7 декабря 2001 года.Общество представило мне фотографию, которая проводит аналогию между морскими пехотинцами, поднимающими американский флаг на Иводзиме, и храбрыми пожарными, поднимающими ныне знаменитый сохранившийся американский флаг на Граунд Зиро. Он гордо висит в моей смотровой.

    Всю нашу жизнь изменили события 11 сентября. Погибли три тысячи ни в чем не повинных сограждан. Остальные из нас никогда больше не увидят небоскреб, самолет или даже простую почту так, как мы это делали 10 сентября.

    Как мои сыновья могут иметь детство, наполненное невинностью и безопасностью? Как я мог объяснить им, что, похоже, не было ни одного из «супергероев», в которых они верят, чтобы спасти положение в последний момент? Я подумал об этом и понял, что в нескольких местах действительно были. На угнанном рейсе 93 United Airlines над западной Пенсильванией несколько очень храбрых мужчин и женщин, зная из прощальных звонков по мобильному телефону своим семьям, что их судьба предрешена, ворвались в кабину и отдали свои жизни, чтобы спасти где-то неизвестных сограждан. на земле.Позже мы узнали из средств массовой информации, что целью был Белый дом или Капитолий. Я не могу придумать более точного определения «супергероев». Другими «супергероями» были пожарные, полиция, парамедики и «обычные» граждане, которые навредили себе, многие из которых потеряли при этом собственные жизни, пытаясь спасти жизни других. Если бы не эти храбрые граждане, погибло бы гораздо больше людей.

    Я думаю о трагедии каждый день, особенно о моих личных воспоминаниях о событиях, которые изменили ход истории.Ужасы, свидетелем которых я стал из первых рук, частично уравновешивались привилегией иметь возможность служить моим соотечественникам-американцам в трудную минуту. Теперь мы все должны адаптироваться к явно новому миру. Нам пришлось избавиться от наивности, за которой мы, американцы, прятались до 11 сентября. Очень жаль, что нам пришлось достичь этого осознания через такой ужасный и болезненный опыт.

    В какой мир мы привели наших детей? Мы узнаем только ретроспективно; пока еще слишком рано говорить.Я надеюсь и молюсь, чтобы никогда больше не стать свидетелем другой подобной техногенной катастрофы. Я хочу верить, что «цивилизованный» мир извлек урок из этой трагедии и мировое сообщество никогда не допустит повторения этого. История в конечном итоге будет судить о том, насколько хорошо работала цивилизация.

    Приложение A

    НЬЮ-ЙОРК СОЛНЦЕ
    ПЯТНИЦА, 21 НОЯБРЯ
    СТРАНИЦА 2
    Отклоненные дизайнеры мемориалов Всемирного торгового центра строят отношения
    ДЖУЛИЯ ЛЕВИ Штатный репортер Sun

    В общей сложности 5 193 предложения о создании мемориалов Всемирного торгового центра получили поддержку, но люди, которые их создали, не спешат вернуться к своей повседневной работе.

    Они планируют воссоединение.

    6 декабря сотни учителей, архитекторов и инженеров, которые не прошли обучение, соберутся в Нью-Йоркском университете, чтобы продемонстрировать свои работы и обсудить отвергнутые идеи.

    «Я показал свой проект только четырем людям, вот и все», - сказал архитектор Хью Лестер. «Я хотел бы получить эту обратную связь, потому что, честно говоря, в глубине души я чувствую, что прибил ее».

    Мистер Лестер, проектировщик центра заключения, прилетает из Канзас-Сити, штат Миссури., чтобы показать его дизайн, который включает в себя кинетическую поликарбонатную сферу, на которой выгравированы имена жертв.

    Другой участник, Барри Белгород, планирует пригласить на мероприятие своего 6-летнего сына Дуга.

    «Уж очень много творческих людей пришли с некоторыми великолепными идеями», - сказал офтальмолог из Верхнего Ист-Сайда, который в течение нескольких недель оказывал офтальмологическую помощь после атак. «Я думаю, было бы интересно взаимодействовать друг с другом и понимать мыслительные процессы, через которые мы все прошли.

    Сын «подающего надежды архитектора» доктора Белгорода, который был его товарищем по команде в конкурсе, создал прототип для своей работы с «Лего» примерно через месяц после терактов 11 сентября. Их конструкция представляла собой стеклянную копию башен-близнецов с прямоугольными отверстиями, в которые попадали самолеты.

    Брайан МакКоннелл, владеющий небольшим телекоммуникационным бизнесом, сказал, что он заинтересован в форуме, потому что: «Конкуренция и реакция, которую он генерирует от людей во всем мире, действительно являются памятником тому, что произошло 11 сентября» и «Я просто интересно познакомиться с другими людьми, которые участвовали в конкурсе.”

    Г-н МакКоннелл использовал математические уравнения для разработки своего плана шпиля, создающего иллюзию бесконечной высоты. Он прилетит в город из Сан-Франциско, чтобы похвастаться своими планами.

    Уильям Стратас, канадский веб-разработчик, организующий форум, сказал, что мероприятие не будет митингом или заседанием, посвященным критике восьми проектов, которые прошли через жюри из 13 человек.

    «Это будет одноранговое выражение», - сказал он. «Это не формация протеста или допрос властей.”

    Г-н Стратас разместил регистрационные формы онлайн в среду утром, когда Корпорация развития Нижнего Манхэттена объявляла финалистов. К вчерашнему дню подписались более 50 человек.

    Только одна сессия посвящена обсуждению проектов финалистов, и он сказал, что ожидает вдумчивой, но резкой критики.

    «Я был удивлен единообразием темы, и я был удивлен, что не было знакового видения», - сказал он. «Кажется, что все они в основном зашиваются в периметр.Они как бы тают в затонувшей яме, заполняя депрессию Либескинда ».

    Г-н Стратас, который использовал толос в качестве центрального элемента своего дизайна, сказал, что был удивлен тем, что ни один из дизайнов не был «чисто художественным видением» или «культовым видением».

    Хотя г-н Стратас настаивает, что форум не о политических действиях, некоторые люди говорят, что они хотели бы обрести силу в числах. Один дизайнер, Грегори Манго, внештатный фотожурналист из Бруклина, сказал, что он хотел бы объединиться с некоторыми другими дизайнерами, чтобы сформировать «коалицию дизайнеров», которая может «иметь право голоса в структурировании того, как продвигается этот конкурс.”

    Г-н Манго подозревает, что в проекте г-на Манго, который включал в себя две амфитеатральные конструкции на следах и на видном месте остатки разрушенных башен, члены жюри мемориала «пытались разбавить идеи, чтобы люди не испугались».

    Приложение B

    New York Post
    Воскресенье, 7 декабря 2003 г.
    ПОТЕРЯЮЩИЕ ВЫСТУПАЮТ ЗАКРЫТУЮ ДВЕРЬ СУДЕЙ
    ДЖОРГЕТТ РОБЕРТС и СИНТИЯ Р. ФЕЙГЕН

    7 декабря 2003 г. - Около 60 человек, включая 6-летнего мальчика, которые были среди 5000 абитуриентов, представивших мемориальные проекты Ground Zero и проигравших, собрались вчера в нижнем Манхэттене, чтобы выразить протест против закрытого процесса судейства, в результате которого восемь предложений финалистов.

    Группа варьировалась от кардиохирурга из Нью-Йорка до первоклассника.

    Шестилетний участник конкурса Дуглас Белгород из Манхэттена сказал, что он использовал свой конструктор Lego, чтобы построить две башни, и вытащил блоки, чтобы оставить место, куда врезались угнанные самолеты. Затем его отец нанял архитектора, чтобы он соблюдал правила участия в конкурсе.

    «Это напоминает мне башни, когда они там были. Это в моей книге о небоскребах. Я могу посмотреть [в книгу] и принести ее », - сказал Дуглас в Центре Киммела Нью-Йоркского университета.

    Большинство участников были недовольны закрытым процессом отбора финалистов, включая Уильяма Стратаса, который спонсировал вчерашнее мероприятие и встречался с большинством своих товарищей-неудачников на своем мемориальном веб-сайте Ground Zero. «Мы собираемся попытаться сформировать декларацию, которая выразит то, что мы чувствуем как группа, что этот процесс должен продвигаться вперед [до того, как будет выбран окончательный дизайн] по теме раскрытия информации и открытости, и показать все 5200 записей», - сказал Стратас. «Люди хотят понять, как были достигнуты результаты», - сказал он, добавив, что общественность должна иметь больше права голоса при выборе победителя.

    ЛаДонна Александр, 47 лет, прилетела из Далласа. «В тот день, когда я прочитала, что у них было соревнование, это было похоже на духовную страсть», - сказала она. В ее дизайне был мемориальный сад с произведениями искусства из 63 стран. «Я чувствовал, что должен что-то внести. Я был ребенком, когда в Далласе застрелили Джона Кеннеди. Я смотрю на это в том же свете - на большую американскую трагедию ».

    Брайан МакКоннелл, 33 года, инженер из Сан-Франциско, сказал, что он рад, что приложил усилия, чтобы увидеть работы других людей.«Это довольно хороший материал. Я впечатлен. Жалко, что мы не сделали этого до », - сказал он.

    Кардиохирург из Нью-Йорка Роберт Ярвик, 57 лет, сказал, что финалистам не хватало страсти и воображения. «Это не об архитектуре, это символ стойкости, свободы и силы», - сказал он. Его дизайн включает в себя одетых в форму почетных караулов, пожарных и полицейских, охраняющих гробницу в защиту нации. «Я считаю, что то, что делается, - это медвежья услуга свободе и демократии», - сказал Ярвик.«Я хотел бы видеть среди абитуриентов самые разные творческие стили».

    Приложение C

    Нью-Йорк Таймс
    Воскресенье, 7 декабря 2003 г.
    МЕТРОПОЛИТАНСКИЙ СТОЛ
    Мемориал 11 сентября сближает Необоевавших, зубы на грани
    Алан Фойер (Нью-Йорк Таймс)

    Проигравшие - нет, не проигравшие, те, кто не выиграл - стояли и делали то, что они делали в течение многих месяцев в сети, то есть думали, говорили, спорили, высказывали недовольство, спорили, жаловались и в основном были одержимы точка краха по поводу того, как построить лучший мемориал Всемирного торгового центра.

    Они проиграли. Да. Теперь все было кончено. OK. Тем не менее, они хотели оставаться вовлеченными и вносить что-то - что угодно, пожалуйста, потому что их энергия и страсть, коллективный чан их творческих соков, действительно, не могли бы вы все это выбросить?

    «Нормальный процесс - это сказать нефиналистам, так называемым неудачникам, чтобы они уходили и уходили домой», - сказал Уильям Стратас, не победитель, который вчера организовал форум для 70 или около того из более чем 5000 человек, которые не сделали этого. выиграть мемориальный конкурс.Но этого не произойдет. Мы не больные неудачники. Мы собираемся участвовать ».

    Г-н Стратас стоял у кафедры на четвертом этаже студенческого центра Нью-Йоркского университета, разговаривая с группой сверстников, которых он близко знал, но никогда раньше не встречал. В течение нескольких месяцев они болтали в Интернете через его веб-сайт wtc.planetcast.com, цепляясь, придираясь, обмениваясь рассказами о тревоге, связанной с искусством, но это был первый раз, когда они встретились друг с другом во плоти.

    Естественно, было немного удивительно, когда Адриенн Остерманн, известная в сети как Тринити, оказалась женщиной, так как многие думали, что она мужчина, и Эрик Гиббонс, также известный как Ловсарт, занял свою очередь за кафедрой, поскольку людям действительно нравилось отсутствие общественных скамеек в его плане, скамейки, которые могли бы побудить бездельников тусоваться, поедая хот-доги - не совсем то, что имел в виду мистер Гиббонс.

    В общем, это была удивительно разнообразная группа, в которую входили финансовый аналитик, инженер, графический дизайнер, школьный учитель, скульптор, профсоюзный электрик, офтальмолог и его 6-летний мальчик, а также Роберт Джарвик, изобретатель искусственного сердца.

    Они были - каждый из них - не победителями.

    ”Разочарованы? Вы уверены, что мы были разочарованы », - сказал Грегори П. Манго, фотожурналист из Бруклина. «У всех упало сердце, когда вышли финалисты. Я знаю, что у меня упало сердце ».

    Затем г-н Манго сказал: «Видите ли, когда мне в голову пришла моя идея, я действительно думал, что выиграю. То есть, я знал, что выиграю. Что-то случилось со всеми нами. Мы все думали, что победим. Несмотря на то, что все дизайны были совершенно разными - вы понимаете, что я говорю - все эти люди с разными дизайнами, но у всех было чувство, что они выиграют.”

    Единственное, что было более разнообразным, чем не выигравшие, - это их невыигрыши. На выставке были представлены модели с множеством деревьев, лестниц, отражающих бассейнов и света. В землю были заложены плоские камни, которые образовали числа 9/11. Там была 70-футовая стеклянная скульптура пары сложенных вместе ладоней, тянущихся к небу, и что-то вроде лопастного колеса, которое люди толкали, и когда они толкали его, оно генерировало энергию, и эта энергия использовалась для питания прожекторов. , и прожекторы сияли в небе, и интенсивность сияния, ну, это зависело от того, сколько людей толкали колесо.

    Была также очень простая копия башен из стекла, задуманная шестилетним Дуги Белгородом, который сконструировал первоначальную модель из Legoes. Он был со своим отцом, Барри Белгородом, офтальмологом, который рассказывал, что однажды вечером вскоре после 11 сентября он пришел домой и обнаружил в столовой пластиковую модель башен своего сына, каждая из которых была с дырой на боках, чтобы представить места падения самолетов.

    «Он все это смотрел по телевизору», - сказал д-р.Белгород, одетый в белую водолазку и пиджак, такой же, как Дуги. «Он сказал мне:« Папа, я хочу быть архитектором и восстановить башни-близнецы ». Он сказал:« Я хочу сделать их сильнее, чтобы самолеты не могли их сломать ». Я сказал:« Это очень благородная идея. '”

    Во всяком случае, эта идея не привлекла интереса жюри конкурса, которое - всякий раз, когда она упоминалась - казалось, вызывало в толпе непобедителей вид вынужденной приветливости и небольших неконтролируемых тиков, которые часто встречаются у людей, пытающихся подавить большие ярость.

    Они провели утро, делясь друг с другом своими проектами, а во второй половине дня приступили к составлению декларации («Заглавная буква D», - сказал г-н Стратас), в которой излагается их недовольство восемью финалистами конкурса и которая может быть опубликована. публике уже сегодня.

    «Я думаю, что дал людям выход для их страсти и беспокойства», - сказал г-н Стратас, веб-консультант из Торонто. «И довольно сложно описать, насколько на самом деле страстны, одержимы и взволнованы эти люди.”

    Тед Хейс, например, не скрывал своей горечи. «Мы кислые, - сказал г-н Хейс, электрик из Квинса. «Мы недовольны тем, как обстоят дела, поэтому хотим пересмотреть наши проекты».

    Услышав комментарий г-на Хейса, Зейн Кинни, который прилетел из Элленсбурга, штат Вашингтон, почувствовал себя обязанным исправить запись. Он объяснил, что не все увлекаются кислинкой.

    «Послушайте, я думаю, что было бы трудно избежать того факта, что всем нам хотелось бы, чтобы наши проекты были победителями, - сказал он, - так что потенциально вы могли бы рассматривать нас всех как недовольных, но из-за усилий это взял меня сюда прилететь, чтобы только ныть и плакать? Знаете, я не такой уж баловник.”

    Ближе к вечеру непобедители спустились в «эпицентр», где остановились во Всемирном финансовом центре, чтобы посмотреть на восемь проектов, которые победили их. После этого они планировали расслабиться за китайским ужином в месте, которое г-н Стратас назвал «совершенно чистым и недорогим».

    Было больно проиграть, без сомнения, но все не победители сказали, что не сдадутся.

    Дуги Белгорода, например, спросили, хочет ли он по-прежнему быть архитектором.

    «Ага, - кивнул он. "Да."

    архитекторов преобразили город в российских провинциях

    Белгород (Россия) (AFP). На протяжении десятилетий берега реки, протекающей через российский город Белгород, находились в плачевном состоянии.

    «Было трудно спуститься к воде, и местами было очень грязно», - сказал архитектор Джези Станкевич.

    Сейчас тростник выстлан набережной, а подростки отдыхают на деревянных дощатых тротуарах, которые простираются прямо через реку, над деревянным амфитеатром.

    Идея создания приятных общественных пространств может не показаться новаторской, но она только начинает укореняться в городах, спланированных советскими властями, таких как Белгород, примерно в 600 км к югу от Москвы.

    Такие города были построены с целью выполнения производственных задач, а не удовлетворения потребностей жителей, говорит Дарья Парамонова из архитектурного бюро «Стрелка», возглавляющего проект.

    Московская фирма получила контракт на надзор за восстановлением 40 городов в рамках государственной программы, запущенной в 2017 году.

    По словам «Стрелки», продолжающаяся кампания является «крупнейшим проектом регенерации городов в постсоветской России».

    Это происходит, когда страна изо всех сил пытается остановить поток молодых людей, перемещающихся из провинции в столицу в поисках возможностей.

    - Квалифицирован по жизни? -

    Парамонова сказала, что понятие «качество жизни» изначально было чуждо жителям, чьи потребности и желания ранее не были приоритетом для градостроителей.

    «Теперь мы говорим, что важно сохранять человечность», - добавила она, подчеркнув роль общественных консультаций перед принятием решений.

    Жители Белгорода, провинциального города с населением около 400 000 человек, который был восстановлен после Второй мировой войны, посещали общественные собрания и имели возможность голосовать онлайн за свой любимый дизайн-проект.

    Прибрежная зона, где люди теперь могут гулять, заниматься спортом и выгуливать собак, - это только начало.

    Цель - удлинить пешеходные и велосипедные дорожки на 20 км вдоль реки.

    «Стрелка» взяла на себя начальные этапы строительства, а в остальном будет консультировать местных властей и архитекторов.

    История продолжается

    Другие города, выстроившиеся в очередь на реконструкцию своих общественных пространств, включают Екатеринбург, Владивосток, Грозный, где был создан новый парк, третий по величине город России, и Новосибирск.

    - Популярное -

    Как и многие российские города, Белгород стал свидетелем массового бегства молодежи после распада Советского Союза в 1991 году и закрытия многих местных заводов.

    В результате бюджетные доходы упали, а проекты по регенерации остались незамеченными.

    Хотя некоторые задаются вопросом, как Белгород будет содержать новые дорогостоящие объекты, те, кто ими пользуется - от студентов соседнего университета до молодых мам с колясками - говорят, что они стали хитом с момента открытия в ноябре 2017 года.

    «Это действительно так. похорошела », - говорит Елена, 38-летняя специалистка по контролю качества, гуляющая под весенним солнцем.

    «Вы находитесь в центре города, но не слышите шума транспорта. Я бы даже назвал это успокаивающим».

    - Влияние Москвы -

    С 2010 года Кремль потратил миллиарды долларов на улучшение общественных пространств, в частности в рамках федеральной программы, в которой было выделено 42.2 миллиарда рублей (670 миллионов долларов, 600 миллионов евро) на ремонтные работы.

    А в прошлом году президент Владимир Путин попросил правительство удвоить взносы на создание «комфортной городской среды».

    Парамонова подчеркнула положительное влияние, которое успешная и более дорогостоящая реконструкция «Моей улицы» в Москве оказала на начало реализации проекта омоложения провинции.

    Начатый в 2015 году, он коренным образом изменил облик столицы перед чемпионатом мира по футболу 2018 года.

    Стоимость проекта резко возросла до 126 миллиардов рублей и была запятнана обвинениями муниципальных властей в коррупции.

    А вот москвичи сейчас редко вспоминают три лета шумных, пыльных ремонтных работ.

    - Сохранение человеческого капитала -

    Парамонова признает, что сложно донести одни и те же идеи до провинции, «где меньше денег и больше проблем».

    Но она надеется, что работа «Стрелки» подтолкнет местных архитекторов к разработке собственных проектов.

    По мнению местных властей, повышение привлекательности провинциальных городов для жизни имеет решающее значение для их выживания.

    Люди, работающие в Белгороде, получают менее половины средней заработной платы в столице.

    «Сегодня все города борются за сохранение своего« человеческого капитала »и пытаются создать такие условия жизни, которые будут удерживать жителей от переезда в Москву или другие места, - сказал заместитель губернатора Белгородской области по градостроительству Евгений Глаголев.

    «Мы тоже должны это сделать».

    Освободите квартал Городской Генеральный план - Quinzii Terna Architecture

    Конкурс на строительство нового квартала в г. Белгород
    Белгород, Россия
    2013

    Награда

    Нет никаких сомнений в том, что застройка этого нового квартала имеет мэрское значение для центра Белгорода. До сих пор город застроен большими однородными типами застройки.Вместо этого проект будет стимулировать разнообразие и интимность и предложит городскую стратегию вместо городского дизайна. Это сделает сайт развивающимся со временем и будет построен снизу вверх , шаг за шагом . Эта стратегия может быть применена и к окружающим городским кварталам.

    ПРИНЦИПЫ

    Два понятия являются ключевыми в этом проекте: свобода и ответственность. Свобода инициаторам проектировать, разрабатывать и строить то, что они хотят; чтобы придать форму окружающей среде.Необходимо взять на себя ответственность за биоразнообразие в городе, инсоляцию соседних зданий и реализацию общественного пространства. За счет продвижения небольших и средних застроек на управляемых площадях, квартал разместит неформальный район, полный жизни и разнообразия. Уникальное место для жизни и работы .

    FREEDOM

    Представьте себе застройку, в которой можно свободно выбирать положение, форму и размер участка. Архитектурное выражение неограничено, а общественное пространство на каждом участке свое.Результат этой стратегии неизвестен. Результат точно будет сюрпризом! Качество и выполнимость дизайна будут гарантированы несколькими конкретными городскими правилами .

    УКАЗАНИЯ ПО ГОРОДАМ

    Размер участков и дальность действия имеют максимальное значение, чтобы очеловечить масштаб городской ткани, сохраняя при этом возможность любой застройки. Здания на участке расположены далеко от их границ и соблюдают местные правила инсоляции и максимальную высоту, чтобы создать легкое и полностью доступное общественное пространство.Каждый инвестор построит свою архитектуру и зеленые насаждения!

    СТРАТЕГИЯ НОВОГО ГОРОДА

    Эта стратегия требует от новых ролей для градостроителей и руководителей . Четкие принципы и руководящие принципы выражают амбиции разработки, в то время как больше свободы и ответственности предоставляется фактическим инициаторам, разработчикам, дизайнерам и пользователям блока. Эта городская стратегия предполагает более активное участие. В результате в может появиться необычайная дифференциация , отражающая разнообразные характеры города.

    Кредиты
    Тип / Программа: Градостроительная стратегия и Генеральный план - Смешанные функции
    Клиент: PROJECT MEDIA - Администрация города Белгорода
    Год: 2013
    Местоположение: Белгород, Россия
    Данные: Площадь участка 75.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *