Ardis фото: Ardis Sweed 29 – купить велосипед, сравнение цен интернет-магазинов: фото, характеристики, описание

Содержание

Американская мечта о русской литературе» — Сноб

В 1970-х годах сочинения запрещенных в СССР поэтов и писателей выпускало американское издательство «Ардис». Благодаря работе его основателей, супругов Карла и Эллендеи Профферов, многие произведения были переведены с русского на английский язык и стали достоянием мировой литературы. Книги выпускались малыми тиражами и считались невероятной ценностью. В этом году «Ардису» исполняется 50 лет. Историк и журналист Николай Усков рассказывает об истории издательства и его создателях. Его книга вышла в «Новом литературном обозрении». «Сноб» публикует одну из глав

Карл и Эллендея Профферы в издательстве Ardis Фото: Личный архив Профферов

Опасные связи

По сравнению с первым визитом Проффера в СССР в 1962 году в стране многое изменилось. Оттепель закончилась. Уже в 1962 году Хрущев разнес выставку художников-авангардистов в Манеже, вскоре он обрушится и на молодых писателей.

В 1963 году началось преследование Иосифа Бродского, прозванного газетой «Вечерний Ленинград» «окололитературным трутнем». В начале 1964 года состоялся суд, который приговорил поэта к пяти годам принудительного труда в деревне Норинская Архангельской области. Правда, в сентябре 1965 года его освободили, вероятно, под давлением Жана-Поля Сартра. 

В октябре 1964 года Хрущев был смещен с поста первого секретаря ЦК КПСС, и страну возглавил Леонид Брежнев. В СССР наступала эпоха застоя. Правители, уставшие от непредсказуемости, чрезвычайщины и штурмовщины, словно старались унять пульс и справиться с одышкой. Они искали покоя и довольства. Во второй половине 60-х смену вех ознаменовали пышные юбилеи: двадцатилетие победы (1965), пятидесятилетие Октябрьской революции (1967), пятидесятилетие Советской армии (1968) и, наконец, 100-летие со дня рождения Ленина (1970), которое праздновали за год до основания «Ардиса».  

Система, опомнившаяся от разоблачений Сталина, пыталась игнорировать неприятное, забыться в самолюбовании и зафиксировать непоколебимость существующего строя, который был объявлен «развитым социализмом». Тревожная, разрываемая фарами воронков сталинская ночь сначала сменилась бодрым, полным надежд хрущевским утром, а затем вступила в свой сонный, знойный брежневский полдень: березы белы, хлеба спелы. Власть больше не манила надеждой на «светлое будущее». Она славила победы прошлого, воспевала благодать настоящего, отметала сомнения, а отщепенцев карала избирательно. 

В 1965 году начинается следствие и процесс по делу Синявского и Даниэля, которые публиковали на Западе свою прозу, переданную через дипломатов. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1965 года Михаил Шолохов скажет на XXIII съезде КПСС, что если бы «молодчики с черной совестью» попались бы в 20-е годы, то «ох, не ту меру наказания получили бы эти оборотни». Синявскому в 1966 году дали семь лет, Даниэлю — пять лет в колонии строгого режима. Но это был скорее инерционный приговор.

Публикации советских писателей в «Ардисе» уже не приведут к таким последствиям. По крайней мере до конца 70-х годов в стране установится относительно травоядное время. Относительно — потому что диссидентов будут преследовать, сажать и отправлять в психиатрические больницы. Но появится и новый вид наказания, который как тогда, так и сегодня кажется скорее наградой: лишение советского гражданства. 

В 1966 году в Уголовный кодекс вводится статья 190-1: «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй». Власть дает понять, что по поводу прошлого и настоящего допустимо лишь «чувство глубокого удовлетворения». С середины 60-х начинается наступление на ведущий журнал оттепели — «Новый мир». Его главный редактор, Александр Твардовский, будет смещен в 1970 году. В 1968 году СССР и ряд других социалистических стран введут войска в Чехословакию. «Пражская весна» закончится.

Эллендея рассказывает: «В январе 1969 года мы поехали по научному обмену в Москву. По дороге мы остановились в Нью-Йорке, и у нас состоялось несколько важных встреч в манхэттенских барах». Как помним, в одном из баров Профферы увиделись с Кларенсом Брауном, который дал им рекомендательное письмо к Надежде Яковлевне Мандельштам, предопределившее их судьбу. В другом баре Карл и Эллендея пересеклись с Глебом Струве, «знаменитым литературоведом из эмигрантов». Он объявил им, что они должны отказаться от поездки, «потому что в прошлом году Советы ввели танки в Чехословакию: на его взгляд, даже посещение Советского Союза было бы аморальным. Но нашего решения ничего не могло изменить. Мы устали от ожесточения „холодной войны“, мы хотели увидеть Советский Союз и сделать собственные выводы. Мы не могли гордиться своей страной, где шла такая тяжелая борьба за гражданские права афроамериканцев и считалось возможным бомбить мирных жителей Камбоджи и Вьетнама. Это заставляло усомниться в наших позициях в «холодной войне». Мы хотели больше узнать о Советском Союзе». В другом мемуаре Эллендея добавляет: «Мы скептически относились к любым общепринятым точкам зрения».

Глеб Струве — эмигрант первой волны, сын видного философа, экономиста и политика начала XX века. Инерция его жизненного опыта не позволяла разглядеть нюансы. А они, несомненно, были. Разбуженную оттепелью страну уже невозможно было заставить съежиться и затихнуть. К тому же пафос революционного преобразования натуры, кажется, совсем покинул отяжелевших кремлевских вождей. 

В 1963 году в редколлегию журнала «Юность» были введены самый модный поэт эпохи Евгений Евтушенко и самый модный прозаик Василий Аксенов. Тираж издания достиг двух миллионов экземпляров. В 1964 году открывается театр на Таганке Юрия Любимова. На экраны выходит «Гамлет» Григория Козинцева с Иннокентием Смоктуновским в главной роли. В 1965 году в СССР — взрыв популярности «Битлз», и слово «ударник» навсегда меняет свое значение. В 1967 году фирма «Мелодия» опубликует десять песен ливерпульской четверки. Годом раньше в «Новом мире» выходит повесть «Созвездие Козлотура» Фазиля Искандера, которая уже через десять лет, в 1975 году, будет опубликована в английской части «Ардиса». В том же 1967 году Константину Симонову удается добиться издания в журнале «Москва» «Мастера и Маргариты» Булгакова, хоть и отцензурированного.

140-тысячный тираж «Москвы» распродан. «Вертикаль» стала вторым фильмом, где Высоцкий поет с экрана. Первый — «Я родом из детства» (1966). 

В 1968 году начинает издаваться «Хроника текущих событий» — самый острый политический бюллетень советского самиздата. В ходу и другие самиздатовские издания: поэты серебряного века, Бабель, Пильняк, Булгаков, Платонов, Солженицын. Академик Сахаров пишет в 1968 году брошюру «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», которая публикуется во многих странах и широко расходится в самиздате. Власти пока что ограничиваются тем, что отстраняют Сахарова от работы на секретном объекте в Арзамасе-16. 

Наконец, 25 августа 1968 года семь человек вышли на Красную площадь с лозунгами против вторжения в Чехословакию: это была первая в современном СССР демонстрация протеста. Одним из ее участников стал Павел Литвинов, внук сталинского наркома иностранных дел и двоюродный брат Маши Слоним, будущей сотрудницы «Ардиса». 

В пострефлексии о появлении «Ардиса», как помним, на первое место выйдет гнев по поводу положения умных людей в России и состояния ее литературы. Но вначале скорее было любопытство к этой большой, неизвестной для американцев стране и желание непредвзято, не втягиваясь в политику ни на чьей стороне, во всем разобраться, тем более что разнонаправленность сигналов, доходящих из-за железного занавеса, интриговала. Собственные проблемы США, о которых вспоминает Эллендея, были важным условием для фокусировки такого ракурса.

Профферы выросли в стране, где в некоторых (южных, разумеется) штатах афроамериканцы разными способами отстранялись от выборов, не могли учиться в школах и университетах вместе с белыми, должны были занимать специальные места в транспорте, не допускались во многие магазины, рестораны, гостиницы. В 1955 году, за год до того, как Карл приступил к изучению русского языка, 42-летняя чернокожая швея в Алабаме была задержана и оштрафована за отказ уступить место в автобусе белому пассажиру. В ходе последовавшего за тем бойкота общественного транспорта выдвинулся молодой священник-афроамериканец Мартин Лютер Кинг. Накануне отъезда Профферов в СССР в апреле 1968 года Кинг был убит, хотя возглавляемое им движение за равноправие в целом достигло своих основных целей.

Все позорные ограничения для афроамериканцев были отменены, но дискуссия о подлинном равноправии продолжается по сей день. 

Война во Вьетнаме началась в 1945 году как национально-освободительная и была направлена против французского колониализма. Постепенно она переросла в столкновение двух блоков — американского и советского. Разделение страны на социалистический Cевер и капиталистический Юг вроде бы на время войну остановило. Но неумелое правительство Юга довольно быстро стало терять популярность, чем воспользовался Север для развертывания партизанского подполья, которое вошло в историю под именем Вьетконг. США, и прежде поддерживавшие Францию, а затем Южный Вьетнам, с 1961 года стали наращивать свое военное присутствие в стране, а с 1965 года перешли к полномасштабному вторжению. Американские интеллектуалы восприняли это предприятие в штыки. Ричард Никсон шел на выборы 1968 года под лозунгом прекращения войны, но в реальности ввязался в конфликт с коммунистическими войсками Северного Вьетнама еще и в Камбодже.

 

Не стоит удивляться, что все эти сюжеты, которые разочаровали Профферов в их собственной стране и во многом помогли сформировать непредвзятый взгляд на Советский Союз, не были до конца понятны их новым русским друзьям. Эллендея вспоминает разговор с Бродским и его приятелем, известным переводчиком Андреем Сергеевым, состоявшийся в Москве в 1969 году: «Андрей и Иосиф нападают на нас из-за нашего отношения к войне во Вьетнаме. Как и большинство людей нашего возраста, мы против войны. А они считают, что мы дураки, если не стремимся уничтожить коммунизм везде, где можем. Что до протестующих студентов в Америке — поделом, что их бьет полиция, пусть занимаются своими студенческими делами, а не играют в политику. Этот спор естественно переходит к теме гражданских прав. Андрей и Иосиф в один голос говорят, что протестующие своего счастья не понимают — любой русский был бы рад жить так, как обыкновенный черный американец». 

Издательство: Новое литературное обозрение

Проффер, описывая тот же вечер, отмечает, что «мы и по сию пору ведем с Иосифом подобные… споры, и, насколько мне известно, никто из нас никогда не принимал их чересчур близко к сердцу, но Андрей был очень расстроен и через несколько лет разорвал с нами отношения, решив, что у нас, особенно у Эллендеи, слишком уж левые взгляды».

Неприятие коммунизма к тому моменту уже стало общим местом в интеллигентной столичной среде. С оттепелью и особенно после вторжения в Чехословакию ушли последние иллюзии по поводу социализма, если у кого-то они еще были. Ни афроамериканцы, ни студенты, ни вьетконговцы не могли найти сочувствия у людей круга Бродского хотя бы потому, что их превозносила советская пропаганда. «Мне жаль это говорить, я люблю людей, но вы должны отправиться туда и сбросить на них водородную бомбу. Это очень печально, но они же не люди», — говорил Бродский двум американским университетским либералам по поводу Вьетнама.

Если смотреть из сегодняшнего дня, не очень понятно, как после этого Профферы смогли сохранить с Бродским отношения: «Чудо, что наша дружба не разбилась в самом начале о камни политических разногласий», — удивляется Эллендея. Встретившись с Михаилом Барышниковым (Бродский близко дружил с ним и обычно называл Мышью), я спросил Михаила Николаевича о политических взглядах поэта. Он пояснил, что подобные разногласия были у Бродского и позднее с Сьюзен Зонтаг, да и c самим Барышниковым: «Он не прошел Гарварда, а там очень учат спорить. Тон его задевал… Надо всe-таки отдавать противоположной позиции какой-то вес и необязательно расходиться в синяках». Но Бродский ни тогда, ни много позднее этого не умел. Только сила, неизмеримо большая, чем политические взгляды, могла удержать Иосифа и американских либералов рядом и объединять затем долгие годы: «Все мы были людьми, преданными своим убеждениями, пристрастными, и знали это друг о друге», — вспоминает Эллендея.

Чтобы разобраться в том, почему политические разногласия, переходящие в ожесточенные споры, не помешали Профферам завязать множество важных для будущего «Ардиса» отношений, надо понять, чем были американцы для русских конца 60–70-х годов. 

«У нас украли мир», — говаривала Анна Ахматова. Усталость от железного занавеса развивала в интеллигентской среде тягу ко всему иностранному как к альтернативному и новому, способствовала рождению в сознании поколения идиллического образа «свободного мира». Его приятие без рефлексии и сомнения было актом самоопределения, интеллектуального отстраивания от тоски и пошлости тоталитарной реальности. Этот виртуальный образ чем дальше, тем больше обретал черты своего рода антикоммунистического Эдема, который архетипически схож с «небесной родиной» из видений средневековых монахов-мистиков. 

Немалую роль в успехе Профферов в обеих советских столицах сыграла, несомненно, их «заграничность», и она перевешивала и Вьетнам, и студентов, и афроамериканцев. Профферы были для многих посланцами Эдема, которые залетели в их грешный мир и тем самым приобщили прозябавших за железным занавесом мечте, чуду. Карл вспоминает: «Эллендея и я намеренно одевались здесь так, как одевались обычно. Сперва по привычке, а потом еще и поняли, что большинству русских это нравится больше, чем старания иностранных студентов одеваться как местные, не выделяться в толпе. Имея дело с настоящим живым американцем, русские предпочитали, чтобы он хотя бы выглядел как американец». 

Приобрести книгу можно по ссылке

Вам может быть интересно:

Велосипед Ardis 24 NEW FOLD 2021 : Цена, описание, фото, отзывы

Диаметр колес

24″

Материал рамы

Сталь

Ростовка

XXS (130-145 см)

Тип тормозов

Ободные

Тип втулки

Односкоростная

Цена: 4 498грн Ожидается

К сожалению, на 25/05/2021 данный товар закончился и в ближайшее время не будет доступен в Украине. Наши менеджеры могут сообщить вам о наличии или подобрать похожие варианты, которые будут не хуже, чем Велосипед Ardis 24 NEW FOLD 2021

Или

Артикул: ard-0819

Гарантия от 12 месяцев

Возврат/Обмен В течении 14 дней

Срок доставки 1-3 дня

Доставка(на отделение)0 грн

Доставка(на адресс)По тарифам НП

Описание на Велосипед Ardis 24 NEW FOLD 2021

Характеристики

Основные

Пол Универсальные
Класс Городской

Характеристики рамы

Конструкция рамы Складная
Материал рамы Сталь
Размер рамы, рост Универсальный
Размер рамы, дюйм 13″

Характеристики ходовой части

Тип подвески Ригид
Вилка Сталь
Количество звездочек в переднем блоке 1
Число зубьев звездочек системы 42
Длина шатуна 170 мм
Количество звездочек в заднем блоке 1
Число зубьев звездочек кассеты 18
Количество скоростей 1
Каретка Neco Картридж
Цепь KMC
Педали Пластик
Тип педалей Обычные

Характеристики тормозной системы

Тип тормозов Ободные
Тормоз Ручной
Тип тормозной ручки Отдельные

Характеристики колес

Количество колес Двухколесный
Диаметр колес 24″
Фиксация колес Гайки
Материал ободов Алюминий
Конструкция ободов Двойные
Покрышки Forza 24×2. 0
Втулки Shunfeng

Характеристики комплектующих рамы

Материал руля Сталь
Форма руля North Road
Диаметр крепления выноса 1″ (25,4 мм)
Рулевая колонка Ardis
Диаметр штока вилки для присоединения рулевой колонки 1″
Материал подседельного штыря Сталь
Конструкция подседельного штыря Жесткая
Крепление хомута подседального штыря QR Seat Clamp
Седло Grand Star

Дополнительно

Корзина Есть
Страна производитель Украина
Страна регистрации бренда Украина
Страна сборки Украина
Дополнительно Багажник; подножка; крылья
Комплектация Велосипед

Велосипеды XXS (130-145 см)

Доставим Велосипед Ardis 24 NEW FOLD 2021 в: Киев, Харьков, Днепр, Одессу, Запорожье, Львов, Житомир, Сумы, Полтаву, Чернигов, Белую Церковь, Винницу, Бердичев, Бровары, Борисполь, Коростень, Черкасы, Кременчуг, Кропивницкий, Конотоп, Нежин, Фастов, Вишневое, Ирпень, Камянское, Павлоград, Миргород, Ужгород,Хмельницкий, Тернополь, Луцк, Ковель, Ровно, Ивано-Франковск, Черновцы, Новгород-Волынский, Мариуполь, Славянск, Краматорск, Николаев, Херсон, Мелитополь, Бердянск, Кривой Рог, Александрия, Горишни Плавни, Черноморск, Коломыю, Каменец-Подольский, Гайсин, Смела, Первомайск, Лозовая, Изюм, Измаил, и другие города Украины.

Велосипед детский Ardis Alice — 20″, розовый (A20BMX16)

Велосипед детский Ardis Alice — 20″, розовый (A20BMX16) сделан в ярком стиле, который придется по вкусу девочкам. Велосипед рассчитан на детей возрастом от 6 лет. Он собран на легкой и прочной раме, характеризующейся хорошей износоустойчивостью. Регулируемая высота руля, удобное сиденье, широкие педали, большие колеса обеспечат ребенку комфортное катание.
Велосипед детский Ardis Alice 20″ оснащен съемными дополнительными колесиками, позволяющими постепенно осваивать навык удерживания равновесия и легко снимающимися в случае ненадобности. Колеса велосипеда оснащены крыльями, цепь закрыта специальной панелью. Надежная тормозная система обеспечивает своевременное и безопасное торможение. Этот яркий качественный велосипед станет наилучшим подарком ребенку.


Особенности велосипеда:
 — детский;
 — для детей от 6 лет;
 — для девочек;
 — двухколесный;
 — алюминиевая рама;
 — ободной передний тормоз;
 — ножной задний тормоз;
 — регулируемый руль;
 — крылья;
 — защита цепи;
 — дополнительные съемные колесики;
 — звонок.

 

Велосипед детский Ardis Alice 20″ — наилучший подарок ребенку!

 

Характеристики:
 
Тип: детский. 
 Рама: алюминий. 
 Втулка: задняя тормозная Falcon. 
 Седло: Velo. 
 Тормоза: V-brake передний, ножной задний. 
 Колесо: 20″. 
 Дополнительно: звонок, щитки, съемные колесики. 
 Цвет: розовый.

 

Производитель: Ардис (Украина).
Компания Ardis — крупный украинский производитель велосипедов групп MTB, AMT, CTB, а также, дорожных и детских велосипедов. Продукты под этой торговой маркой хорошо известны как в Украине, так и за ее пределами. Партнерами компании являются такие всемирно известные производители спортивных товаров как Zoom, Shimano, Kmc chains, Quando hubs, Neco. Ассортимент продукции компании Ardis способен удовлетворить потребности самых требовательных и взыскательных велосипедистов всех возрастов. Специалисты компании постоянно ведут разработки, связанные с усовершенствованием качества и дизайна изделий, в последствие предоставляют полный спектр услуг по обслуживанию, ремонту изделия, а также развернуто и квалифицированно отвечают на любые вопросы по использованию приобретенного велосипеда. Все изделия сертифицированы и отвечают мировым стандартам безопасности, качества и надежности. Товары от бренда Ardis — это велосипеды, обладающие исключительными эксплуатационными показателями, стильным дизайном, и все это — по вполне демократичной цене.


Велосипед детский Ardis Alice — 20″, розовый (A20BMX16) купить по выгодной цене 3 228 грн в онлайн магазине товаров для спорта terrasport.ua. Подбирайте Детские рюкзаки розового цвета, Детские рюкзаки красного цвета с доставкой в Киеве, а также: Харькове, Одессе, Днепропетровске и в других регионах страны. Также вы можете найти Детские велосипеды таких торговых марок, как например: Ardis в онлайн магазине Терра Спорт

АРДИС — Каталог Аудиокниг

 

Издательство АРДИС — компания, действующая на российском рынке аудиокниг с 2002 года. Компания АРДИС занимается записью и выпуском аудиокниг, а также продажей аудиокниг оптом и в розницу.

Студия АРДИС – крупнейший современный производитель фонограмм аудиокниг. Одновременно мы выпускаем аудиокниги для разных возрастных и целевых аудиторий от современного фэнтези и сказок для малышей до книг по истории, психологии и философии.

С 2002 года мы осуществяем оптовые поставки лучших аудиокниг в торговые сети и интернет-магазины. Мы специализируемся на работе с книжными магазинами : в зависимости от вместимости витрины сделаем подборку до 4000 наименований аудиокниг от художественного чтива до образовательных продуктов. У нас вы закажете классику мировой литературы на CD: Пушкина, Толстого, Диккенса, Драйзера, Стругацких, а также аудиокниги по истории и философии.

Много лет мы сотрудничаем с магазинами детских товаров. Собственный ассортимент издательства составляет более 300 наименований музыкальных сказок, аудиоэнциклопедий, образовательных методик. У нас вы можете купить компакт диски — аудиокниги с записями произведений Носова, Чуковского, Волкова, Постникова, сказки Андерсена, Перро и многое-многое другое.

Оптовые поставки мы осуществляем по вашим заказам, ассортимент аудиокниг включает более 20 издателей.

На нашем сайте действует интернет-магазин аудиокниг, в котором двумя кликами вы сможете купить в розницу лучшие аудиокниги, сказки, образовательные программы и многое другое по низким ценам. Для средней школы ребята смогут выбрать в нашем интернет-магазине аудиокниги — рассказы, поэмы, сказки, взять их с собой в дорогу на дачу или в лагерь и удивить всех осенью своими знаниями. А заботливые мамы найдут здесь огромный выбор музыкальных сказок и развивающих программ для своих малышей-дошколят.

<script data-ad-client=»ca-pub-6482363860966134″ async src=»https://pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js»></script>

Электронаборы для велосипеда «Велоракета» — экономный и надежный транспорт

Электронаборы для велосипеда «Велоракета» — экономный и надежный транспорт

Надежность по приемлемой цене:


электровелосипед своими руками за считанные минуты

42 Км/ч

Невелосипедная
скорость!

4 кг

Вес
оборудования

1 час

зарядка на 80%

до3000циклов

срок службы
батареи

Наши наборы отличаются от других:

Быстрые, элегантные
и легкие

Быстрый, элегантный и легкий
электровелосипед собранный
своими руками за 5 минут.

Высокая
надежность

за счет продуманной
конструкции, никогда не
работающей на пределе
своих возможностей

Простота
установки

без необходимости что-то
переделывать в велосипеде
или докупать дополнительные
компоненты

Лучшее соотношение
цена/качество

надежные комплектующие,
контроллер с запасом мощности,
быстрозаряжаемые сверхкомпактые аккумуляторы
большой емкости

Технические характеристики наборов

• Усиленные спицы и двойной
пистонированный обод

26 дюймов, но возможна переспицовка в любой размер колеса

• Современная окраска
в черный цвет

• Низкие температуры

Аккумулятор может работать
на морозе до -40°С

• Совместим с дисковыми
и ободными тормозами

• Водонепроницаемые,
позолоченные

Разъёмы на силовой части

• Суперкомпактная сумка
с мигалкой

Для простого монтажа под седло

• Легкий накат

Благодаря минимальному
весу и обгонной муфте

• Миниконтроллер Huawei

C пиковой мощностью 600W

• Скрытые функции

Круиз-контроль, 3 скорости,
безсенсорный режим, PAS

• Аккумуляторы
Boston USA

10 лет или 3000 циклов заряда

• Мощное и компактное зарядное

Всего 1,5 ч до полного заряда

• Пробег до 80км без педалей

В зависимости от емкости батареи

Передний привод

  • 350 Вт
  • 500 Вт
  • 500 Вт Sport
  • 5,3 Ah
  • 9,6 Ah
  • 10,6 Ah
  • 15,9 Ah
  • LCD
  • PAS
  • Ручки тормоза
  • LCD
  • PAS
  • Ручки тормоза
  • LCD
  • PAS
  • Ручки тормоза
  • 29″
  • 28″
  • 27. 5″
  • 26″
  • 24″
  • 20″

Цена розничная:

Ожидается поставка

Нет в наличии

Срок действия скидки:

Простая установка, км/ч

Что входит в комплект?

  • 350 Вт
  • 500 Вт
  • 500 Вт Sport
  • 5,3 Ah
  • 9,6 Ah
  • 10,6 Ah
  • 15,9 Ah
  • LCD
  • PAS
  • Ручки тормоза
  • LCD
  • PAS
  • Ручки тормоза
  • LCD
  • PAS
  • Ручки тормоза

Задний привод

Цена розничная:

Ожидается поставка

Нет в наличии

Срок действия скидки:

Простая установка, 40 км/ч

Незначительный вес электронабора поможет взобраться на любую
гору без усилий и позволит кататься даже при севшем аккумуляторе
Монтаж: на заднее колесо

Что входит в комплект?

  • Вес: 11 кг
  • Скорость: 40 км/ч
  • Пробег: 20-30 км
  • 29″
  • 28″
  • 27.5″
  • 26″
  • 24″
  • 20″

Полезное видео

Не знаете какую модель


выбрать?

Мы подскажем лучшее решение

И поможем подобрать электронабор
совершенно бесплатно

Как мы

работаем:

01

Заявка на сайте

или по телефону

02

Консультация специалиста

и оформление заказа

03

Удобная оплата:

  • Безналичный
  • Наличный при получении
    с курьером
  • ПриватБанк (Приват 24)
  • PayPal, WebMoney
  • Наложеным платежом
    при получении
  • Оплата частями
    от Приватбанка
    и Monobank

04

Доставка по
выбору:

  • Курьером
  • Отделение «Новая Почта»
  • Со склада

Отзывы покупателей

Ответы на вопросы

Кто производит эти
электронаборы?

Кто производит эти электронаборы?

Мы представляем продукцию украинской торговой марки «Велоракета», включая полный набор аксессуаров и комплектующих. За годы работы на рынке мы смогли выявить ключевые потребности наших клиентов, что и позволило нам создать этот уникальный электронабор.

Вы даете гарантию?

Вы даете гарантию?

Конечно. На всю продукцию мы даем гарантию изготовителя 12 месяцев. Если случается непредвиденная поломка, мы быстро меняем сломавшуюся деталь или производим замену электронабора.

Где я могу посмотреть как это будет выглядеть в жизни?

Где я могу посмотреть как это будет выглядеть в жизни?

Вы можете подъехать к нам и пощупать товар на месте. Мы с радостью ответим на все ваши вопросы.

А для каких моделей подходит этот набор?

А для каких моделей подходит этот набор?

Набор универсальный, он подойдёт для любого велосипеда с креплением колеса 100/10мм спереди или 135/10мм сзади. Исключением могут быть специфические или дорогостоящие велосипеды.

Как осуществляется доставка?

Как осуществляется доставка?

У нас работает курьерская доставка по Киеву. Также Вы можете получить набор в отделениях «Новой Почты» или же забрать набор прямо со склада.

Есть ли у вас пост-гарантийное обслуживание?

Есть ли у вас пост-гарантийное обслуживание?

Да, вы в любой момент можете к нам обратиться. Все детали и наборы у нас есть на складе, а наши специалисты помогут вам подобрать лучшее техническое решения в сложившейся ситуации.

Заказывайте электронабор

получайте экономный и надежный


транспорт

Доставка по всей
Украине!

Заполните поля

и наши специалисты
свяжутся с вами в течение 30 минут

©2015-2021 «Велоракета». Все права защищены

Заказать звонок

наши специалисты
свяжутся с вами в течение 30 минут

Александр Введенский — «Элегия» – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

«Сильные тексты» — это «виртуальный филфак», цикл открытых семинаров, в которых происходит свободное обсуждение канонических стихотворений русской литературы. Нам интересно рассмотреть, как живут и воспринимаются знакомые многим со школьных времен стихотворения XIX и ХХ века сегодня, что делает эти тексты «сильными», и как меняется литературный канон.

Бессменные ведущие семинаров: Олег Лекманов и Роман Лейбов.

В разговоре участвовали филологи Анна Герасимова и Корнелия Ичин, поэт Александр Дельфинов, музыкант Леонид Фёдоров, а также юные читатели.

Элегия

Так сочинилась мной элегия
о том, как ехал на телеге я.

Осматривая гор вершины,
их бесконечные аршины,

вином налитые кувшины,
весь мир, как снег, прекрасный,
я видел горные потоки,
я видел бури взор жестокий,
и ветер мирный и высокий,
и смерти час напрасный.

Вот воин, плавая навагой,
наполнен важною отвагой,

с морской волнующейся влагой
вступает в бой неравный.
Вот конь в могучие ладони
кладет огонь лихой погони,
и пляшут сумрачные кони
в руке травы державной.

Где лес глядит в полей просторы,
в ночей неслышные уборы,

а мы глядим в окно без шторы
на свет звезды бездушной,
в пустом сомненье сердце прячем,
а в ночь не спим, томимся, плачем,
мы ничего почти не значим,
мы жизни ждем послушной.

Нам восхищенье неизвестно,
нам туго, пасмурно и тесно,

мы друга предаем бесчестно
и Бог нам не владыка.
Цветок несчастья мы взрастили,
мы нас самим себе простили,
нам, тем кто как зола остыли,
милей орла гвоздика.

Я с завистью гляжу на зверя,
ни мыслям, ни делам не веря,

умов произошла потеря,
бороться нет причины.
Мы всё воспримем как паденье,
и день, и тень, и сновиденье,
и даже музыки гуденье
не избежит пучины.

В морском прибое беспокойном,
в песке пустынном и нестройном

и в женском теле непристойном
отрады не нашли мы.
Беспечную забыли трезвость,
воспели смерть, воспели мерзость,
воспоминанье мним как дерзость,
за то мы и палимы.

Летят божественные птицы,
их развеваются косицы,

халаты их блестят как спицы,
в полете нет пощады.
Они отсчитывают время,
Они испытывают бремя,
пускай бренчит пустое стремя —
сходить с ума не надо.

Пусть мчится в путь ручей хрустальный,
пусть рысью конь спешит зеркальный,

вдыхая воздух музыкальный —
вдыхаешь ты и тленье.
Возница хилый и сварливый,
в последний час зари сонливой,
гони, гони возок ленивый —
лети без промедленья.

Не плещут лебеди крылами
над пиршественными столами,

совместно с медными орлами
в рог не трубят победный.
Исчезнувшее вдохновенье
теперь приходит на мгновенье,
на смерть, на смерть держи равненье
певец и всадник бедный.

1940

Лейбов: Послушаем, что по этому поводу думают младшие участники нашего разговора. И я попрошу высказаться Максимилиана Неаполитанского. Пожалуйста, Максимилиан.

Неаполитанский: Да, здравствуйте, спасибо большое. Сейчас у меня будет в некоторой степени философский анализ. За эти пять минут мне, пожалуй, хотелось бы сказать слишком многое, но, думаю, я, конечно, успею уложиться, потому что философский анализ текстов (а здесь он нам вполне доступен) всегда работает на состоянии «проброса», то есть на том приеме, который существует за счет максимального ускорения. И в случае «Элегии» Введенского это тем более актуально: текст, в первую очередь, поражает своей скоростью. Однако это не такая скорость, на которой мы ничего не понимаем, а напротив — такая, которая позволяет увидеть срез, и этот срез в первую очередь поэтический, он напоминает нам трансверсаль, то есть такое состояние, которое, например, французский философ Жиль Делез описывал как состояние человека, который едет на поезде (а в случае Введенского он едет на телеге) и одновременно пытается смотреть в две стороны — направо и налево, но при этом сам находится посередине, не понимая, какую позицию лучше занять, и перспектива двух сторон его как наблюдателя тоже разрывает. То же самое происходит с Введенским в этом тексте: он как будто путается в деталях и ландшафтах, в первую очередь в животных, которые становятся радикально антропоморфны (кони с ладонями), вокруг него как раз-таки эти кони и птицы, которые в том числе не позволяют достичь изначальной цели чтения и письма, то есть увидеть полноту языка как полноту некоторого желания.

С другой стороны, «Элегия» в этом смысле становится фактом не-письма, не-чтения, то есть этот текст — о том, как не писать тексты. Она работает апофатически, и, похоже, с этой точки зрения ее и следует рассматривать — как текст, который, несмотря на попытку срифмовать абсолютно всё (и эта попытка, кажется, тоже описывалась в некоторых филологических исследованиях), все-таки выбрасывает (или «пробрасывает») нас в ту зону языка, где мы понимаем, что слово в отдельности значения не имеет. Сам Введенский об этом тоже писал. И наоборот: значение имеет если не слово, то негативный поток, поток отрицания, который, с одной стороны, уничтожает пресловутое лирическое «я», этот повседневный романтизм, действующий на создание определенной человеческой эксклюзивности, который не дает увидеть другие потоки, потоки вокруг опять же: камни, кони, птицы и тому подобное. С другой стороны, значение имеет именно инклюзивность, открытость и попытка дать слово миру вокруг в ущерб самому человеку. То есть если это текст о том, как невозможно написать текст, то получается, что и прочитать, и проинтерпретировать его тоже очень сложно, почти что нельзя. И опять же, в ущерб человеку, язык появляется в других регионах реальности, и эта реальность, с одной стороны, реальность поэтическая, конечно, нас пугает своей странностью, и на этом многие тексты, не только «Элегия», и работают. И о такой странности, вероятно, когда-то написал Рильке (хотя это совсем из другой серии), и сказал следующее: «Наступит день, в руду уйдут металлы». И человек по сравнению с этим… тут мы уже можем использовать слова Введенского, что «мы ничего не значим». И речь идет и в словах Рильке, и в некоторой степени в тексте Введенского, о том, что существует некоторый обратный обмен, что и поток, и срез будут работать в обратном направлении. У Введенского это показано тоже, но в более классической форме. Хотя и эта форма тоже заканчивается высказыванием о смерти, о последнем конце или, проще говоря, о последнем поэтическом разрезе, который этот текст в принципе и оставляет. 

Пока я это всё говорил, мне вспомнился текст как Александра Дельфинова, который в прошлом году был номинирован на премию «Поэзия», — «Александр Введенский переводит козу через Невский», где как-раз таки Введенский все элементы вокруг, все реальности там и замечает, и собирает.

Лейбов: Спасибо большое. Очень фундированное рассуждение об «Элегии». Мы послушали философа, послушаем филолога. Пожалуйста, Аля.

Козорезова: Да, благодарю. Я позволю себе несколько вольных суждений строго в филологический оптике. Итак, стихотворение Александра Введенского «Элегия» можно, на мой взгляд, прочитать как перевернутый памятник, или памятник наоборот. Наравне с характерными элегическими мотивами, такими как подведение итогов понятого и достигнутого, сожаление об упущенных возможностях и совершенных ошибках, обращение к ушедшим и приходящим на смену поколениям, в тексте присутствует явный метапоэтический уровень. Традиция поэтических памятников предполагает рефлексию творческого наследия. В этом же тексте лирический герой перечисляет, скорее, то, что не удалось, что не сделано или сделано как бы плохо. Так, например, характерный стих «Мы ничего почти не значим».

Памятник лирического героя Введенского можно назвать отсутствующим. Всадник в финале текста не медный, не материальный, а бедный, несостоявшийся. Возникает парадокс, который диктует столкновение жанра элегии и оды, точнее, памятника как жанрового инварианта оды. Элегия имеет дело с границами индивидуального бытия, очень частным переживанием. Здесь же рефлексия скорее над-индивидуальна. На уровне интертекстуального ряда этот текст — про бессмертие, он отсылает читателя к большому ряду сверхканоничных текстов, начиная от «Слова о полку Игореве», продолжая пушкинскими многими стихами, в том числе «Телегой жизни», «Элегией» 1830 года, продолжая «Медным Всадником», далее и лермонтовской «Думой». И можно предположить, что этот текст предвосхищает поэтику такого же сверхканоничного Бродского. Но то бессмертие, с которым этот текст имеет дело, — это бессмертие былое, в духе лермонтовского «богатыри не вы». И скорее, на мой взгляд, этот текст можно прочитать как текст про невозможность вечности и про забвение, про то, что «всё не избежит пучины» (цитируя стихотворение), это похоже на державинскую «реку времени».

Как я уже сказала, памятник — это жанровый инвариант оды, и в последней строфе «Элегии» Введенского одические штампы как бы отрицаются: в победный рог никто не трубит.

Интересно обратить внимание на наставление некоторому «ты» от лирического субъекта в финале стихотворения «держать равненье». Что это значит? Буквально (в первом значении) «следовать чьему-либо примеру». Будь подобен смерти, равен ей и будь готов ее принять. Таким образом завещание поэта можно прочитать как наставление другому, будущему певцу, и в то же время самому себе помнить про смерть и стремиться к бессмертию.

Интересно обратить внимание на местоимения. Текст можно разделить на части, в которых мы преимущественно имеем дело с «я», и это «я» находится в пассивной роли, это наблюдатель. Затем — поколенческое, трагически нереализованное «мы», «ты» как обращение к самому себе и к некоторому будущему творцу.

Читая «Элегию» Введенского, мы имеем дело с романтической или, точнее, с неоромантической поэтикой и даже, возможно, некоторой имитацией пушкинской ясности. Тем не менее простота этого текста очень сложно устроена. Интересно обратить внимание в этом контексте, что вторая строфа стихотворения совсем не укладывается в медитативную поэтику элегии. Она, скорее, отсылает к эпической поэзии. Мы можем заметить насыщенный событийный ряд, некоторую формульность, перерабатывающую мир вокруг, свойственную эпической поэзии. У нас там возникают воин, конь. И, на мой взгляд, это некоторая имитация песенно-фольклорной традиции. И у этого текста, мне кажется, есть довольно сильный песенный заряд.

Максимилиан говорил про скорость, и действительно это одна из самых интересных категорий — динамика, которая присутствует в этом тексте. Лирический субъект как будто хочет достичь некоторого нездешнего ускорения, сверхускорения, которое может помочь преодолеть порог, перепрыгнуть эту бездну небытия и попасть в вечность. Это намерение концентрируется в повелительном «гони, гони возок ленивый — / лети без промедленья».

Лейбов: Спасибо большое, Аля. Мы вернемся к вопросам поэтики, несомненно. Я сейчас позволю себе кое-что сказать, потом Олег расскажет всякие вещи, а дальше мы начнем уже наши обычные разговоры. Не забудем мы и про ритмический рисунок этого текста, о чем нас уже спросили.

Я решил пересмотреть свои жизненные планы, потому что сначала я хотел как раз говорить о ритмической организации «Элегии» и о такой, как Максимилиан успешно выразился, сплошной сверхорганизованности этого текста. Но я решил почему-то вдруг, умилившись некоторым своим наблюдениям, поговорить о Юрии Сергеевиче Варшавском. Юрий Сергеевич Варшавский… вы могли о нем слышать, вообще говоря. Это известный питерский коллекционер и сын коллекционера и литератора, автора книг об Эрмитаже и вообще о русском искусстве. У него есть сайт, и на этом сайте есть блог, и в этом блоге, что меня поразило, три записи посвящены «Элегии» Введенского.

Одна запись посвящена как раз вопросам ритмической организации и метрики этого текста. Другая запись посвящена его жанровой природе. И третья запись, о которой я буду сейчас говорить, привлекла мое особое внимание, я сейчас объясню, почему. 

Надо заметить, что Юрий Сергеевич Варшавский не далек от гуманитарной сферы, просто потому что он действительно известный коллекционер и всё время имеет дело с культурными объектами, но по основной специальности вообще он химик. И это, что называется, «человек раньшего времени». Вообще-то, когда Введенского убили, ему было 10 лет. Если бы как-то иначе сложились траектории их судеб, то маленький Юра мог бы задать какие-то вопросы Введенскому и что-то выяснить. Но это маловероятно. 

Третья запись удивительна. Собственно говоря, я о чем хочу говорить: я хочу говорить о том, что такое сильный текст. Третья запись в блоге (к сожалению, они не датированные, но в общем приблизительно можно датировать ее 2016–2017 годами, потому что там упоминается недавняя статья, статья 2016 года. Это сочинение Павла Успенского и Вероники Файнберг. Так вот, эта статья упоминается в записи, а запись стилизована под письмо. И мы сделаем вид, что мы верим в то, что это действительно письмо. Его пишет молодой человек. Оно начинается так: 

Пишет вам Николай из Петербурга, 1998 года рождения. Я тут на YouTube заслушал песню в исполнении Лени Фёдорова, называется «Элегия», на слова А. И. Введенского. Песня хорошая, но я ничего не понял.

И дальше этот Николай прочитывает всё, что можно прочитать в сети, про «Элегию» Введенского. Там упоминается и работа Корнелии (Ičín, K. Zametki k razboru ‘Ėlegii’ A. Vvedenskogo в Wiener slawistischer Almanach Bd. 50. 2002 , 217–227), и статья Лекманова (впрочем, фамилия Лекманова с опечаткой там воспроизведена, но мы простим это Николаю за его любовь к знанию), и работы Анны Герасимовой, и работы всех на свете, вообще всех тех, кого мы могли бы позвать, но не позвали сегодня. Дальше там выясняется, что мы, филологи, конечно, дураки, и поэтому Николай приходит к своему деду, и дед ему объясняет настоящий смысл «Элегии», он оказывается довольно простым. Я с этим как раз не согласен, но я не буду совершенно с этим полемизировать, если вы захотите, вы сами найдете, запись в блоге доступна. Замечательно всё это сплетение обстоятельств, которое включает в себя всех собравшихся. Я там тоже косвенно, кстати, появляюсь, хотя я никогда не писал об «Элегии», там просто неправильно списано название статьи Олега. 

И то, что мы сейчас все, конечно, ощущаем, — это действительно такой бесспорно сильный текст. Это текст, который мы можем просто сходу назвать каноническим, мы уже сегодня это делали, мы предварительно в нашей беседе обменивались соображениями о том, кто пришел, а кого мы не смогли позвать, и мы просто сразу назвали несколько имен людей, которые могли бы участвовать в этой беседе. Поэтому, не раскрывая совершенно того, что ответил дед Николаю (после чего Николай понял, о чем же ты, Леня, там поешь), я просто порадуюсь, что мы заканчиваем сезон «Элегией» Введенского, и передаю слово Олегу Лекманову.

Лекманов: Всякому, кто пишет или говорит о взрослой поэзии Александра Введенского, полезно будет иметь при этом в виду его высказывание, зафиксированное Леонидом Липавским в знаменитых разговорах обэриутов и близких к ним людей между собой: «Я посягнул на понятия, на исходные обобщения, что до меня никто не делал. Этим я провел как бы поэтическую критику разума — более основательную, чем та, отвлеченная. Может быть, плечо надо связывать с четыре. Я делал это на практике, в поэзии, и тем доказывал. И я убедился в ложности прежних связей, но не могу сказать, какие должны быть новые. Я даже не знаю, должна ли быть одна система связей или их много. И у меня основное ощущение бессвязности мира и раздробленности времени. А так как это противоречит разуму, то, значит, разум не понимает мира».

Соответственно, во многих своих стихотворениях Введенский, как мне кажется, во-первых, показывает, что традиционные связи между предметами и явлениями — ложные, и, во-вторых, пытается интуитивно нащупать новые связи.

Один из его способов — такой. Введенский, как ребенок, начинает нанизывать на примитивные рифмы, как на шампур, первые приходящие ему в голову слова: 

жили были в Ангаре
три девицы на горе

звали первую светло
а вторую помело
третьей прозвище Татьяна
так как дочка капитана
жили были а потом
я из них построил дом

и так далее. На эти рифмы он нижет какие-то ассоциации, которые у него возникают по ходу быстрого произнесения строк.

Однако стихотворение, о котором мы будем говорить сегодня, другое, недаром оно, исполненное вслух Николаем Харджиевым, пришлось по душе акмеистке Ахматовой (есть свидетельство Николая Харджиева об этом). И сам Введенский говорил Татьяне Глебовой об «Элегии»: «Это стихотворение отличается от прежних моих вещей». 

Мне кажется, что уже первая рифма стихотворения («элегия» — «телеге я», по утверждению Игоря Бахтерева, взятая из его стихотворения 1927 года) — не из тех, что первыми приходят в голову. Это рифма изысканная, щегольская, да и само слово «элегия» — совсем не детское. Я бы рискнул предположить, что Введенский в «Элегии» решает другую задачу, чем в большинстве своих стихотворений. Здесь, по-моему, нет «поэтической критики разума» и попытки передать ощущение «бессвязности мира и раздробленности времени». Я думаю, что Введенский в «Элегии» как бы примиряется с классической русской поэзией, выбирает традиционный для нее жанр медитативного философского раздумья над сложностью жизни (которому точно следует — название стихотворения идеально соответствует его содержанию, хотя действительно вторая строфа, как Аля говорила, немного выпадает из этого) и, рифмуя «элегия» — «телеге я», пишет собственную вариацию на классическую тему — жизненный путь (ведь где телега, там и путь) в пушкинской огласовке — почти все исследователи указывают на связь «Элегии» с «Телегой жизни» Пушкина. При этом он не отказывается от своего прежнего опыта, вот что мне кажется интересным (конечно, это не классическое стихотворение в том понимании, как мы обычно это чувствуем), потому что соединение в пределах одной строки редко объединяемых в единое целое слов (вспомним: «Может быть, плечо надо связывать с четыре») остается. Характерно, что более внятную строку из первоначального варианта «Элегии» — «Вот воин, закусив навагой» Введенский в итоге все-таки заменил менее внятной (и, конечно, лучшей): «Вот воин, плавая навагой». И как раз это соединение традиционного с авангардным позволяет ему достичь очень сильного эффекта и действительно делает это стихотворение (я решусь, раз у нас сегодня финал сезона, на сильное высказывание) одним из самых сильных русских стихотворений ХХ века.

Лейбов: Спасибо, Олег. Я думаю, что там еще работает такой отдельный эффект, который был заметен уже при первой публикации по-русски этого текста, когда его опубликовали в Тартуском студенческом сборнике Михаил Борисович Мейлах и Анатолий Александров. Там было два текста Введенского: один был текст 20-х годов, а второй был этот. Тогда еще не было вообще корпуса Введенского, вообще тогда Введенского никто не читал, ну кроме Харджиева и Ахматовой, мало кто вообще эти стихи видел, но вот этот контраст между Введенским-Введенским, большим корпусом Введенского и «Элегией» очень очевиден был. Отсюда, кстати, и эта долголетняя уверенность в том, что это последнее стихотворение Введенского. Как мы знаем, это не так. Но миф именно таков. Такое «последнее слово». 

Я не поленился и взял в библиотеке этот сборничек, с удовольствием перелистал его. Потому что впервые с текстом я ознакомился именно по этому изданию. 

Ичин: С чего начать? Я сейчас вспоминаю, что более двадцати лет назад, когда наши молодые филологи, наверное, не родились, я уже писала статью об «Элегии», и уже как-то воспринимаю ее… не хочу сказать «детской», но на самом деле это была моя первая попытка написать текст о Введенском. Но когда мы говорим об «Элегии», опять-таки, мне кажется, что необходимо вспомнить и слова Друскина о том, что тот, кто знает «Элегию» и не знает других сочинений Введенского, на самом деле не знает Введенского. Потому что она действительно разнится со всем его творчеством. И в этом смысле то, что Харджиев, когда читал Ахматовой, наверное, тоже не случайно выбрал текст, потому что он как бы подытоживает весь путь не только Введенского. Это, конечно, предвосхищение смерти, оно очень сильно в этом тексте. И, мне кажется, «Элегию» нельзя рассматривать отдельно от текста «Где. Когда». Потому что эти тексты связаны именно и элегической нотой, и нотой пушкинской. Потому что в конечном итоге этот знаковый возраст, знаковое чувство ухода из жизни, прощание всех с одним и одного со всеми — вот это всё присутствует. И в этом смысле это сочинение, с моей точки зрения, является частью… как будто это одно целое с «Где. Когда», которое является фактически последним текстом Введенского.

Бесспорно, в этом тексте присутствуют и космогонические мотивы, потому что с самого начала, помимо эпиграфа, который идет из Бахтерева и отсылает к Пушкину и так далее, — бесспорно, это взгляд сверху, это какая-то космогония, которая происходит. И в этом смысле оно немножко напоминает действительно взгляд лермонтовского «Демона», потому что эти описания — это описания того, где вообще человек и где вообще мир, и где эта грань между ними, а как же всё вместе, и где этот мир «я», и где этот мир, который вокруг меня, и во что это всё превращается. Потому что этот текст как бы подытоживает все эти мысли, которые мы читаем в «Разговорах» (то, что записал Липавский), которые касаются и отношения к науке, и отношения к тем главным темам. Потому что, в конечном итоге, приближение к смерти для Введенского оказывается приближением к тому неоспоримому, что было сказано Пушкиным, и фактически является просто выходом в метафизическое пространство. Поэтому не случайно оно заканчивается этим «всадником бедным».

И этот текст, конечно, интересен и с точки зрения организации: музыкальной организации, повторов, построения строфы. Когда я переводила Введенского на сербский язык, конечно пыталась всё это сохранить. Но насколько сложно, чтобы всё звучало — и ритм, и рифма. Потому что рифма тоже своеобразная, которую он подбирает. Потому что это всё эхо, которое звучит, и мы на самом деле, конечно, задаемся вопросом, как это всё воспринимать. Но то слово, которое мне кажется ключевым для Введенского, — это, бесспорно, вот это непонимание. Большое непонимание, которое он упоминает в «Серой тетради» своей. Потому что это большое непонимание связано с ощущением абсурда, с ощущением мерцания мира, с размышлениями о времени, раздробленности — всем тем, о чем говорил наш молодой коллега в начале.

И мне кажется, что Введенский подбирает всё то, что его интересует в то самое время, на протяжении всего творчества. А это вопрос воображаемой логики, о которой писал в свое время Васильев, или то, о чем писал Аксенов в «Математике», и так далее. И на самом деле все эти вопросы, которые его волнуют, — злободневные. И поэтому Введенский всем своим творчеством — почему он настолько востребован среди молодых людей? — просто оказывается нашим современником. И на самом деле, мне кажется, никто так чутко, как Введенский, не показал своей поэзией эту раздробленность и хаотичность мира, которая фактически наша… не хочу сказать «реальность», но это наше мироощущение, ощущение человека XXI века. 

Конечно, этот текст насыщен цитатами. Можем ли мы всё это прочесть? И Лермонтов, и Державин, и Пушкин… Но главное не это, а именно ощущение непонимания себя в этом мире. Мне кажется, что это главное, а то, что преподносится всё в этой гармоничной структуре, — это как раз вот эта тактолизия, о которой думает Введенский, которая, как мне кажется, может ввести нас в заблуждение.

Лейбов: Спасибо большое. И сейчас я вспомнил, что соврал на самом деле. Впервые я познакомился с текстом не по публикации 1967 года, а по более поздней книге Ю. М. Лотмана «Анализ поэтического текста», где цитируется в сноске первая строфа. И когда ты читаешь… а я на первом курсе ее читал, мы все ее читали. И ты ее читаешь, и дальше ты понимаешь: нет, без этого текста я дальше жить не могу — просто прочитав первую строфу. И дальше ты уже такой начинаешь у кого-то спрашивать, и тебе рассказывают: «А, это мы знаем, это в таком-то сборнике, там можно это прочесть».

Герасимова: Я всё думала, пока ехала сюда: боже мой!.. Ну знаете, как на экзамен когда едешь: господи, что же я буду рассказывать, я же ничего не знаю! Но я сейчас наслушалась, и у меня возникла, конечно, целая куча вот этого «Баба-Яга против». Я сейчас всю эту Бабу-Ягу вам расскажу.

Во-первых, я, конечно, очень рада. Корнелия совершенно правильно сказала, что Введенский востребован у молодежи. Это великолепно, и я знаю много прекрасных умных молодых людей, которые об этом пишут, и пишут интересно. И мы тут видим замечательных молодых людей, которые пишут об этих текстах, что, конечно, просто великолепно, это правильный итог большой части нашей жизни.

Но я хочу подчеркнуть такую вещь: у Введенского не было времени писать стихи. То есть он их не писал, это им писали эти стихи, посредством его. Ну, я далека от мистики, но есть такие поэты и вообще такие сочинители, которые являются проводником некоего текста, который уже вроде бы как бы существует. Я подчеркиваю, опять же, что далека от мистики, и всё, что я говорю, надо воспринимать, так сказать, метафорически. Но Введенский никогда не сидел и не писал — он только записывал нечто, что посредством его должно было быть обязательно записано. Поэтому его тексты таковы. Именно поэтому ни о каких авторских интенциях тут, мне кажется, не имеет смысла говорить, а имеет смысл говорить только о том, насколько он успел записать то, что нужно записать. В какой-то момент он не успел, и поэтому там есть какие-то разночтения, какие-то невнятицы, которые проскакивают, потому что надо быстро дальше, потому что смысл очень большой проходит через… Ну, я здесь могу его только… ну, как «только» — в основном сравнить с Мандельштамом, и Олег со мной согласится, я думаю. То есть это идет вот такой гул, почти галлюцинаторный, который нужно обязательно как-то воплотить, и там появляются слова, и человек эти слова записывает, а потом у него там какие-то лишние слова, и он думает: «Да не надо, и так всё понятно, нормально записал», — всё. Вот как записалось, так и… Поэтому огромную роль… ну, как говорят: Бог — это случайность. Вот это время, смерть и Бог — главная такая триада Введенского, там этот Бог очень во многом есть эта самая случайность. Именно поэтому такое огромное значение имеет собственно рифма. И недаром в этом последнем тексте «Где. Когда» говорится: «Он припомнил… Всю ту — суету. Всю рифму». То есть рифма в последний час припоминается как что-то невероятно главное для жизни и воплощение этой огромной мысли чего-то, что идет сквозь поэта на бумагу, в слово идет. 

Сейчас уже всех отучили говорить «конечно» и приучили говорить «мне кажется», «ИМХО» и прочее. В общем, поэтому мне, конечно, кажется, что там, где «конь в могучие ладони / кладет огонь лихой погони» — это идет от звука. И Лёня как музыкант лучше всех поймет, что это такое, наверное, я так думаю, может быть, Саша тоже. Вот Саша Дельфинов сейчас перешел к таким стихам, то есть там про жизнь всё сказано. А раньше он был более обэриутский и более такой… Я слово «обэриутский» неправильно употребила. Ну, в общем, он более психоделический такой был, более внешне психоделический. И эта случайность, которая рифмует слова, — и мир становится таким, как он там рифмуется. Правда? Я правильно говорю, есть что-то в моих словах? Рифма ведет поэта в данном случае. Это не просто способ подачи текста, а движущая сила формирования текста. Поэтому и «воин, плавая навагой, / Исполнен важною отвагой». Причем сначала приходит навага, а потом приходит отвага, но это неважно, потому что рифма уже существует, и она смело входит в стихи и рулит, так сказать, поэтом, она им управляет.

Еще я быстро сейчас, потому что Баба-Яга против многого же, и при этом за. Аля сказала насчет того, что Введенский эпический, и поэтому там есть… Может быть, я неправильно поняла, остановите меня тогда… что там есть большое песенное начало. Во-первых, песня — это лирический жанр. Филологи со мной согласятся. Наоборот, то есть… у нас с Лёней давняя об этом беседа. Я не вижу, не слышу там музыки, кроме музыки самих слов. Это эпос не поющийся, он чисто словесный для меня. Для меня музыка там —  привнесенная вещь. То есть пусть она существует, поскольку Лёня — один из моих любимых живущих музыкантов, ради бога. Но я этого там не слышу, не вижу и даже практически не воспринимаю, причем в отличие от Хлебникова, которого можно, нужно и пускай.

Теперь насчет того, что «всадник бедный», потому что… Ну, там Дельфинов маленько оговорился в конце, сказал «бледный», но он правильно оговорился. Потому что у меня есть статейка, которой я страшно горжусь, настолько горжусь, что везде про нее говорю. Она называется «Бедный всадник, или Пушкин без головы», и я ее везде тычу, стараюсь везде опубликовать, потому что для меня это главный смысл, то есть то, что я за много-много лет поняла во Введенском — оно всё туда вложено.

Он не потому бедный, не дай Господь, что что-то плохо сделано, кто-то что-то не успел, не осуществился. Вовсе не поэтому он бедный. Там другая бедность. Это «Уважай бедность языка. Уважай нищие мысли» (цитата из «Кругом возможно Бог») — это вот такая бедность, совсем другая бедность. Она никакого отношения не имеет к тому, что ах какие мы бедняжки, не успели воплотиться. Введенский знал прекрасно, что он один из главных русских поэтов, и он ощущал абсолютное бесстрашие перед лицом вечности, мне кажется. И об этом тоже «Элегия». То есть, конечно, было человеку плохо в этот момент. Но это нормально, нормальное состояние. Но при этом это пронизано таким ощущением собственной силы и победы, что совершенно неважно, восприняло ли это общество. Какое общество?! Если перед лицом вечности ты главный, то о каких читателях, о какой «писательской» осуществленности и удачности, успешности, как сейчас говорят (кошмарное слово), о чем может быть речь вообще? То же самое, опять же, можно сказать о Мандельштаме, моем втором любимом поэте ХХ века. То есть у человека внутри ощущение такой гигантской победы, огромной, ни с чем не сопоставимой, что всё остальное остается просто за кадром, и не надо туда вчитывать эту неосуществленность.

Насчет того, что Введенский примиряется в этих стихах с русской классикой. По-моему, тут есть некоторая неточность. С самого начала Введенский — классик. И не зря это их объединение поначалу могло называться «Академия левых классиков». Да, академия, и да, классиков. И Введенский, и Хармс, и даже Олейников, не говоря уже о Заболоцком (который, кстати, был из них самый авангардный поначалу) — это всё стоит твердо, очень твердо на фундаменте русской классической поэзии. Гораздо тверже, чем очень много экспериментов, им современных. Это не есть экспериментальная поэзия. Что такое эксперимент? Это когда нарочно кто-то пытается что-то сделать не так, как раньше, а как-нибудь еще. Тут нарочно никто ничего не пытался сделать. Тут просто люди шли с собственной новой головой, которая ближе… то есть, как это… «Пушкин — это русский человек, как он явится в своем развитии через двести лет». Вот обэриутская голова — она ближе нам, чем своему времени. И она будет еще ближе следующим писателям, которые придут за нами. Не потому что они нас этому научили, а потому что они опередили свое время. То есть это классики настоящие, они делали как могли, в том русле, в котором они выросли. Они просто новое содержание вкладывали в старую форму. И вранье, что нельзя новое вино влить в старые мехи. Можно. Это и делалось. И в этом одно из самых главных свойств обэриутской поэзии: то, что это классическая, традиционная русская поэзия.

Еще два слова. Тут были у меня разные вопросы по самому тексту, потому что это вообще неизвестный мне список. Я в этой книжке — вот в этой книжке, которая скоро будет переиздана, как обещает… Амелин говорит, что ему нужно три дня, чтобы внести правку. Ну, это продолжается уже очень долго.

Лейбов: Максим Альбертович Амелин, редактор. И поэт.

Герасимова: Да. И переводчик, и поэт, и редактор прекрасный, просто у него нет времени. Как и у Введенского, но иначе. …Там есть разные варианты. У меня, например, «Вот конь в волшебные ладони…», и «Мы все воспримем как паденье: / И день, и тень, и наслажденье», и конечно в конце не «Певец и всадник бедный», а «Поэт и всадник бедный», и много разных еще, ну, по крайней мере несколько, разночтений. Что в принципе нормально, потому что только авторских списков существует два, допустим, и еще масса других списков, и люди многие несли это в голове и записывали по памяти. И никуда не денешься, это вот такой текст. Нужный людям, которые сами… 

В этом тексте не примиряется текст с классической литературой. Он точно такой же классический и точно такой же авангардный. Потому что все эти «плавая навагой» и «конь в волшебные ладони» и всё остальное… Это не я на самом деле написала, уже не помню, кто это написал: что «Элегия» — совершенно столь же авангардный текст, как и все остальные тексты Введенского. «Летят божественные птицы, / их развеваются косицы, / халаты их блестят как спицы, / в полете нет пощады» — это что, прямо традиционная образность?.. И Ахматова, кстати, тоже ведь не дурочка. Она прекрасно понимала современную поэзию, она очень любила «нашего рыжего», и это был ее собственный рыжий, которого она, несмотря на весь его авангардизм, продвинула в люди, и всё такое прочее. А Мандельштам, ближайший Ахматовой человек? Мандельштам гораздо авангарднее Введенского, между прочим, по моим соображениям.

Лекманов: Во-первых, не уходи никуда, пожалуйста, это самое главное. А во-вторых, мне кажется, ты так увлеклась предстоящим спором со мной, когда я сказал про классическую поэзию, что просто не услышала вторую часть. В конце я, собственно, говорил про то, что он пишет элегию, но при этом абсолютно не отказываясь от своих авангардных принципов.

Герасимова: Конечно. А может быть, у тебя я и стырила эту мысль. Конечно, не отказывается. Он остается верен себе. Но немножко взрослеет его, так сказать, уровень воплощения вот этого всего, становится более, как бы это сказать… Ну, скажите! У вас есть голова, речь какая-то… Он становится более приемлем для восприятия русского поэтического уха. Понятнее чуть-чуть становится. С виду, а на самом деле ни фига не понятнее.

Лейбов: Можно я тоже влезу? Вот вопрос был замечательный задан Романом Либеровым (с которым меня всё время путают, кстати) про ритмику. То, что автор обращается к этой ритмической форме — а Лотман как раз, когда цитировал эту строфу, об этом и говорил, — там довольно странное такое утверждение насчет того, что «трагическая лексика соединяется с мажорным звучанием размера «Бородина»». Вообще «Бородино» — это про то, как русские сдали Москву, и про то, как убили полковника и вообще много наших полегло…

Герасимова: Да, там кучу народу…

Лейбов: Кучу народу. Ну, вообще говоря трагедия и просветление — это не антонимы, а синонимы. В других вещах действительно Введенский позволяет себе гораздо более далеко отходить от конвенций русского литературного стиха. Этот же стих, действительно восходящий к лермонтовской строфе, мы воспринимаем как такой сверхупорядоченный, он правильный, он строфический. В других своих длинных текстах Введенский часто астрофичен. Вообще, Введенский скорее астрофический автор, чем строфический. Опять же, да, конечно, это авангард. Но Введенский здесь не делает того, что он делает обычно… Вот я просто действительно взял эту книжечку, открыл, здесь у нас второе стихотворение — «Значенье моря». И если посмотреть, какие типы нарушений предсказуемости сочетаний слов использует Введенский, то, конечно, в других текстах он позволяет себе сочетания, где нельзя предсказать ту часть речи, которую он будет использовать в этой конструкции. И мы в конечном итоге не понимаем вообще синтаксического строения… Вот ближе к концу «Значенья моря» мы просто перестаем понимать, к чему относятся деепричастия какие-нибудь.

Герасимова: Ты меня спроси, я тебе всё объясню.

Лейбов: Нет, я понимаю, что это можно объяснить. Но в «Элегии» этого нет, на самом деле. «Элегия», конечно, нарушает наши стандартные ожидания сочетаемости слов, иначе Введенский не был бы Введенским. Но он их нарушает не в том безумном диапазоне, как он это делает в «Значенье моря», например.

Герасимова: Так десять лет прошло!

Лейбов: Да, я знаю.

Лекманов: Я просто хотел сказать, что у Введенского есть игра даже с этими школьными ожиданиями, как у Пушкина: «Читатель ждет уж рифмы «розы»…» Когда Введенский начинает рифмовать «время — бремя — стремя», то мы ждем слова «путь».

Лейбов: Пора переходить к заключительной части нашего разговора. Пожалуйста, Александр Дельфинов. Мы уже сегодня немножко обсуждали, благодаря Ане Герасимовой, творчество Александра Дельфинова и немножко творчество Леонида Фёдорова. А сейчас мы вернемся, наверное, к Введенскому. Пожалуйста, Саш.

Дельфинов: Я хочу отклониться от филологической матрицы, немножко отойти в сторону и просто вспомнить историю того, как я встретился с этим текстом. Потому что этот текст (и, наверное, это в каком-то смысле неслучайно — то, что я оказался здесь сегодня) для меня явился абсолютно таким, что ли, краеугольным камнем в поэтической практике моей. То есть для меня этот текст является самым важным, наверное, в русской поэзии. Ну, это лично для меня. А вот как с ним произошла моя встреча. Я в 1987 году случайно на улице встретился с Германом Лукомниковым, у которого тогда было прозвище Бонифаций, и мы с ним нашли друг друга, что называется, встретились два одиночества, и стали ходить друг к другу в гости. И вот как-то раз он позвал меня в гости. Я пришел к нему и что-то стал ему рассказывать о каких-то своих невероятных впечатлениях от поэзии Даниила Хармса. На что, выслушав меня, помрачневший слегка Бонифаций сказал: «Ну понятно, да, Хармс веселый, весело тебе. А вот знаешь ли ты такого поэта Введенского?» Я говорю: «Нет, не знаю, а кто это?» И он откуда-то достал такой… сейчас уже наверное не все знают, что это такое, — такую самиздатовскую распечатку, переплетенную в переплетной мастерской. 

Герасимова: У меня такая есть до сих пор.

Дельфинов: Да, он потом у меня такую забрал. …Значит, распечатку заграничного издания Введенского.

Герасимова: Ardis’овского издания Мейлаха и Эрля, давайте отметим это. 

Дельфинов: Да, именно это. И дал мне его почитать. И я пошел домой, открыл — и читал всю ночь. И там я вычитал вот эту «Элегию». И тут случилось со мной, наверное, то, что в дзен-буддизме называется просветлением. Потому что у меня вдруг (сейчас об этом трудно вспоминать… в смысле, можно вспоминать, но в тот момент это было чисто психоделическое переживание) повернулось мироощущение. Я до этого… Я вообще отношусь по своей природе к людям, живущим с психическими особенностями, и страдаю повышенной депрессивностью. Конкретно в тот момент я переживал такой вот депрессивный период. И в этом тексте вдруг — который вроде бы о смерти, вроде бы такой довольно мрачный, — для меня, во-первых, политическая часть вдруг возникла. Потому что я увидел в этом прощание со старой системой, я увидел, что уходит старый мир, приходит новый мир какой-то, мы впереди видим некий новый мир. А уходил Советский Союз в этот момент.

Герасимова: Куда?! 

Дельфинов: А?

Герасимова: Куда это он? Что-то рановато куда-то он пошел. 

Дельфинов: Что значит рановато? В этот момент это происходило.

Герасимова: А, в момент твоего прочтения?

Лейбов: Конечно.

Дельфинов: Да-да, в 1987 году это происходило. В этот момент это наложилось на текст. Когда-то мой дедушка, поэт Савелий Гринберг, который дружил с Харджиевым, кстати (опять происходит некое такое…), сказал мне, что у гениального поэта в текстах есть всё. Вот у Введенского тоже есть всё. У него в тексте есть и уход Советского Союза тоже.

А второй момент — мой личный. Потому что я вдруг вместе с этим текстом прошел сквозь смерть и вышел в новое пространство жизни. И вдруг мне стало ясно, что в этом ощущении безысходности можно обнаружить выход: именно там, именно в том месте. Как вот говорят: перед рассветом самая темная часть. Вот примерно что-то в этом духе. После этого я начал практиковать совершенно другие… по-другому совершенно писать тексты. И в конце концов я пришел к тому, что (сейчас я уже закончу) я на протяжении нескольких лет писал тексты обэриутов. Я их сам придумывал. То есть я специально писал тексты в такой же поэтике, пытаясь создать, не копируя обэриутов, а пытаясь в этом тексте, в этой поэтике создать свое. И в какой-то момент…

Герасимова: Записывал?

Дельфинов: Ты не помнишь, Аня? Потому что в какой-то момент я передал тебе машинопись.

Герасимова: А у меня есть.

Дельфинов: …С письмом таким, что…

Герасимова: Оно не обэриутское — оно чисто дельфинское.

Дельфинов: Да-да, безусловно. Но я передал с письмом: посмотрите, пожалуйста.

Герасимова: Есть у меня это всё. Я тебе могу продемонстрировать.

Дельфинов: На этом я хочу закончить. Я хочу сказать, что встреча с… Возможно, для совершенно других уже поколений, для молодых людей, которые читают Введенского, это тоже может сыграть такую роль. Потому что в этом тексте соединяются современность, прошлое и будущее, и через смерть ты выходишь к жизни. Спасибо.

Лейбов: Вообще-то, действительно это очень забавно. Аня обещала, что она будет «Бабой-Ягой» и «будет против», а мы все говорим примерно об одном и том же. По-разному расставляя акценты, мы говорим об одном и том же. Посмотрим, о чем нам Лёня скажет. Пожалуйста, Леонид Валентинович. Мы вас слушаем.

Фёдоров: В отличие от всех, я поэзию понимаю плохо. Но с Введенским странная история произошла с самого начала. Потому что в 1987 году я выписывал газету «Смена» в Питере. Выписывал я ее исключительно из-за того, что на последней странице была статья про Ленинградский рок-клуб, который я тогда обожал… Забыл фамилию журналиста, который писал все эти статьи. Там обсуждались эти собрания гениальные, на которых я присутствовал, кстати. А в конце, на последней странице, была поэтическая — отдельно от этой истории — колонка, в которой публиковались какие-то стишки современных поэтов. И вдруг я там читаю стихотворение. Я не помню какое. Но это Введенский был.

Герасимова: Сейчас посмотрим. Ты говори, говори.

Фёдоров: Я очень долгое время считал, что это Володя Эрль опубликовал, но это опубликовал какой-то его приятель. Так как Введенский был запрещен, он так просто взял и опубликовал, никто ничего не заметил. А я специально впервые — это первый и последний раз в жизни — вырезал это стихотворение, отнес Озерскому, моему другу и соавтору, с которым мы тогда уже вовсю сочиняли песни. Я говорю: «Слушай, Дим, представляешь, есть какой-то Саша Введенский (газета-то питерская, я думал, какой-то наш чувак, я думал, что современник какой-то!). Есть какой-то Саша Введенский, который думает так же, как мы с тобой!» О Хармсе мы уже, естественно, слышали, уже всякие стишки его ходили в списках. А Введенского я вообще не знал… Я просто отнес — и всё. Говорю: «Круто бы познакомиться! Кайфовый чувак, смотри! Как мы. Голова такая же!» Потом я надолго это забыл и вообще не вспоминал. И не знал. А потом уже, лет через пять, я познакомился с Володей Эрлем (благодаря Хвосту, кстати), мы беседовали с ним, я с ним очень плотно дружил довольно большой период времени. И, собственно, они издали Введенского, этот первый двухтомник. И так как я поэзию особо не читал и, в общем, ею никогда не увлекался, он у меня довольно долго лежал, вплоть до какого там… 2005 года, наверное. Ну, неважно. Суть в другом. То есть, в принципе, когда я начал (опять же — случайность, я не специально всё это делал) придумывать еще первый «Безондерс», я вдруг понял в какой-то момент, что я могу спеть его всего. Не потому, что он… Я могу сказать для меня как для музыканта важную вещь: Введенский — который не любил музыку, надо заметить, вообще — обладает удивительной музыкальностью. Удивительной.

Герасимова: Делал вид на самом деле, что не любил.

Фёдоров: Может быть, он делал вид.

Герасимова: Притворялся.

Фёдоров: Нет, ну я на самом деле массу людей знаю, образованнейших и умнейших, которые к музыке… Более того, я мало людей знаю, которые могут… Таких вообще единицы, с которыми можно вообще обсуждать музыку в принципе. Даже среди тех музыкантов мало таких. Но неважно. Здесь, во-первых, Хармс, который обожал музыку, сам играл прекрасно, между прочим, который абсолютно, на мой взгляд, немузыкальный. Если б не мой израильский друг Игорь Крутоголов, то я бы никогда не занялся Хармсом. Потому что мне бы в голову не приходило это петь, я считаю, что это абсолютно не музыкальные тексты. Хотя они как раз — в отличие от Введенского — чисто лирического характера… Он чисто лирический поэт. 

Есть вещь, которая меня всегда волнует. То есть я считаю, во-первых, что ни фига подобного: песня — это никакая не лирика, и, в общем-то, давно доказано это. Первые песни — это были эпосы. Более того, могу сказать, что вся Библия, Талмуд — они пелись. То есть это было устное творчество. Более того, Волохонский, который переводил, собственно, псалмы, мне рассказал вот что. Он говорит: в изначальном тексте на иврите очень много вещей (собственно, в Библии), которые типа «Ob-La-Di, Ob-La-Da». Там очень много вещей, связанных с… То, что делал Хлебников потом: то есть каких-то припевок… То есть это устно доносилось, чтобы люди могли понять. Чтобы людям было легче воспринять.

Герасимова: И запомнить, что важно. Запомнить.

Фёдоров: Конечно. Но удивительно другое: в греческом переводе Библии — только 50… 30 % от того, что… То есть там уже этого практически нет. В русском переводе этого нет вообще. Понимаете, да? Соответственно, текст совсем по-другому звучит. 

Могу еще сказать одну вещь, которая отнесет нас вообще в другую историю. У меня есть друг, который меня сподвиг на «Безондерс». Он ездил в Индию, в такие места, в которых белый человек вообще не появляется. И в какой-то деревне он нашел библиотеку, в которой сидел чувак. Деревню, в которой никто не говорит даже по-английски, какой-то свой говор, у них там этих языков… И чувак изучает старые тексты на санскрите, эти свитки у него лежат. И в том числе они говорили про «Бхагавад-гиту», все эти старые тексты санскритские. И он говорит, что удивительным образом сами индусы для того, чтобы изучать эти тексты, год учатся пению! То есть текст, который переведен на русский язык, вообще никакого отношения не имеет к тому, что написано там. Это скучнейшая фигня. А там очень много вещей, построенных только на звуке. Например, есть целые главы, в которых заложен смысл, это эпос. Но есть, например, глава, просто пародирующая пение какой-то определенной птицы, звуково. Это совершенно фантастическая история, на мой взгляд. 

И я могу сказать, что мне бросилось в глаза в «Элегии». Первое, что я увидел… Ну, у нас был этот сборник, и моя жена Лидочка, значит, говорит: смотри, можно вот это сделать, можно вот это. Она мне предлагала тексты. А я начинаю: вот «Элегия». Понятно, что хотелось сделать «Элегию». И я понимаю: длинный очень текст, как его вместить-то? А потом произошла очень простая история. Я понял: всё заложено, вся музыкальность заложена в самом эпиграфе. Телега. Это движение телеги. Он едет — и вот это движение. Я просто хотел передать движение. Она же не катится ровненько, она переваливается, она скрипит, то есть у нее есть некая задвижка. И поэтому 7/8, которые у меня там заложены, — это оно и есть, некий сдвиг: постоянно возобновление, постоянно падение. Там очень четко построенный, очень музыкальный текст… как голос. Весь текст построен как синусоида — вниз-вверх, вниз-вверх, вниз-вверх. Всё. То есть для меня вопрос решился: там три аккорда, ну, четыре, хорошо. Для меня это был чисто музыкальный опыт. Мне было интересно.

Я, на самом деле, довольно много песен написал на стихи Введенского. Не считаю, что эта одна из лучших. Но она так вот сделалась. И потом, понимаете, я давным-давно отношусь к тексту — с самого начала, как только начал писать, — как к звуку. Чем меня так поразил Хлебников в свое время. Ну, как Хвост мне открыл его. Потому что на самом деле, когда Хвост предложил делать Хлебникова, еще «Жильца вершин», я отнесся к этому отрицательно. Потому что я вообще не понимал, почитал — и думаю: как можно это вообще петь? А потом произошла такая история. Мы ехали с ним в поезде из Питера в Москву и всю ночь просидели в ресторане, водку пили, и он мне читал Хлебникова. И Хвост читает потрясающе, надо заметить. Читал. И я вдруг понял, как звучать. То есть я вдруг понял, что можно сделать. То есть ничего не надо… вот музыка. Мы музыку написали, придумали с «Аукцыоном», наверное, дня за два. Просто потом в студию сели и просто записали. Писали довольно долго уже по тем временам. Но суть не в этом. Суть в том, что для меня всегда значение имеет звук и ритм. 

У меня же была такая попытка, кстати, я могу сказать насчет других поэтов. У меня была попытка одна: у меня такой альбом есть, «Романсы» называется, в котором я пытался сделать текст (музыкальный текст, я имею в виду), хотел собрать моих любимых, собственно, и значимых поэтов, которые мне нравились (и даже которые не нравились, но всё равно хотел спеть), которые имели хотя бы намек на музыку. Хотя бы упоминание, как у Заболоцкого, каких-то там — я не помню уж кого — музыкантов, например. Я хотел сделать такой набор песен из разных поэтов, живущих или умерших, в основном, умерших уже всех, у которых упоминается это.

Остались у меня только Хвост и Введенский. Альбом получился из двух людей, авторов. Потому что все остальные — и Заболоцкий в том числе, и Бродский, и Олейников (хотя Олейников в меньшей степени, но у Олейникова там с музыкой очень странно всё), и Хармс…То есть многих я пытался спеть. Ничего не получалось! Я сначала не мог понять, почему. Потом — уже прошел год, наверное, — я осознал, в чем проблема. Проблема в одном: они все, и Заболоцкий в том числе, и все остальные, кроме двух, на мой взгляд, точнее, трех… ну, четырех, хорошо, четырех поэтов, которые не останавливаются ни-ког-да. 

Первый — это Хлебников, конечно. Хлебникова спой хоть наоборот! У него энергия не уменьшается, у него нет начала и конца, он просто бесконечен. Второй такой же — это именно Введенский. Его любой текст абсолютно не заканчивается,  бесконечность, его можно зациклить просто. Любой. Можно наоборот прочитать. Там нет конца. И поэтому музыку делать — для меня это благодатно. Потому что на самом деле все остальные… Ну, Хвост как продолжатель. Волохонский, наверное, ближе тоже. Но у него очень сложные тексты, иногда очень примитивные. И он тоже скатывается в классику в какой-то момент. Но эти два чувака — Хлебников и Введенский — они бесконечны. Поэтому музыку делать очень просто. Она сама тебя ведет. Ты можешь ничего не придумывать. Не надо придумывать аранжировку. Потому что любой другой текст того же Бродского, того же Заболоцкого — ты придумал куплет, а дальше-то что? Понимаете? А всё уже сказано. Дальше просто идет некое то же самое… А эти ни фига не кончаются, нет «того же самого», эти просто бесконечны. И поэтому ты можешь взять простую тупую музыку. Поэтому к этим текстам я всегда относился как к гениальному музыкальному инструменту. Что Хлебников, что Введенский. Просто для меня это еще один инструмент. 

Более того, когда я их делал, я даже в смысл не вслушивался. Со многими текстами Озерского то же самое. Поется всё отлично, летит с языка, всё супер. Потом он говорит: давай здесь поменяем. Я говорю: да. А я, говорю, уже привык… Ну, иногда что-то меняем, иногда не меняем. Потому что я говорю: ты знаешь, а мне так больше нравится, потому что с языка летит. А этот не летит. Хотя вроде там смысл точнее. Я считаю, что они, может быть, первые, кто осознал, что такое иррациональность. Скажем, текст Пушкина для меня удивителен в том, что там всегда есть нечто, что звучит. Ты не понимаешь, как это возможно: потому что вроде всё понятно, очень всё просто, — но он звучит. Другое стихотворение тот же Мандельштам пишет или Ахматова — а оно мне не звучит. Потому что всё это не в языке! Это на самом деле всё здесь, в голове. А там не голова! Там есть некое «за». А эти просто еще осознали, что есть некое «за». И первый, конечно, это делал Хлебников. Его стихи поэзией сложно назвать даже поэтому! Там филигранные рифмы, я понимаю, как-то уже немножко ориентируюсь в этом. Но сейчас смысл намного глубже, чем слова. И для меня это интереснее в сто раз. И в принципе я сам себя заставил остановиться и не спеть Введенского всего… Потому что я понимаю, что так можно совсем с ума сойти.

Я могу рассказать еще такую историю. Говорилось о том, что это про смерть стихотворение. Ничего подобного. Для меня это абсолютно светлые стихи про жизнь, про ощущение живого существа в мире. И они еще очень… никто на эту тему не говорил, но я считаю, что это удивительные, очень православные стихи. Это высокая духовная поэзия, на мой взгляд. Самые, кстати, страшные из них. «Везде, возможно, Бог» — я считаю, что это просто что-то фантастическое. Как иконопись. Для меня это абсолютно вещь вне эстетики. Там нет аранжировок, я не пытался… давно, кстати, уже не пытаюсь. Для меня в музыке, конечно, интереснее то, о чем говорила Аня: случайность. Случайность — это только на земле, у Бога ее нет. И поэтому я считаю, что да, они обогнали время, более того, я думаю, что никто их не догнал. Более того, все говорят, что мы что-то понимаем — да ни хрена мы не понимаем… Но удивительно другое. Если вернуться к Александру Введенскому — я никогда не думал, что это какой-то авангард. Это понятная поэзия. Внутренняя энергия. Там есть некая вещь, которая отличает чисто музыкально… Я могу сказать, что он поразительно музыкальный в смысле слова. Когда мы с Димкой Озерским или с Сашей Дельфиновым делали переводы Блэйка, то я всё равно слышал некие слова, некие звуки, которые меня не то что не устраивали… Я чувствовал, что это что-то рядом, но… Видимо, именно те слова, которые являются какими-то смысловыми. «Чай» — это чай. Потому что для меня «чай» — это «чай», этот Ч, этот летящий звук и еще, к тому же, очень мягкий. Поэтому я не очень думаю, что это «поэзия».

А, кстати, могу еще такую интересную штуку сказать. Хвост считал, что лучший русский поэт XX века — это Введенский, а Волохонский считал, что Заболоцкий, обожал Заболоцкого. И сами они, кстати, думали, что они продолжатели именно хлебниковской традиции. Хвост мне вообще такую вещь про Хлебникова сказал: есть три эпохальных поэта за всю историю поэзии: первый — Гомер, второй — Данте, третий — Хлебников. Это не просто великие и гениальные. Есть, говорит, гениальные поэты, а вот есть три эпохи. Волохонский тоже ему вторил. На Западе появился Джойс, но он не поэт. Не было ни одного поэта и не стало поэта равнозначного и такого же хотя бы, ну, или в той же традиции, что Хлебников. Не было. Это действительно удивительно.

Лейбов: Нас, кстати, поздравляет Лана Рыбакова… Сейчас, Ань, у нас времени очень мало, я должен…

Герасимова: Я быстро!

Лейбов: Я должен все-таки вопросы задать.

Герасимова: У меня по поводу два замечания маленьких, маленьких, два маленьких! 

Лейбов: Сейчас, подожди. Я передам поздравление со вчерашним 85-летием Волохонского. Нас поздравляют, и я думаю, что это для разговора о Введенском удачно. А Заболоцкий — Заболоцкий, наверное, пришелся бы лучше, да. Волохонскому было бы приятнее. Но нормально, нормально. Да, Ань, пожалуйста.

Герасимова: «Александр». А во-вторых, я нашла и с радостью расскажу, что публикация в «Смене» — это 14 апреля 1990 года. Там было три стихотворения: «Мир», «Гость на коне» и «Мне жалко что я не зверь».

И еще одно маленькое замечание насчет музыки. Введенский как обогнавший свое время просто не дождался той музыки, которая была бы ему по-настоящему интересна. Я думаю, что, допустим, «King Crimson» он вполне бы оценил. Что касается пения музыки и всего с этим связанного. Когда на нас начинают на электрических концертах кричать, что не слышно слов, я прихожу в полное бешенство, показываю факи, могу даже кого-нибудь ударить, если бы подошли поближе. Потому что музыка главнее, чем текст. Особенно когда речь идет о песне. И в данном случае я с Лёней полностью солидаризируюсь и обнимаюсь. И, между прочим, в прочитанном сейчас стихотворении есть про музыку: «…и даже музыки гуденье / не избежит пучины». То есть Введенский музыку не не любил — он ее очень высоко ценил, для него музыка — это важно. А помните, еще в другом месте:

В искусстве музыке творец 
десятое значение имеет, 

он отвлеченного купец,
в нем человек немеет.

И так далее. Это «Зеркало и музыкант». То есть музыка для Введенского — очень важная вещь. Всё. Я снимаю свою кандидатуру. Извините. Я всё сказала.

Лейбов: Аня разоблачила себя. Она действительно не только издатель и литературовед.

Герасимова: А я особо не облачалась, в общем-то.

Лейбов: Ну это я, ладно, меня, разоблачила, меня.

Герасимова: Я не литературовед. «…жена литературоведа, сама литературовед» — только в этом контексте возможно…

Лейбов: Тогда я и Дельфинова тоже разоблачу. Аня, тебя рекламировать как «Умка и Броневичок»?

Герасимова: «Броневичок» называлась наша группа до 2005 года.

Лейбов: Да, да, очень давно, не тем не менее это памятно.

Герасимова: Сейчас называется «Умка и новый состав». Всё в порядке. Уже никто не боится.

Лейбов: Хорошо. Тогда Аня «Умка» Герасимова сегодня с нами была, Александр Дельфинов, представляющий группу «Jah Division».

Герасимова: Здрасьте!

Лейбов: И Леонид Фёдоров, «АукцЫон». 

У нас есть еще время. Лёнь, вопрос: как ты придумал спеть «Эй, слуги огня!» перед… зачем тебе? Как это получилось? Почему ты поешь этот фрагмент перед «Элегией»?

Фёдоров: Опять же, это чисто музыкальное. Мне казалось, что нужно такое, чтобы не превратить это всё в «песню акына». Мы же делали… То есть я делал, точнее, это была моя сольная история. Я же просто исходил из того, что это будет завершающий трек. В начале у меня там «Весна», там часть текста Озерского, часть — Введенского. Я хотел некую сделать… Это абсолютно интуитивная вещь, к которой я подхожу, я делаю то, что кажется мне важным сейчас, и поэтому было так сделано. Я не знаю, почему. Там нет ничего придуманного. То есть я ничего не придумывал.

Лейбов: И еще Лана Рыбакова, которая поздравила нас с днем рождения Волохонского, спрашивает, как ты придумал: сначала мелодию на «Весну» или на «Элегию»? Или одновременно?

Фёдоров: Нет, это я не помню даже. Точнее, там было так. Я смотрел разные тексты, и не помню, что придумалось сначала. Но вдруг вот возник… Я не знаю. Не могу сказать. Мне кажется, «Элегия» все-таки была вначале. А потом я нашел и этот еще текст. А потом возник текст Озерского, который написал мне еще текст на эту мелодию свой, и я подумал как-то их объединить. Опять же, я собирал это так, чтобы как-то у меня это всё в голове само умещалось. Я не знаю. Отчета я себе не отдавал, если честно.

Герасимова: Можно еще один очень важный момент?

Лейбов: Да, Аня.

Герасимова: Потому что никто из нас этого не сказал. Получилось, что Введенский важнее для людей, которые в роке находились, чем даже для людей, которые в поэзии. И я хочу упомянуть еще одного человека, для которого Введенский был любимейшим поэтом. Это Егор Летов.

Фёдоров: Ну да, ну да…

Герасимова: При том что тексты Егора Летова, конечно, не являются продолжением текста Введенского. Но огромное внутреннее влияние Введенский на него оказал, и Летов неоднократно об этом говорил. Мне кажется, что мы просто обязаны его упомянуть здесь. 

Лейбов: И связанный с этим вопрос тоже от Ланы Рыбаковой. Кто пел еще Введенского до Лёни? 

Герасимова: Давайте не будем, может? Нет? 

Лейбов: Нет, ну пожалуйста.

Герасимова: Я не пела, упаси бог. Но у Лёни хотя бы удачно получилось. А были многие люди, которые делали это крайне неудачно.

Лейбов: Ладно, будем считать, что никто не пел.

Спасибо большое. Мы исчерпали свой лимит, не исчерпав внимания участников, которые стойко оставались с нами.

[Роза Паркс, Роберт МакКоли-младший, Фред МакКоли и Ардис Коттон]

Предметы коллекции Розы Паркс, хранящиеся в отделе рукописей

Библиотека Конгресса предоставляет доступ к рукописям в Библиотеке Конгресса в образовательных и исследовательских целях и не дает никаких гарантий относительно их использования для других целей.

Ответственность за проведение независимой юридической оценки предмета и получение всех необходимых разрешений в конечном итоге лежит на лицах, желающих использовать предмет.

Письменное разрешение владельцев авторских прав и / или других прав (таких как права на публичность и / или неприкосновенность частной жизни) требуется для распространения, воспроизведения или другого использования защищенных объектов сверх разрешенного добросовестным использованием или других законодательных исключений. Может быть контент, защищенный законами об авторском праве или смежных правах других стран.

Предметы коллекции Розы Паркс, хранящиеся в Отделе эстампов и фотографий

Библиотека Конгресса не владеет правами на материалы в своих коллекциях.Таким образом, он не лицензирует и не взимает плату за разрешение на использование таких материалов и не может предоставить или отказать в разрешении на публикацию или иное распространение материала.

В конечном счете, исследователь обязан оценить авторские права или другие ограничения на использование и получить разрешение от третьих лиц, когда это необходимо, перед публикацией или иным распространением материалов, найденных в фондах Библиотеки.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании визуальных материалов в этой коллекции, которая находится в Отделе эстампов и фотографий, а также о доступе к оригинальным визуальным элементам см .: Коллекция Розы Паркс — Информация о правах и ограничениях

  • Консультации по правам : Публикация может быть ограничена.Для получения общей информации см. «Визуальные материалы из статей Розы Паркс …» https://www.loc.gov/rr/print/res/689_park.html.
  • Репродукционный номер : LC-DIG-ppmsca-47252 (цифровой файл из оригинала)
  • Телефонный номер : ЛОТ 15045, № 253 [элемент] [P&P]
  • Консультации по доступу : Используйте цифровое изображение.Оригинал подается только по предварительной записи, так как материал требует особого обращения. Для получения дополнительной информации см. Https://www.loc.gov/rr/print/info/617_apptonly.html.

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно. (Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов вне Библиотеке Конгресса США из-за соображений прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность. Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства целей публикации.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования. Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Товар оцифрован? (Слева будет отображаться уменьшенное (маленькое) изображение.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В качестве меры по сохранности мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.
  2. Указывают ли указанные выше поля Консультативного совета по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюру изображения или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

621 Ardis AVE, Сан-Хосе, Калифорния 95117 | В среднем

🧡
  1. Дома
  2. Калифорния
  3. Сан-Хосе
  4. Линхейвен
  • 3 кровати
  • 2.5 ванны
  • 2,441 кв. фут
  • 8 024 кв. фут
  • $ 696 за квадратный фут
  • 1954 г. строить
  • на месте

Красиво отремонтированный дом для семей из нескольких поколений. Кухня открытой планировки, столовая / гостиная. На кухне есть газовая плита с 6 конфорками / сковородой, холодильник для вина, встроенная микроволновая печь, холодильник с французской дверью и раковина в центре острова. Паркетные полы и жалюзи Levolor с дистанционным управлением в гостиной.Полные и 1/2 ванные комнаты на первом этаже с большими спальнями. Внутренняя прачечная. Просторный главный люкс наверху с двойной раковиной, паровым душем и специально разработанной гардеробной. Наверху есть дополнительная бонусная комната (йога, домашний офис, семейная комната) или это может быть 4-я спальня. Практикуйтесь в игре в гольф в перерывах между встречами с зумом на лужайке для гольфа с 4 лунками на заднем дворе. Дерн, не требующий особого ухода. Большой внутренний дворик для проживания на открытом воздухе. Этот дом создан для вашего комфорта и является оазисом в городе.Удобно расположен по отношению к магазинам, паркам и всем основным транспортным маршрутам. Районы начальной и средней школы Campbell Union. Запланировать частный показ

Объявление любезно предоставлено MLSLISTINGS / Нэнси Маквильямсон / Intero Real Estate Services

Последний раз проверено: Проверка… • Последнее обновление: 3 мая 2021 г. • Источник: MLSLISTINGS

Как лицензированный брокер по недвижимости, Estately имеет доступ к той же базе данных, которую используют профессиональные риэлторы: Служба множественного листинга (или MLS).Это означает, что мы можем отображать все объекты недвижимости, перечисленные другими брокерскими компаниями-членами местной Ассоциации риэлторов, за исключением случаев, когда продавец потребовал, чтобы объявление не публиковалось или не продавалось в Интернете.

MLS широко считается самым авторитетным, актуальным, точным и полным источником недвижимости для продажи в США.

Estately обновляет эти данные как можно быстрее и передает нашим пользователям столько информации, сколько разрешено местными правилами. Estately также может отправлять вам обновления по электронной почте, когда на рынке появляются новые дома, соответствующие вашему запросу, изменяются цены или подписываются контракты.

MLS № 81823807 — Сообщить о проблеме

Удобства и налоги

Здание

Год постройки:
1954
Возраст:
66
Тип:
Обособленный
Подкласс:
Дом на одну семью
Кровля:
Композиция
Фундамент:
Бетонный периметр и плита
Нет рассказов:
2
Структура SqFt:
2441
Структура кв.футов Источник:
Другое

Интерьер

Кухня:
Варочная панель — газ, столешница — гранит, посудомоечная машина, вывоз мусора, остров, остров с раковиной, микроволновая печь, духовка — встроенная, кладовая, холодильник, холодильник для вина
Столовая:
Обеденная зона в семейном номере
Семейный номер:
Комбинированная кухня / семейный номер
Доп. Комнат:
Бонус / Комната для хобби, Кабинет / Кабинет / Офис
Камин:
Есть
Камины:
Дровяное печь
Напольное покрытие:
Ковер, твердая древесина, плитка

Размеры комнаты

Жилая площадь
2441

Место расположения

Перекрестная улица:
Мурпарк
Городские границы:
Есть

Недвижимость

Участок:
0.1842
Размер участка Мин. Площадь:
8024,00
Номер посылки:
299-42-058
Зонирование:
R1
Ограды:
Дерево
Лошадь Имущество:
двор / участок:
Задний двор, балкон / патио, засухоустойчивые растения, огорожен, низкие эксплуатационные расходы, оросители — лужайка, навес / строение для хранения

Листинговый агент

Контактная информация:
Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть информацию
Контактная информация отсутствует

Налоги

Код объекта
81823807

Кровати

Всего:
3
Спальни:
Спальня на первом этаже, главный люкс / убежище, более одной спальни на первом этаже, гардеробная
Кроватей Макс .:
3
Кровати Мин .:
3

Ванны

ванные комнаты с туалетом:
2
Полу-ванные:
1
Характеристики ванной комнаты:
Полный на первом этаже, половина на первом этаже, душ над ванной — 1, потолочное окно, паровой душ, плитка, обновленная ванна

Листинг

Дополнительная информация о листинге:
Не применимо
Разрешены автоматизированные оценки:
1

Отопление охлаждение

Методы охлаждения:
Нет
Методы нагрева:
Центральный принудительный воздух

Утилиты

Коммунальные услуги:
Коммунальные предприятия
Канализация / септическая система:
Канализация — общественная
Источники воды:
Счетчик воды индивидуальный

бытовая техника

Прачечная:
Стирально-сушильная машина

Сообщество

Удобства Разное.:
Skylight, Гардеробная
Бассейн:
ТСЖ:

Стоянка

Описание и доступ:
Пристроенный гараж
Гараж:
2
Гараж:
2
Гаражных мест:
2

Школы

Рейтинг Детали

Начальная школа Линхейвен

Средняя школа Монро

Средняя школа Дель Мар

Показать больше

Баллы в GreatSchools выставляются по шкале от 1 до 10, где 10 выше среднего.

Сферы школьных услуг не являются окончательными и должны использоваться только в качестве руководства. Рейтинги GreatSchools предоставлены www.greatschools.org

Риск наводнения

Flood Factor® предоставляет исчерпывающую информацию о рисках наводнений, связанных с дождем, реками, приливами и штормовыми нагонами, и учитывает, как будущий риск наводнений меняется с течением времени из-за изменения окружающей среды.

Фактор наводнения — это оценка от 1 до 10, от минимального до экстремального , который говорит вам о потенциальном риске затопления собственности хотя бы один раз в течение срока 30-летней ипотеки.

Данные о рисках наводнений предоставлены Flood Factor®, продуктом First Street Foundation®. Модель фактора наводнения предназначена для приблизительного определения риска наводнения и не предназначена для включения всех возможных рисков наводнения.

Посмотреть полный отчет на FloodFactor.com
Вероятность наводнения с течением времени
год вероятность
1 год 3%
5лет 16%
10лет 28%
15лет 38%
20лет 46%
25лет 54%
30 лет 60%

Поскольку риск накапливается со временем, это свойство имеет а 60% вероятность наводнения в течение следующих 30 лет.

Предоставлено Flood Factor®

Страхование от наводнений

Рекомендовано: По оценкам MassiveCert, эта собственность находится в зоне D FEMA, что означает, что страхование от наводнения рекомендуется, но не требуется.

Получите мгновенную расценку на страхование

Исследуйте окрестности

Моя поездка

WalkScore®

49 — Автомобиль-зависимый

Предоставлено WalkScore® Inc.

Оценка ходьбы — это самый известный показатель проходимости по любому адресу.Это зависит от удаленности от множества близлежащих сервисов и удобства для пешеходов. Баллы за ходьбу варьируются от 0 (зависимость от машины) до 100 (рай ходока).

Soundscore ™

68 — Умеренный

Предоставлено HowLoud

ГромкоУмеренно Тихо

Soundscore — это общая оценка, учитывающая трафик, активность в аэропорту и местные источники. Оценка Soundscore — это число от 50 (очень громко) до 100 (очень тихо).

Индекс загрязнения воздуха

46 — Умеренный

Предоставлено ClearlyEnergy

ХудшееСреднее Лучшее

Индекс загрязнения воздуха рассчитывается по округам или городам с использованием данных за последние три года.Индекс оценивает округ или город по шкале от 0 (лучший) до 100 (худший) в Соединенных Штатах.

Максимальная скорость интернета

AT&T Fiber

Предоставлено BroadbandNow®

Посмотреть полный отчет

Это максимальная заявленная скорость интернета, доступная для этого дома. Менее 10 Мбит / с относится к более медленному диапазону, а все, что выше 30 Мбит / с, считается быстрым. Для более активных пользователей Интернета некоторые планы позволяют использовать скорость более 100 Мбит / с.

История продаж

Дата Событие Источник Цена % изменение

14.01.21

14 янв.2021 г.

В ожидании МОСТ 1 599 000 долл. США

01.01.21

1 янв.2021 г.

Зарегистрировано / Активно МОСТ 1 599 000 долл. США

31.12.20

31 декабря 2020 г.

Зарегистрировано / Активно MLSLISTINGS 1 599 000 долл. США

Подробнее

К сожалению, нам не удалось получить дополнительные данные для этого ресурса.Пожалуйста, повторите попытку позже!

Дополнительная история недоступна

Если для этого свойства будут добавлены новые записи, мы расскажем о них здесь.

Хотите увидеть этот дом?

Запланировать бесплатный тур


Присылать мне обновления по электронной почте

Спасибо!

Мы создали вашу учетную запись — проверьте свою электронную почту, чтобы установить пароль.

Мы сохранили это свойство для вас и сообщим вам по электронной почте, когда что-нибудь изменится.

Закрывать

Введите свой адрес электронной почты, чтобы создать учетную запись и получать обновления собственности.

63 Ardis Ln, Хендерсонвилл, Северная Каролина 28792 — MLS 3625031

Данные, относящиеся к недвижимости на этом веб-сайте, частично получены из программы обмена данными в Интернете. Брокеры стараются предоставлять точную информацию, но покупатели должны самостоятельно проверять любую информацию, на которую они будут полагаться в сделке. Все объекты недвижимости могут быть предварительно проданы, изменены или отозваны.Ни Coldwell Banker Realty, ни какой-либо брокер по листингу не несут ответственности за типографские ошибки, дезинформацию или опечатки, и они не должны быть полностью защищены от любого ущерба, возникшего в результате использования этих данных. Эти данные предоставляются исключительно для личного некоммерческого использования потребителями и не могут использоваться для каких-либо целей, кроме как для определения предполагаемой собственности, в покупке которой они могут быть заинтересованы. © 2021 Carolina Multiple Listing Services, Inc. Некоторые объявления были исключены с этого веб-сайта.

Границы © 2014-2018 Pitney Bowes Inc. Все права защищены.

Home Partners of America и A New Path to Homeownership являются зарегистрированными товарными знаками Home Partners of America LLC.

Coldwell Banker Realty и Guaranteed Rate Affinity, LLC имеют общую собственность, и благодаря этим отношениям брокерская компания может получить финансовую или иную выгоду. Вы не обязаны использовать Guaranteed Rate Affinity, LLC в качестве условия покупки или продажи любой недвижимости.Действует в штате Нью-Йорк как GR Affinity, LLC вместо юридического названия Guaranteed Rate Affinity, LLC.

Агенты по недвижимости, связанные с Coldwell Banker, являются независимыми торговыми партнерами по подрядчикам и не являются сотрудниками Coldwell Banker.

© 2021 Колдвелл Банкир. Все права защищены. Логотипы Coldwell Banker и Coldwell Banker являются товарными знаками Coldwell Banker Real Estate LLC. Система Coldwell Banker® состоит из офисов, принадлежащих компании, которые принадлежат дочерней компании Realogy Brokerage Group LLC, и франчайзинговых офисов, которые находятся в независимом владении и управлении.Система Coldwell Banker полностью поддерживает принципы Закона о справедливых жилищных условиях и Закона о равных возможностях.

Натали Ардис — Флорида-Кис Информация о РИЭЛТОРЕ

Натали родом из Мичигана и училась в средней школе Марафон, прямо здесь, во Флорида-Кис. Она прожила здесь 14 лет. После школы она училась в Университете Центральной Флориды со степенью младшего специалиста и посещает Юго-Восточный университет Нова, чтобы получить степень бакалавра по маркетингу.Присоединившись к Coldwell Banker Schmitt Real Estate Co. в 2010 году, она получила прекрасную возможность помочь другим найти свой райский уголок. Натали присоединилась к ведущему продюсеру в 2011 году в качестве помощника и юриста риэлтора. У Натали был большой опыт, когда она могла учиться у такого опытного агента. Ежегодно производство росло, и в 2013 году объем продаж команды составил 28,8 миллиона долларов, что является большим достижением в компании. Натали теперь самостоятельно вышла из офиса Marathon.Натали обладает энтузиазмом, энергией, страстью и общением, что действительно способно выделить ее в бизнесе с недвижимостью; «Моя работа заключается в том, чтобы мои клиенты получали наилучшие услуги и рекомендации». Цель Натали для продавцов — использовать маркетинговую программу Coldwell Banker Schmitt «Каждый день до тех пор, пока он не будет продан», чтобы предложить продавцам лучшие условия и цену для своего дома. Для покупателей это означает их обучение и демонстрацию ключевого образа жизни.

Жизнь в ключах Натали полностью испытала стиль жизни ключей, наслаждаясь всем, что он может предложить.Натали живет в средних ключах со своим мужем Джошем Ардисом, капитаном 61-футового «Викинга», дочерью Кейлин и их двумя Ши-тцу, Буббой и Оди.

Она любит рыбалку, дайвинг, волейбол, шоппинг, гольф, бег, путешествия, проводить время с друзьями и семьей и наслаждаться закатом с бокалом хорошего вина. Натали — активный член Деловых и профессиональных женщин Марафона, Совета директоров Сети молодых профессионалов Благотворительного фонда Колдвелл Бэнкера Шмитта, Торговой палаты города Марафона, помощника тренера по волейболу в старшей школе Марафона, наставника по работе с детьми, марафона и младших классов. Ключи ассоциации риэлторов.«У Keys такое прекрасное чувство общности, что, когда кому-то нужна рука помощи, все сообщество делает шаг вперед, это, конечно же, одна из лучших вещей в этом месте, помимо рыбалки и дайвинга!»

Новое назначение для Энн Ардис

Делая объявление, Мейсон-провост С. Дэвид Ву сказал: «Мы очень рады, что Энн Ардис присоединилась к активному сообществу ученых Мэйсона. Она поможет создать захватывающее видение колледжа. Мне особенно нравится ее лидерство в междисциплинарных гуманитарных науках.Она расширит и обогатит интеллектуальное сотрудничество Мэйсона в университетском городке и будет способствовать развитию культуры разнообразия, инклюзивности и передового опыта среди преподавателей ».

«Я невероятно благодарен за возможности, которые у меня были в UD, — сказал Ардис, — и всегда буду дорожить своими друзьями и коллегами из UD и Ньюарка».

В UD в ближайшее время будет назначен временный старший проректор по высшему и профессиональному образованию.

Ардис была директором-основателем Междисциплинарного центра гуманитарных исследований UD, который поддерживает совместные междисциплинарные исследования и преподавание, а ранее она работала заместителем декана и заместителем декана в Колледже искусств и наук.

Она присоединилась к UD в 1989 году в качестве сотрудника английского отделения. Сферы ее исследований включают британскую литературу и культуру начала 20-го века, модернистские исследования и метаморфозы печатной культуры.

Ардис недавно закончил срок в качестве соредактора Модернизм / современность , официального журнала Ассоциации модернистских исследований (Johns Hopkins University Press). Она также является автором книг Модернизм и культурный конфликт, 1880-1922, (издательство Кембриджского университета) и новых женщин, новых романов: феминизм и ранний модернизм, (издательство Рутгерского университета).

Она получила степень бакалавра английского языка и политологии в Университете Канзаса, а также степень магистра и доктора английского языка в Университете Вирджинии.

Об университете Джорджа Мейсона

Университет Джорджа Мейсона — крупнейший государственный исследовательский университет Вирджинии, в котором обучаются 36 000 студентов из 130 стран и 49 штатов, включая округ Колумбия. За последние полвека он быстро вырос и известен своими инновациями и предпринимательством, разнообразием и стремлением к доступности.

Колледж гуманитарных и социальных наук Джорджа Мейсона занял 51-75 место в мире по последним оценкам Академического рейтинга мировых университетов, что ставит его впереди всех университетов Вирджинии и Вашингтона, округ Колумбия. Близость колледжа к Вашингтону, округ Колумбия, позволяет он должен служить ресурсом и перекрестком для все более взаимосвязанного мира, обеспечивая при этом расширенные возможности для изучения истории и культуры и решения глобальных политических и социальных проблем.

Некролог Ардиса Куклы — Дикинсон, Северная Дакота

ПОЖАЛУЙСТА, ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧИТАЙТЕ СЛЕДУЮЩИЕ УСЛОВИЯ ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДАННОГО ВЕБ-САЙТА (как определено ЗДЕСЬ). Используя этот веб-сайт, вы подтверждаете свое согласие с настоящими Условиями. Если вы не согласны с этими Положениями и условиями, НЕ используйте этот Веб-сайт (как определено в данном документе).

Настоящие Условия и положения регулируют использование веб-сайтов Book Of Memories («Веб-сайт»). и другие услуги (совместно именуемые «Услуги»).FrontRunner Professional («Компания», «мы», «нас», «наш») оставляет за собой право прямо в нашем по собственному усмотрению изменять, дополнять или модифицировать («изменения») все или часть настоящих Положений и условий в любое время и время ко времени по любой причине. Любые изменения в настоящих Положениях и условиях будут отмечены указанием даты, когда они Условия и положения были заключены в последний раз. Любые изменения вступают в силу не ранее, чем через четырнадцать (14) дней после их публикации; при условии, однако, что изменения, касающиеся новых функций Сервисов, или изменения, внесенные по юридическим причинам, будут иметь силу немедленно.Ваше использование или дальнейшее использование Услуг после даты вступления в силу любых таких изменений будет означать ваше явное согласие с измененными, исправленными или модифицированными Условиями.

Право на участие: Пользователи младше 18 лет не имеют права использовать Услуги без согласия. Пользователи в возрасте от 13 до 17 лет могут использовать Сервисы с согласия и под надзором родителя или законного лица. опекун, достигший 18-летнего возраста; при условии, однако, что такой родитель или законный опекун соглашается быть связаны настоящими Условиями, и соглашается нести ответственность за такое использование Услуг.Компания оставляет за собой право отказать в использовании Услуги кому угодно и отвергать, отменить, прервать, удалить или приостановить любую Кампанию, Пожертвование или Услуги в любое время по любой причине без обязанность.

Определения: В настоящих Условиях «Организаторы кампании» означают лиц, собирающих средства, и «Кампании» как их кампании по сбору средств. Кроме того, «Доноры» означают тех, кто вносит средства, и «Пожертвования» как средства, которые они вносят.Организаторы кампании, доноры и другие посетители Сервисов вместе именуются «Пользователи». Термин «Организаторы кампании» также включает в себя любое лицо (лица), указанное в качестве бенефициара Кампании.

Услуги: Услуги предлагаются в качестве платформы («Платформа») для пользователей Услуг. Помимо других функций, Сервисы предназначены для того, чтобы позволить организаторам кампаний публиковать кампании. Платформе для приема пожертвований от доноров.Хотя за создание кампаний плата не взимается, часть каждого пожертвования будет взиматься в качестве платы за наши Услуги и за оплату нашей третьей стороной процессоры. Компания оставляет за собой право изменять или прекращать, временно или постоянно, Услуги с или без уведомление. Вы соглашаетесь с тем, что Компания не будет нести ответственности перед вами или любой третьей стороной за любые изменения, приостановку или их прекращение.Компания не несет ответственности за удаление или невозможность хранения каких-либо данных или другого контента. поддерживается или загружается Сервисами. Если вы получаете доступ к Услугам через мобильное устройство, стандарт вашего оператора беспроводной связи обвинения, может взиматься плата за передачу данных и другие сборы. Кроме того, загрузка, установка или использование определенных Сервисов может быть запрещено или ограничено вашим оператором связи, и не все Службы могут работать со всеми операторами связи или устройствами.Используя Сервисы, вы соглашаетесь с тем, что мы можем общаться с вами в отношении Компании и других лиц с помощью SMS, MMS, текстовых сообщений или других электронных средств на ваш мобильное устройство и что определенная информация об использовании Услуг может быть передана нам.

Благотворительные пожертвования: Кампании не являются благотворительными организациями, в которые вы можете направлять благотворительные цели, не облагаемые налогом. взносы.Любое пожертвование, которое вы делаете через Платформу, может быть обработано неаффилированным деловым партнером, для которого разовая комиссия (в дополнение к нашему вознаграждению за работу с FrontRunner Professional). Вы понимаете, признаете и соглашаетесь с тем, что Компания не является благотворительность, Компания не требует благотворительных пожертвований для себя или сторонних благотворительных организаций. Компания просто выступает в качестве посредника по оплате любых пожертвований.

Только административная платформа: Службы являются только административной платформой. Компания просто выступает в качестве посредника по оплате любых пожертвований между Организаторами Кампании и Донорами, и не является стороной каких-либо соглашений между Организаторами Кампании и Донорами. Компания , а не брокер, агент финансовое учреждение, кредитор или страховщик для любого пользователя. Компания не контролирует проведение, или любую информацию, предоставленную Организаторами кампании, и Компания настоящим снимает с себя всякую ответственность в этом отношении.Мы прямо отказываемся от какой-либо ответственности за успех или результат любой Кампании. Доноры должны по своему собственному усмотрению принимать окончательное решение о внесении пожертвований на какие-либо кампании. Доноры несут исключительную ответственность за вопросы и расследование Организаторов Кампании и Кампаний. в той мере, в какой они считают это необходимым, прежде чем делать взнос. Все пожертвования делаются добровольно и по собственному усмотрению и на риск Доноров.Компания не гарантирует, что пожертвования будут использованы в качестве обещал. Компания не подтверждает, не дает гарантий, не делает заявлений и не предоставляет гарантий в отношении качества или качества, безопасность, или законность любой Кампании. Доноры несут единоличную ответственность за определение того, как обращаться со своими пожертвованиями для уплаты налогов. целей.

Нет проверки информации о кампании: Мы не проверяем информацию, которую организаторы кампании поставлять, и не гарантируют, что Пожертвования будут использованы в соответствии с какой-либо целью сбора средств, предписанной Организаторы кампании.Мы не несем ответственности за проверку того, используются ли пожертвования в соответствии с какими-либо применимые законы.

Ваши регистрационные обязательства: Вам может потребоваться зарегистрироваться в Компании, чтобы получить доступ и использовать определенные функции Сервисов. Если вы решите зарегистрироваться для использования Сервисов, вы соглашаетесь предоставлять и поддерживать достоверные, точные, актуальные и полная информация о самостоятельно в соответствии с запросом в регистрационной форме Служб.Организаторы кампании должны зарегистрироваться, используя свои истинные идентичности, включая их имя и любое изображение, предназначенное для изображения Организатора кампании. Регистрационные данные и некоторые Дополнительная информация о вас регулируются нашей Политикой конфиденциальности. Если вам меньше 13 лет, вы не имеете права использовать Услуги, с регистрацией или без нее. Кроме того, если вам меньше 18 лет, вы можете использовать Сервисы с регистрацией или без нее, только с одобрение вашего родителя или опекуна.Некоторые аспекты наших Услуг также могут потребовать от вас регистрации (и согласия с условиями) третьей стороны. поставщики услуг (например, обработчики платежей или обработчики благотворительных пожертвований) для использования таких Сервисов. Хотя в некоторых случаях мы можем помочь облегчить такую ​​регистрацию, мы не участвуем ни в каких таких отношениях и отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за исполнение таким третьим стороны.Мы можем обмениваться информацией с такими сторонними службами, чтобы облегчить предоставление Услуг (и связанных сторонних услуг).

Публичная демонстрация пожертвований: Доноры имеют возможность публично демонстрировать свои пожертвования для публики. просмотр или разрешить их информация, которая должна быть предоставлена ​​бенефициару (ям) Кампании. Чтобы детали вашего пожертвования оставались конфиденциальными, просто нажмите соответствующий флажок во время процесса пожертвования.Пожалуйста, ознакомьтесь с нашей политикой конфиденциальности для получения дополнительной информации о способах сбора, использования и хранения определенной информации о вас и вашем использовании Услуг.

Выплата пожертвований: Чтобы внести свой вклад в Кампанию, Доноры должны будут предоставить Компании информация о свою кредитную карту (например, VISA, MasterCard, Discover или American Express) или другой способ оплаты. Доноры представлять и гарантировать Компания сообщает, что такая информация верна и что Доноры имеют право использовать кредитную карту или способ оплаты.Доноры соглашаются с тем, что может применяться определенная минимальная сумма пожертвования, и что все пожертвования являются окончательными и не подлежат возврату. Доноры соглашаются незамедлительно обновить информацию об учетной записи с учетом любых изменений, которые могут произойти, и внести указанную вами сумму пожертвования. Доноры настоящим разрешают Компания будет регулярно выставлять счета по кредитным картам и способам оплаты доноров до тех пор, пока доноры не прекратят свое действие. периодические платежи через Платформу.

Сборы: Компания не взимает с организаторов кампании никаких авансовых платежей за проведение кампаний. Компания сохраняет часть каждого пожертвования внес свой вклад в Кампании в размере четырех процентов (4%) («Вознаграждение FrontRunner Professional»). Часть пожертвования составляет подлежит выплате нашему третьему лицу сторонние платежные системы («Комиссия за обработку»). Доноры признают, что, делая пожертвования в кампании, Доноры соглашаются любые и все применимые положения и условия, установленные сторонней платежной системой, в дополнение к этим Условия и положения.Доля каждого пожертвования, подлежащая уплате и удерживаемая нашими сторонними платежными системами, составляет:

• ТОЛЬКО для пользователей из США: сторонняя платежная система взимает комиссию в размере 2,9% И 0,30 доллара США за пожертвование на VISA, Карты MasterCard или Discover или 3,4% И 0,30 доллара США за пожертвование для карт American Express.

• ТОЛЬКО для пользователей CA: сторонняя платежная система взимает комиссию в размере 2.9% И 0,30 доллара США за пожертвование на VISA, Карты MasterCard или Discover или 3,4% И 0,30 доллара США за пожертвование для карт American Express.

Все сборы за вознаграждение и сборы за обработку («Сборы») вычитаются непосредственно из каждого пожертвования и не отражено в сумме какие Организаторы Кампании могут выйти из Кампании. Мы оставляем за собой право изменить любую комиссию с время от времени. Если мы изменим какие-либо сборы, мы предоставим уведомление об изменении на Веб-сайте или иным образом, по нашему выбору, не менее чем за четырнадцать (14) дней до того, как изменение вступит в силу.Ваше дальнейшее использование Услуг после изменение в вступление в силу любой из Комиссий означает ваше согласие с новой Комиссией.

Возмещение убытков: Вы соглашаетесь освободить, возместить и удержать Компанию, ее аффилированные лица и их владельцев, офицеры, сотрудники, директора и агенты безвредны от любых потерь, убытков, расходов, в том числе разумных гонорары адвокатов, права, претензии, причины исков, действия любого рода и травмы (включая смерть), возникшие в связи с вашим использование Сервисов, любое пожертвование или кампанию, нарушение вами настоящих Положений и условий или нарушение вами любых прав Другой.Если вы являетесь жителем Калифорнии, вы отказываетесь от действия Раздела 1542 Гражданского кодекса Калифорнии, который гласит: «ОБЩИЕ РАЗРЕШЕНИЯ НЕ РАСПРОСТРАНЯЮТСЯ НА ПРЕТЕНЗИИ, КОТОРЫЕ КРЕДИТОР НЕ ЗНАЕТ И НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ В ЕГО ИЗБИРАТЕЛЬСТВА ВО ВРЕМЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ВЫПУСКА, КОТОРЫЕ, ЕСЛИ ЕГО ИЗВЕСТНО, ДОЛЖНЫ МАТЕРИАЛЬНО ВЛИЯТЬ НА ЕГО РАСЧЕТЫ С ДОЛЖНИКОМ «. Если вы являетесь резидентом другой юрисдикции, вы отказываетесь от любого сопоставимого закона или доктрины.

ОТКАЗ ОТ ЗАЯВЛЕНИЙ И ГАРАНТИЙ: ВЫ ИСПОЛЬЗУЕТЕ УСЛУГУ НА СВОЙ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ РИСК.УСЛУГА ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ НА УСЛОВИЯХ «КАК ЕСТЬ» И «ПО ДОСТУПНОСТИ». КОМПАНИЯ И ЕЕ ФИЛИАЛЫ ЯВНО ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВСЕ ГАРАНТИИ ЛЮБОГО ВИДА, ЯВНЫХ, ПОДРАЗУМЕВАЕМЫХ ИЛИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ, ВКЛЮЧАЯ, НО НЕ ОГРАНИЧИВАясь ПОДРАЗУМЕВАЕМЫМИ ГАРАНТИЯМИ КОММЕРЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ, ПРИГОДНОСТЬ ДЛЯ КОНКРЕТНОЙ ЦЕЛИ, НАЗВАНИЕ И НЕ НАРУШЕНИЕ ПРАВ. КОМПАНИЯ И ЕЕ ФИЛИАЛЫ НЕ ДАЮТ НИКАКИХ ГАРАНТИЙ, ЧТО УСЛУГИ БУДУТ ОТВЕЧАТЬ ВАШИМ ТРЕБОВАНИЯМ, УСЛУГИ БУДУТ НЕПРЕРЫВНЫМИ, СВОЕВРЕМЕННЫМИ, БЕЗОПАСНЫМИ ИЛИ БЕЗОШИБОЧНЫМИ РЕЗУЛЬТАТАМИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ПОЛУЧЕНЫ ИЗ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УСЛУГ БУДЕТ ТОЧНОЕ ИЛИ НАДЕЖНОЕ ПЕРЕДАЧА ЛЮБОГО Жертвования ИЛИ ИХ ЧАСТИ ПОЛУЧАТЕЛЮ ЛЮБЫХ КАМПАНИЙ ИЛИ КАЧЕСТВО ЛЮБЫХ УСЛУГ.

ОГРАНИЧЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: ВЫ ЯВНО ПОНИМАЕТЕ И СОГЛАШАЕТЕСЬ, ЧТО НИ КОМПАНИЯ И НИ ЕЕ АФФИЛИРОВАННЫЕ ЛИЦА НЕ БУДУТ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЛЮБЫЕ КОСВЕННЫЕ, СЛУЧАЙНЫЕ, ОСОБЫЕ, КОСВЕННЫЕ, ПРИМЕРНЫЕ УБЫТКИ ИЛИ УБЫТКИ ПО УБЫТКЕ ПРИБЫЛИ, ВКЛЮЧАЯ, НО НЕ ОГРАНИЧЕННАЯ К, УБЫТКИ, СВЯЗАННЫЕ С УБЫТОМ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ, ДАННЫМИ ИЛИ ДРУГИМИ НЕМАТЕРИАЛЬНЫМИ УБЫТКАМИ (ДАЖЕ ЕСЛИ КОМПАНИЯ СООБЩАЛА ВОЗМОЖНОСТЬ ТАКИХ УБЫТКОВ), НА ОСНОВЕ ДОГОВОРА, ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ХАРАКТЕРИСТИКИ, СТРОГОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ИЛИ ИНЫХ УСЛОВИЙ, В РЕЗУЛЬТАТЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИЛИ НЕВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ УСЛУГАМИ, НЕСАНКЦИОНИРОВАННОГО ДОСТУПА ИЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ВАШИХ ПЕРЕДАЧ ИЛИ ДАННЫХ, ЗАЯВЛЕНИЙ ИЛИ ПОВЕДЕНИЯ ЛЮБЫХ ТРЕТЬИХ ВЕЧЕРИНКА ПО УСЛУГАМ, ИЛИ ЛЮБЫЕ ДРУГИЕ ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ УСЛУГ.НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ КОМПАНИЯ НЕ НЕСЕТ ПОЛНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВСЕ УБЫТКИ, УБЫТКИ ИЛИ ПРИЧИНЫ ДЕЙСТВИЙ ПРЕВЫШАЮТ СУММУ, ВЫПЛАЧИВАЕМУЮ КОМПАНИИ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ШЕСТЬ (6) МЕСЯЦЕВ, НО НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ БОЛЕЕ СОТНИ ДОЛЛАРОВ (100 $).

ИСКЛЮЧЕНИЯ: В НЕКОТОРЫХ ЮРИСДИКЦИЯХ НЕ ДОПУСКАЕТСЯ ИСКЛЮЧЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ГАРАНТИЙ ИЛИ ОГРАНИЧЕНИЙ ИЛИ ИСКЛЮЧЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СЛУЧАЙНЫЕ ИЛИ КОСВЕННЫЕ УБЫТКИ. СОГЛАСНО, НЕКОТОРЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ, УСТАНОВЛЕННЫЕ ДЛЯ ВЫШЕ МОГУТ НЕ ОТНОСИТЬСЯ К ВАМ.ЕСЛИ ВЫ НЕ УДОВЛЕТВОРЕНЫ ЛЮБОЙ ЧАСТЬЮ УСЛУГИ ИЛИ НАСТОЯЩИМИ УСЛОВИЯМИ, ВАШИ ЕДИНСТВЕННЫЕ И УСЛОВИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ — ПРЕКРАЩЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УСЛУГИ

РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ — АРБИТРАЖ (ПРОЧИТАЙТЕ ВНИМАТЕЛЬНО): Вы соглашаетесь рассматривать все споры и претензии в арбитраже между вами и компанией (включая наши соответствующие дочерние компании, филиалы, агентов, сотрудников, заинтересованных предшественников, правопреемников, и назначает).Несмотря на вышесказанное, любая из сторон может подать индивидуальный иск в суд мелких тяжб. Уведомление о Спор («Уведомление»). Уведомление компании должно быть отправлено по адресу 2501 Parmenter Street, Suite 300A, Middleton, WI 53562, Attn: Президент, с копией по электронной почте на адрес [email protected] («Адрес для уведомления»). Уведомление должно (i) описывать характер и основание претензии или спор, и (ii) изложить конкретное испрашиваемое возмещение («Требование»).Если Компания и вы не придете к соглашению о разрешить претензию в течение 60 (шестидесяти) дней после получения Уведомления вы или Компания можете начать арбитражное разбирательство. Во время арбитража, сумма любого предложения об урегулировании, сделанного Компанией или вами, не должна быть раскрыта арбитру до тех пор, пока арбитр определяет сумму, если таковая имеется, на которую вы или Компания имеете право.

Арбитраж будет регулироваться Правилами коммерческого арбитража и Дополнительными процедурами для Потребительские споры (совместно именуемые «Правила AAA») Американской арбитражной ассоциации («AAA») с изменениями, внесенными настоящими Условиями и Условия, и будут управляться AAA.Правила AAA доступны на сайте adr.org, позвонив в AAA по телефону 1-800-778-7879, или написав на адрес для уведомления. Арбитр обязан соблюдать положения настоящих Условий. Все вопросы должны решаться арбитром, включая, помимо прочего, вопросы, касающиеся объема, исполнимость, и арбитрабельность арбитражного положения. Если Компания и вы не договорились об ином, любой арбитраж слушания будут состоится в Чикаго, штат Иллинойс.Независимо от того, как проводится арбитраж, арбитр должен вынести мотивированное письменное решение, достаточное для объяснения существенных выводов и выводов, по которым награда основана. ВЫ И КОМПАНИЯ СОГЛАШАЕТЕСЬ, ЧТО КАЖДЫЙ МОЖЕТ ПОДАТЬ ПРЕТЕНЗИИ К ДРУГУ ТОЛЬКО В ВАШЕЙ ЛИЧНОСТИ ИЛИ СВОЕЙ ЛИЧНОСТИ, А НЕ В КАЧЕСТВЕ ОБЫЧНОГО ИЛИ КЛАССНОГО ЧЛЕНА В ЛЮБОМ ПРЕДПОЛАГАЕМОМ КЛАССЕ ИЛИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСКОМ ПРОЦЕССЕ. Если и вы, и Компания договориться об ином в письменной форме, арбитр не может объединять требования более чем одного лица и не может иначе председательствовать по любой форме представительского или группового производства.Если это конкретное положение будет признано не имеющим исковой силы, тогда это положение об арбитраже полностью недействительно.

Светоотражающая ручка | Простая мудрость


Вы стремитесь к личному или духовному росту?

Вам бросают вызов…


Неисполненные творческие желания, старение, уход,
или преодоление повседневных взлетов и падений?

Вы найдете что вдохновить, а


ободрит вас каждую неделю.

Зарегистрируйтесь!

Раз в месяц Деккер, служебная собака мирового класса, предоставляет
«Мудрость из собачьей будки»,
гарантированно вызовет улыбку своим здравым советом, как жить хорошо.

Ардис Майо, создатель The Reflective Pen, предлагает
открыть для себя новые способы думать об обычных вещах,
исследовать вопросы личностного роста и найти вдохновение
с идеями о том, что возможно.


Прочтите, что подписчики говорят о получении
The Reflective Pen каждое воскресное утро в их почтовый ящик.

УДИВИТЕ ОБЫЧНЫЙ

«Я прихожу не за ответами,
я прихожу, чтобы увидеть, какие
сюрпризов находит Ардис
в повседневных вещах». -МИСТЕР.

Покажи мне подобные статьи


НАЙДИТЕ МУДРОСТЬ В «СОБАЧЬЕМ ДОМЕ»


ЕЖЕМЕСЯЧНЫЕ СОВЕТЫ ОТ ДЕККЕРА,
ЧЕРНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ С СЕРДЦЕМ, ЧТОБЫ СЛУЖИТЬ

«Деккер — очень мудрый пес!
Это золотые самородки
, которые мы можем использовать в любое время.”- Ф.Д.

Расскажи мне больше


УЗНАТЬ ВОПРОСЫ ДУХОВНОГО


И ЛИЧНОГО РОСТА

Ardis сочетает в себе жизненный опыт, вопросы и веру.
Она задумчивая. Открытый. Допрос. Честный. Интригующе.
Интуитивно.Остроумный. Доступно. Хорошо написанный. Художественный.
Верой. Вдохновляющий —V. J.

Покажи мне подобные статьи


НАЙДИТЕ ВДОХНОВЕНИЕ, ЧТОБЫ НАПИСАТЬ ЭССЕ ИЛИ


ПАМЯТЬ, КОТОРЫЕ ВЫ БЫЛИ БЫЛИ ПОПЫТАТЬСЯ

«Ардис пишет просто,
легко понять и глубоко.
Каждую неделю я с нетерпением жду возможности читать ее
юмористических и вдохновляющих слов ». —Т.М.

Покажи мне подобные статьи


ОТКРОЙ НОВЫЕ СПОСОБЫ ДУМАТЬ


О ВЫЗОВАХ ЖИЗНИ

Покажи мне подобные статьи

«Ардис обладает своим уникальным талантом в
, способном заглядывать под поверхность вещей и

, а затем выявлять их, чтобы другие могли задуматься.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.