Ресторан дома архитекторов в москве: Ресторан «Архитектор» в Москве | A-a-ah.ru

Содержание

Ресторан «Архитектор» в Москве | A-a-ah.ru

«Архитектор» — это ресторан с богатой историей. Он расположен в Центральном Доме Архитектора, который представляет собой комплекс зданий из разных эпох. В 1896 году это был особняк в псевдоготическом стиле, построенный для жены почётного гражданина города Анны Луизы Леман, по проекту архитектора А.Э.Эрихсона. В 30-40 годы к нему был пристроен корпус, включающий зрительный зал и ресторан. В 1980 году было пристроено последнее здание, в котором расположились залы для выставок и конференций. Ресторан прошёл длинный путь, на его сцене выступали знаменитости советский времён, но и сегодня он часто радует гостей музыкальными концертами и шоу программами. Отличной акустике сопутствует сцена, расположенная в углублении и просторный зал с колоннами. Интерьер главного зала украшен картинами с современной живописью, которые отлично вписываются в окружение и дополняют его.

Основной зал вмещает 150 персон, на входе присутствует бар в выделенной зоне, в нём можно предложить гостям приветственные напитки и это прекрасное место, чтобы расслабиться и побыть в тишине. Для застолий в узком кругу предусмотрен отдельный зал для 15 гостей – он выполнен в коричневых, бархатных тонах, многочисленные свечи создают атмосферу непередаваемого уюта.

Ресторан Архитектор специализируется на грузинской и европейской кухне. Ресторан, проектирующий хорошее настроение, предлагает лаконичное, но колоритное меню, в котором собраны все хиты грузинской кухни — сациви со специями и с соусом из грецких орехов, аджапсандали, с фасолью и зеленью, жареный с помидорами сулугуни на глиняной сковороде (кеци), разные сорта домашних хинкали, сочная долма в виноградных листьях, чашушули – тушеная телятина с помидорами и сладким перцем и конечно шашлык из свинины, баранины, ягнёнка и овощей.

Помимо грузинских блюд, в «Архитекторе» подаются так-же можно попробовать цыплёнка в молочном соусе по-рачински на кеци, жаренный молочный поросёнок, подаваемый порционно, для любителей рыба стоит попробовать черноморскую жаренную барабульку.

Центральный дом архитектора в Москве

Ансамбль здания составляют три сооружения, построенные в разное время. При их возведении архитекторы руководствовались разными архитектурными стилями, но это не нарушило целостность постройки и общий ансамбль смотрится на редкость гармонично.

Самый старый из особняков, входящих в ансамбль — это здание конца XIX века (архитектор А. Э. Эрихсон), яркий образец московской псевдоготики. До октября 1917 года зданием владела Анна Луиза Леман — вдова почётного гражданина столицы. Позже здание отошло французскому посольству, а с 1937 года особняк передали Союзу архитекторов СССР.

Центральная и основная часть ЦДА пристроена к особняку А. Э. Эрихсона в 1938-1941 годах. Проект разработан коллективом архитекторов в составе А. К. Бурова, А. В. Власова, М. И. Мержанова, В. А. Фаворского. Авторы заложили помещение ресторана и зрительного зала на 450 посадочных мест. С его введением в эксплуатацию в 1941 году произошло важное событие в жизни архитекторов страны — у них появился свой профессиональный и культурный центр.

Третье здание ансамбля ЦДА, включившее в себя выставочный и конференц-зал, появилось на карте Москвы в 1980 году. Его сооружение — результат совместной работы архитекторов Б. Тхора, Р. Семерджиева, И. Щепетильниковой и конструктора М. Ляховского.

В настоящее время в Доме архитекторов кипит культурная жизнь. В зрительном зале регулярно проходят спектакли театров Москвы и концерты известных исполнителей, музыкальных и танцевальных коллективов, различные шоу и представления. В конференц-зале проводятся презентации, конференции и различные общественные мероприятия.

При ЦДА открыт клуб путешественников «Кентавр», клуб архитекторов «АрС», джазовый клуб «Все свои», дамский клуб «Одна вторая», Музыкальный клуб ЦДА и театр сатиры «Кохинор и Рейсшинка».

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+

исторические факты и наши дни

Московский Дом архитектора — это комплекс из трех зданий, каждое из которых имеет свою славную историю, достойную того, чтобы с ней познакомиться. Интересна также и современная жизнь данного учреждения.

Начало истории Центрального Дома архитектора

Как добраться до этого ансамбля, мы обязательно разберем ниже. А сейчас стоит хотя бы на чуть-чуть окунуться в его историю. Началась она в 1896 году, когда по проекту популярного в то время архитектора Адольфа Эрихсона был выстроен в Гранатном переулке прекрасный особняк для потомственной почтенной москвички Анны-Луизы Леман.

Архитектурный стиль будущей части Центрального Дома архитектора был неоготическим: детально декорированный фасад, красный кирпич, резные детали из белого камня, стрельчатые окна. Внутри помещения царила эклектика — сочетались барокко, классицизм, готика. Украшением особняка был двухэтажный холл со впечатляющей деревянной лестницей. На верхних этажах расположилась арочная галерея, библиотека, богато украшенные гостиные. Кстати, сегодня в ЦДА в Москве можно полюбоваться этими интерьерами почти в нетронутом виде — помещение за эти годы лишилось только части своей меблировки.

В дальнейшем здание было в руках самых разных владельцев:

  • вторым хозяином буквально через несколько лет после постройки стал П. А. Базилевский — чиновник по особым поручениям генерал-губернатора Москвы, камергер Двора Императора, шталмейстер, статский советник, последний предводитель дворянства столичной губернии;
  • 1917 г. — особняк был национализирован, позднее здесь расположился главштаб Революционного военного совета;
  • 1920-е гг. — в здании разместилось центрбюро по обслуживанию интуристов;
  • 1930-е гг. — в постройке обустроилась канцелярия французского посольства;
  • 1937 г. — дом обрел окончательного хозяина — был передан Союзу архитекторов.

Вскоре после передачи здания в руки архитекторов к нему сделали пристройку-ресторан, зрительный зал. Центральным Домом архитектора здание стало в феврале 1941 г.

Центральная часть Дома архитектора

Та самая пристройка к бывшему особняку Анны-Луизы Леман стала центральной частью всего комплекса. Она строилась по проекту тандема архитекторов Власова, Мержанова, Бурова и художника Фаворского три года (1938-1941). Здание включает в себя просторный зрительный зал на 435 мест, ресторан, рассчитанный на одновременную трапезу 180 человек.

Образ центрального фасада — проект В. К. Бурова. По словам архитектора, он вдохновлялся изображением здания на фреске работы итальянца Пьерро делла Франческа, которая украшает церковь в городе Арецо. В итоге эта часть здания имеет вид фасада-декорации, щедро украшенной светло-серым мрамором, красными керамическими плитками, искусственным белоснежным камнем и золотом смальты. Венчает фронтальную сторону постройки работа В. А. Фаворского — майоликовый картуш со схематическим генеральным планом столицы. Кстати, графический рисунок этого фасада Дома архитектора в Москве стал эмблемой всего комплекса.

Интерьером занимался А.В. Власов, прославившийся проектом Крымского моста, «Лужников», киевского Крещатика. Фойе на первом этаже, предназначенное для выставок и встреч, по задумке архитектора украсили изящные белоснежные колонны. Мраморные лестницы вели посетителя на второй этаж, где располагался Большой концертный зал, а деревянные ступени — на нулевой этаж, в знаменитый ресторан «Архитектор», куда можно попасть с Малой Никитской улицы. Отдельного слова заслуживает концертный зал, поражающий своими барельефами ювелирной работы, изображающими генплан столицы, Акрополь и Кремль.

Новое здание ЦДА

В 1970-е гг. к комплексу Дома архитектора в Москве был присовокуплен соседний особняк, построенный по проекту В. Карнеева в 1876 г. Здание было реконструировано, дополнено фасадом из белого камня.

На этом расширение не закончилось — в 1975 г. был проведен конкурс на лучший проект новой пристройки комплекса. Жюри выбрало исполнителями архитекторов Щепетильникова, Тхора, Семерджиева и конструктора Ляховского. Им удалось вписать свое белоснежное, украшенное скульптурой творение в уже имеющийся ансамбль.

План его был таков:

  • 1 этаж — гардероб, буфет, кассы;
  • 2 этаж — руководство Союза архитекторов и смежных с ним организаций, мастерские;
  • 3 этаж — конференц-зал, выставочное пространство.

Как найти ЦДА

Адрес Центрального Дома архитектора: Гранатный переулок, д. 7, стр. 1, что в 600 м от ст. «Баррикадная»; 840 м от ст. «Краснопресненская»; 1,1 км от ст. «Арбатская». ЦДА функционирует с понедельника по субботу, с 12.00 до 22.00.

Этот ансамбль из трех зданий легко найти по двум ориентирам — историческим площадям Никитских ворот и Кудринской, расположенных неподалеку от него.

Дом архитектора сегодня

В настоящее время работа комплекса направлена на популяризацию достижений в архитектуре, дизайне (интерьерном и ландшафтном), градостроительстве прошлого и современности. Большое внимание уделяется профессиональной и общественной работе членов Союза архитекторов.

Дом архитектора в Москве озаряло своим присутствием множество не только российских, но зарубежных архитекторов с мировым именем: Бьярке Ингельс, Массимилиано Фуксас, Заха Хадид, Рем Кулхаас, Арата Исодзаки и др.

Культурная деятельность Дома архитектора

Помимо мероприятий, связанных непосредственно с архитектурой, в ЦДА проводится масса просветительских, научно-познавательных, культурных событий. Вспомним некоторые из них:

  • выступление Петра Налича;
  • концерт Государственного симфонического оркестра им. Чайковского под руководством В. Федосеева;
  • выставка «Космос Малевича»;
  • фестиваль «Золотое сечение»;
  • концерт Ильи Резника;
  • концерт аргентинского танго;
  • джазовые вечера;
  • выступление к новым сериям «Ералаша»;
  • Фестиваль иконописи, православного зодчества;
  • творческий вечер Валентина Гафта;
  • концерт солистов театров Москвы;
  • выступление Государственного духового оркестра РФ и т.д.

Дом архитектора в Москве — это комплекс троицы зданий трех разных эпох, которые при этом представляют собой органичный ансамбль. Здесь всегда кипит культурная, познавательная, творческая и научная деятельность — как в прошлом, так и сегодня.

Центральный дом архитектора: evgechesnokov — LiveJournal

19 июля 2019 года

Фотопроект «Город на память». 490. Центральный дом архитектора 

Центральный дом архитектора — это штаб-квартира Союза Московских архитекторов и площадка для проведения мероприятий, направленных на популяризацию исторической и современной архитектуры, градостроительства, ландшафтного и интерьерного дизайна. Архитектурный ансамбль ЦДА в Гранатном переулке включает в себя три постройки разных эпох: дореволюционный особняк Анны Леман, сталинскую центральную часть и здание 1975 года.

Самая старая часть комплекса — краснокирпичный особняк, построенный в 1896 году в псевдоготическом стиле по проекту архитектора Адольфа Эрихсона для Анны-луизы Леман, жены потомственного почётного гражданина города Москвы Р.Лемана. Стены красного кирпича резко контрастируют с белокаменными резными деталями, привлекают к себе внимание островерхие кровли особняка с ажурными украшениями.

Улица Щусева, 7. 1975-1979 гг.: https://pastvu.com/p/197591

Композиционный центр интерьеров особняка — двухэтажный холл с парадной деревянной лестницей, арочной обходной галереей на втором этаже и световым фонарём на крыше.

Для званых вечеров предназначались три гостиные — Белая, Красная и Синяя. После Октябрьской революции большевики национализировали особняк, в нём расположился главный штаб Революционного военного совета, в 1920-е годы — Центральное бюро по обслуживанию интуристов, в 1933—1937 годах — канцелярия французского посольства, а в 1937 году здание перешло в ведение Союза архитекторов.

В 1938-1941 годах для расширения площадей Дома архитектора к особняку пристроили новое здание по проекту архитекторов А. Бурова, А.Власова, М.Мержанова при участии художника В.Фаворского. Проектировавший центральный фасад Андрей Буров вдохновился фреской итальянского художника Пьеро делла Франческа с изображением здания и создал нечто похожее.

Улица Щусева. Дом архитектора. 1940-1941 гг.: https://pastvu.com/p/475849

Приставной фасад-декорация с тремя арочными порталами облицован красной керамической плиткой и декорирован светло-серым мрамором, белым искусственным камнем и золотой смальтой. Майоликовый картуш с изображением схемы генерального плана Москвы создан Владимиром Фаворским.

Фойе расположено на первом этаже «центрального здания» и представляет собой торжественный зал с белоснежными стенами. Мраморные лестницы ведут на второй этаж в Большой зал, а деревянные — на нижний уровень, где расположен ресторан «Архитектор».

Памятная стела «Архитекторам, павшим в боях за Родину (1941—1945)»

Большой (концертный) зал украшен барельефами на стенах и орнаментальным потолком. Автором интерьеров является известный архитектор Александр Власов, создавший Крымский мост и стадион «Лужники».

В 1975 году расположенный по соседству жилой доходный дом (1876, архитектор В.Карнеев) был реконструирован, надстроен и обнесен новым белокаменным фасадом. Стараниями архитекторов Б.Тхора, Р.Семерджиева и И.Щепетильникова все здания были объединены в единый ансамбль. В новом корпусе находятся большой вестибюль с гардеробом, буфетом и кассой, конференц-зал, выставочный зал и различные административные помещения.

Выставочный зал расположен на третьем этаже «нового здания», после реконструкции 2013 года он открыт для проведения выставок, презентаций, тематических вечеров. В ЦДА проводятся конференции и встречи профессионалов, семинары по вопросам архитектуры, урбанистики, дизайна, строительства, организуются выставки, лекции, творческие встречи и концерты. Мероприятия, проводимые в Центральном Доме архитектора, посещают не только архитекторы — дом открыт для всех, кого интересует архитектурная и художественная жизнь Москвы.

В ЦДА открыты клубы по интересам — клуб авторской песни, объединение любителей джазовой музыки, вокально-оперная студия, дамский клуб, объединение путешественников, а рок-музыка представлена группой «Bomb Lane Band», в которой играют музыканты-архитекторы. Образованная в 1935 году библиотека ЦДА располагает одним из редчайших фондов литературы по архитектуре, истории архитектуры, градостроительству, насчитывающим свыше 80 000 единиц хранения.

Официальный сайт Центрального дома архитектора: http://www. domarch.info

Во дворе представлено творчество скульпторов и мастеров ландшафтного дизайна.

Самые необычные дома в Москве: 10 зданий с адресами и фото

Этот огромный дом строился Министерством среднего машиностроения (атомной промышленности) СССР, отсюда и символичное название. Интересно, что главный прораб Бабад раньше проектировал только атомные реакторы, поэтому сделал здание сейсмоустойчивым, однако не слишком удобным для жизни. В проекте было много недочетов: например, в некоторых квартирах были стояки, способные перекрыть воду у соседей, кроме того, в здании появились комнаты-пустоты — с окнами, но без входов и выходов. Несмотря на недочеты, дом стал ярким примером советского модернизма — масштаб сооружения поражал. Когда в один конец дома вселялись первые жильцы, второй только строился.

Гараж Госплана

Авиамоторная, 63, строение 1

Гараж для автомобилей Госплана — самый поздний из реализованных проектов Мельникова и один из самых известных. Здание, предназначавшееся для автомобилей cотрудников Госплана СССР, выполнено в стиле советского авангарда и соединяет в себе три конструктивные формы: прямоугольник, треугольник и круг. Круглое окно напоминает фару, а вертикальные белые линии фасада — решетку радиатора.

Софья КарпенкоСофья Карпенко

Дом Перцовой

Курсовой переулок, 1

В народе это здание было известно как “Дом-сказка” и принадлежало страстному поклоннику искусства и меценату Петру Перцову. В начале XX века он задумал построить доходный дом для творческой интеллигенции: с жилыми квартирами и мастерскими для художников. Проект выбирали на закрытом конкурсе, в котором победила работа Сергея Малютина (создателя матрешки). Он нарисовал здание в неорусском стиле, в основе которого лежал типовой трехэтажный дом, уже стоявший на участке. По задумке автора, к нему добавили мансарду, оборудованную под студии, а со стороны набережной пристроили четырехэтажный особняк, а также боковой корпус. Фасад украсили керамической мозаикой, а интерьеры — обилием резных деревянных элементов.

Дом-яйцо

Машкова, 1

Дом в виде яйца Фаберже — один из самых известных примеров архитектуры лужковского периода. Здание построили в 2000–2002 годах по проекту мастерской Сергея Ткаченко, галериста Марата Гельмана и группы “Обледенение архитекторов”. Это четырехэтажное сооружение площадью 342 м² вмещает в себя две спальни с балконами, две кухни, столовую, гостиную, сауну и большую мансарду с потолками, покрытыми художественной росписью в духе ренессанса. Кроме того, здесь есть лифт и подземный гараж. Фасад здания отделан керамической плиткой, а медная крыша оборудована системой, защищающей от наледи.

Фото: Getty Images, Софья Карпенко, Ольга Мелекесцева

Дом архитектора А.

 Ф. Мейснера — памятник архитектуры

 усадебный дом / особняк / вилла, достопримечательность, строение 1910 года, нежилое здание, объект культурного наследия регионального значения

Архитектурно-планировочная ситуация на этом участке сложилась, в своих основных чертах, к 1817 г. при владельце «московском купце Иване Иванове сыне Вологжанинове» в результате возведения новых построек взамен более ранних, полностью уничтоженных огнём во время пожара 1812 г. . Однако следует отметить, что восстанавливая пострадавшую от огня застройку, владельцы, как правило, стремились не отходить от первоначальной схемы размещения строений, сложившейся при первичной застройке участков в конце XVIII в. Следовательно, основные параметры ситуации на участке, скорее всего, были заложены ещё в конце XVIII в. Картина застройки на участке соответствовала типичной классицистической городской усадебной схеме: главный дом и жилой флигель, поставленный на расстоянии от него, были вынесены фасадами на красную линию переулка; на втором плане, в глубине участка, располагался двор с второстепенными хозяйственными деревянными постройками.

Главный дом, обозначенный впервые на плане 1817 г., представлял собой типичный образец классицистической постройки: деревянный, одноэтажный, с мезонином и симметричным уличным фасадом на 9 осей. Индивидуальной его особенностью являлось г-образное очертание в плане, возникшее благодаря продлению правой трети здания вглубь двора. В 1845 г. при владельце надворном советнике Владимире Ларионовиче Выхотцове под все здание подводится каменный фундамент «без жилья». В 1867 г. классицистический уличный фасад здания переделывается в эклектическом стиле.
Постепенно, как видно на планах участка, часть здания, ориентированная вглубь двора, стала отделяться капитальной стеной от основной уличной части. С 1870-х гг. эти две части, уличная и дворовая, начинают обозначать на планах под разными номерами, как два вплотную примыкающих друг к другу, смежных отдельных строения.
Существенным изменением является и то, что в архивных документах, начиная с плана, датированного 1902 г., в дворовой части строения вместо нежилого фундамента значится каменный жилой полуподвал.

К моменту покупки участка А.Ф. Мейснером в 1909 г., ситуация на участке изменилась лишь в деталях, сохранив первоначальное распределение застройки и основные здания. В юго-западной части владения, с небольшим отступом от западной границы располагался главный дом, в юго-восточном углу — жилой флигель, вытянутый вдоль восточной границы; второстепенные деревянные постройки стояли в глубине двора у его северной границы.
Главный дом, несмотря на ремонты, произведённые сменявшимися владельцами, сохранил свои основные индивидуальные черты: первоначальный г-образный абрис в плане, этажность и количество осей по фасаду, деление на уличную и дворовую части.

Прошение в Строительное отделение Московской Городской Управы с приложением в виде строительных чертежей было подано А.Ф. Мейснером в марте 1909 г. Все второстепенные деревянные постройки на участке во время строительства, в 1909–1910 гг., Мейснер предполагал снести.
Что касается главного дома, то на его месте Мейснер решил выстроить свой собственный жилой дом, представлявший собой двухчастное деревянное строение, в уличной части одноэтажное, в дворовой — двухэтажное, на каменном жилом полуподвале. Важно отметить, что архитектор, планируя размещение собственного дома на участке, придерживался исторического, обозначенного уже на плане 1817 г., места расположения главного дома и даже абриса застроенного пятна, несущественно изменившегося с начала XIX в. Он сохранил также сложившееся деление главного дома на уличную и дворовую смежные части, внеся в план здания лишь незначительные дополнения в виде каменной одноэтажной пристройки-крыльца на восточном фасаде и двухэтажного каменного блока, встроенного в северо-западный угол двухэтажной деревянной дворовой части. Количество осей на фасаде было изменено с девяти на пять.

По проекту всё строение строилось деревянным на высоком каменном жилом полуподвале. Уличная часть была спроектирована одноэтажной с фасадом на 5 осей, изображённого в проектных чертежах практически лишённым всякого декора. Существовало намерение Мейснера при строительстве этой части дома частично использовать старое строение («пользоваться старым строением»), о чём свидетельствует текст его прошения в Городскую управу. Можно предполагать, что архитектор имел в виду старый каменный фундамент, подведённый под здание в 1845 г.
Дворовая часть была задумана двухэтажной на жилом полуподвале. С востока к ней пристраивалась небольшая квадратная в плане каменная одноэтажная нежилая пристройка – крыльцо, через которое должен был осуществляться вход в здание, в т.ч. в полуподвальную его часть. Под крыльцом располагалось помещение для водомера. Под уровнем полуподвала со стороны входа в здание, с востока, располагался небольшой подвал. В северо-западный угол дворовой части встраивается небольшой прямоугольный в плане кирпичный двухэтажный блок с умывальной и туалетом в первом этаже и ванной – во втором.

В северо-западном углу владения предполагается возвести одноэтажное нежилое строение с брандмауэром по соседней меже. В нём планировалось разметить сарай и под ним – каменный погреб с ледником.
Однако, в процессе строительства планы архитектора несколько изменились, и к повторному прошению, направленному в Управу через девять месяцев после начала строительства, в феврале 1910 г., Мейснер прилагает чертёж с новой внутренней планировкой полуподвала и новым проектом хозяйственной постройки.
Благодаря написанным самим Мейснером на чертеже полуподвала пояснениям, можно точно установить назначение всех помещений. Существенным отличием от первоначальной планировки полуподвала в новом проекте является устройство отдельного входа в него через левый, западный торец здания. Этот вход ведёт в господскую половину помещения полуподвала, занимающую уличную часть строения, выходящую в 1-й Неопалимовский пер. Она изолирована системой перегородок от дворовой, хозяйственной, части полуподвала и включает в себя всё необходимое для комфортабельного жилья: спальню, гостиную, зал, кабинет из двух смежных помещений, разделённых перегородкой с широким проёмом на две части, прихожую и кухню, ванну и туалет. Наличие большого кабинета позволяет предположить, что эту квартиру в полуподвале занимал сам Мейснер.
Часть полуподвала под двухэтажной, дворовой, частью дома была предназначена под хозяйственные нужды. В ней располагались две кухни, кладовая («запасная») и три комнаты для прислуги. В каменных уличных стенах кухонь были спроектированы специальные ниши для устройства холодильных шкафов.
Слева от нового каменного крыльца на уровне полуподвала в плане 1910 г. был добавлен ещё и подвал для цветов с отдельным входом со двора.
Что касается хозяйственной постройки в северо-западном углу участка, то она приобрела второй этаж, частью деревянный, частью каменный для устройства прачечной и сушильни.

Территория земельного участка со стороны Неопалимовского переулка по проекту обносилась оградой на невысоком каменном цоколе с металлическими решётками между каменными столбами. Вход на территорию участка осуществлялся через металлическую калитку в заборе со стороны Неопалимовского пер., расположенную возле юго-восточного угла строения. В настоящее время сплошным каменным забором с невысокими металлическими решетками в верхних частях между столбами обнесена лишь часть исторической территории, примыкающая к восточному фасаду здания. Хотя этот забор не имеет ничего общего с фрагментом ограды, изображённым на строительном чертеже фасада дома, однако, стилистическая близость его решения и основного здания позволяет предположить, что его автором является сам Мейснер. Вход на территорию двора осуществляется в настоящее время по-прежнему через калитку в заборе по Неопалимовскому переулку, примыкающую к юго-восточному углу строения. В короткой западной стороне ограды имеются металлические ворота для въезда на территорию.

После окончания строительства А.Ф. Мейснер проживал в своём доме в течение 25 лет, до своей смерти в 1935 г.
В течение XX в., были изменены исторические границы домовладения. Скорее всего это случилось уже после смерти А.Ф. Мейснера, видимо, в 1940–1950-х гг. при возведении жилых зданий в глубине квартала за участком Мейснера. Здания были размещены по принципу свободной планировки, образовавшиеся при этом дополнительные внутриквартальные проезды нарушили историческую парцелляцию квартала. Участок утратил первоначальные очертания, лишившись западной части и всего северо-западного угла территории, являющихся в настоящее время проезжей частью общего с соседними владениями двора. Вероятно, тогда же была ликвидирована также дворовая хозяйственная постройка в северо-западном углу, которую Мейснер намеревался выстроить в 1909–1910 гг.

Позже, спустя неопределенное время после 1935 г. в здании были устроены коммунальные квартиры.
В 1990-х гг. здание было переоборудовано под кооператив общественного питания «Восток». Была осуществлена перепланировка внутренних помещений с целью приспособления их под кухни (помещение полуподвала) и залы для обслуживания посетителей (1-й этаж уличной и 1-й и 2-й этажи дворовой части).

В 2000 г. с восточной стороны здания были пристроены деревянные застеклённые балконы на столбах, закрывшие полностью восточный фасад здания, за исключением каменной пристройки входа. Внутренние стены помещений 1-го и 2-го этажей, предназначенных под ресторанные залы, были обшиты изнутри деревянными панелями и расписаны.
В настоящее время всё здание занимает частный ресторан «Хороший год».

С 12 декабря 2018 г. — объект культурного наследия регионального значения.

«Город на память». 490. Центральный дом архитектора

19 июля 2019 года
Фотопроект «Город на память». 490. Центральный дом архитектора

Центральный дом архитектора — это штаб-квартира Союза Московских архитекторов и площадка для проведения мероприятий, направленных на популяризацию исторической и современной архитектуры, градостроительства, ландшафтного и интерьерного дизайна. Архитектурный ансамбль ЦДА в Гранатном переулке включает в себя три постройки разных эпох: дореволюционный особняк Анны Леман, сталинскую центральную часть и здание 1975 года.

Самая старая часть комплекса — краснокирпичный особняк, построенный в 1896 году в псевдоготическом стиле по проекту архитектора Адольфа Эрихсона для Анны-луизы Леман, жены потомственного почётного гражданина города Москвы Р.Лемана. Стены красного кирпича резко контрастируют с белокаменными резными деталями, привлекают к себе внимание островерхие кровли особняка с ажурными украшениями.

Смотрите старые фотографии: Улица Щусева, 7. 1975-1979 гг.: https://pastvu.com/p/197591

Композиционный центр интерьеров особняка — двухэтажный холл с парадной деревянной лестницей, арочной обходной галереей на втором этаже и световым фонарём на крыше. Для званых вечеров предназначались три гостиные — Белая, Красная и Синяя. После Октябрьской революции большевики национализировали особняк, в нём расположился главный штаб Революционного военного совета, в 1920-е годы — Центральное бюро по обслуживанию интуристов, в 1933—1937 годах — канцелярия французского посольства, а в 1937 году здание перешло в ведение Союза архитекторов.

В 1938-1941 годах для расширения площадей Дома архитектора к особняку пристроили новое здание по проекту архитекторов А.Бурова, А.Власова, М.Мержанова при участии художника В.Фаворского. Проектировавший центральный фасад Андрей Буров вдохновился фреской итальянского художника Пьеро делла Франческа с изображением здания и создал нечто похожее.

Смотрите старые фотографии: Улица Щусева. Дом архитектора. 1940-1941 гг.: https://pastvu.com/p/475849

Приставной фасад-декорация с тремя арочными порталами облицован красной керамической плиткой и декорирован светло-серым мрамором, белым искусственным камнем и золотой смальтой. Майоликовый картуш с изображением схемы генерального плана Москвы создан Владимиром Фаворским.

Фойе расположено на первом этаже «центрального здания» и представляет собой торжественный зал с белоснежными стенами. Мраморные лестницы ведут на второй этаж в Большой зал, а деревянные — на нижний уровень, где расположен ресторан «Архитектор».


Памятная стела «Архитекторам, павшим в боях за Родину (1941—1945)»

Большой (концертный) зал украшен барельефами на стенах и орнаментальным потолком. Автором интерьеров является известный архитектор Александр Власов, создавший Крымский мост и стадион «Лужники».

В 1975 году расположенный по соседству жилой доходный дом (1876, архитектор В.Карнеев) был реконструирован, надстроен и обнесен новым белокаменным фасадом. Стараниями архитекторов Б.Тхора, Р.Семерджиева и И.Щепетильникова все здания были объединены в единый ансамбль. В новом корпусе находятся большой вестибюль с гардеробом, буфетом и кассой, конференц-зал, выставочный зал и различные административные помещения.

Выставочный зал расположен на третьем этаже «нового здания», после реконструкции 2013 года он открыт для проведения выставок, презентаций, тематических вечеров. В ЦДА проводятся конференции и встречи профессионалов, семинары по вопросам архитектуры, урбанистики, дизайна, строительства, организуются выставки, лекции, творческие встречи и концерты. Мероприятия, проводимые в Центральном Доме архитектора, посещают не только архитекторы — дом открыт для всех, кого интересует архитектурная и художественная жизнь Москвы.

В ЦДА открыты клубы по интересам — клуб авторской песни, объединение любителей джазовой музыки, вокально-оперная студия, дамский клуб, объединение путешественников, а рок-музыка представлена группой «Bomb Lane Band», в которой играют музыканты-архитекторы. Образованная в 1935 году библиотека ЦДА располагает одним из редчайших фондов литературы по архитектуре, истории архитектуры, градостроительству, насчитывающим свыше 80 000 единиц хранения.

Официальный сайт Центрального дома архитектора: http://www.domarch.info

Во дворе представлено творчество скульпторов и мастеров ландшафтного дизайна.

Фотографии: Евгений Чесноков

Все фотоистории проекта «Город на память»: https://rblogger.ru/2018/12/29/moskva-do-sih-por-zagadka/

Рубрика: Личные блоги. Метки: Москва, Гранатный переулок, Центральный дом архитектора.

Другие публикации

Ресторан Артест / ВЕТЕР | ArchDaily

Ресторан Artest / VETER

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

+ 30

Поделиться
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • 9000 Mail

или

https://www.archdaily.com/966451/artest-restaurant-veter © Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

Текстовое описание предоставлено архитекторами. Небольшой двухэтажный особняк с тенистой террасой в Трубниковском переулке. И первый изысканный ресторан авторских блюд от Аркадия Новикова в партнерстве с шеф-поваром Атремом Эстафьевым. Приступая к проекту, мы были поражены уникальностью видения клиента, которое не основывалось на шаблонных моделях уже существующих ресторанов.

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев План мебели первого этажа © Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

Нам представили два мира.На первом этаже изображен Темный мир. Корни, почва и сама земля в ее богатстве. Первый этаж служил порталом в Светлый мир, светящийся и воздушный. Потрясающая лестница, покрытая слоями латуни, соединяет эти переходные этапы. Одна из особенностей — кухня русского авангарда, где блюда подаются на керамике ручной работы. Получив задание такого масштаба, мы полностью погрузились в разработку миров.

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев © Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

Для начала нужны ориентиры.Укорененность первого этажа превращается в светлый мир. Так родилась идея шеф-повара на 10 человек с ее корнями. А на первом этаже хотелось легкости и танца с пространством. Так Аркадий и Артем выдвинули идею камина как центрального элемента. Первый этаж с его неровной текстурированной стеной — квинтэссенция земли. Ставни, похожие на шляпки грибов, заставляют думать, что они растут из стен ресторана. Патинированные латунью кухонные острова создают аналогию с металлами, закопанными глубоко в недрах Земли.

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

Сделанный на заказ стол шеф-повара, вырастающий из пола своими корнями, состоит из восьми фрагментов пней упавших деревьев. Идеальная древесина, привезенная с Северного Кавказа, была тщательно отобрана, отполирована и покрыта плитой из дикой груши, чтобы завершить сделанную на заказ стол для подписи. Скульптурная скамья в вестибюле — это тотем между двумя мирами. Темные древесные оттенки первого этажа и легкие тактильные формы второго этажа. Богатые матовые стены дополняются глянцевым зеркалом — шедевром Кристофа Ганьона, — которое усиливает мистику пространства.

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев План мебели первого этажа © Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

«Танец» с верхним пространством шел рука об руку с земельным участком. Сами Аркадий Новиков и Артем Естафьев были полностью вовлечены в совместную работу. Мы предложили центрировать пространство вокруг скульптуры, отправной точки проекта, и сочли важным сделать пространство массивным, одновременно пластичным и легким по форме.Эта концепция привела нас к творчеству Генри Мура и Исаму Ногучи.

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

Мы одновременно работали над акварельными стенами и формой мебели. Мы стремились к теплу и кинестетической природе помещения. Это определило выбор светлой обивки как символа прозрачности, дружелюбия и отзывчивости этого мира. Комфорт клиентов в успокаивающей и уютной атмосфере первого этажа имел для нас первостепенное значение.Вся мебель, кроме стульев, была сделана на заказ по нашей задумке. Мы хотели добавить последние штрихи к спокойным и тонким предметам, поэтому остановили свой выбор на черно-белой пленочной фотографии Александра Гайворона, фотохудожника, который снимает свои фотографии на острове Сахалин.

© Михаил Лоскутов и Иван Ерофеев

10 ресторанов, которые поразят вас своей архитектурой и интерьером

Что вас привлекает в ресторанах? Для многих это не только восхитительные блюда и напитки, но и уникальный декор, дизайн и расположение.Таким образом, рестораторы уделяют столько же внимания атмосфере заведения, чтобы улучшить впечатления своих клиентов от ужина.

В архитектурных стилях, таких как ар-деко, и экологически чистом дизайне, здесь находятся одни из лучших ресторанов со всего мира, чьи со вкусом оформленные интерьеры и живописные места создают успокаивающий баланс с их лучшими блюдами.

Личный конференц-зал ресторана выглядит как королевский зал. (Изображение предоставлено Gucci Osteria)

Gucci Osteria da Massimo Bottura, Флоренция, Италия

Ресторан , удостоенный одной звезды Мишлен, расположен на городской площади Синьории, исторически значимой площади, которая является одной из самых оживленных частей Флоренции.Являясь частью музея Gucci Garden и магазина розничной торговли, интерьер ресторана богат зеленым цветом и его многочисленными оттенками, доминирующими в мебели, деревянных панелях и стенах. Из окон ресторана открывается вид на Палаццо Веккьо. Это открытое крытое пространство ресторана с восхитительно погружающим декором, где мебель и цвета имеют более естественные тона.

Для тех, кто жаждет поужинать по-королевски, лучше всего подойдет отдельная столовая Sala degli Specchi. Двенадцать сидений, размещенных здесь, в центре, окружены старинными позолоченными зеркалами, которые увеличивают размеры обшитых деревянными панелями стен.Это один из самых парадно оформленных ресторанных залов в мире. Второй этаж заведения предназначен для деловых встреч или частных приемов. Обои, мебель и общая аура, подчеркнутые естественным и искусственным освещением, придают помещению королевский вид.

Дизайнер бутиков Chanel Питер Марино — автор дизайна Beige. (Изображение предоставлено: Бежевый, Ален Дюкасс)

Бежевый, Ален Дюкасс, Токио, Япония

Шикарный ресторан , расположенный в здании Chanel Ginza, является результатом сотрудничества легендарного шеф-повара-ресторатора Алена Дюкасса и легендарного французского модного бренда Chanel.Он был разработан дизайнером бутиков Chanel Питером Марино и отражает философию «простого и элегантного», которую разделяют оба именитых бренда. Изделия, изготовленные традиционными японскими и европейскими мастерами, сочетаются в элегантной атмосфере ресторана и создают современную обстановку. Он разработан с учетом того, что естественный свет может свободно играть внутри во время обеда, а ночные огни горизонта Гиндзы освещают его во время ужина. Хрусталь, фарфор, серебро, золото, резина, дерево, медь и лак относятся к материалам посуды.

Посетите крышу, которая называется Le Jardin de Tweed. Там вы увидите гигантскую инсталляцию с несколькими логотипами Chanel на одной стороне и панораму Гиндзы вокруг вас. Сядьте за один из столиков на прекрасно ухоженной террасе в саду и наслаждайтесь легкими закусками с шампанским Perrier-Jouët.

Архитектура Steirereck — это шедевр дизайна. (Изображение предоставлено Steirereck / Facebook)

Steirereck, Вена, Австрия

Steirereck , несомненно, является шедевром среди прекрасных с архитектурной точки зрения ресторанов. Здесь подают лучшие блюда австрийской кухни.Он расположен в Штадтпарке, центральном парке в центре города, и именно эту обстановку архитекторы PPAG использовали в своем современном дизайне во время ремонта и расширения главного здания в 2004 году. В результате у вас есть четыре дополнительных блока. (или павильоны) с наружными стенами из отражающего металла, позволяющими целиком сливаться с парковой зоной вокруг него. Массивные окна, которые электрически сдвигаются вертикально вверх, делают общий дизайн не только футуристичным, но и гармонично сочетающимся с природой.

Каждый павильон спроектирован таким образом, чтобы обеспечить максимальное перемещение персонала. Бухты созданы для того, чтобы гости павильона чувствовали уединение и дружбу с окружающей средой. Подвижные изогнутые деревянные перегородки, стратегически размещенные в зоне отдыха, помогают при необходимости быстро изменить их расположение. Дизайн обеспечивает полную прозрачность, так как посетители могут наблюдать, как повара готовят еду в секции, соединяющей пристройку с оригинальной частью здания.

Отель Eleven Madison расположен в знаменитом здании Metropolitan Life North.(Изображение предоставлено: elevenmadisonpark / Instagram)

Eleven Madison Park, Нью-Йорк, США

Если вы поклонник стиля ар-деко и хорошей кухни, это место должно быть в вашем списке. Открытый в 1998 году в здании Metropolitan Life North Building на углу 24-й улицы и Мэдисон-авеню, , ресторан претерпел капитальный ремонт, включая изменения в его дизайне, в 2017 году.

Поскольку культовое здание было построено в период с 1929 по 1950 год, главный обеденный зал выглядит как часть великолепного дворца с окнами, которые почти не уступают по высоте среднему двухэтажному дому.Интерьеры вдохновлены историческим статусом здания и расположением. Таким образом, теплые палитры и текстуры стен, стульев и столов вместе с освещением создают ощущение 1930-х годов.

Есть три частных обеденных зала, в которых могут разместиться до 18, 34 и 50 человек. Инсталляция Сола Левитта придает глубину последнему помещению этого прекрасного с архитектурной точки зрения ресторана. Гламурное очарование бара дополняет роскошь обеденного зала.

Посетители могут полюбоваться красивыми окрестностями через стеклянные стены ресторана. (Изображение предоставлено: Азурменди Энеко Атха / Facebook)

Азурменди, Ларрабецу, Испания

Архитектура ресторана Azurmendi так же важна для экологической философии ресторана (и шеф-повара Энеко Атча Азурменди), как и меню. Снаружи он напоминает большую оранжерею, расположенную на вершине холма в Стране Басков, где пейзаж кажется вдохновляющим портретом сельской местности.Стеклянные стены позволяют посетителям наслаждаться восхитительными блюдами в компании красивых видов вокруг, в то время как естественный свет играет в помещениях в течение дня.

Здание, спроектированное Найей Эгино, является биоклиматическим. На крыше находится собственная оранжерея ресторана, а также огород с овощами и ароматическими растениями. Банк зародышевой плазмы в Азурменди хранит более 400 сортов семян из Страны Басков. Дождевая вода собирается для поливных и уборочных работ. Солнечный свет используется для получения энергии. Также в ресторане есть точки зарядки для электромобилей.В строительстве использовались переработанные материалы и сертифицированные местные деревянные панели, в том числе внутренние панели. В атриуме есть внутренний сад, где скульптуры деревьев скрывают вентиляционные отверстия, а дождевая вода питает растения. Дизайн и конструкция ресторана сертифицированы Leadership in Energy & Environmental Design (LEED). Он дважды был удостоен награды Sustainable Restaurant Award , присуждаемой журналом The World’s50 Best.

Отсюда открывается панорамный вид на панораму Москвы.(Изображение предоставлено White Rabbit)

White Rabbit, Москва, Россия

Расположенный на 16-м этаже здания в центре Москвы, высококлассный ресторан White Rabbit имеет массивный стеклянный купол, закрывающий двухуровневую главную обеденную зону. Отсюда гости могут увидеть панораму Москвы на 360 градусов. Гламурные интерьеры отражают архитектурную историю России в стиле барокко и рококо. Обивка диванов бархатная, красного, желтого и изумрудного цветов. В оформлении отеля использованы мотивы кроликов и традиционные матрешки, а также цветы и художественные модели архитектурного наследия страны.В дневное время естественный свет проникает со всех сторон, а ночь становится очаровательной благодаря разумному использованию искусственного освещения, в том числе свечей.

Ресторан находится в отеле Bayerischer Hof, который был построен в 1841 году. (Изображение предоставлено: Hotel Bayerischer Hof München / Facebook)

Atelier, Мюнхен, Германия

Ателье является частью отеля Bayerischer Hof в Мюнхене. Здание отеля было задумано королем Людвигом I и построено в 1841 году. Сегодня это один из самых известных адресов в городе и символ величия.

Ателье

, расположенное в задней части отеля, было спроектировано Акселем Вервордтом, известным бельгийским дизайнером интерьеров и арт-дилером. Любовь Вервордта к искусству отражается в каждом уголке ресторана. Панели, жалюзи, стены и вся мебель, соответствующие названию, напоминают мастерскую художника. «Сад» ресторана — это уютная небольшая терраса, отделенная мобильной стеной работы Дирка Вандера Эккена.

Интерьеры привлекают посетителей своим шиком.(Изображение предоставлено Armani)

Emporio Armani Caffè and Ristorante, Милан, Италия

Расположенный на улице Виа Кроче Росса, эксклюзивный ресторан этого модного бренда, которому уже 21 год, разделен на две части. В первой части, расположенной на первом этаже, расположены кафе и холл. На первом этаже находится ресторан с новым «баром шампанского» у входа.

Интерьер этого роскошного ресторана очарует вас, как только вы войдете. Emporio Armani Caffè and Ristorante находится в здании, построенном в 1930-х годах.Это стало причиной того, что в своем последнем переосмыслении архитекторы Джорджио Армани использовали цвета и стиль того периода. Пространства были переосмыслены, и вся атмосфера стала теплее и еще более изысканной.

В здании восточноазиатский архитектурный стиль сочетается с французским дизайном. (Изображение предоставлено Intercontinental)

La Maison 1888, Дананг, Вьетнам

Великолепное здание La Maison 1888 представляет собой слияние восточноазиатского архитектурного стиля и французского дизайна.Античный особняк расположен на склоне горы и был спроектирован Биллом Бенсли, который представлял его домом вымышленной франко-евразийской семьи. Интерьеры каждой из частных столовых отражают вкусы детей в семье. Например, «Комната путешественника» была задумана с учетом сына-плейбоя. В этом номере есть оригинальные шляпные коробки Stetson, Knox и Churchill, туристические плакаты и книги, такие как The Story of a Bad Boy Томаса Бейли Олдрича.

Точно так же в столовой Le Boudoir de Madame есть вьетнамский пуф с вышивкой, бронзовые фонари, антикварные ширмы и китайская кровать с балдахином — вещи, с которыми «дочка» семьи будет дома. Длинные окна возвышаются со всех сторон здания, словно касаясь крыш в стиле пагоды, что делает La Maison 1888 главной достопримечательностью Дананга.

Решетчатая стальная конструкция покрывает часть здания ресторана. (Изображение предоставлено: Тори Тори)

Тори Тори, Мехико, Мексика

Фасад суши-ресторана в районе Поланко — это зрелище.Два самонесущих слоя из искусно вырезанных стальных пластин ручной работы образуют решетчатую структуру вокруг стен ресторана. Когда дневной свет проникает через фасад, он создает внутри завораживающие тени. Фиолетовый свет освещает это уникальное сооружение по вечерам, придавая ему психоделический вид. Структура образует уникальное сочетание с натуральным плющом, покрывающим подпорные стены.

Джунья Исигами в архитектуре дома и ресторана в Ямагути, Япония

Японский архитектор Джунья Ишигами строит пещерный ресторан в Ямагути, Япония, который выглядит так, будто через туннель прошли гигантские черви. исигами создавали уникальную архитектуру, выкапывая ямы в земле, заполняя их бетоном и выкапывая землю вокруг них. он рассказывает designboom историю — все изображения © designboom, если не указано иное.

Проект под названием «Дом и ресторан» был разработан для шеф-повара из южной Японии и планируется открыть осенью 2019 года под названием «Ресторан Ноэль».
Изображение предоставлено Джунья Ишигами

во время экскурсии по офису Джунья Ишигами в Роппонги, Токио, архитектор показывает детали начального процесса проектирования, на планирование которого, по его словам, потребовалось семь лет, прежде чем можно было вообще начать строительство. он объясняет, что клиент запросил место в виде пещеры, где он мог бы использовать часть здания как ресторан, а часть — как свою частную резиденцию.

« Мой клиент хотел что-то вроде винного погреба , и я подумал, как сделать что-то по-настоящему архаичное», — рассказывает архитектор designboom.

« Я хочу свободно думать об архитектуре», — добавляет он . «, чтобы расширить мой взгляд на архитектуру как можно более гибко, широко и тонко, вне стереотипов о том, какой архитектурой считается .’

между землей и небом, проект ресторана и резиденции шеф-повара на юге Японии выполнен в виде скалы Характеризуемый множеством легких и воздушных проектов, дизайн дома и ресторана «Ноэль» демонстрирует отказ архитекторов от привязки к определенному стилю. Проект , расположенный между землей и небом, разработан «в виде скалы», в котором относительно простой жест сочетается с более сложным процессом.

Результатом является лабиринтная планировка дома, которая направляет гостей из одного помещения в другое. после высыхания пол формы удаляется, чтобы освободить место для конструкции и крыши здания. В результате получается перевернутый пейзаж, частично определяемый природой.

проект записывает течение времени, отраженное в процессе седиментации и эрозии. другая природа «примитивных» форм., хотя он часто начинает с рисунка, иногда он «зарисовывает» модель. В случае с домом и рестораном в Ямагути отправной точкой был сам процесс строительства.

деталь модели «дома и ресторана в Ямагути»
image © Жан Пикон, любезно предоставлено фондом Картье

Джунья Ишигами провел свою первую крупную персональную выставку в прошлом году. Выставка № , озаглавленная «освобождая архитектуру», продемонстрировала удивительную способность Ишигами мыслить о своей деятельности за пределами ноу-хау и архитектурной мысли.Она отправила публику в путешествие в воображение художника, открыв двадцать его проектов в Азии и Европе.

«Свободная архитектура» получила золотую мадоннину ДИЗАЙН-ПРИЗА 2019 за ЛУЧШИЙ выставочный дизайн.

Первоначальная идея заключалась в очистке залитых бетонных колонн, но ишигами привлекли землистые свойства поверхности, результат прилипания почвы к залитому бетону
изображение любезно предоставлено рестораном Ноэль

Крайне разноплановые работы Исигами сложно отнести к разряду, поэтому название выставки звучит как манифест., один из самых экспериментальных архитекторов молодого поколения Японии, его поэтические видения часто казались слишком радикальными, чтобы их можно было реализовать, обреченными на то, чтобы ограничиться сферой инсталляционного искусства.

«дом и ресторан» включает сидячие места под органическими формами
image © laurian ghinitoiu

Позднее в этом месяце junya ishigami представит законченную конструкцию змеевидного павильона 2019 года. он откроется 20 июня и останется в Гайд-парке до 6 октября 2019 года.


вид внутри одной из моделей


вид внутри одной из моделей


вид одной из моделей

деталь

вид на выставку fondation cartier

designboom посещает офис junya ishigami

крупным планом модель

крупным планом модель


модель большего размера и дизайн демонстрирует процесс разработки junya ishigami

ямы в земле

заливка бетона в ямы и затем выкапывание промежутков между образовавшимися бетонными сталактитами


строительная техника, используемая для строительства пещерного ресторана в Ямагути
, изображение любезно предоставлено Джунья.ishigami + associates


изображение предоставлено junya.ishigami + associates

junya ishigami в своем офисе в Токио

nina azzarello I. чувственный опыт

ресторан delta стимулирует коллективную память гостей

архитекторы, связанные с коисом, спроектировали «дельту», прекрасный современный ресторан, который предлагает посетителям мультисенсорное восприятие .Проект расположен на территории культурного центра фонда ставроса ниархоса (SNFCC) в Афинах, греция — одного из выдающихся культурных комплексов в стране, спроектированного Ренцо Пианино (см. нашу предыдущую статью здесь). следуя той же эстетической и художественной сцене, команда дизайнеров стремилась пробудить коллективную память гостей, создавая подсознательно чувство эйфории и знакомства при входе.

«ресторан представляет совершенно новый подход к греческим стандартам», , как сказал Стелиос Койс, основатель афинской студии, в предыдущем интервью designboom. Все изображения любезно предоставлены Жеромом Галланом

, выражающим культурное разнообразие современной Греции

Дизайн ресторана был разработан отмеченной наградами архитектурной студией Kois Associated Architects. создание атмосферы, отражающей культурную самобытность страны.

избегая использования исторических мотивов или объектов, они направлены на архетипические характеристики и повествования, подчеркивая опыт загадочных греческих мифов и идентичности. пространство использует новую интерпретацию, основанную на человеческом масштабе, в попытке вызвать у посетителей интимные ощущения.

«мы видели в программной артикуляции возможность создать сложную пространственную реализацию . мы не разделили пространство на части; вместо этого мы выбрали иерархическое распределение функций, создавая дифференциации высот, которые формируют топологический ландшафт в пространстве. мы хотели, чтобы посетитель мог полностью уловить пространственность через непрерывный взгляд.задача заключалась в том, чтобы с помощью архитектуры добиться демократического разделения программы, пространства и вида без ущерба для приватности ужина », — отметила команда .

скульптурный бар как центральный элемент

сырье усиливает подлинность и экологичность проекта: дерево, металл и камень создают гладкую визуальную связь, которая приветствует посетителя, ссылаясь на греческую архитектуру парадигмы модернизма.При входе на площадку гость сталкивается с мозаичным полом из крупных фрагментов кристального мрамора. Культовый скульптурный бар , созданный скульпторами вукенас и петридес, является центральным элементом, пробуждая визуальные и тактильные чувства. его неровно изогнутый корпус отличается великолепием, непрерывным динамическим движением и мягким внутренним сиянием. Далее гость встречает просторную кухню, заключенную в полупрозрачный объем, где изменения интенсивности света и температуры создают яркую, но успокаивающую атмосферу.

«экспериментальная взаимозаменяемость — это для нас очень важное понятие. мы представляли программную артикуляцию как мозаику переживаний, происходящих в различных пространственных фрагментах ».

проект объединяет гастрономический опыт с современным социальным ритуалом. Функционируя как культурный центр , дельта сотрудничает с художниками и включает их работы в ресторан, а также проводит образовательные программы, семинары и мероприятия, такие как дегустация вин. «мы рассматривали ресторан не только как место социальных встреч и развлечений, но и как демократическую платформу для экспериментов, где все в равной степени наслаждаются обеденным ритуалом».

VETER Designs Artest, московский ресторан, соединяющий два мира

Каждый четверг информационный бюллетень Sixtysix доставляет последние творческие новости, проекты и идеи прямо на ваш почтовый ящик. Вот основные моменты этой недели. Нет в списке рассылки? Подпишитесь сейчас.

***

Фото любезно предоставлено VETER

В Москве компания VETER создает для Artest иммерсивный дизайн ресторана, в котором сталкиваются миры.

+ Двухэтажный ресторан спроектирован вокруг света. Первый этаж представляет собой «Темный мир» и землю, где природные элементы, такие как стол шеф-повара из пней, вызывают ощущение заземления и укоренения.

+ Между тем, верхний этаж , или «Светлый мир», представляет собой воздушное теплое пространство, сосредоточенное вокруг скульптурного камина. Форма также играет важную роль в комнате, вызывая ощущение кинетического движения.

Нери и Ху спроектировали The Void — Aranya Art Center вокруг внутреннего двора со ступенчатым амфитеатром.Фото любезно предоставлено Neri & Hu

Новая книга

Neri & Hu предлагает заглянуть за кулисы некоторых из самых известных проектов студии.

+ От чайханы Fuzhou до перевернутого отеля-крепости. Философия дизайна Sukhothai, Neri & Hu отражает азиатские традиции и придает новый современный вид архитектуре.

+ Neri & Hu Design and Research Office: Thresholds: Space, Time, and Practice подробно описывает творческий процесс архитектурной студии, представленный в виде ранее не публиковавшихся эскизов, фотографий до и после, концепции описания и многое другое.

Иван Баан делится фотографиями тыквы Яёи Кусамы до того, как ее выбросило в океан.

+ ICYMI: Тыква Яёи была разбита и унесена сильным, неожиданным штормом, обрушившимся на остров Наосима, где этот объект выставлялся с 1994 года.

+ На фотографиях Ивана скульптура запечатлена в более широком контексте острова, где она стала неотъемлемой частью ландшафта.

Представляем новый Lincoln Navigator, который включает в себя технологию громкой связи и обновления дизайна, которые подчеркивают хорошее самочувствие.

+ Новый Navigator — это первый автомобиль Lincoln с технологией громкой связи. «Уверенный, новый внешний вид Navigator и внедрение передовых функций, таких как Lincoln ActiveGlide — наша технология помощи водителю без помощи рук — являются отличными примерами того, как мы улучшаем условия пребывания в убежище и сохраняем свежесть наших автомобилей», — сказал президент Lincoln Джой Фалотико. в заявлении.

+ Кемаль Курик, директор по дизайну в Lincoln, также отметил, что хорошее самочувствие играет большую роль в дизайне внедорожника.«Опираясь на то, что мы уже знаем, и в дальнейшем совершенствуя наши сильные стороны, мы изучили больше способов, позволяющих клиентам наслаждаться умиротворением своего автомобиля, используя его как пространство для личного расслабления и хорошего самочувствия — от дома до работы и в неподвижные моменты».

Фото любезно предоставлено kesselskramer.com

Когда фотография и гостеприимство сталкиваются: КессельсКрамер использует портреты местных жителей Лос-Анджелеса, чтобы отметить запуск аванпоста CitizenM в Лос-Анджелесе.

+ Креативное агентство KesselsKramer подготовило серию портретов, напоминая культуру Лос-Анджелеса по кастингу для нового отеля, подчеркивая разнообразие сообщества.Демонстрационная выставка, снятая местным фотографом Коринн Скьявоне, будет экспонироваться в окнах отеля до конца августа.

+ Агентство сообщило Creative Review , что портреты представляют сообщество: «от артистов до правозащитников, трансгендерных мужчин и женщин, квир-промоутеров ночных клубов, музыкантов, художников и поваров, которые бросили все, чтобы накормить». Активисты BLM ».

Писательница Грейс Перри выпускает книгу эссе, в которой весело переплетаются моменты поп-культуры начала 2000-х годов и ее личный путь стать «геем до чертиков».”

+ Called 2000-е Made Me Gay: Essays on Pop Culture , Грейс, которая участвует в Sixtysix , рассказывает о моментах поп-культуры начала 2000-х и о том, как они сформировали ее личность.

+ Грейс использует юмор и культурную критику, чтобы исследовать, как прямое, гетеронормативное десятилетие повлияло на ее жизнь в то время, когда не существовало инклюзивности и признания ЛГБТК.

Фото любезно предоставлено studiohagenhall.com

Studio Hagen Hall превращает таунхаус в северном Лондоне в дом в Калифорнийском каньоне 1970-х годов.

+ Напоминающий теплый летний день в Лорел каньоне, команда дизайнеров Studio Hagen Hall использовала богатые цвета тамаринда, рубинового грейпфрута и персика по всему таунхаусу. Оттенки бледно-розового и латунной фурнитуры акцентируют внимание на модернистском пространстве, подчеркнутом пробковыми панелями и освещением середины века.

+ Текстура в изобилии по всему дому, с тяжелыми льняными шторами и золотым бархатным диваном, примыкающим к кухне, сделанной на заказ из вязового дерева.В доме Fittingly Canyon также есть звуконепроницаемая студия звукозаписи, отделенная от остальной части дома, что укрепляет повествование о Голливудских холмах.

Керамист Вуди Де Отелло рассказывает, как пандемия повлияла на будущее его работы.

+ Художник , родившийся в Майами, наиболее известный своими причудливыми сюрреалистическими скульптурами, по общему признанию, работал «без перерыва с 2017 года», но когда пандемия резко сократила его пребывание в Центре искусств Колера, это ознаменовало сдвиг в его работе.«Я гораздо больше занимаюсь фристайлом», — сказал он Architectural Digest , в последнее время вдохновленный «спонтанной, интуитивной, импровизационной энергией» джаза.

+ Последняя работа Вуди «» основана на саморефлексии и заботе о себе, с использованием кашпо и ручных зеркал как пережитков пандемии 2020 года. «Вся эта тревожная энергия уходит в керамику, и это дает мне свободу и пространство, чтобы быть легче и оптимистичнее», — сказал он.

Фотография любезно предоставлена ​​Ferrari.com

India Mahdavi превращает столовую Энцо Феррари 1940-х годов в тратторию, вдохновленную гоночными автомобилями, которую возглавляет известный ресторатор Массимо Боттура.

+ Фирменная красная краска Racing , напоминающая формулу 1 Ferrari rossa cora , и клетчатая напольная плитка, украшенная символом Cavallino, Ristorante Cavallino в Индии создан так, чтобы жить и дышать Ferrari.

+ Ярко-желтая скамья сидячих мест граничит со столовой с небольшими круглыми столиками и стеной галереи с винтажными реликвиями Ferrari.Арочные окна отражают перголу, где красные столы и стулья, сделанные на заказ, установлены для трапезы на свежем воздухе среди сада.

***

Хотите, чтобы эта сводка новостей отправлялась прямо на ваш почтовый ящик? Подпишитесь ниже.

Примечание: для этого содержимого требуется JavaScript.

Здесь останавливались даже Маргарет Тэтчер и Арнольд Шварценеггер / Новости / Сайт Москвы

Будет проведено тщательное обследование здания, в котором находится гостиница «Советская», ресторан «Яр» (один из старейших ресторанов Москвы) и музыкально-драматический театр «Ромэн». до начала реставрационных работ.Он был построен в 19 -ом годах и несколько раз перестраивался, с добавлением новых пристроек и крыльев. В разное время рисованием занимались архитекторы Адольф Эрихсон (1862–1940), Павел Штеллер (1910–1971), Павел Рагулин (1907–1991), Иосиф Ловейко (1906–1996) и Владимир Лебедев (1909–2001). в планах разные переделки. Здание уникально тем, что до сих пор сохранило некоторые признаки архитектуры ар-нуво и сталинского ампира.

Департамент культурного наследия дал разрешение геодезистам начать работу над отелем, чтобы эта историческая достопримечательность была приведена в порядок.

«У этого места такая богатая история. В начале 19 -го годов француз Транквиль Ярд открыл свой второй ресторан в одноэтажном деревянном здании. Несколько владельцев приходили и уходили на протяжении десятилетий, но раньше ресторан оставался одним из лучших за пределами Москвы. В конце века он стал местом проведения цыганских представлений. Эта традиция продолжается и по сей день. В 1910 году здание, в котором находится ресторан, было реконструировано по плану архитектора Адольфа Эрихсона.Это был помпезный дизайн в стиле модерн с большими куполами, арочными окнами и металлическими светильниками на фасаде », — сказал глава Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов.

Он добавил, что перед началом реставрационных работ специалистам придется тщательно изучить архивные материалы. Это поможет убедиться в том, что будущие архитектурные и инженерные работы будут технически подходить для постройки. После того, как этот этап проекта будет подготовлен и одобрен Департаментом культурного наследия, можно получить разрешение на строительство для продолжения ремонтных работ.

Ресторан «Яр» был закрыт в 1918 году, после революции, а его владелец, бывший крестьянин и официант Алексей Судаков, был арестован. В 20-х годах прошлого века в здании располагались павильоны и офисы киностудии «Межрабпомфильм», Всероссийский государственный институт кинематографии. В 1927 году в роскошных столовых открылся кинотеатр «ГИК».

В конце 1930-х годов здание было передано Управлению авиации, а в 1939 году оно было перестроено по классическому проекту архитектора Н.Механиков. Фасады нового клуба украшали бюсты пионеров авиации и ученых. Клуб располагался в одном из обеденных залов ресторана и в одной из гостиных. Когда в июне 1941 года началась Великая Отечественная война, здесь дислоцировалась 18 -я дивизия Народного ополчения Ленинградского района Москвы.

Спустя десять лет, в начале 1950-х годов, по инициативе сына Иосифа Сталина Василия в здании была произведена очередная реконструкция.На этот раз проект создавали три архитектора: Иосиф Ловейко, Владимир Лебедев и Павел Штеллер. Они сохранили часть имеющихся номеров и пристроили новое крыло на улице Расковой под гостиницу «Советская». Его помещения принадлежали Верховному Совету СССР и Совету Министров, и широкой публики там обычно не видели. Сегодня номер 301 носит имя Василия Сталина, потому что он жил в нем.

Портреты летчиков на фасаде с видом на проспект заменены аллегорическими фигурами, установлены новые окна и балконы.Были изменены декоративные элементы, и здание приобрело стиль сталинского ампира. Ресторан Yar вновь открылся для людей, остановившихся в отеле, таких как общественные деятели, политики, актеры и спортсмены, в том числе Маргарет Тэтчер, Индира Ганди, Арнольд Шварценеггер и Жан Поль Бельмондо.

С 1969 года театру «Ромэн» передано несколько помещений. Основная сцена по-прежнему находится в театрально-концертном зале отеля. Он известен своими оригинальными постановками и, кажется, продолжает древние традиции Яра, который до революции славился цыганскими песнями.

В 1998 году здание было отремонтировано. Например, комната, известная как Малахитовый зал, была отреставрирована по старым чертежам, с отреставрированными фресками начала 20 -го веков, отремонтирована люстра 1912 года и отремонтированы лампы 1952 года. Тогда же воссоздан фонтан на заднем дворе, точная копия фонтана перед Большим театром. В ресторане «Яр» вновь открылся зеленый бар, созданный при Алексее Судакове.

Восстановление и сохранение архитектурных памятников — важная часть работы Департамента культурного наследия.Недавно было получено разрешение на благоустройство Мостовой башни на острове Измайлово и зимнего сада с готической башней, а также сарая на даче Лямин в парке «Сокольники».

Разрешено проведение научных исследований в павильоне 51 «Мясная промышленность» на ВДНХ, построенном в 1951–1954 гг. Он был спроектирован архитекторами Виктором Лисицыным и Сергеем Чернобаем и до 1956 года назывался Главмясо. В июле этого года в Москве началась реставрация 16 скульптур воинов-победителей и девушек, прославляющих Победу, которые украшают дом 30 на углу Ленинского проспекта и площади Гагарина, которая также известна. как Дом на Калужской заставе.

The Y Restaurant в Москве транслирует ретро и современное, глобальное и локальное

Ресторан, спроектированный Asthetíque Group, сочетает в себе изгибы ар-деко и элементы латуни 70-х годов с игривым духом.

Предоставлено Михаилом Лоскутовым

Для Киры Байбаковой, предпринимательницы и владелицы ресторана The Y в Москве, использование творческих талантов нью-йоркской дизайнерской фирмы с местным офисом оказалось плодотворным и продуктивным. Недавно открывшаяся площадка площадью 10 000 квадратных футов с кафе и двумя ресторанами занимает два этажа в Barrin House, новом жилом комплексе в центральном районе Москвы Хамовники.«Мы понимаем демографию в этом районе, и мы хотели достичь всех этих целей», — говорит Жюльен Альбертини, партнер-основатель Asthetíque Group, которая спроектировала новое пространство. Он описывает этот район как популярный среди московских яппи: «Это как Верхний Вест-Сайд и Ист-Сайд». (Дом Ральфа Лорена и таунхаусы Noble Row, спроектированные Фоли и Кокс, также находятся неподалеку.)

В The Y цель Asthetíque заключалась в том, чтобы объединить образцы прошлых десятилетий, сочетая изгибы ар-деко и латунные элементы 70-х годов с современными тенденциями и чувством игривости, вдохновленной Уэсом Андерсоном.В планы вошло и прошлое дизайнеров: Альбертини из Нью-Йорка, а его деловой партнер Алина Пимкина из Москвы. «Есть вещи инь и янь, которые мы стараемся использовать во всех наших проектах», — говорит он.

Предоставлено Михаилом Лоскутовым

Альбертини описывает первый этаж The Y как «скромный и уютный», с кафе, рестораном с непринужденной атмосферой и детской игровой комнатой, которая скоро будет достроена. На втором уровне дизайн становится «более сексуальным и утонченным», отмечает он, с большой частной столовой и интерьерами, наполненными «более темными и глубокими тонами».”

Хотя в ресторане подают блюда кавказской кухни, характерные для всего мира, Альбертини объясняет, что он стремился «получить полное представление о дизайне и эстетике… Мы хотели придерживаться строгого подхода к дизайну и сделать его универсальным». Представлен широкий спектр европейских производителей и брендов, в том числе & Tradition, Saba и Mattiazzi. Альбертини и Пимкина также использовали комиссию как возможность продемонстрировать освещение местного производства Asthetíque Group.

Произведения искусства на тему растений, интегрированные в ресторан и кафе, в сочетании с гламурными моментами, распространенными повсюду, усиливают международную привлекательность этого места. Заказная картина с рисунком шалфея и кистей встречает посетителей, а стена в кафе украшена жидкой латунью немецкого производства, которую Asthetíque модифицировала с помощью уникальной патины и градиентных эффектов. Лестничный пролет украшен более ботаническими изображениями, которые соответствуют отдельной части, установленной над одним из банкетов наверху.Y также наполнен множеством настоящих живых растений, чтобы «было немного более жилым и уютным», — говорит Альбертини. «Когда у вас есть все эти твердые материалы — мраморные столы, гипсовые стены, деревянные полы — вам нужно что-то органическое, чтобы смягчить палитру».

Благодаря роскошному разнообразию помещений в сочетании с кулинарными амбициями, The Y готов принять бесконечные и разнообразные визиты, — говорит Альбертини: «Каждый раз, когда вы приходите, это разные впечатления, и это вызывает желание вернуться.”

Вам также может понравиться «В Чикаго роскошный бутик Notre меняет типологию розничной торговли».

Хотели бы вы прокомментировать эту статью? Присылайте свои мысли по адресу: [адрес электронной почты]

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.