Британской высшей школы дизайна: Британская высшая школа дизайна (БВШД)

Содержание

ВТБ и Британская высшая школа дизайна объявляют о запуске совместной образовательной программы для UX/UI дизайнеров — — О Группе ВТБ

Банк ВТБ и Британская высшая школа дизайна (БВШД) запустили первую совместную образовательную программу для дизайнеров с опытом работы в диджитал-проектах от 1 года, которая поможет начинающим дизайнерам актуализировать и расширить знания в сфере проектирования цифровых продуктов. Уникальность программы в том, что она объединила ведущих педагогов БВШД и лидеров дизайн-команды ВТБ. Лучшие участники программы получат от ВТБ предложение о работе.

Курс стартует в июне 2021 года в Британской высшей школе дизайна — флагманской школе университета креативных индустрий Universal University. ВТБ оплатит обучение 25 лучшим студентам, которые успешно пройдут конкурсный отбор. Прием заявок открыт до 1 июня.

За 3 месяца обучения участники пройдут весь путь дизайна цифрового продукта — от идеи до презентации решения. Помимо ключевых компетенций, студенты получат дополнительные знания о критериях оценки эффективности продукта, особенностях типографики и написания текстов для мобильных приложений.

По итогам программы участники будут иметь актуальные знания, понимание процессов в диджитал-дизайне и смогут четко определить свой вектор развития в профессии.

Руководитель департамента по работе с персоналом, старший вице-президент ВТБ Глеб Ермаков отметил: «Сейчас в рамках реализации программы цифровой трансформации „600 дней“, запущенной нами чуть более года назад, у нас есть потребность в редких специалистах с экспертизой в направлении UX/UI дизайна. Наш опыт показывает, что поиск таких специалистов осложняется требованиями, связанными с разработкой именно банковского продукта, дефицитом на рынке таких кадров и высокой конкуренцией не только с финансовыми, но и с крупнейшими технологическими компаниями. Поэтому мы приняли решение запустить программу обучения для UX/UI дизайнеров в коллаборации с одним из лидеров в области образовательных и исследовательских проектов с использованием цифровых технологий — Британской высшей школой дизайна».

«Преподавать на курсе вместе с экспертами БВШД будут лидеры нашей дизайн-команды, которые в прошлом году полностью обновили ВТБ Онлайн. Специалисты поделятся собственным опытом разработки дизайна для двух наших цифровых каналов — приложения и интернет-банка, расскажут обо всех этапах создания востребованных сервисов, о том, как работать с гипотезами и как превращать креативные идеи в масштабируемые решения для миллионов пользователей. После прохождения курса студенты получат полное представление о том, как создается дизайн цифрового продукта, который действительно будет востребован пользователями. Лучшим мы предложим стать частью команды ВТБ Онлайн и вместе менять его для 14,5 млн наших клиентов», — сказал руководитель департамента цифрового бизнеса, старший вице-президент ВТБ Никита Чугунов.

Екатерина Черкес-заде, директор университета креативных индустрий Universal University, декан Британской высшей школы дизайна: «Дизайн влияет на все сферы нашей жизни, и я рада, что все больше компаний, не связанных напрямую с креативными индустриями, осознают их пользу и влияние на бизнес. Дизайн и креатив способны полностью изменить продукт и пользовательский опыт. Совместная программа с банком ВТБ даст нашим студентам, начинающим дизайнерам, возможность создать полезный продукт и рассмотреть для себя карьерную траекторию в FinTech».

Подробно с условиями участия в программе можно ознакомиться здесь.

Справка

Британская высшая школа дизайна — флагманская школа университета креативных индустрий Universal University

, куда также входят Scream School, Архитектурная школа МАРШ, Московская школа кино и другие творческие школы. БВШД проводит обучение по программам бакалавриата совместно с University of Hertfordshire (Великобритания) — на факультетах искусства и дизайна, бизнеса и маркетинга. На программах российского дополнительного образования БВШД предлагает обучение на факультетах цифрового, коммуникационного, пространственного дизайна, визуальных искусств, моды и стиля, бизнеса и маркетинга.

Будущее моды в России: познакомьтесь с выпускниками Британской высшей школы дизайна, за которыми стоит начать следить уже сейчас

Ежегодно Британская высшая школа дизайна выпускает в среднем 30–35 человек — кто-то уходит работать в большой бренд, а кто-то создает свой собственный. Среди учеников школы есть и те, кто вышел на мировой подиум и принимал участие в нью-йоркской Неделе моды, а кто-то даже вошел в список номинантов LVMH Prize. Выпуск 2020 со своим увлечением Александром Маккуином, Анн Демельмейстер и сложносочиненными силуэтами лично нас обнадеживает и заставляет верить в будущее российской модной индустрии, которая пока что очень молода и незрела. Выпускные коллекции в этом году прошли в видеоформате. Режиссер ролика Мария Коган предложила начинающим дизайнерам представить их коллекции в ограниченных временных рамках — согласно концепции, модели в созданных одиннадцатью студентами вещах проживали несколько раз один и тот же момент из жизни. Итак, перед вами семь учеников программы британского бакалавриата BA (Hons) Fashion Design и ее куратора Клэр Лоупман и четыре подопечных Анны Черных и Владимира Тилинина — кураторов российской программы дополнительного образования «Дизайн одежды». 

Алиса Лапычева 

Главным источником вдохновения для Алисы Лапычевой, выросшей в подмосковном городе Балашихе, стали регионы России и их жители. Прежде чем начать работу над дебютной коллекцией с игривым названием Hohma, она путешествовала по разным городам и разговаривала с местными — их истории и стали отправной точкой. По словам Алисы, эти люди не следят за трендами и руководствуются только собственными предпочтениями, а свободы у них гораздо больше, чем у тех же москвичей. Широкие плечи и приталенный силуэт напоминают наряды героинь «Интердевочки», но консервативными их точно не назовешь — Алиса экспериментирует с архитектурным кроем, создавая будто бы бумажные вещи из гигантских продуктовых наклеек, чеков и объявлений. В ее нарядах кроется признание в любви Демне Гвасалии («революционеру в мире моды»), а в принтах — оммаж Ричарду Куинну и Чарльзу Ноулзу. «Если бы моя коллекция была человеком, это был бы Андрей Бартенев», — размышляет Алиса. 

Hohma, Алиса Лапычева

Анна Черемушкина 

22-летняя Анна Черемушкина вдохновляется архивами Александра Маккуина, а также Домов Maison Margiela и Schiaparelli, советует нам обратить внимание на испанского дизайнера-концептуалиста Тискара Эспадаса, а среди главных навыков, которых требует выбранная ею профессия, называет умение работать с культурным кодом.

В своей дебютной коллекции The New Heritage она переосмысляет понятие «денди» на современный лад. Главным источником вдохновения для нее послужил семейный архив, в частности, биографии прабабушек и прадедов, владевших типографиями в Москве и Туле до 1917 года. Портреты, которые вы увидите на платьях и жакетах, взяты из ее альбома — эти фотографии создают ощущение присутствия родных Анны. Свою коллекцию она называет мужской, но мы во время изучения лукбука поймали себя на мысли, что и сами бы с удовольствием носили жакет с портретом в технике петчворк на спине. Дебют Черемушкиной — яркий пример того, как мода освобождается от гендерных стереотипов.

The New Heritage, Анна Черемушкина 

Анастасия Пятакова  

«Объединение технологичного и ремесленного миров» — так Анастасия Пятакова описывает свою экоколлекцию Neither or both?, созданную из остатков старой одежды. «Как иностранка, живущая в России, я не могу даже представить, сколько бланков регистрации я испортила, скомкала и порвала за эти годы», — делится Анастасия, большую часть жизни прожившая в Таллине. Дизайнер вдохновлялась аэропортами — облегающий крой и прозрачная ткань, в которой угадывается симпатия дизайнера к парижскому бренду Nensi Dojaka, стали визуальными символами вторжения в личное пространство в зоне досмотра, а недовольство посетителей аэропорта и усталость их от формальностей выражены в растрепанных краях и мятых текстурах. Рассуждая о современной моде, дизайнер особенно выделяет экомарку Chopova Lowena выпускниц Central St. Martins, сочетающих в своих коллекциях фольклор и спорт. Сама Анастасия с началом карантина была вынуждена вернуться в Эстонию к родителям, где проходила стажировку в одном из местных ателье, которое занимается переобивкой мебели. После практики у нее сохранилось много кусочков ткани, которые она планирует использовать в будущих коллекциях. 

Neither or both?, Анастасия Пятакова 

 Мария Евстюхина  

На протяжении всех лет обучения в Британской высшей школе дизайна Мария Евстюхина увлекалась культурой Японии и концептами, связанными с принятием тела. Она обожает Рика Оуэнса и Крейга Грина за их взгляд на тело как на предмет и Вивьен Вествуд времен Sex Pistols — за смелые решения. В ее дебютной коллекции Objectified Body много обнаженного тела, пастельных тонов, схожих с оттенками кожи, и оборок, напоминающих смятую ткань. «Во время работы над коллекцией я изучала разные манипуляции с телом, начиная с перформансов и заканчивая БДСМ-практиками, например шибари», — рассказывает Мария. Целью коллекции Objectified Body было передать в каждом образе взаимоотношения предметов с телом — для этого Мария ставила фото- и видеоэксперименты с глиной, вакуумом, веревками, краской и даже тактильным взаимодействием двух тел. 

Objectified Body, Мария Евстюхина 

Мария Бычкова 

Оккультизм и колдовство уже давно являются важными темами в коллекциях многих дизайнеров. Для петербурженки Марии Бычковой культура России неразрывно связана с мистикой, а ответ на вопросы о русской душе, по ее мнению, нужно искать в нашем фольклоре. Гипертрофированно объемные рукава-крылья в технике петчворк в ее коллекции The Code сочетаются с золотой парчой, отсылающей к эстетике царских дворцов. Ткани, из которых сделаны модели, по своей текстуре напоминают мох, камни и кору дерева — чтобы добиться этого эффекта, Мария изучала природные ландшафты, поэтому существенную часть ее мудборда составляли фотографии лесов. Сложному крою дизайнер учится у Тьерри Мюглера, а среди молодых дизайнеров выделяет турецкого дизайнера Диляру Финдикоглу, «создающую одежду для жен графа Дракулы, если бы они жили в наше время».  

The Code, Мария Бычкова 

Людмила Меньших 

Мода, как и любое искусство, отражает социальные изменения и политические настроения. Коллекция Людмилы Меньших Non-Resistance — ее высказывание о России наших дней. Широкие плечи и балаклавы она сочетает с наивными цветочными узорами, напоминающими рисунки «Жостово», и нежным кипенно-белым шифоном. На наш взгляд, наряды из ее коллекции могли бы легко стать костюмами к остросоциальной пьесе или опере.  

Non-Resistance, Людмила Меньших 

Татьяна Кирьякова 

Татьяна Кирьякова могла бы запросто работать в команде Диона Ли — та же любовь к бельевым корсетам, подтяжкам и ультрамини. В своей коллекции Strings of the Soul она изучает современную женственность. Помимо куратора Клэр Лоупман, Татьяна считает своими учителями Анн Демельмейстер, Александра Маккуина и Мартина Маржела. Показ «Струн» прошел в формате перформативного танца — в движении сложноскроенные наряды «оживали» и вступали в диалог с моделями, на которых они были надеты. Архитектурный крой вещей выглядит динамичным даже на снимках из лукбука. Согласно задумке дизайнера, эта коллекция должна помочь другим осознать свою идентичность, понять и принять себя.

Strings of the Soul, Татьяна Кирьякова

Светлана Сыропаева 

Женщины — их природа, анатомия, загадочность и сила — являются главным объектом изучения Светланы Сыропаевой (к слову, недавно основавшей бренд Х:22). В своей коллекции «Очарование мгновением» она исследует противоречие китайской и североамериканской культур — минимализм и колор-блок здесь перекликаются с пестрыми принтами и нарядными тканями. Главными источниками вдохновения Светлана называет родную Москву и коллекции Alexander McQueen, Schiaparelli, Maticevski, The Row, Stella McCartney, а также Kika Vargas («люблю ее игру с объемами и женственные образы»). 

X:22, Светлана Сыропаева 

Олеся Постевая 

В своей дебютной коллекции Line Олеся Постевая поделилась взглядом на универсальный гардероб — она состоит из минималистичных вещей-трансформеров, которые будут уместны как в офисе, так и на вечеринке. На создание коллекции ее вдохновил XX век и образ мышления того времени с присущими ему любовью к экспериментам и отклонением от традиционных шаблонов. «Мне также помогли африканские «примитивы», — добавляет Олеся. —  Африканская культура обладает мощной экспрессией, структурностью — не зря ведь она служила одним из основных источников вдохновения у того же Пабло Пикассо». Во время учебы особую роль, по словам дизайнера, для нее сыграли Чарльз Джеймс, Йоджи Ямамото, Ив Сен-Лоран, Анн Демельмейстер и Александр Маккуин.

Line, Олеся Постевая 

Ирина Кирдяшкина 

На создание коллекции 28-летнюю выпускницу и основательницу бренда 30:06 Ирину Кирдяшкину вдохновила книга Стивена Хокинга «Теория всего», рассказывающая краткую историю появления Вселенной. Футуристичные лакированные ботфорты и угловатые платья мы запросто могли бы представить на главной героине фильма «Гаттака». Сама Ирина продолжает миссию «антверпенской шестерки», заставлявшей смотреть на одежду как на способ самовыражения и арт-объект. Свою дебютную коллекцию она посвятила поколению Y. «Мы всегда оптимистично настроены, остро чувствуем хрупкость мира, эфемерность бытия и ценность момента, — объясняет Ирина. — Мы добиваемся своего во что бы то ни стало и стремимся создать вокруг себя комфортный психологический климат». 

30:06, Ирина Кирдяшкина 

Екатерина Коршунова 

При создании коллекции Dressed Rehearsal Екатерина Коршунова вдохновлялась репетиционными костюмами танцовщиков Рудольфа Нуреева и Михаила Барышникова, дворцовыми интерьерами Франции, стилистикой короля Людовика XIV и образами поп-музыкантов. Екатерина в детстве занималась балетом и для выступлений шила костюмы сама — себе и всему танцевальному коллективу. Прежде чем связать свою жизнь с модой, она успела пожить в Лондоне, окончить там музыкальный колледж, записать альбом, а затем попробовать себя в корпоративной среде. «В какой-то момент я обнаружила себя в состоянии тяжелой депрессии, а мода помогла мне вернуться к жизни, — рассказывает Екатерина. — Сегодня я почти не ношу одежду из магазинов, а только свои изделия — они помогают мне максимально отразить то, что я чувствую». 

Dressed Rehearsal, Екатерина Коршунова 

Лучшие проекты выпускников Британской высшей школы дизайна

В этом году команде Westwing.ru удалось побывать на «защите» дипломных проектов выпускников Британской высшей школы дизайна и выбрать лучшие работы. Рассказываем, какие работы оказались самыми интересными

Как оценивали

26 и 27 июня в Британской высшей школе дизайна прошла презентация дипломных проектов курса «Дизайн интерьера». Westwing.ru как партнер Британки подготовил сюрприз для начинающих дизайнеров. Самые интересные проекты, по мнению команды Westwing во главе с креативным директорам сервиса Яной Дмитренко, получил в подарок стильный предмет интерьера и сертификат на шопинг на сайте Westwing.ru.

Лучшая работа должна была соответствовать представлению Westwing о хороших интерьерах и отвечать основным требованиям к современным пространствам. Таким образом, оценивались актуальность, красота и функциональность проектов. Самое главное — лучшая дипломная работа должна была вдохновлять, потому что именно в этом заключается миссия Westwing.ru!

Кто отличился

Мы решили поделиться с вами лучшими дипломными проектами выпускников Британки и рассказать, почему именно они стали нашими фаворитами.

Ольга Казакова, ресторан Glitch

Этот объект среди прочих отличается уникальным расположением — на краю скалы над морем. В моем проекте сложность составила непростая архитектура здания, наличие несущих колонн, необходимость обеспечить проходы в кухню без ущерба приватности посетителей.

Поскольку главным преимуществом объекта является вид на море с высоты, мне не хотелось отвлекать внимание посетителей разнообразием декора и пестротой цветов. В то же время пространство должно быть наполнено и после захода солнца. Поэтому я
использовала нейтральный фон и яркие акценты. Выбирая художественный прием, я размышляла о преломлении солнечного света на волнах, это создает своеобразный глитч-эффект. Так я выбрала цвет металла, который напоминает о том, как закатное солнце отражается на поверхности волн. Поддерживают глитч-эффект «невидимые» легкие столы из стекла, преломляющего солнечный свет.

На цокольном этаже в нишах стоят инсталляции из стекла, с нанесенным на них глитч-изображением. Подсвеченные снизу, они разграничивают пространство и обеспечивают мягкое освещение.

На первом этаже, благодаря раздвижным конструкциям окон, гостям обеспечен доступ к бару со стороны террасы. Места для посетителей между дверями в кухню организованы в полузакрытую нишу, чтобы гостям и персоналу было удобнее. На цокольном этаже вдоль дальней от окон стены организованы ниши с приподнятым полом, чтобы и оттуда посетители могли наслаждаться видом.

В моем проекте на первом этаже расположена зона бара, есть места с низкими столами для общения , а на цокольном —  классическая ресторанная рассадка для обеда или ужина. Цель такого зонирования — развести потоки людей, пришедших выпить по коктейлю с легкими закусками, и тех, кому хочется пообедать, поужинать, пообщаться в более тихой обстановке.

Совет от выпускницы

Я получила фундаментальное юридическое образование, но всегда понимала, что хочу иметь больше творческой свободы действий, работать с формой, цветом, объемами. За два года обучения в Британке я поняла, что важно пробовать смелые решения, не бояться совершать ошибки. Не останавливаться и продолжать учиться, интересоваться смежными областями. Также для успеха проекта важна сплоченная команда — люди, объединенные одной идеей, заинтересованные в результате.

Что вдохновляет?

Меня вдохновляют дизайнеры, архитекторы, деятели искусства, которые вносят новое слово в профессию. Их истории, методы взаимодействия с задачей помогают студентам и молодым дизайнерам быть смелее и найти свои источники вдохновения.

Татьяна Черменева, Марина Дороднова и Екатерина Кремез, spa-центр «Сокол»

Истоками данного проекта стала реставрация, реконструкция и приспособление дома на территории поселка Сокол 1920-х годов постройки, реализованного в 2010 году архитектором Михаилом Александровичем Посевкиным. Ознакомившись с архитектурной частью проекта, было решено изменить функциональное назначение объекта, радикально переработать планировочное решение и создать уникальный интерьер. Необычная архитектурная составляющая объекта, историческая значимость и уникальность места, знакомство с самими авторами реконструкции и общая сложность задачи повлияли на окончательный выбор данного проекта в качестве дипломной работы.

В контур проекта СПА-центра включен первый этаж трехэтажного основного дома, где компактно размещены ресепшн, аперитив-зона, зона отдыха, библиотека, проходная с детской зоной и прочие неосновные и технические помещения. За пространством основного дома расположен зимний сад, где можно отдохнуть с видом на благоустроенный внутренний двор, посидеть за камином или пройти по саду дальше в основную часть. Минус первый этаж – основный этаж для оздоровительных процедур, оборудованный бассейном, джакузи, массажным кабинетом, хаммамом, сауной, отдельно женской и мужской раздевалками. На минус втором этаже расположен паркинг, домашний кинотеатр, санузел и ряд технических помещений. После регистрации на ресепшн гости могут спуститься на своем автомобиле с улицы в подземный паркинг, который вмещает в себя четыре машиноместа. Из зоны парковки можно подняться на верхние этажи и насладиться отдыхом и спа-процедурами. После спуститься обратно на лифте и заглянуть в уютный кинозал, закончив свой отдых просмотром любимых фильмов.

Одной из главных задач проекта было связать историческую часть комплекса с современным подземным пространством. Оптимальным стилистическим решением для такой задачи стал минимализм, который «любит» большие пространства, уникальные отделочные материалы, цветовые гармонии, выверенные пропорции, чистоту форм, при этом поможет не загромождать небольшие помещения основного дома, сыграет на контрасте с историческим фоном. Все три части комплекса (основной дом, подземная часть и зимний сад) стилистически связаны единой отделкой стен – микроцементом с фактурой нейтрально-серого цвета.

Советы от выпускниц

Все сложности и препятствия в ходе работы становятся лишь веселыми воспоминаниями, а настоящее удовлетворение получаешь, когда видишь результат проделанной работы.

Марина Дороднова

Работа дизайнера – это всегда движение вперед, постоянное развитие, свобода и гибкость, образ жизни наконец. Самое сложное – находить баланс между творческим началом и бизнес-составляющей любой деятельности.

Татьяна Черменева

Что вдохновляет?

С детства мне нравится все, что связано с дизайном и искусством. Тема дизайна интерьера захватила меня во время ремонта своей квартиры. После ремонта я поняла, что хочу научиться всем тонкостям данной профессии. Много слышала про БВШД, сходила на День открытых дверей и решила, что должна здесь учиться.

Марина Дороднова

В профессии дизайнера самое интересное и захватывающее для меня — планирование пространства. Процесс, когда превращаешь обычное помещение в пространство для жизни. Каждая линия начинает обретать смысл.

Екатерина Кремез

Самое приятное в данной профессии – стирание границ между работой и любимым делом. Вдохновение, эстетическое наслаждение – мощный стимул развиваться и делать свою работу на высшем уровне.

Татьяна Черменева

 

Карина Санаткина и Мария Белоусова, шоу-рум Eco Dush

Тему для дипломной работы нам посоветовала куратор курса Елена Бабкина. Мы делали проект на основе реального брифа. Здание для шоу-рума действительно существует, но будет реализовано по другому проекту. Нашей задачей было спроектировать пространство для демонстрации элитной сантехники брендов, поставляемых в Россию компанией Eco-Dush.

Сложность была одна — нужно было визуально объединить пространства разных брендов сантехники между собой, при этом создав целостную композицию для каждого бренда.

Планировочное решение возникло на основе нашей общей концепции для шоу-рума, которая заключается в том, что пространство каждого бренда вызывает ассоциацию с определенной комнатой в квартире. Именно это решение стало основой как для стилевого, так и для планировочного решений.

Отталкиваясь от общей концепции, мы проектировали зону каждого бренда как отдельную комнату. Старались сделать стилизацию узнаваемой, но ненавязчивой.

Основные материалы, используемые в проекте — это микроцемент, терраццо, керамогранит под персиковый оникс, черный мрамор, латунь, персиковое тонированное стекло и тонированные стеклоблоки. Через материалы мы добились общего расслабляющего и спокойного настроения интерьера шоу-рума.

Что вдохновляет?

Мне нравится многогранность профессии: большое количество составляющих, которые надо учесть и сделать, чтобы проект «ожил». Самое приятное — это видеть, как реализовываются твои идеи, а самое сложное — это их реализовывать.

Мария Белоусова

Я всегда любила рисовать и придумывать свое пространство, а при взгляде на эстетически совершенные формы и картинки мое сердцебиение учащалось. Лично мне нравится сочетание творческой и организационной деятельности: всегда интересно придумывать, продумывать, а затем воплощать в жизнь свои проекты. Последнее, пожалуй, самое непредсказуемое.

Карина Санаткина

Дарья Елфимова, Миллениум-парк

Я хотела работать именно с жилыми интерьерами, поэтому в качестве итогового проекта выбрала дом в комплексе «Миллениум-парк». Здесь очень высокие потолки (по 4 метра на этаж) и огромное количество окон, витражных конструкций. В процессе работы планировка претерпела бесчисленное количество правок. Хотелось создать логичную схему расположения помещений внутри дома, включающую в себя пространство общего пользования, приватную зону для членов семьи из 4 человек, гостевой блок для друзей и родственников, которые могут чувствовать себя здесь комфортно и, в некотором смысле, автономно.

Что вдохновляет?

Когда меня спрашивают, почему дизайнер, я отвечаю, что для меня самый крутой шопинг – это магазины мебели и отделочных материалов. Так было задолго до Британки. Если серьезно, самое приятное – возможность творить и создавать нечто красивое. Самым сложным является оценка самой себя.

Дарья Елфимова

Наталья Ланина и Инна Москалева, винный бар

В рамках дипломного проекта нам было важно работать над реальным брифом заказчика в реальном пространстве со всеми его особенностями и ограничениями. Мы остановили свой выбор именно на винном баре, поскольку объекты сферы гостеприимства — наиболее интересное направление нашей дальнейшей работы.

С точки зрения пространства, сложность представляли изломанные стены и слабая освещённость. Помимо этого, нормативные акты, предопределяющие в нашем случае устройство тамбура, регламентирующие минимальную площадь винного магазина и наличие складского помещения. И, конечно, реалии бизнеса, требующие максимально возможную посадку в условиях имеющейся площади.

Можно выделить две отправные точки, которые мы для себя определили: вино – главный герой, чью значимость необходимо подчеркнуть. Этого мы добивались использованием стекла винных и бутылочных оттенков в оформлении стеллажей  и декорированием магнумами. И концепция бара на каждый день, а не для особого случая. Это обусловило выбор минималистичной мебели, простых и честных отделочных материалов, таких как бетон, стекло и сталь в нескольких видах обработки.

Мы учли различные сценарии использования пространства, предусмотрев возможность перестановки мебели и изменения расположения столов для проведения мероприятий, посадку вдоль окна с маленькими столиками, предназначенными для гостей, зашедших на аперитив, а не полноценный ужин. Полукруглая форма барной стойки в сочетании с направленным на столешницу светом делает комфортным проведение дегустаций.

В магазине мы визуально облегчили винные стеллажи, отказавшись от привычных металлических или МДФ-полок в пользу стальных прутьев пятимиллиметровой толщины. При этом в дополнение к потолочным и напольным креплениям продумали и скрытую фиксацию к стене, чтобы избежать прогибания изящной конструкции.

Инга Рем и Анастасия Дрыкина, Отель «Истомин»

Изначально мы определили, что объектом нашего диплома будет бутик-отель. Далее стали искать подходящее помещение, которое бы подошло для реализации, желательно в центре Москвы, с атмосферой и историей. Выставленный на продажу особняк на Пречистенке подошёл идеально. Двухэтажное здание с цоколем и мансардой должно было вместить все необходимое для нашего отеля. Но главное — это, конечно, атмосфера этого помещения. В нем сохранились элементы отделки XIX века: потолочная лепнина, розетки люстр, мраморные камины и модульный паркет.

В основе планировочного решения лежит логика организации гостиничного пространства и нормативы, которые мы должны были приспособить к имеющимся историческим планировкам. Так, главное помещение отеля (лобби и ресепшн) находится в самой торжественной комнате особняка — на первом этаже с балконом. Отсюда гостям удобно добираться до своих номеров на первом и втором этаже. В отеле предусмотрен доступ для людей с ограниченными физическими возможностями и специальный номер. В цокольном этаже мы разместили бар и ресторан с отдельным входом для гостей, не проживающих в отеле. В мансарде разместился салон красоты с массажным кабинетом, зал для йоги и бар с открытой террасой. В отеле представлены 3 типа номеров: standard, junior suite, suite площадью от 50 кв.м. Мы постарались предусмотреть все, чтобы сделать проживание в наше отеле максимально комфортным.

Совет от выпускниц

Британка научила по-другому думать и по-другому видеть. На мой взгляд, это самое главное, помимо технических и практических навыков, которые мы получили в процессе обучения.

Инга Рем

Что вдохновляет?

Для меня самое приятное в этой профессии — это сам процесс создания наполненного жизнью пространства из пустой коробки  и то, что результат труда можно увидеть .

Инга Рем

В дизайне интерьеров для меня идеально сочетаются творчество и точные науки (геометрия, эргономика, инженерные системы). Магия в том, что видишь материальное воплощение своих мыслей. Очень приятно, когда можно предвосхитить ожидания клиента.

Анастасия Дрыкина

Юлия Левина и Анастасия Потапова, гастро-бар Flora

Во время учебы мы не только объединились в группу для работы над учебными проектами, но и организовали свое дизайнерское бюро «UN Buro». Одним из первых больших и серьезных заказов для нас стала работа над проектом кафе-кулинарии. Реализовав этот проект, мы решили посмотреть на это помещение с новой, необычной стороны, спроектировав в нем более многофункциональный формат гастробара.

Предприятие общественного питания — это такая история для дизайнера, что сделать просто красиво мало. Обязательно надо учитывать СанПиНы, потоки грязной и чистой посуды, разместить кухню в подходящем месте, учитывать технические характеристики оборудования, световые сценарии, согласовывать свою работу со смежными специалистами, занимающимися технологией кухни, вентиляцией и так далее. При этом заказчику важно, чтобы получилось достаточное количество посадочных мест, потому что речь идет о бизнесе и извлечении прибыли.

Главным вдохновением для этого интерьера стала картина современной испанской художницы, живущей в Лондоне, Елены Гуель. Вдохновившись образом девушки с картины художницы, мы перенесли всю цветовую палитру и наши ощущения в интерьер. Наш гастробар называется «Флора», и главным стилистическим акцентом в нем являются растения.

Главные материалы нашего проекта — бетон, стекло и медь. Мы использовали их на разных этажах с разной интенсивностью. На первом этаже выше потолки, а также больше окна, что дает больший доступ естественного света. На втором, более камерном этаже, мы использовали два разных цвета для основного и банкетного залов, чтобы подчеркнуть игру фактур и теней. Но при этом главная роль осталась по-прежнему у растений с подсветкой в стеклянных боксах. Стены на первом и втором этажах покрыты декоративной штукатуркой, создающей атмосферу Италии. В отделке арок и колонн применена медь.

Советы от выпускниц

Мне кажется, дизайнер интерьера должен обладать техническим складом ума и при этом очень сильно развитыми так называемыми soft skills, которые помогают при общении с клиентами, поставщиками и строителями – это коммуникабельность и умение вести переговоры. Переговоры могут быть сложными, в процессе реализации может быть все — от бракованных изделий до срыва сроков подрядчиками, и надо быть к этому готовыми, сохранять холодную голову и продолжать вести проект.

Юлия Левина

Что вдохновляет?

Я могу суткам сидеть и чертить, я получаю от этого огромное удовольствие. Это похоже на прохождение компьютерной игры, только в результате получается готовый безупречный интерьер: четкие линии, ровные углы, оси, красота геометрии.

Юлия Левина

Почему Британка

Британская высшая школа дизайна — важный образовательный центр России, специализирующийся на профессиональной подготовке в сфере творческих и бизнес отраслей. С момента открытия БВШД сотрудничает с факультетом креативных индустрий Университета Хартфордшира (Великобритания), а с 2018 года еще и с факультетом бизнеса.

Если вам интересен дизайн интерьеров, одежды, ювелирных украшений, советуем заглянуть на сайт БВШД. Кроме того, Британка готовит высококлассных маркетологов и менеджеров отдельных индустрий. Подчеркнем — это далеко не полный список программ Школы.

Тех, кто нацелен на экспресс-обучение, порадует большой список четырехдневных интенсивов. Среди них иллюстрация, дизайн жилых интерьеров, стайлинг и имиджмейкинг.

Take your chance!

Общалась: Росса Бланк

«Сэйбиэм» и Британская высшая школа дизайна проведут ювелирный акселератор в Якутии

Компания «Сэйбиэм», резидент ТОР «Якутия», совместно с Британской высшей школой дизайна проведут в Якутске акселератор – двухмесячный интенсив для специалистов и предпринимателей, работающих в ювелирной отрасли.

Организаторы заявили, что целевой аудиторией предстоящего мероприятия являются ювелиры, мастера по обработке камня и косторезы. Все они смогут усовершенствовать мастерство, обрести новый взгляд на дизайн изделий, а также найти новые подходы в проектировании и изготовлении украшений.

Помимо обучения дизайну, акселератор включает в себя программу по подготовке к выходу на глобальный рынок для ювелиров-предпринимателей. Для участников также разработаны направления подготовки по менеджменту, экспорту, цифровому маркетингу и личностному развитию. Активная образовательная программа также включает практические занятия, что позволит применить на практике получаемые в рамках акселератора знания.

«Лучшим участникам будет предложено стать резидентами ювелирно-гранильного кластера, а отличившиеся проекты получат возможность выйти на экспорт под международным зонтичным брендом кластера или под своим частным ювелирным брендом», – сообщили в «Сэйбиэм».

Стоит отметить, что ювелирный акселератор – это уже второй совместный образовательный проект «Сэйбиэм» и Британской высшей школы дизайна. Первая летняя школа ювелирного дизайна состоялась летом 2019 года и была организована в партнёрстве с Арктическим государственным институтом культуры и искусств (Якутск).

«В ноябре 2019 года выпускница программы Жанна Доари, вместе с креативным директором «Сэйбиэм», приняли участие в международной ювелирной выставке в Токио (7th International Jewellery Tokyo Autumn 2019), где презентовали продукцию байерам японских ювелирных сетей и крупным ювелирным компаниям», – отметили организаторы.

В этом году старт программы запланирован на 6 июля. Первый месяц обучения пройдет в ювелирно-гранильном кластере на площадке ТОР «Якутия» в пригороде Якутска. Занятия будут проходить с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических требований. При этом, при неблагоприятной эпидемиологической ситуации в регионе, курсы могут перенесены на более позднюю дату. Второй месяц обучения будет проведен в формате онлайн-лекций. 

Для участия в мероприятии, необходимо до 3 июля зарегистрироваться у организаторов по телефону +7 (924) 177-27-87 или электронной почте [email protected] Желающие прослушать интенсив должны иметь профессиональное профильное образование, так как для обучения необходимы профильные знания. Им также потребуется предоставить портфолио с авторскими работами или проектами, а также пройти тестовое задание – проверка способностей позволит организаторам определить, подходит ли потенциальному участнику обучение в акселераторе.

Напомним, ООО «Сэйбиэм» запустила первый этап ювелирно-гранильного кластера, созданного в рамках инвестиционного соглашения с АО «Корпорация развития Дальнего Востока», в 2019 году. Резидент ТОР «Якутия» обеспечил благоприятные условия для ведения бизнеса в области ювелирной и алмазогранильной отраслей Республики Саха (Якутия). Ювелирно-гранильный кластер организован по принципу индустриального парка и оснащен необходимой инфраструктурой.

Здесь уже работают предприятия-резиденты кластера, занятые производством ювелирных изделий, обработкой алмазов, драгоценных, полудрагоценных, поделочных и синтетических камней. Мастера обеспечены специализированным оборудованием. Кроме того, оператор готов оказывать индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам консалтинговые услуги, проводить маркетинговые исследования, предоставлять аналитическую информацию и организовывать систему сбыта продукции.

Интервью — Александр Аврамов, директор Британской высшей школы дизайна

Досье:

1979 Родился в Канаше. 2001 Окончил магистратуру Московского государственного горного университета. 2003 Основал Британскую высшую школу дизайна в Москве. 2012 Стал председателем управляющего совета консорциума творческих учебных заведений (БВШД, архитектурной школы МАРШ, Московской школы кино, школы компьютерной графики Scream School).

Перспективное направление – разработка компьютерных игр, это по-настоящему международная специальность. Иногда не только в офисе сидеть не надо, но и по-английски можно почти не говорить

В Москве появляется все больше возможностей получить образование в сфере дизайна, архитектуры, урбанистики: специализированные курсы и магистратуры заработали в Высшей школе экономики, в этом году откроется курс повышения квалификации для дизайнеров Дмитрия Барбанеля – Сampus, «Стрелка» планирует очередную программу интенсивных курсов и мастер-классов «Лето на Стрелке», а приглашенные из-за рубежа специалисты регулярно выступают с лекциями по всей Москве. Вместе с этим растет количество конкурсов для молодых дизайнеров и архитекторов, которые хотели бы изменить внешний вид города, а фестивали, которые с завидной регулярностью проходят в ЦДХ, на «Винзаводе», в Центре Artplay и на других площадках, привлекают все более широкую аудиторию. На фоне этого оживления «Пятница» поговорила с основателем и директором Британской высшей школы дизайна Александром Аврамовым о специфике отечественного образования в этой сфере и спросе на рынке творческих профессий.

– Десять лет назад, когда появилась БВШД, это было чуть ли не единственное место, где можно было получить современное дизайнерское образование, но теперь дизайну не учит только ленивый. Приходится бороться за рынок?

– Много где учат, но качественных мест не так много. В России БВШД практически с нуля пришлось создавать систему международного образования, ориентированного на индустрию. При этом спрос на специалистов творческих профессий растет. Так что если появится несколько сильных игроков, работы хватит всем.

– В прошлом году у вас открылась Школа кино. Это как-то далеко от дизайна.

– Мы заинтересованы в развитии учебных заведений, которые покрывали бы самые разные творческие специальности – в отличие от Запада, в России такой подход не очень развит. Фактически мы создаем холдинг с единой базой и инфраструктурой, но разными направлениями деятельности.

– Вы многое позаимствовали у западной образовательной системы. А было ли что-то ценное в советском опыте, что пригодилось бы и сегодня?

– В первую очередь серьезная техническая подготовка. Эта база существует до сих пор, но профессиональные требования к людям творческих профессий изменились. Сегодня от художников, дизайнеров, киноспециалистов, архитекторов требуется проектное мышление, умение решать конкретные задачи, создавать работоспособные качественные, в том числе с эстетической точки зрения, концепции. Техническими навыками, конечно, нужно владеть, но их недостаток можно компенсировать, сотрудничая с другими специалистами и компаниями. А вот создавать яркие концепции, которые будут решать конкретные задачи компаний, отдельных людей или общества в целом, – этому в советской системе должного внимания не уделяли.

– Почему концепция сегодня оказывается важнее навыков?

– Из-за конкуренции. Ведь дизайн предполагает разнообразие, чтобы люди захотели выбрать и купить продукт, услугу, одежду, дом своей мечты. В противном случае функция дизайна сводится к единообразному проектированию минимального набора – мне нужно что-то носить, где-то жить, что-то есть и на чем-то ездить. Дизайн – это способность создавать разные продукты, которые будут помогать людям.

– Но если конкретными навыками можно со временем овладеть, то как научиться создавать яркие концепции?

– Западная модель, при которой учат думающих и самостоятельных специалистов, а не подмастерьев, как раз это и предполагает. Нужно стимулировать студентов не останавливаться на достигнутом. А мы, кажется, до сих пор существуем в прежней парадигме, когда человек что-то узнал, запомнил, выучил – и все: после этого он всю жизнь только этими навыками и пользуется, переучиваясь только в крайнем случае.

– И как же вы учите учиться?

– Люди, которые приходят к нам, мало чем отличаются от студентов в Европе или Америке. Конечно, у них разная подготовка, разное воспитание, но в целом это все равно молодые люди, которые более открыты новому, чем старшее поколение. И мы подумали, что раз подобная схема образования работает в зарубежных вузах, то почему она не может работать у нас? Так что мы просто воссоздали ее основные черты, например, учим студентов взаимодействию с другими специалистами, ориентируем их на работу с индустрией. Мы ведь работаем не на космос, не на пустоту, а на конкретные рыночные запросы. Да и просто стараемся создать место, где было бы приятно находиться, ведь это тоже влияет на успеваемость. Важно, чтобы студенты могли вздохнуть полной грудью и атмосфера учебного заведения их не угнетала, а, наоборот, стимулировала общаться с коллегами и работать.

– К слову, на Artplay вы находитесь в окружении большого количества бюро и фирм творческой направленности. Как вам живется в таком арт-кластере?

– Очень хорошо. Изоляция – это скорее для гениев-одиночек, а у нас все завязано на работе с сообществом. Мы хотим, чтобы к нам приходили с идеями, проектами или просто в гости, а потом точно так же наши студенты шли со своими идеями в разные компании, в том числе и в те, что находятся на Artplay.

– Какие специалисты сейчас больше всего востребованы?

– Сегодня есть спрос на рынке коммуникационного дизайна, дизайна интерьеров, архитектуры, компьютерной графики. Возможность трудоустройства – один из основных моментов, который мы учитываем при запуске программ. Мы можем служить мостиком между специалистом и индустрией, но должно быть два берега – этот мост не может уходить в никуда.

– При этом, скажем, русский промышленный дизайн за прошедшие десять лет так о себе толком и не заявил.

– Промышленный дизайн – это только часть общей картины, и в России он, конечно, менее развит, чем на Западе. Собственно поэтому такой курс у нас есть только на британском отделении школы, многие наши ученики, уехав на стажировку за границу, потом остаются там работать. В этой сфере есть спрос на международном уровне, другое дело, что выпускникам нужно этому уровню соответствовать. Но даже если ты не можешь найти компанию, которая готова выпустить твой товар, ты можешь выпустить его сам.

– И тогда он стоит очень дорого и едва ли находит покупателя.

– Да, но тем не менее рынок для небольших компаний, которые выпускают вещи не в промышленных масштабах, существует.

– Но нет дизайна одновременно качественного и при этом доступного.

– Отдельные примеры есть. Например, фирма «Световые технологии» запустила в серийное производство лампу по дизайну выпускника школы. Другой выпускник разработал тройник-разветвитель ЭРА, права на который приобрела компания Single Source Supplies, и тройники уже поступили в продажу. Это простые и необходимые вещи, над которыми тоже должны работать дизайнеры.

– А проводите ли вы какую-то просветительскую работу с российскими компаниями, у которых в принципе есть деньги на качественный дизайн, но они пока не понимают, для чего он им нужен?

– Конечно, такая задача есть. И мы на этом поле не одни – та же «Стрелка» каждое лето привозит специалистов международного уровня и проводит своего рода ликбез, объясняя, как урбанистика, архитектура и дизайн работают на благо и общественных, и коммерческих интересов. Но мы не можем повлиять на ситуацию в макромасштабе и в первую очередь заботимся о благе конкретного выпускника. И такая стратегия работает хорошо, поскольку, с одной стороны, в России в глобальном смысле есть рынок дизайна, а с другой стороны, у нас есть конкретные специалисты, которые на этом рынке могут быть востребованы.

– Какие факультеты самые популярные?

– Графический дизайн, интерьер, компьютерная графика. Активно развивается все, что связано с рынком интерактивного дизайна. Мы хотим запускать курс по созданию мобильных приложений. Этот рынок уже сейчас исчисляется десятками миллионов долларов даже в России, и растет лавинообразно. Причем специально этому нигде не учат. Также очень перспективное направление – дизайн и разработка компьютерных игр, а это по-настоящему международная специальность. Иногда не только в офисе сидеть не надо, даже по-английски можно почти не говорить.

– Школа ориентирована на практический подход и основывается на запросах рынка, но при этом есть отделения, оторванные от жизни, – например, современное искусство. Кого вы готовите на этом курсе?

– Тех, кто будет заниматься художественной практикой.

– И на это тоже есть спрос?

– Там другая специфика. Нельзя сказать, что для художника существует рынок труда. На курсе еще нет выпускников, но, например, в прошлые выходные на «Красном Октябре» открылось место WT4, для которого наши студенты сделали две инсталляции. Это был прямой заказ от заведения, за который студенты получили гонорар.

Директор Британской высшей школы дизайна о том, чего удалось достичь школе за десять лет своего существования

Британская высшая школа дизайна существует в России уже десять лет. Сейчас она входит в консорциум независимых учебных заведений наряду с Архитектурной школой МАРШ, Московской школой кино и Школой компьютерной графики Scream School. Один из основателей этих школ и директор Британской высшей школы дизайна Александр Аврамов рассказал «Газете.Ru», почему за студентов им приходится конкурировать с западными вузами и где востребованы их выпускники.

— Когда вы десять лет назад организовывали школу, вы своим ориентиром выбирали западное образование. А что-то от отечественного брали?

— В российской традиции всегда был сильный упор на навыки, связанные с рисунком или живописью, с какими-то прикладными вещами. Мы стараемся, чтобы эти навыки работали на развитие будущего профессионала. Хотя понимаем, что это не номер один в иерархии тех качеств, которые делают профессионала профессионалом. На самом деле компоненты образовательного процесса постоянно меняются. Когда мы организовывали школу, то попытались взять все самое лучшее и из западной практики, и из российской. Сейчас мы каждый год пересматриваем программы. Если речь идет о программах, которые мы аккредитуем с Великобританией (то есть те программы, которые есть у наших британских партнеров), то и они подвергаются пересмотру.

В западном образовании заложено, что по мере изменений в индустрии необходимо пересматривать образовательные программы.

То же самое мы делаем с нашими программами.

— Это как раз проблема нашего нынешнего образования: наши образовательные программы не успевают меняться так же быстро, как окружающий мир.

— Очевидно, так и есть. Нужно обладать способностью к изменениям, уметь перестраивать те модели, на которые опирался раньше. Мы должны понимать: то, что сегодня работает, завтра может быть уже ненужным. Поэтому и у человека, и у компаний, и особенно у образовательных учреждений должна быть способность к постоянным изменениям для саморазвития.

Есть такой термин — позитивное разрушение, когда ты сознательно рушишь устоявшиеся традиции и практики, потому что они мешают двигаться вперед и строить что-то новое.

Просто нужно искать баланс между здоровым консерватизмом, который тоже должен присутствовать, и созиданием нового, благодаря чему можно идти вперед.

— Как вырос уровень образования в Британской высшей школе дизайна за десять лет?

— Уровень постоянно растет. Невозможно достичь предела, потому что нет верхней планки. Мы нацелены на постоянное улучшение и образовательной среды, и ресурсов, и качества учебных программ, и уровня наших преподавателей, выпускников. Мы стали разборчивее нанимать преподавателей.

Мы не хотим, чтобы у наших студентов болела голова о том, как решить какие-то бытовые или организационные проблемы. Их фокус внимания и усилия должен быть направлен на то, что действительно важно: творческое развитие, приобретение навыков и связей, создание новых концепций и разработку идей.

Благодаря выпускникам меняется творческая индустрия, мы тоже помогаем рынку расти и развиваться. За последние годы произошел существенный рывок в графическом, интерактивном дизайне и дизайне интерьеров, фотографии. Сейчас мы начинаем собственное развитие в тех областях, где мы еще не были представлены. Я имею в виду кино и архитектуру. В этом учебном году у архитектурной школы МАРШ появятся первые выпускники-магистры. Наша школа компьютерной графики Scream School, которая готовит специалистов по визуальным эффектам, единственная в России. Наши студенты участвовали в производстве более десяти кинокартин за те годы, что существует школа.

— Я могу понять, почему человек, желающий стать дизайнером, выберет Британскую школу дизайна. Но почему человек, который хочет быть сценаристом или актером, должен идти к вам?

— У всех есть выбор. Если мы студентам предложим лучшие условия и карьерные перспективы, то тогда они захотят прийти к нам. Наша задача, конечно, стать лучшими, а для этого мы будем ориентироваться на лучшие западные примеры и стараться делать так же. Актерский факультет у нас откроется в следующем году, там будет звездный куратор, качественная технологическая база.

В нашей Школе кино мы пытаемся создать полный цикл кинопроизводства.

У нас есть технологическая база, которой нет ни у одной другой киношколы в России. Полный цикл — это препродакшн, продакшн, постпродакшн. На этапе предпродакшн мы будем работать с актерами, сценаристами, режиссерами. Для продакшн у нас есть отличная технологическая база. Мы сейчас строим павильон для съемок. Постпродакшн – это как раз компьютерные технологии, которые у нас представлены в ScreamSchool, а также саунд-дизайн. То есть те, кто создает кино, у нас будут работать проектными командами — актеры, продюсеры, сценаристы, режиссеры, операторы, звукорежиссеры.

— Британские вузы, чьи программы вы используете для обучения, приезжают к вам с проверкой?

— Конечно. Мы полностью включены в их систему контроля академического качества. Дважды в год к нам приезжают внешние экзаменаторы, а также преподаватели, которые являются координаторами всего процесса сотрудничества.

К нам предъявляют такие же требования, как и к британским вузам. Человек, который приходит к нам учиться, попадает в такие же условия и к тем же преподавателям, которые у него могли бы быть в Лондоне или Манчестере.

Это, кстати, еще один показатель, благодаря которому мы выделяемся среди других учебных заведений. Все-таки качество у британских вузов выше, чем у наших.

— И ваши студенты могут поехать в Великобританию и учиться в тех университетах, по программам которых вы преподаете?

— Да, их примут там без проблем. Потому что наши британские программы бакалавриата полностью релевантные. Это в первую очередь касается Университета Хартфордшира, который сотрудничает с Британской высшей школой дизайна. С другими вузами сложнее, программы могут незначительно отличаться.

Например, в МАРШ преподают по программам London Metropolitan University. Студент может поехать туда на год, потом вернуться и закончить программу в Москве.

В год уезжает примерно по 20 студентов. Правда, стоимость обучения в Великобритании выше по сравнению с нами.

— Вы как-то помогаете с трудоустройством выпускников в Москве?

— У нас есть Клуб выпускников и Центр карьеры, в чьи задачи как раз входит связь с индустрией. Например, это могут быть учебные проекты в рамках курса, когда компания-клиент приходит с запросом, над которым могли бы поработать студенты. Это могут быть практики и стажировки, а также визиты людей из индустрии в школу. Также это, конечно, прямая помощь в трудоустройстве, потому что к нам постоянно обращаются компании с просьбой порекомендовать дизайнеров или распространить информацию о вакансиях. Это все очень важно, потому что такое взаимопроникновение будущего специалиста и индустрии начинается еще во время учебы. К тому же у нас очень много примеров, когда выпускники совместно создают компании или идут работать к своим педагогам.

— На дизайн в основном приходят выпускники школ или люди уже поработавшие?

— На разные программы по-разному. На британские программы идут в основном выпускники школ. На программы российского дополнительного образования приходят люди от 22 лет.

Есть много бывших юристов и экономистов, которые к 30 годам поняли, что они занимались всю жизнь не тем, а сейчас появилась возможность получить новую профессию, которая приносит удовлетворение.

— То есть все эти люди, которые к вам приходят, в будущем смогут создать какую-то невероятную концепцию. Или они идут к вам, потому что это модно?

— Конечно, есть люди, которые предрасположены к тем или иным видам деятельности. И наверняка лучшие результаты в своих областях демонстрируют те, кто с детства осознал эти предрасположенности и начал их еще тогда развивать. Но есть огромное количество людей, которые о своих умениях и не подозревали.

Ведь раньше как было: «Сынок, иди учиться на инженера, это тебя прокормит в голодные годы». В 1990–2000 годы такое было с юридическими и экономическими специальностями. А человека, может быть, всю жизнь тянуло играть в группе или снимать кино.

Что касается дизайна, то все-таки способность придумывать концепции и генерировать идеи — универсальная. Так что, если кто-то к нам придет, он уж точно ни в чем не потеряет. Ведь даже бизнесмены, создающие новые компании, или инженеры, делающие проекты, должны уметь творчески мыслить. А мы как раз учим именно этому. Что такое креатив в первую очередь? Это умение решить задачу наиболее эффективным способом. Конечно, для этого ты должен обладать разным набором навыков, но все-таки основа для будущего успеха в том, чтобы уметь быть гибким и уметь создавать идеи. То есть в принципе такая возможность есть у всех.

— У вас есть конкуренты в России?

— В России нет учебных заведений, которые работали бы по похожей модели и демонстрировали схожие результаты.

Но в первую очередь мы конкурируем с западными колледжами и университетами.

Представьте, заканчивает ребенок школу, он хочет получить хорошее образование в дизайне или в архитектуре. У родителей есть возможность отправить его учиться в Италию или Великобританию. А мы хотим быть альтернативой, чтобы родители и дети знали, что мы даем образование не хуже, чем на Западе. Сейчас же выбор уже стоит не столько между университетами, сколько между получением образования и его отсутствием. Мы пытаемся объяснить, что образование — это инвестиции в будущее. И если образования нет, то у человека нет будущего.

— Когда вы организовывали школу, могли представить, что в Москве будет так много дизайнеров?

— Я верил в то, что творческие индустрии будут развиваться, потому что был пример Европы и США.

На Западе доля индустрий, связанных с производством творческого продукта, велика. У нас же до сих пор сохраняется дисбаланс в сторону ресурсных индустрий и торговли.

И нам еще есть куда стремиться. Нужно, чтобы было больше российских архитекторов, дизайнеров, современных художников. И я думаю, что у нас до сих пор есть гигантский потенциал, который пока используется не полностью.

— Недавно вы запустили Roland DG Academy, что это за проект?

— Нашим студентам полезно знакомиться и работать с продвинутыми технологиями. Roland DG Academy как раз такой пример. Она представляет возможности для печатных технологий, которые используются в индустрии. Наши студенты могут использовать их технологии для создания своих проектов. У нас есть центр макетирования и прототипирования, где давно и успешно работал станок Roland предыдущего поколения, который позволяет создавать трехмерные макеты. Сейчас благодаря компании Roland DG это оборудование обновится. Прежде всего этим оборудованием пользуются студенты направлений дизайна интерьера, архитекторы, промышленного дизайна. Но в принципе этой мастерской может воспользоваться любой желающий.

— Раз вы вспомнили промышленный дизайн, куда идут работать ваши выпускники с этого отделения? Ведь у нас вообще большие проблемы с этим.

— Я считаю, что в нашей стране проблемы со всем. Но при этом есть большие возможности.

Главное, была бы потребность, потому что при желании можно наладить производство чего угодно и продавать на любые рынки.

У нас есть выпускник, он дизайнер, который успешно производит линейку товаров электротехники. Еще одна наша выпускница этого отделения, Наталья Романова, сейчас успешно работает в Лондоне. Промышленный дизайн — это область, в которой человек может заниматься как дизайном товаров для повседневного спроса, так и штучным, выставочным дизайном. У любого выпускника есть возможность создать свой бизнес, который позволит продавать свои разработки.

— Какими выпускниками вы гордитесь больше всего?

– У нас на сайте есть раздел, где говорится о достижениях студентов. Если я трех-четырех назову, то по отношению к остальным это будет неправильно. Просто успехи наших студентов случаются почти каждый день. И мы аккумулируем и обновляем информацию об их успехах практически каждый день на сайте и в соцсетях.

К примеру, несколько недель назад Леди Гага надела на презентацию своего нового альбома платье нашей выпускницы Алисы Кузембаевой, а шрифт, разработанный Яной Кутьиной, использован для социальной рекламы и сейчас украшает рекламные щиты по всей Москве.

Мне же большую часть времени приходится работать с более прозаичными вещами — я занимаюсь организацией системы работы всех наших четырех школ. А за достижения отвечают люди, которые участвуют в образовательном процессе непосредственно, им приходится работать с более интересными вещами — как раз с тем, чем занимаются наши студенты.

Виртуализация ИТ-инфраструктуры Британской высшей школы дизайна

Британская высшая школа дизайна образована в 2003 году для обучения и профессиональной подготовки российских студентов по передовым международным образовательным программам в области искусства и дизайна. БВШД является одним из важнейших образовательных центров России, специализируясь на профессиональном образовании в сфере творческих отраслей и развиваясь на основе тесных партнерских связей с факультетом креативных и культурных индустрий Университета Хартфордшира (Великобритания). Уникальное преимущество Британской высшей Школы дизайна заключается в возможности получения британского высшего образования в России по учебным программам, аккредитованным Quality Assurance Agency — независимым агентством по контролю академического качества. Британская высшая Школа дизайна является членом британского профессионального союза British Design & Art Direction (D&AD), Международного совета ассоциаций по графическому дизайну ICOGRADA, Ассоциации Interior Educators и Международной ассоциации дизайнеров интерьера (International Interior Design Association).

Бизнес-задача заказчика

Прежняя ИТ-инфраструктура не обеспечивала высокий уровень сохранности уникальных данных и комфорта в работе сотрудников и студентов. Неоптимальными были и расходы на регулярное наращивание вычислительных мощностей и обслуживание систем. Если ранее степень загрузки физических серверов Школы стабильно не превышала 20-30%, то сегодня она достигает 80-90%. Более 1000 пользователей ежедневно могут оперативно получать доступ к ресурсам Школы и реализовывать свои творческие идеи без опасений о сохранности данных. Необходимо было обеспечить отказоустойчивость графических приложений, доступность базы данных и периодическое резервное копирование.

Проблематика

Различные макеты, эскизы и другие «тяжелые» данные – это и есть основной продукт Британской высшей школы дизайна, и обеспечение надежного хранения такой информации – одна из основ учебного заведения. Поэтому ИТ-служба заказчика регулярно наращивала вычислительные мощности, расходуя на это значительные средства. Без внедрения новых технологий и подходов такая стратегия могла обернуться бесконечными непродуктивными тратами времени и денег, ростом числа оборудования, стоимости его обслуживания и ремонта. Чтобы не допустить такого сценария, руководством заказчика было принято решение о модернизации ИТ-инфраструктуры.

Для реализации этого проекта ИТ-служба заказчика искала партнера-новатора, у которого есть гибкий инструментарий и свежий взгляд на задачу. В результате было потрачено более трех недель на изучение предложений, большинство из них были или очень дороги, или непрозрачны по отдаче от вложений. В итоге предпочтение было отдано решению DEPO Computers.

Решение

После обследования площадки заказчика специалисты DEPO Computers предложили создать ферму виртуализации с использованием имеющейся аппаратной платформы. В проекте для Британской высшей школы дизайна использовался мультивендорный подход и были применены инжиниринговые компетенции группы исследований и разработок. В состав решения вошли доступные по цене СХД DEPO Storage 5312Base, обеспечившие выгодное бюджетирование проекта, а также софтверные разработки VMware и Symantec. В результате предварительного тестирования в оборудование и программное обеспечение было внесено 12 изменений, повышающих эффективность комплексного решения для специфических задач Британской высшей Школы дизайна.

Сейчас консолидированных мощностей достаточно для обслуживания систем офисной подсети и приложений, используемых преподавателями и студентами во время занятий. Кроме того, размещение приложений на отдельных виртуальных машинах повышает надежность системы в целом и упрощает администрирование. ИТ-инфраструктуру Школы также было решено дополнить ленточной библиотекой, которая позволяет хранить большие объемы данных, что особенно важно при работе с графическими материалами, плохо поддающимися архивированию.

«Мы смогли оценить преимущества проектного подхода DEPO на всех этапах сотрудничества: глубокие компетенции, кастомизируемые решения, внятные коммуникации с рабочей группой, – комментирует Александр Лата, руководитель ИТ-отдела Британской высшей Школы дизайна. – В конкурсном предложении только этой компании увидели понимание специфики и свежий взгляд на нашу задачу. По результатам аудита специалисты DEPO Computers предложили решение, которое позволяло комплексно модернизировать ИТ-инфраструктуру, но при этом сохранить имеющиеся физические мощности и увеличить их КПД. В течение месяца мы совместно тестировали решение на площадке учебного заведения. Специалисты DEPO внимательно отнеслись к основной задаче и своевременно вносили изменения. Это был важнейший этап проекта, так как уникальные данные и графические материалы и есть наш основной продукт и переносить его в ненадежную систему критично. В итоге этап собственно внедрения занял всего несколько недель без каких-либо остановок в образовательном процессе».

Результаты проекта по ИТ

Консолидация и распределение имеющихся аппаратных мощностей позволяет предоставить достаточно ресурсов всем приложениям и сервисам ИТ-инфраструктуры в зависимости от текущих потребностей. Для пользователей обеспечена непрерывность предоставления сервисов, высокая доступность развернутых системы, надежное хранение данных в течение длительного времени. Решение DEPO Computers помогает и дальше реализовывать стратегию Британской высшей школы дизайна — постоянное развитие и модернизация информационных и технических ресурсов для максимально эффективной поддержки образовательного процесса.

Результаты проекта для бизнеса

Решение о внедрении виртуализации стало переломным моментом в долгосрочном развитии ИТ не только в Британской высшей Школе дизайна, но и в новых творческих учебных заведениях, входящих в консорциум. Объединенная виртуальная ИТ-инфраструктура будет также обеспечивать эффективность образовательного процесса в Московской школе кино, Школе компьютерной графики Scream School и Архитектурной школе МАРШ. По результатам внедрения благодаря консолидации серверов теперь экономия на совокупной стоимости владения одного физического сервера составляет $3000-4000. Но главное, что благодаря заложенным возможностям масштабирования, существенно сократился и, вместе с тем, упростился процесс внедрения стратегических инноваций в ИТ-инфраструктуру Школы.

Безопасность | Стеклянная дверь

Мы получаем подозрительную активность от вас или кого-то, кто пользуется вашей интернет-сетью. Подождите, пока мы подтвердим, что вы настоящий человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, напишите нам чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Nous aider à garder Glassdoor sécurisée

Nous avons reçu des activités suspectes venant de quelqu’un utilisant votre réseau internet. Подвеска Veuillez Patient que nous vérifions que vous êtes une vraie personne.Вотре содержание apparaîtra bientôt. Si vous continuez à voir ce message, veuillez envoyer un электронная почта à pour nous informer du désagrément.

Unterstützen Sie uns beim Schutz von Glassdoor

Wir haben einige verdächtige Aktivitäten von Ihnen oder von jemandem, der in ihrem Интернет-Netzwerk angemeldet ist, festgestellt. Bitte warten Sie, während wir überprüfen, ob Sie ein Mensch und kein Bot sind. Ihr Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, informieren Sie uns darüber bitte по электронной почте: .

We hebben verdachte activiteiten waargenomen op Glassdoor van iemand of iemand die uw internet netwerk deelt. Een momentje geduld totdat, мы выяснили, что u daadwerkelijk een persoon bent. Uw bijdrage zal spoedig te zien zijn. Als u deze melding blijft zien, электронная почта: om ons te laten weten dat uw проблема zich nog steeds voordoet.

Hemos estado detectando actividad sospechosa tuya o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real.Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para informarnos de que tienes problemas.

Hemos estado percibiendo actividad sospechosa de ti o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para hacernos saber que estás teniendo problemas.

Temos Recebido algumas atividades suspeitas de voiceê ou de alguém que esteja usando a mesma rede.Aguarde enquanto confirmamos que Você é Uma Pessoa de Verdade. Сеу контексто апаресера эм бреве. Caso продолжить Recebendo esta mensagem, envie um email para пункт нет informar sobre o проблема.

Abbiamo notato alcune attività sospette da parte tua o di una persona che condivide la tua rete Internet. Attendi mentre verifichiamo Che sei una persona reale. Il tuo contenuto verrà visualizzato a breve. Secontini visualizzare questo messaggio, invia un’e-mail all’indirizzo per informarci del проблема.

Пожалуйста, включите куки и перезагрузите страницу.

Это автоматический процесс. Ваш браузер в ближайшее время перенаправит вас на запрошенный контент.

Подождите до 5 секунд…

Перенаправление…

Заводское обозначение: CF-102 / 6a99c573cfcfffbc.

Британская высшая школа искусства и дизайна

Мы устанавливаем стандарт поиска писем

Нам доверяют более 9.4 миллиона пользователей и 95% из S&P 500.


Нам не с чего начать. Обыскивать Интернет круглосуточно — это не поможет. RocketReach дал нам отличное место для старта. Теперь у нашего рабочего процесса есть четкое направление — у нас есть процесс, который начинается с RocketReach и заканчивается огромными списками контактов для нашей команды продаж..it, вероятно, сэкономит Feedtrail около 3 месяцев работы в плане сбора лидов. Мы можем отвлечь наше внимание на поиски клиента прямо сейчас!

Отлично подходит для составления списка потенциальных клиентов. Мне понравилась возможность определять личные электронные письма практически от любого человека в Интернете с помощью RocketReach. Недавно мне поручили проект, который рассматривал обязанности по связям с общественностью, партнерству и разъяснительной работе, и RocketReach не только связал меня с потенциальными людьми, но и позволил мне оптимизировать мой поисковый подход на основе местоположения, набора навыков и ключевого слова.

Брайан Рэй , Менеджер по продажам @ Google

До RocketReach мы обращались к людям через профессиональные сетевые сайты, такие как Linkedln.Но нам было неприятно ждать, пока люди примут наши запросы на подключение (если они вообще их приняли), а их отправка обходится слишком дорого … это было серьезным ударом скорости в нашем рабочем процессе и источником нескончаемого разочарования. Благодаря огромному количеству контактов, которые мы смогли найти с помощью RocketReach, платформа, вероятно, сэкономила нам почти пять лет ожидания.

Это лучшая и самая эффективная поисковая система по электронной почте, которую я когда-либо использовал, и я пробовал несколько.Как по объему поисков, так и по количеству найденных точных писем, я считаю, что он превосходит другие. Еще мне нравится макет, он приятный на вид, более привлекательный и эффективный. Суть в том, что это был эффективный инструмент в моей работе, как некоммерческой организации, обращающейся к руководству.

До RocketReach процесс поиска адресов электронной почты состоял из поиска в Интернете, опроса общих друзей или преследования в LinkedIn.Больше всего меня расстраивало то, как много времени все это занимало. Впервые я использовал RocketReach, когда понял, что принял правильное решение. Поиск писем для контактов превратился в одноразовый процесс, а не на неделю.

Поиск электронных писем для целевого охвата был вручную и занимал очень много времени. Когда я попробовал RocketReach и нашел бизнес-информацию о ключевых людях за считанные секунды с помощью простого и непрерывного процесса, меня зацепило! Инструмент сократил время на установление связи с новыми потенциальными клиентами почти на 90%.

Москва, Британская высшая школа дизайна в фотографиях дня



Британская высшая школа искусства и дизайна: арт-директор Людвиг Быстроновский читает лекцию в мастерской зимнего городского дизайна.

Дата
15.01.2014 Люди
Людвиг Быстроновский Место
Россия, Москва, Британская высшая школа искусства и дизайна


Летняя мастерская городского дизайна Британской высшей школы дизайна разработана совместно со студией: дизайнер Егор Жгун и арт-директор Людвиг Быстроновский рассказывают, как создавалась официальная карта Московского метрополитена.
Дата
08.07.2013 Люди
Егор Жгун, Людвиг Быстроновский Место
Россия, Москва, Британская высшая школа искусства и дизайна Проект
Официальная карта метро Москвы


Арт-директор Тимур Бурбаев читает одну из циклов лекций по промышленному дизайну и специфике разработки продуктов в Британской высшей школе искусства и дизайна.

Дата
30.01.2013 Люди
Тимур Бурбаев Место
Россия, Москва, Британская высшая школа искусства и дизайна


Арт-директор Людвиг Быстроновский проводит презентацию о кошмарах арт-директора перед студентами Британской высшей школы искусства и дизайна.

Дата
14.12.2011 Люди
Людвиг Быстроновский Место
Россия, Москва, Британская высшая школа искусства и дизайна


Новое искусство. Магазин и кафе «Студия Лебедева» открылись в Британской высшей школе дизайна в Москве.
Дата
05.10.2011 Люди
Гульнара Галлямова, Дарья Казанская Место
Россия, Москва, Британская высшая школа искусства и дизайна


Арт-директор Илья Михайлов объясняет студентам Британской высшей школы искусства и дизайна эволюцию интерфейсов (курс Continuing Professional Development «Интерактивный дизайн и новые медиа» был разработан с помощью ведущих дизайнеров искусства.Студия Лебедева).

Дата
19.07.2011 Люди
Илья Михайлов Место
Россия, Москва, Британская высшая школа искусства и дизайна

Как я провел одну захватывающую неделю в Британской высшей школе искусств и дизайна

Одна из моих давних мечтаний недавно сбылась — я провел отличную неделю, полную впечатлений и интенсивных мозговых штурмов, в Британской высшей школе искусств и Дизайн в Москве. И вот моя история об этом.

Я прошел зимний интенсив по веб-дизайну под руководством Никиты Обухова, арт-директора агентства FunkyPunky.Все семинары на самом деле проводились ведущими специалистами отрасли в России, поэтому я был очень рад возможности поучиться у лучших из лучших.

Учебная программа курса была разделена на несколько частей, в том числе:

Прочтите статью по теме:

1. Процесс — этапы создания сайта, форматы веб-студии, ожидания и бюджет клиента, переговоры, командная работа.

2. Графический язык — импровизация, основы композиции, шрифты и типографика, визуальная коммуникация и повествование.

3. Прототипирование — макеты, макеты, альбомы, веб-доски.

4. Trendspotting

5. UX-дизайн

6. Креативные методы — инструменты для мозгового штурма идей, творческого мышления, креативных концепций.

Прочтите статью по теме:

Этот курс буквально перевернул мое восприятие веб-дизайна с ног на голову. Работа в команде и мозговой штурм были двумя наиболее важными дополнениями к моему опыту веб-дизайна. Все задания должны были выполняться в группах людей разного происхождения и разных национальностей, что было непросто, но очень полезно.Я принес несколько методов мозгового штурма моей команде dart117, и мы сейчас внедряем их, чтобы улучшить наши процессы веб-дизайна. Например, меня очень впечатлила практика ручного прототипирования мобильных приложений. Мы почти никогда не использовали компьютеры для веб-дизайна, а вместо этого использовали собственные руки, ножницы, булавки и вырезки для печати для создания веб-досок, промо-досок и повествовательных досок. Стены нашей студии скоро будут покрыты бумажными прототипами веб-сайтов или мобильных приложений для лучшей визуализации и более продуктивного мозгового штурма.

Подробнее об услугах по разработке мобильных приложений.

Рассказывание историй — еще одна тенденция, которая сейчас очень популярна в сфере веб-дизайна. В веб-дизайне это может быть достигнуто с помощью изображений и иллюстраций, видео и инфографики, персонажей / талисманов, личностей, текста и слов, параллаксной прокрутки и интерактивности в социальных сетях. Социальные сети — это, по сути, основа современного веб-дизайна: каждый элемент дизайна должен побуждать посетителей вашего сайта взаимодействовать с вашим контентом!

Упрощение текста — еще одна горячая тенденция веб-дизайна.Все призывы к действию визуализируются, а не описываются словами.

Я с нетерпением жду возможности продолжить совершенствовать свои навыки веб-дизайна в Британской высшей школе искусств и дизайна в будущем и настоятельно рекомендую ее всем, кто стремится стать настоящим профессионалом и идти в ногу со временем.

Хотите регулярно получать обновления нашего веб-дизайна? Пожалуйста, зарегистрируйтесь ниже.

[подписка2]

Искусство под угрозой: нарастающий кризис в высшем образовании | Блог

«Британия — творческий лидер, потому что ее школы генерируют людей с удивительными способностями к инновациям и стимулированию», — говорит Каррингтон.«Некоторые редакторы газет и политики не понимают, что на самом деле означает изучение творческого предмета. Рассказ об инструментальной ценности степени с точки зрения дохода очень упрощенно определяет результаты ». Художник и активист Боб и Роберта Смит Р. А. объясняют, что «ценность любого вида образования напрямую не связана с финансами, хотя может быть. Ценность образования заключается в создании инновационного, информированного, демократического, устойчивого и разнообразного общества.”

По данным Федерации творческих индустрий, 35% творческих работников работают не по найму. «Во многих отношениях эти выпускники прокладывают путь к будущему в сфере труда, зарабатывая на жизнь менее традиционным, но гораздо более творческим, мобильным и гибким», — говорит Бут. «В годы после окончания учебы они могут работать как художники-фрилансеры или дизайнеры на индивидуальной основе. Они могут работать неполный рабочий день в культурных организациях и на предприятиях, чтобы финансировать свою художественную практику, или открывать творческие предприятия с нуля, или заниматься всем вышеперечисленным сразу.”

Недавний анализ, проведенный LinkedIn, показал, что наиболее востребованным навыком для работодателей, публикующих сообщения на своем сайте в 2019 году, была креативность. В отчете благотворительной организации Nesta «Творчество и будущее труда» говорится, что этот спрос заметно возрастет в течение следующего десятилетия; в то время как многие задачи возьмет на себя искусственный интеллект, творческие роли будут процветать. «Множество других рабочих мест, для которых мы обучаем людей в университетах, которые приносили достаточно хорошие доходы за последние 50 лет, — больше не будут существовать в том же количестве», — говорит Каррингтон.«Наши студенты развивают уровень критического мышления, творческого мышления и новаторского воображения, которые, если подумать о том, как меняются рабочие места в ближайшие годы, — это именно то, что нужно обществу». Он отмечает, что новейший колледж UAL — это Институт творческих вычислений, который «изучает взаимодействие между искусственным интеллектом и творческим процессом».

«Мы создаем творческих мыслителей и творческих деятелей», — говорит Соня Бойс РА, профессор UAL. «Неожиданные решения — это золото художественных школ: вы не просто следуете формуле, вас поощряют мыслить за пределами какого-то одного контекста, мыслить без границ.Вы не ищете консенсуса, вы ищете грань вещей, знаки вопроса. А еще то, что доставляет удовольствие и доставляет удовольствие, это очень передаваемый навык ». «Креативность и будущее труда» утверждает, что в сочетании с социальными и техническими навыками творчество будет иметь огромное влияние в будущей экономике во многих новых условиях, дисциплинах и отраслях, помимо искусства и дизайна.

Этот междисциплинарный дух воспитывается на курсах по всей стране.«Люди думают, что художественное образование — это глубокая ориентация на человека, что так и есть, но оно также поддерживает тесное сотрудничество», — говорит Хуан Круз, декан Школы гуманитарных и гуманитарных наук Королевского колледжа искусств (RCA). «Студенты хотят заниматься наукой, они хотят использовать потенциал робототехники, они хотят думать о новых материалах и работать с людьми из других дисциплин». Так было и с Виски Чоу, артистом-исполнителем китайского происхождения, который окончил колледж в 2017 году и сейчас является со-президентом его Студенческого союза.«Я сотрудничал с дизайнером продуктов в колледже, а также с дизайнером ювелирных украшений — ее работа соответствует человеческому телу, и я использовал свое тело в качестве материала». Она вспоминает, что студенты перформанса часто получали предложения от других факультетов, в том числе дизайнеров моды и архитекторов колледжа, которые изучали способы сотрудничества.

Одно слово, которое часто встречается, — это стойкость. «Поскольку наши студенты-художники учатся через эксперименты и неудачи, они развивают умственную устойчивость, способность справляться с невзгодами и неопределенностью, а это именно то, что нужно обществу», — говорит Найджел Кэррингтон из UAL.«Другие страны видят в этом такую ​​силу. Одна из политических амбиций Южной Кореи состоит в том, чтобы создать гораздо более активное сообщество стартапов, но у них очень напряженная школьная система, которая не обучает своих учеников способности терпеть неудачу и подниматься вверх. Поэтому они вкладывают огромные суммы денег в свои творческие университеты именно для того, чтобы генерировать тот творческий импульс, который им необходим для дополнения технического совершенства ».

«Изучение искусства — это процесс, результат которого неизвестен», — объясняет Элиза Бонэм Картер, куратор и руководитель школ РА.«Это противоположно« обучению проверке », которое не способствует формированию у людей устойчивости — вместо этого оно укрепляет уверенность в том, что если вы подчиняетесь, вы добьетесь успеха, а это проблематично. Мне интересно, является ли недостаток свободы воли, которую он дает детям, частью причины уровней тревоги и депрессии, которые мы наблюдаем среди молодых людей. Интересно, не чувствуют ли они, что все под контролем, потому что им никогда не давали возможность найти свой собственный путь с помощью вопроса ».

«Искусство — единственный известный мне предмет, который, когда студенты входят в дверь, они становятся предметом», — говорит Брайан Кэтлинг Р.А., почетный профессор Школы искусств Раскина в Оксфорде.«Мы спрашиваем студентов об их мечтах, их воображении и о том, кем они хотели бы стать, а затем мы, преподаватели, прилагаем ряд программ, идей и механизмов, чтобы помочь им найти свое воплощение. Это должно помочь им найти свой собственный язык, а не дать им один, не навязывать им его, не заставлять их прыгать через обручи идей других людей. Иногда ученики-художники не достигают больших успехов в учебе, но они не могут не думать, не могут не создавать вещи — им есть что сказать.Художественная школа предлагает им веру ».

Искусство и дизайн — BA (Hons) — 2022/23 Entry

Maker? Мыслитель? Футурист? Кодер? Исполнитель? Технолог? Защитник природы? Дизайнер? Заинтересованы?

Многие инновационные творческие студии теперь определяют себя как междисциплинарные, это слово мы определяем как плавное движение в области искусства, дизайна и технологий. Вместо того, чтобы специализироваться на конкретной творческой дисциплине, наш передовой курс отражает практику этих студий, исследуя пересечение искусства и дизайна с применением новых творческих цифровых технологий.

Наш курс подготовит вас к работе в творческих отраслях, предоставив вам долгосрочные творческие навыки, чтобы наметить свое творческое будущее. С вами в центре мы исследуем пересечения искусства и дизайна, предоставляя пространство, где вы можете понять, развить и построить карьеру в развивающихся творческих отраслях. Вы разовьете необходимое самосознание, чтобы задавать вопросы, создавать, играть и творить вместе с другими.

Универсальность нашей экспериментальной студийной среды позволит вам исследовать необходимые коллизии, которые сейчас требуются для создания инновационных идей, одновременно улучшая ряд основных навыков, включая дизайнерское мышление, творческое решение проблем, сотрудничество, общение и творчество.

Если вы решите совместить творческое кодирование с поиском натуральных материалов, фотографию с искусственным интеллектом или сварку со звуком, вы будете отвечать на живые сводки, составленные реальными клиентами.

Гибкий, ориентированный на учащихся подход к учебной программе, основанный на знаниях профессиональных практиков, позволит вам проявить изобретательность, уверенность и убедительность в разработке и формировании вашей роли в завтрашних свободных, свободных от границ творческих отраслях.

Путь творческих технологий

Все студенты будут ознакомлены с основами междисциплинарного искусства и практики дизайна с акцентом на новые творческие технологии, которые составляют основной дух этого курса. В соответствии с развитием нашего цифрового будущего мы вводим дополнительный путь в Creative Technologies, который даст вам возможность сосредоточиться на дальнейшем развитии ваших цифровых навыков с помощью широкого спектра технологических подходов.

Я полностью поддерживаю подход к междисциплинарному обучению с использованием искусства, дизайна и цифровых технологий для изучения методологий дизайна. Особое внимание уделяется сотрудничеству, опыту и подготовке студентов к будущему трудоустройству — я думаю, что это чрезвычайно важно.

Джейсон Брюгге, основатель студии Джейсона Брюгге.

Интеллект Книги | Искусство, дизайн и коммуникация в высшем образовании: редактор Сьюзан Орр


Все представленные статьи должны быть оригинальными и не должны рассматриваться другими изданиями.

*****

Прием статей: «ЛГБТКИ + охват педагогики в сфере искусства и дизайна в высшем образовании»

«Давайте проясним: существует огромная разница между разнообразием и включением и освобождением и справедливостью. Наслаждаешься ощущением моего присутствия. Другой охватывает всю полноту моей человечности ».

Данте Стюарт @stewartdantec, Twitter: 24 мая 2021 г.

Крайний срок подачи заявок: 30 ноября 2021 г.

Приглашенные редакторы: проф.Вики Ганн (Школа искусств Глазго, Шотландия) и Асс. Проф. Бен Барри (Университет X, Канада)

Обзор

За последние два десятилетия растет понимание места лесбиянок, геев, бисексуалов, транс, квир и интерсексуалов (LGBTQI +) инклюзивной и интерсекциональной педагогики в сфере высшего образования в области искусства и дизайна. Это касается не только англоязычных образовательных контекстов в области искусства и дизайна, но и взаимодействия между различными культурами породили глобальную дискуссию о том, что значит быть ЛГБТКИ +, которая бросает вызов западным предположениям.Также произошла смена поколений, когда нынешняя когорта ЛГБТКИ + студентов, изучающих искусство и дизайн, оказывается в контакте со «старейшинами ЛГБТКИ» из их дисциплинарных сообществ.

Эти сдвиги подняли вопросы как о непрерывности опыта обучения, так и о необходимости расширения педагогики ЛГБТКИ +. В связи с этим возникают и возникают важные вопросы, например:

  • Как предрассудки, маргинализация и изоляция привели к невыгодному положению ЛГБТКИ +, исключению множества маргинализированных ЛГБТКИ +, нарративов и практик в образовании в области искусства и дизайна?
  • Как разные поколения воспринимают радикализм ЛГБТКИ + в студии и за ее пределами?
  • Почему и сепаратизм, и интеграция являются частью и конфликтующими аспектами визуального культурного контекста ЛГБТКИ + и что это означает для обучения и преподавания в сфере искусства и дизайна в сфере высшего образования? Напряженность между коллективными действиями «вместе» и раздельным активизмом каждой из категорий была очагом споров в сообществах ЛГБТКИ + и остается тем, что все еще притягивают и продвигают как места как солидарности, так и бедствия.Как студенты и сотрудники понимают, как проявляется эта напряженность, что это означает для обучения студентов и как ориентации проявляются в том, как студенты, изучающие искусство и дизайн, выражают свое обучение (особенно в отношении управления восприятием стирания и самооценки), — все это важные вопросы в наши образовательные учреждения.
  • В чем заключалась социальная амнезия ЛГБТКИ + изобразительного искусства и дизайна в высшем образовании в 1990-е и 2000-е годы, когда игнорировались вопросы, которые задавались педагогами искусства и дизайна по интерсекциональным и постколониальным вопросам в конце 1980-х?
  • Каким образом центрирование BIPOC, инвалидов и других маргинализованных ЛГБТКИ + испытывает и меняет образовательные подходы ЛГБТКИ + в образовании в области искусства и дизайна? Как гомонационализм сделал одних ЛГБТКИ + людьми привилегированными и поставил других в невыгодное положение?

Этот международный конкурс статей предназначен для поиска статей от исследователей, практиков и студентов, которые исследуют педагогику искусства и дизайна ЛГБТКИ +, а также подходы к обучению ЛГБТКИ + в высшем искусстве и дизайне.Мы просим исследователей намеренно применять интерсекциональный подход к своим исследованиям и анализу. Мы ожидаем, что эти документы будут изучать некоторые из вопросов:

  • Как постколониальное, деколонизирующее, коренное и интерсекциональное понимание меняют то, чего необходимо достичь педагогике искусства и дизайна в поисках инклюзивных образовательных процессов и практик ЛГБТКИ +?
  • Как различные и развивающиеся взгляды на пол и гендер в конце 2010-х годов и во время пандемии изменили то, как преподаватели искусства и дизайна рассматривают опыт ЛГБТКИ + в учебной программе?
  • Содействует ли поворот к более смешанной модели обучения и преподавания в области искусства и дизайна после COVID более радикальной педагогике ЛГБТК + в искусстве и дизайне или переоформление существующих моделей?
  • Какое место квир-желаний в педагогике искусства и дизайна?
  • Как образование в области искусства и дизайна способствует институциональным изменениям, направленным на межсекторальную инклюзию ЛГБТКИ +? Мы говорим о том, чтобы занять небольшое пространство (символизм), присутствовать в рамках всей учебной программы посредством укомплектования персоналом, содержания и активного повышения осведомленности (присутствие и включение), или принять концепцию ЛГБТКИ +, полностью человечного в образовании в области искусства и дизайна и мощного баланса осознания идентичности и культурной восприимчивости этого требует? Как этого добиться? Какие подводные камни?
  • Как школы искусства и дизайна могут воспитывать и поддерживать следующее поколение студентов и сотрудников ЛГБТКИ + и поддерживать их процветание на их собственных условиях? Каким образом нынешняя культура, практика и политика в сфере высшего образования в области искусства и дизайна отталкивают и ставят в невыгодное положение студентов и сотрудников ЛГБТКИ +, особенно наиболее маргинализированных?
  • Каким образом студенческое партнерство и совместное создание учебной программы по искусству и дизайну выглядит в полностью охватывающем контексте учебной программы ЛГБТКИ +? Может ли переход к цифровым методам обучения и преподавания улучшить такое студенческое партнерство и совместное творчество?
  • Как будет выглядеть режим оценки ЛГБТКИ + в рамках высшего образования в области искусства и дизайна? Будет ли это похоже на сострадательную оценку социальной справедливости или будет более ассимиляционистской?
  • Как работа и влияние новых художников и дизайнеров могут заставить педагогов переосмыслить место ЛГБТКИ + в их режимах обучения и преподавания?

Вклады могут быть теоретическими или эмпирическими исследованиями, в которых на передний план высказываются голоса тех, кто занимался творчеством и дизайном в высших учебных заведениях.Мы приветствуем и с нетерпением ждем возможности услышать ряд голосов, проводящих соответствующие исследования, в том числе ученых, студентов и лидеров сообществ.

В рамках этого конкурса статей мы рассмотрим широкий спектр заявок, в которых используются разные жанры и различные научные подходы.

*****

ЗВОНИТЕ Консультативному совету

Хотите стать членом Консультативного совета ADCHE ?

Если да, пришлите, пожалуйста, короткую биографию из 50 слов (или ссылку на вашу онлайн-биографию) и 150 слов, объясняющих, почему вы хотели бы, чтобы вас считали адче[email protected] Опыт поддержки развития академического / исследовательского письма в творческом образовании очень важен, и публикации в этой области приветствуются.

Члены Консультативного совета будут поддерживать разработку контента для журнала, рецензируя как минимум две заявки в год. Они также смогут предлагать книги для обзора и идеи для гостевых / тематических изданий. Работая с редколлегией, консультативный совет поможет сформировать направление журнала.

*****


Виды взносов
Есть три возможных типа взносов:

  • Основные статьи — рекомендуемый объем 5 000–6 000 слов. Представленный материал будет способствовать развитию знаний в данной области и должен включать оригинальные работы исследовательского или опытно-конструкторского характера и / или предлагаемые новые методы или идеи, которые четко и подробно представлены и аргументированы.
  • Более короткие статьи — 1 000–2 500 слов. Сюда входят отчеты о незавершенных исследованиях, размышления о процессе исследования и исследовательская оценка финансируемых проектов.
  • отзывов — 1000–2000 слов. Представленные материалы могут включать обзоры соответствующих недавних публикаций, электронных средств массовой информации и программного обеспечения или отчеты о конференциях и симпозиумах.


Процедуры подачи
Статьи, представленные в Искусство, дизайн и коммуникация в высшем образовании , должны быть оригинальными и не рассматриваться какой-либо другой публикацией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *