Советский футуризм: футуризм ( таймпанк) в архитектуре СССР =)): bob_many — LiveJournal

Содержание

футуризм ( таймпанк) в архитектуре СССР =)): bob_many — LiveJournal

Собственно все это уже сто раз видели, но хочу сохранить у себя, т.к. фотографии из постов-оригиналов уходят

Футуристические картины будущего из прошлого.=)))

ЧАСТЬ 1

Продолжения:
2 ЧАСТЬ http://bob-many.livejournal.com/436969.html
3 ЧАСТЬ http://bob-many.livejournal.com/438252.html
4 ЧАСТЬ https://bob-many.livejournal.com/439752.html

Сперва вот об этом:
«С начала 70-х и до краха Советского Союза в 1991, СССР пережил уникальный период в архитектуре.

Главный редактор французского журнала Citizen K Фредерик Шобен (Frédéric Chaubin), очарованный этим периодом времени в советской архитектуре, в течение семи лет отбирал и фотографировал эти объекты.

Как результат — книга Tashcen и выставка в Музее Современного искусства Карлсруэ ( проходила до 27-ого марта 2012 )

В книге задокументировано 90 зданий, расположенных в 14 бывших советских республиках. Это вдохновенная коллекция архитектурной фотографии. …»( С)

http://anirik-01.livejournal.com/887924.html

Некоторые фотографии для лучшего качества взяты не из книги а из просторов сети.=))

Так же замечу, что если эти все здания привести в порядок, изменить немного цветовую гамму, разумно использовать современные материалы для отделки ( облупившийся бетон немало портит впечатления) — вид у них будет без преувеличения фантастический и для нашего времени!=)))

1 Пансионат «Дружба» (Ялта, УССР, построен в 1984 году). Проект уникальный — до сих пор в мире подобного нет.
Проектировали здание творческая группа во главе с гл. архитектором «Союзкурортпроекта» г. Москвы Игорем Василевским и главным конструктором, печально известным Нодаром Канчели.

«Пансионат в форме нескольких зубчатых дисков, установленных на трех опорах, возвели совместно советские и чехословацкие специалисты. Здание было предназначено для одновременного отдыха на южном берегу Крыма 400 граждан СССР и ЧССР.
Для обеспечения максимально комфортных условий спальные комнаты расположены по внешнему периметру пятиэтажной части здания с ориентацией на живописное природное окружение. ..»

2 Министерство автомобильных дорог Грузии (Тбилиси, ГССР 1975)построенное по проекту архитекторов Георгия Чахавы и Зураба Джалагхании.
Сегодня принадлежит Банку Грузии и используется им как офисное здание.

«Поразительный комплекс стоит на крутом скалистом склоне над рекой Кура. Три вертикальные башни разной этажности объединены пересекающимися под прямым углом горизонтальными двухэтажными блоками. Здание было построено в 1975 году архитектором Георгием Чахава, по иронии судьбы занимавшем в то время пост министра автомобильных дорог Грузии, т. е. фактически автор проекта был одновременно и его заказчиком.

Основной идеей Чахавы было наименьшее использование земной поверхности, что освобождает место для растений. Вертикальные башни, самая высокая из которых имеет 18 этажей, визуально увеличивают постройку, вызывая аналогию с кроной дерева….» ( с)

3 Здание советского посольства на Кубе (Гавана, 1985). архитектор Александр Григорьевич Рочего́в

4 Дворец бракосочетаний (Тбилиси, ГССР 1985). Арх. В. Джорбенадзе, В. Орбеладзе,

подробнее в этом посте http://synthart.livejournal.com/94643.html

5 Архитектурный факультет Минского политехнического университета с нависающими краями лекционных залов (Минск, БССР, 1983). ныне Белорусский национальный технический университет, корпус 15

6 Центральный научно-исследовательский и опытно-конструкторский институт робототехники и технической кибернетики (Санкт-Петербург, РСФСР, 1987 год). «Строительство здания для конструкторского бюро было начато еще в 1973 году по проекту архитекторов С. В. Савина и Б. И. Артюшина. Стройка затянулась до 1987 года. Архитектурной доминатой комплекса была и остается башня-лаборатория для испытания космической техники. По своей устремленной в небеса форме она контрастировала с низким, вытянутым зданием института….» ( С)

подробнее здесь http://ignat-chernyaev.livejournal.com/24707.html

Продолжение http://bob-many. livejournal.com/436969.html

фотографии взяты здесь :www.yandex.ru

Советский футуризм: будущее, которое не настало | InWorld l Комнатные путешествия

Слева направо: крематорий и Парк памяти в Киеве; Институт робототехники и технической кибернетики в Санкт-Петербурге; Арка дружбы народов в Киеве.

Слева направо: крематорий и Парк памяти в Киеве; Институт робототехники и технической кибернетики в Санкт-Петербурге; Арка дружбы народов в Киеве.

Почти 30 лет не существует Советского Союза. Государство распалось 26 декабря 1991 года. После некогда великой страны осталось богатейшее культурное наследие. Особый интерес представляют футуристические советские постройки. Это поистине уникальный стиль, который можно встретить только на просторах бывших союзных республик. Архитекторы-футуристы фантазировали на тему строений будущего и старались воплотить их в настоящем. Многие зарубежные фотографы, интересующиеся советской историей, создают свои проекты, посвящённые зданиям, выполненным в таком необычном и поистине уникальном стиле. Одному из них, Фредерику Шобэну, и его фотокниге «СССР» посвящена данная статья.

Санаторий «Дружба». Ялта, Украина.

Санаторий «Дружба». Ялта, Украина.

Путешествуя по просторам бывшего СССР, Фредерик пытался доказать миру, что архитектура «эпохи застоя» — вовсе не то, о чём все привыкли думать. Это не бетонные коробки больших и малых городов, похожие друг на друга как две капли. Это не унылые спальные районы и не безликие новые столичные кварталы. Мир привык, что такая архитектура не вызывает никаких эмоций, она безжизненная, в ней нет совершенно ничего особенного. Более того, порой она вгоняет в тоску и уныние, а порой местные жители жалуются, что жить в таких коробках ещё и не очень удобно.

Министерство автомобильных дорог Грузинской ССР. Тбилиси.

Министерство автомобильных дорог Грузинской ССР. Тбилиси.

Дворец бракосочетания в Тбилиси, Грузия.

Дворец бракосочетания в Тбилиси, Грузия.

Шобэн взялся за свой проект в 2003 году, увидев в старом атласе, купленном на барахолке в Грузии, фотографию советского санатория. Тогда он отправился в своё путешествие и в течение семи лет «охотился» за самыми необычными и захватывающими постройками на территории бывших союзных республик.

Крематорий. Киев, Украина.

Крематорий. Киев, Украина.

Дача Брежнева в Паланге, Литва.

Дача Брежнева в Паланге, Литва.

Дача Андропова в Пярну, Эстония.

Дача Андропова в Пярну, Эстония.

Фредерика интересовали здания, созданные архитекторами, которые жили по заветам Маяковского: с громким хлопком давали пощёчину общественному вкусу. Фотограф искал здания с причудливой геометрией, которая словно должна была сказать людям: «Дальше будет лучше. Впереди – светлое будущее».

Памятник жертвам немецких оккупантов. Каунас, Литва.

Памятник жертвам немецких оккупантов. Каунас, Литва.

Дача Президиума Верховного Совета СССР на озере Севан, Армения.

Дача Президиума Верховного Совета СССР на озере Севан, Армения.

Отель в Домбае на Кавказе.

Отель в Домбае на Кавказе.

По словам автора, в своей книге он пытается доказать, что поздняя советская архитектура совсем не такая, как о ней принято думать, а сейчас построенные десятки лет назад здания не находятся в упадке. Фотограф считает, что эти постройки «живые», что они несут в себе мощные посылы и являются важной частью культурно-исторического наследия.

Дом Советов в Калининграде.

Дом Советов в Калининграде.

Дворец бракосочетания в Бишкеке, Кыргызстан.

Дворец бракосочетания в Бишкеке, Кыргызстан.

Административное здание. Рапла, Эстония.

Административное здание. Рапла, Эстония.

Закончить хотелось бы цитатой французского фотографа, которая как нельзя лучше подводит итог: «Сегодня все же есть признаки реабилитации. В Эстонии и Литве, например, новое поколение призывает включить эти здания в список памятников архитектуры. Отвергая идеологические предпосылки, оно понимает, что лучше сохранить неоднозначное наследие, чем оказаться перед исторической пустотой.»

Институт робототехники и технической кибернетики. Санкт-Петербург.

Институт робототехники и технической кибернетики. Санкт-Петербург.

Политехнический институт в Минске, Беларусь.

Политехнический институт в Минске, Беларусь.

Все фотографии, использованные в статье, сделаны французским фотографом Фредериком Шобэном. Чтобы увидеть больше подобных материалов, подписывайтесь на канал.

Футуристические здания позднего СССР, которые кажутся иллюстрациями к фэнтези

Принято считать, что в СССР все было серым и однотипным, от брюк до автомобилей. Отчасти с этим можно согласиться — плановая экономика не оставляла дизайнерам большого пространства для маневра. Но не все так однозначно. 

Французский фотограф Фредерик Шобэн как-то наткнулся на фотографию здания Министерства автомобильных дорог в Тбилиси и так впечатлился смелостью архитектурных решений, что взялся за фотопроект о футуристической архитектуре СССР 70‑х — 90‑х годов. Семилетнее странствие по бывшим советским республикам вылилось в прекрасную фотокнигу под названием Cos­mic Com­mu­nist Con­sruc­tions Pho­tographed (дословно — «Сфотографированные космические постройки коммунизма»).

Министерство автомобильных дорог Грузинской ССР

В предисловии отмечается, что автор хотел продемонстрировать неожиданную вспышку воображения советских архитекторов.

В отличие от ранних лет существования СССР, в градостроительстве отчетного периода не прослеживается единый стиль. Шобэн считает разброс архитектурной мысли признаком распадавшейся политической системы.

Дача Президиума Верховного Совета СССР на озере Севан, Армения

Дворец бракосочетания в Бишкеке, Кыргызстан

«У каждого режима была собственная, строго определенная эстетика. Она создавала для архитекторов границы дозволенного. Но то, что начало происходить с 70‑х годов, равняется стилистическому взрыву» — говорит фотограф.

Институт робототехники и технической кибернетики, Санкт-Петербург

Кинотеатр «Россия» в Ереване, Армения

В общей сложности в книге представлены 90 сооружений. И каждое из них буквально дышит идеями прогресса и мощи Советского Союза.

Дворец бракосочетания в Тбилиси, Грузия

Политехнический институт в Минске, Беларусь

При этом приведенные архитектурные шедевры оставляют двоякое впечатление. То ли это утопия — неотвратимость светлого будущего, когда СССР будет диктовать моду всему миру. То ли антиутопия, в которой само здание Дома Советов будто следит за каждым человеком, подобно Большому Брату из романа Оруэлла.

Дом Советов в Калининграде

Памятник жертвам немецких оккупантов, Каунас, Литва

Крематорий в Киеве

Стоит заметить, Шобэн явно относится к советскому государству с настороженностью и недоверием. Это сквозит в его статье для The Archi­tec­tur­al Review: «…где бы я ни оказывался, мой интерес везде воспринимали как нечто странное — у людей, живших рядом с этими домами, еще было сильное похмелье от советского периода». В принципе, это не удивительно для европейца.

Академия наук в Москве

Институт информации в Киеве

Санаторий «Дружба», Ялта

Дача Андропова в Пярну, Эстония

«Сейчас же наблюдаются симптомы реабилитации, — пишет фотограф. — В Эстонии и Литве, например, новое поколение призывает признать эти здания памятниками архитектуры. Отвергая идеологические предпосылки, молодые люди понимают, что лучше сохранить неоднозначное наследие, чем оказаться перед исторической пустотой».

Административное здание, Рапла, Эстония

Дача Брежнева в Паланге, Литва

Отель на Домбае

Советское посольство на Кубе, Гавана

Смотрите также: Как выглядели хрущевки, когда жить в них было хорошо,
Головокружительно: 25 потрясающих аэроснимков самых красивых мегаполисов мира от Райана Купманса

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

понятие, определение, краткая характеристика стиля, описание с фото и использование в строительстве

Архитектурный футуризм является самостоятельным видом искусства, объединенным под общим названием футуристического течения, появившегося в начале двадцатого века и включающего в себя поэзию, литературу, живопись, предметы одежды и многое другое. Футуризм подразумевает стремление в будущее — как для направления в целом, так и для архитектуры в частности, характерными чертами является антиисторизм, свежесть, динамика и гипертрофированный лиризм. Особую популярность обрел футуризм в архитектуре СССР, став символом строительства новой жизни.

Определение

Годом возникновение футуризма в архитектуре можно считать 1912-й, так как в этом году итальянский архитектор Антонио Сант-Элиа впервые изобразил футуристическое видение городских форм на бумаге. С 1912 по 1914 год он создавал знаменитую серию эскизов на эту тему. Затем опубликовал свой «Манифест архитектуры футуризма». До этого стиль существовал лишь в абстрактном описании городов будущего, стараниями Сант-Элиа появились рисунки футуристических зданий, пригодных для реального строительства. Основоположник футуризма в архитектуре представлен на фото ниже.

По определению футуристическая форма архитектуры являет собой зеркальное отражение всех архитектурных канонов, существовавших до XX века. Таким образом, эта архитектура, в первую очередь, антиисторична и фантазийна — в ней либо отсутствует четкая симметрия, либо, напротив, присутствует гипертрофированная симметричность, а на смену привычным украшениям в виде колонн, окон и барельефов — лишь ни на что не похожие формы, смелые линии и максимальная динамика. Основными материалами являются стекло, металл и однотонный бетон — форма преобладает над содержанием.

Примеры из мировой архитектуры

Несмотря на то что архитектурный футуризм зародился еще в начале двадцатого века, до реального строительства дело дошло не сразу — на пике популярности был стиль Ар-деко, не сдававший своих позиций вплоть до начала Второй мировой войны. Наиболее известные футуристические здания были построены в период 50-70-х годов, их строительство было связано с началом эпохи увлечения космосом и внеземными цивилизациями. К ним относятся, например, библиотека Джека Ленгстона в Калифорнии (год постройки — 1965), Тематическое здание в Лос-Анджелесе (1961), библиотека Гейзел в Сан-Диего (1970). Ниже на фото футуризм в архитектуре вышеупомянутых зданий.

В начале 70-х футуристические постройки вышли за пределы США и стали появляться в самых разных уголках планеты — к ним можно отнести Кафедральный собор в Бразилиа, Дом Ферро в Цюрихе и оперный театр в Сиднее.

Зарождение в СССР

Футуристическое направление во всех отраслях искусства достигло своей максимальной популярности в предреволюционный период России, а затем в 20-х и начале 30-х годов. Необходимым казался футуризм в строительстве нового государства — людям, приветствующим революцию, хотелось разрушить все устои, вымести старые традиции и начать жизнь с нового листа. Советский Союз вполне мог стать обладателем самых первых футуристических строений в мире, но, увы — пришедшему к власти Сталину по душе были другие архитектурные стили, впоследствии получившие полушутливое название «Сталинского рококо». А после войны, когда выяснилось, что главный основатель футуризма Филиппо Томмазо Маринетти был приверженцем итальянского фашизма, направление получило строжайший запрет.

Примеры в отечественной архитектуре

Первые здания с использованием футуризма в архитектуре СССР были построены уже после 60-х, как и в США, на волне восторга от космических полетов. И хотя Советский Союз не был первым в строительстве зданий будущего, очень скоро он стал самым богатым на подобную архитектуру — практически все библиотеки, дома культуры, театры и кинотеатры, аэропорты и стадионы с 60-х до 80-х годов строились в футуристическом стиле. Ярчайшими примерами советского футуризма в архитектуре является здание знаменитого МХАТа в Москве, построенного в 1973 году, корпус «Дружба» Ялтинского санатория «Курпаты», построенный в 1984 году, и здание, в котором располагалось министерство автодорог Грузинской ССР, созданное в 1975 году.

Знаменитые архитекторы-футуристы

Одним из самых продуктивных архитекторов-футуристов является бразилец Оскар Нимейер — современник зарождения стиля в 20-х годах и один из главных его популистов в 60-х. Ему принадлежит авторство вышеупомянутого Кафедрального собора в Бразилиа, а также «Копан» — футуристический жилой дом в Сан-Пауло (1951), Дворец Национального конгресса и Дворец правительства в Бразилиа (оба 1960 года), Музей современного искусства в Рио-де-Жанейро (1996).

Еще один знаменитый футурист — датчанин Йорн Уотзон, автор проекта оперного театра в Сиднее. Кроме этого всемирно известного здания, Уотзон создал Водонапорную башню в Сванеке (1952) и Национальную Ассамблею в Кувейте (1982).

Моше Сафди, канадский и американский архитектор израильского происхождения, спроектировал более пятидесяти различных футуристических зданий. Его фантазии принадлежит знаменитый жилищный комплекс в Монреале Хабитат 67 (1967), ставший основой для многих подобных зданий в разных странах, футуристический корпус Музея изящных искусств в Монреале (1991) и гостиница «Марина Бей Сендс» в Сингапуре (2010).

Архитекторы-футуристы в СССР

К отечественным архитекторам, приверженным футуризму в архитектуре, в первую очередь следует отнести Михаила Посохина, автора проектов Кремлевского дворца съездов (1961 год), зданий Северного Чертанова (1975) и Спорткомплекса «Олимпийский» (1977).

Другие известные советские архитекторы — Дмитрий Бурдин и Леонид Баталов — в соавторстве создали знаменитую на весь мир Останкинскую телебашню (1967) и Московский аэровокзал (1964). Помимо этого, Дмитрий Бурдин выступил архитектором футуристического гостиничного комплекса «Измайлово»(1980).

Современный футуризм в архитектуре

С современным ростом и скоростным развитием таких государств, как Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Сингапур, Китай, Азербайджан, футуристический стиль вновь возродился, на этот раз объяв целые города. Ярким примером является целый комплекс зданий в центре Эр-Рияда — столицы Саудовской Аравии.

Отель Бурдж-эль-Араб (дословно переводится как «Арабская башня»), построенный в столице ОАЭ Дубае в 1999 году, тоже относится к футуризму в архитектуре. Помимо этого в Дубае, в самом центре, расположена уникальная Башня-волна и целая серия футуристических высоток.

В 2007 году был опубликован «Манифест нео-футуристического государства», что и дало толчок к возрождению этого стиля. Скорость и богатство жизни в вышеперечисленных странах превращает их в настоящие «города будущего» относительно подавляющего большинства архитектурных традиций так называемого «Старого света», перед светом ультра-современным, приверженным футуризму в архитектуре, как и полвека назад.

Страница не найдена | Победитель

Страница не найдена | Победитель
  • YoNas Käki
  • Александр Бирюков
  • Александр Каменяр
  • Александр Рахметов
  • Александр Титов
  • Алексей Верховский
  • Алексей Мицкевич
  • Анастасия Кондратова
  • Андрей Баркетов
  • Андрей Красавцев
  • Андрей Маргелов
  • Беспартийные коммунисты
  • Борис Беляев
  • Василий Еремеев
  • Василий Пламенев
  • Владислав Огарин
  • Гертруда Рихтер
  • Денис Попов
  • Дмитрий Данильченко
  • Дмитрий Марьин
  • Евгений Лаптев
  • Евгений Марсов
  • Иван Бертов
  • Иван Каждый
  • Иван Лизан
  • Иван Марченко
  • Иван Якутов
  • Игорь Журавлёв
  • Игорь Сергеев
  • Любовь Данильченко
  • Николай Гаврилов
  • Николай Ломов
  • Павел Комятин
  • Павел Кочкин
  • Павел Красильников
  • Павел Филоненко
  • Победитель
  • Рауль Дюков
  • Рустам Саидов
  • Сергей Коротин
  • Сергей Лапшин
  • Эдуард Балаш
  • Эдуард Нусс
  • Яков Голядкин
  • Ярослав Лапшин

Советский футуризм 30-х годов: Москву планировалось окружить каналами

В начале 1930-х московские власти составили план обводнения столицы. Все 37 городских рек должны были быть выпущены наружу, Москву прорезали бы десятки новых каналов и проточных прудов. Подмосковные города тоже были быть связаны новыми каналами.

Эти планы обводнения содержались в проекте Большой Москвы (Блог Толкователя рассказывал об одном из его творцов – немецком проектировщике Курте Майере). Как выглядела бы такая новая Москва, описывалось в книге «Беломорско-балтийский канал имени Сталина», изданной в 1934 году. В 1937 году весь тираж этой книги был изъят из обращения и уничтожен после расстрела комиссара НКВД Г. Ягоды, одного из главных «героев» книги. Уцелели считанные экземпляры. С тех пор книга «Беломорско-балтийский канал» не издавалась.


16 нюня 1931 года пленум ЦК вынес решение «Разрешить задачу обводнения Москва-реки путём соединения с верховьями реки Волги».

Московско-волжский канал, создав сквозные кратчайшие водные пути между морями и главнейшими бассейнами страны, войдет в эксплуатацию в 1936 году и на много лет решит вопрос водоснабжения, откроет пути к невиданному благоустройству и красоте города.

Тридцать семь речек-ручьев омывают московские кварталы, среди них Филька, Таракановка, Капелька, Жабинка, Чорто-рый, Синичка, Подон-Чуриха, Лихоборка, Кровянка, Черно-грязка, Нищенка. Эти речки, как и Москва-река, как и Яуза, издавна превращены в сточные коллекторы. Они иногда проступают из труб прудами — Синичкиным, Птичьим, Антроповыми ямами, Чёрными, Постылыми, Чортовыми, наполняют воздух зловоньем, потому что вода в них обновляется только раз в году — весной. В старой Москве было два фонтана: на Лубянке и на Театральной; в новой Москве будут бить сотни фонтанов.

В старой Москве был один канал — Канава у Балчуга; в новой Москве их будут десятки.

Отравленной, грязной водой текут под московскими улицами 37 речек со старыми грязными названиями. Прошлое отравило московские речки: они зловонны уже много сот лет. Купеческая Москва забила, забросала, забыла их.

Новой, чистой придёт к новой Москве волжско-москворецкая вода.

Мало тратил старый хозяин Москвы, купец, на свой город; была полутораэтажной Москва и полудеревенской; булыжник глушил город пылью и громом весной и летом, громом и грязью — осенью.

Зимой всё покрывал снег, чудесный московский снег, от которого хорошели захолустные дворы и кучи хибарок, а Кремль становился архитектурным чудом. Летом хозяин жил в Серебряном бору, в Мамонтовке — на даче в тамбовском именье, в Крыму, за границей, в Трувиле, в Висбадене. Напоказ иностранцам цари построили Петербург с набережной в великокняжеских палатах, с ростральными колоннами у Биржи, со Стрелкой, с чугунным узором оград.

Петербург рос, высасывая экономические соки севера, опустошая север, превращая его в место ссылки. Ленинград расцветает на том, что связан со всей страной, с севером, с Белым морем.

Вода для современного города, для его промышленности и быта значит не меньше электроэнергии. Основные производства — металлургия, ткацкое, химия — требуют огромного количества воды. Москва до революции потребляла 8 миллионов ведер ежесуточно, в 1933 году — 40, в 1936 году будет потреблять 195 миллионов ведер. Великие города мира стоят на больших реках, как Лондон на Темзе, Париж на Сене, у моря — как Нью-Йорк, Гамбург, на великих озёрах — как Чикаго. Нью-йоркский житель потребляет воды 500 с лишком литров в сутки, втрое больше москвича, парижанин — в два с половиной раза. Фонтаны и водоёмы украшают Рим и Буэнос-Айрес, Вену и Монтевидео. Вода нужна для гигиены города не меньше, чем для гигиены человеческого тела. Вода — это спорт, вода — это зелень лип и газонов, вода — это чудесные прогулки в окрестности, вода — это озонатор воздуха и победа над пылью.

Рабочий ежедневно ездит на завод и обратно — его глаз хочет отдыхать на прекрасных архитектурных ансамблях, а тело хочет удовольствия от самого переезда. Сравните трамвай и речной трамвай — и вы поймете разницу передвижения в жаркий, утомительный летний день.

Москва должна быть самым красивым городом мира, и не только в центре, как капиталистические города, но и в рабочих районах. Проектируйте здесь скверы, цветники, несколько фонтанов. Вон построили новые дома — как скучны фасады. Надо строить шире, щедрее, веселее, чтобы радовало глаз.

Клоака у самой Красной площади. Семнадцатый век.

Возникает мысль снести все эти обветшалые лабазы, превратить Зарядье в несколько террас зелени — зелень, вода, гладь Москва-реки, кремлёвские и Китайгородские стены — это будет одно из самых прекрасных мест в самой красивой столице мира.

Машины идут дальше, по Ильинке, через Третьяковский проезд на Неглинную, на Цветной бульвар. Здесь в подземной трубе протекает хилая Неглинка.

И решено: освободить обводненную Неглинку из трубы и её освеженными водами украсить широкий бульвар.

Машины идут к Петровскому парку. Мало воды на севере города. Пустим магистральный канал от Химок параллельно Ленинградскому шоссе.

Дворец Советов должен отражаться в полноводной реке так же, как дворцы комсомола, техники, труда, радиодом, великолепные новые дома на Берсеневской, Раушской и прочих набережных, — это удваивает архитектурный эффект зданий. Комбинат «Правды» строится на плоской равнине Ямского поля, среди трухлявых коттеджей и серых заборов. Он будет построен, и мимо него потечет великолепный магистральный канал для внутригородского водного транспорта. Пусть воды каналов расширяют наши улицы, создают архитектурные пейзажи невиданной красоты.

Каналы пройдут по Камер-Коллежскому валу, около Ленинградского шоссе, у фабрики «Богатырь», по Садовой, в районах Петровского-Разумовского, Бутырского хутора, Останкина. Реки выступят из труб в районе Пресни, Александровского сада, на участках Бульварного кольца. Вода раскроется в разных местах в ряде проточных прудов, водных лент, каскадов, перепадов. Неглинка украсит парк ЦДКА, Екатерининский парк, Цветной бульвар и, пройдя по трубе к Александровскому саду, опять раскроется водными лентами и спадет каскадами в Москва-реку. Краснопресненская набережная превращается в водяную лестницу, используя рельеф склона. Сто пятьдесят гектаров водного зеркала в Москве удесятерятся – их будет 1500 га. Застойные ямы — Чортовы, Антроповы, Синичкины, где опасно купаться, где гибнут мальки рыб, — превращаются в чистые проточные водоемы.

Великие водные дороги скрестятся в Москве. Москва превратится в порт пяти советских морей.

Велика Волга. Больше тысячи городов и деревень стоит на ней. Широка Волга, но хозяйственно это была не одна река, а несколько рек, потому что грузы приходилось перегружать, переваливать с судна на судно. Волга была разделена на куски мелководьем, как Днепр — порогами. План Большой Волги создаст единую реку с одинаковой глубиной почти по всему протяжению. Обновленные реки пересекутся в Москве. Это будут новые реки — водные пути, сращенные, подпёртые энергетическими станциями.

Москва будет столицей пятиморья: пять морей станут, связавшись через реки, частями одной системы. В третьей пятилетке из Москвы можно будет проехать в Балтийское, Белое, Каспийское и Чёрное моря, в Кольский залив Ледовитого океана, добраться до бассейна Северной Двины, Днепра, Оби, ни разу не сходя с парохода. А это значит — дешёвые фрахты для соли, гранита, нефти, ржи, апатитов, пшеницы, леса — для всего тяжелого, громоздкого, объёмного сырья, топлива и пищевых продуктов.

Американские миллиардеры убили такую водную артерию, как Миссисипи, понастроив параллельно могучей реке железные дороги, — пролетариат не повторит подобной ошибки. Для него транспортная проблема, как и проблема озеленения площадей, мировой канал и уличный фонтан, величайший завод и кубатура жилого дома, первоклассный метрополитен и автокачка стоят в одном и том же ряду, на пути к наиболее разумному использованию благ природы.

Социалистический план воспитывает в нас чувство гармонического развития всех отраслей хозяйства. Это чувство заставляет болеть о благоустройстве столицы и торопить волжскую воду к московским берегам. Оно говорит: ванна в каждой квартире, душ на самом маленьком предприятии, плавательные бассейны десятками в каждом районе — это удесятеренная работоспособность, это бодрость, это радость жизни, это приближение городского существования к гигиене морского посёлка.

Ванна и рабочий душ, и каскады Парка культуры, и свежие проточные пруды, и воды морского порта в сердце континента смывают с людей и городов грязь и некультурность старого мира.

Таков великий план обводнения Москвы. Москва преодолевает свой старый облик «большой деревни», большого уездного города, в наши дни хорошеет, превращается в европейскую столицу — ровные дома, асфальтированные проспекты. Но и этот облик временный. Воды и зелень придадут ей вид города-парка. Липы, тополя, кедры, пинии, мичуринские гибридные деревья, плодовые сады по теперешним загородным шоссе, самый рост города, когда будут включаться всё новые зеленые массивы, — всё это изменит Москву.

С ростом бывшие уездные города Московской губернии превращаются в города-сателлиты, города-спутники, и столица поглотит их: Ногинск и Орехово-Зуево, Дмитров и Пушкино, Подольск и Коломну, Каширу и Серпухов. Это кольцо будет омываться Окой, его пересекут Пахра и Гжелка, Сосна и Талица, канал будет включен в границы города, озеро Сенеж будет внутренним прудом.

Огромные полевые ветры будут овевать массивы зелени: Лосиный остров и Малаховский парк. То, что сейчас называется планом Большой Москвы, станет только центром города, его не отличишь от окраин. И будут к великому городу подступать индустриализованные совхозы, колхозы, перерабатывающие своё сырьё, фабрики, светлые большие дома, асфальтовые и клинкерные шоссе красивее наших улиц, плодовые сады пышнее наших парков; поля — как воздушные зоны города.

И над этим просторным поселением здоровых людей, чистых, просторных, красивых домов, бесшумных, бездымных, беспыльных машин будет весело звенеть жаворонок, как он звенит над гречневым полем, и пчёлы будут спокойно летать за мёдом на Яузский бульвар — и люди скажут: «Вот и стирается разница между городом и деревней. Мы на подступах к эпохе коммунизма».

Источник: http://ttolk.ru/?p=25149

Как показывали архитектуру в советских мультфильмах

Архитектура — не самая очевидная, но важная составляющая советских мультфильмов. Она не только служила фоном для происходящего на экране, но и влияла на сюжет, а порой становилась мощным идеологическим инструментом. На примере 22 мультфильмов журналист archspeech и автор телеграм-канала «Домики» Ася Зольникова рассказывает, как это было.

Сталинская архитектура

В мультфильме «Цветик-семицветик» (реж. Михаил Цехановский, 1948) девочка Женя находит волшебный цветок и гуляет с ним по Москве. Город выглядит как сбывшаяся сталинская утопия: улицы застроены массивной неоклассикой, новых домов так много, что они загораживают даже вид на Кремль. В кадрах мелькают Тверская, памятник Пушкину и зоопарк.

Интересно сравнить пейзажи из «Цветика-семицветика» с ремейком 1977 года («Последний лепесток», реж. Роман Качанов). Здесь уже никакой идиллии: перед нами заурядный советский город времен застоя, а блочные районы перемежаются с исторической архитектурой.

Мультфильмы о Мурзилке выходили во время «борьбы с излишествами», но в них активно демонстрируют сталинскую застройку. В серии «Мурзилка и великан» (реж. Петр Носов, 1960) действие происходит на ВДНХ. Рядом с «Космосом» появляется сказочный гигант, который тут же получает удар током от установки перед павильоном «Радиоэлектроника и связь». Здание предстает в уже перестроенном виде: до 1959 года оно было украшено лепниной, которую затем скрыли за фальшфасадом.

Серия «Опять двойка» (реж. Евгений Райковский, Борис Степанцев, 1957) начинается с полета Мурзилки над абстрактной сталинской высоткой. Из‑за конусовидного шпиля она больше всего напоминает жилой дом на Кудринской площади.

Также символы Москвы нарисованы в мультфильме «Дядя Степа — милиционер» (реж. Иван Аксенчук, 1964): рядовой Степан Степанов вышагивает мимо витрин «Детского мира», Наркомзема и здания газеты «Известия». Наряду с постройками прежних советских десятилетий показаны малые архитектурные формы оттепели: киоск «Союзпечати» и павильон кафе с изогнутой крышей.

Стройки времен оттепели

Мультфильм-плакат «Железные друзья» (реж. Борис Дежкин, 1960) объясняет, чем полезен сбор металлолома. Спойлер: бытовые предметы проходят переплавку, а после, обновленные, мчатся на поезде мимо свежих модернистских районов.

В «Ситцевой улице» (реж. Петр Носов, 1960) от неряшливой девочки улетели все вещи. Она пытается разыскать их среди хрестоматийной оттепельной архитектуры: здания имеют очень простую форму, а на фасадах установлены вывески с изящной типографикой. Без толики вымысла тоже не обошлось: торцы панелек украшены полотнами из ситцевых тканей.

Кирпичной архитектуре мультипликаторы уделяют куда меньше внимания. Одним из примеров служит «Песенка мышонка» (реж. Юрий Прытков, 1967). Мышонок-тунеядец играет на гитаре и мешает зверям-строителям работать. Он хочет доказать, что класть кирпичи — пустяковое дело, но быстро терпит неудачу. «Это тебе не на пеньке плясать», — констатирует еж-строитель.

Грандиозные стройки стали частью сатирического мультфильма «Жил-был Козявин» (1966) — дипломной работы Андрея Хржановского. По сюжету бюрократ по фамилии Козявин настойчиво пытается найти сослуживца. «Сидорова не видали? Кассир пришел», — спрашивает он каждого встречного, в том числе рабочих на стройплощадке.

В «Истории одного преступления» (реж. Федор Хитрук, 1962) нам показывают стремительно меняющийся город хрущевской эпохи. «Скромный счетно-финансовый работник» Василий Васильевич трудится в конторе с видом на строящуюся многоэтажку (похожую на серию II–18–01/09). Все прелести панельного жилья тут налицо: дом успевают закончить к концу смены.

Панельки

Со временем восторг от панельного жилья сходит на нет, а Эльдар Рязанов высмеивает его в «Иронии судьбы, или С легким паром!» (1975). Перед началом фильма идет двухминутный мультик о том, каким кошмаром стала «борьба с излишествами» для архитекторов. Один из них пытается построить дом с нарядными фасадами, но проект отзывают до тех пор, пока здание не превращается в бетонную «коробку» с голыми стенами.

В период массовой индустриализации страдали не только архитекторы. В «Приключениях домовенка Кузи» (реж. Аида Зябликова, 1984–1987) показано, чем это обернулось для домовых: теперь они живут не за печкой в деревянном доме, а вынуждены ютиться на кухне в вентиляции. Кузя из 556-й квартиры сетует: «Спрятаться негде».

Крокодилу Гену и Чебурашку тоже коснулось массовое расселение. Если в начале четырехсерийного мультфильма (реж. Роман Качанов, 1969–1983) Гена обитает в собственном небольшом жилье, то к финалу они с Чебурашкой перебираются в многоквартирный панельный дом.

К 70-м типовые районы становятся естественной частью советского пейзажа. Это заметно по мультфильмам «Старая игрушка» (реж. Владимир Самсонов, 1971) и «Маша больше не лентяйка» (реж. Лев Мильчин, 1978), где однотипная застройка играет исключительно фоновую роль.

Метро и арбатские «книжки»

Московский метрополитен появляется в мультфильмах «Ну, погоди!» (реж. Вячеслав Котеночкин, 1968–1986) и «Баба Яга против!» (реж. Владимир Пекарь, 1979). В обоих случаях подземку используют для сцен с погонями: волк в тазу несется по эскалатору и влетает на платформу, которая похожа на первые московские станции.

Баба Яга с Кощеем бегут за олимпийским мишкой по вполне конкретным «Киевской» и «Белорусской», но почему‑то пропускают промежуточную «Краснопресненскую». По дороге избушка на курьих ножках резво уворачивается от метропоездов в тоннелях.

Еще одну московскую станцию можно узнать в «Старой пластинке» (реж. Вячеслав Котеночкин, 1982). В мультфильме инопланетяне знакомятся с творчеством Леонида Утесова, в том числе «Песней старого извозчика». Лирический герой едет «от «Сокольников» до парка [Горького] на метро» и выходит на радиальной станции «Парк культуры». Помимо метрополитена здесь появляется архитектура поздних 60-х — дома-книжки на Новом Арбате и гостиница «Россия».

Строительство арбатских «книжек» зафиксировано в «Шпионских страстях» (реж. Ефим Гамбург, 1967) — черно-белой пародии на детективы о разведчиках. Иностранный спецагент пытается выкрасть у советских ученых новейшее стоматологическое кресло. Оно хранится в здании зубоврачебного техникума, нарисованного в лучших традициях совмода: «ножки» по периметру первого этажа, горизонтальный силуэт и минималистичный козырек над входом.

Советский футуризм

По «Мурзилке на спутнике» (реж. Евгений Райковский, Борис Степанцев, 1960) можно судить о том, как начало космической эры изменило представление об архитектуре будущего. Сюжет развивается в 2060 году: в городах царит футуристичный советский модернизм, среди прочего показывают обелиск «Покорителям космоса» — за четыре года до фактического появления.

«На краю тайны» (реж. Роман Давыдов, 1964) демонстрирует, как изменится мир после изобретения новых двигателей: транспорт и дома здесь также выдержаны в стиле ретрофутуризма.

Подробности по теме

12 станций советского метро в объективе фотографа Кристофера Хервига

12 станций советского метро в объективе фотографа Кристофера Хервига

Обзор движения российского футуризма | TheArtStory

Краткое изложение русского футуризма

Феномен, который стал известен как русский футуризм, не является легко определяемым движением и полностью отделен от итальянского футуризма, который был основан в Милане в 1909 году. В качестве идеологического зонтика русский футуризм был преднамеренно гибкие, приспособленные к различным художникам и практикам в период примерно с 1912 по 1916 год. В Санкт-Петербурге сформировались отдельные коллективные группы русских футуристов.В Петербурге и в Москве, издавая журналы, организовывая дебаты и курируя выставки своих работ. Люди, практикующие футуристы (независимо от того, идентифицировали ли себя их или идентифицировали как таковые критики и пресса), разделяли страсть к исследованию новых способов выражения в поэзии, изобразительном искусстве, музыке и перформансе, одновременно разрушая различия между этими средами.

Опираясь на влияния Запада и смешивая их с собственным русским наследием, футуристы прославляли новые концепции в психологии, теории цвета и лингвистике.Одним из их самых необычных элементов был скрытый архаизм или привязанность к русским традициям, несмотря на то, что в остальном подавляющее внимание уделялось новым технологиям и формам. События Первой мировой войны заставили многих художников искать новый глубокий смысл в своих работах, и дух футуризма вскоре перерос в такие движения, как супрематизм и конструктивизм (или был вытеснен ими). Возможно, потому, что русский футуризм впервые возник как преимущественно литературное движение, некоторые из его самых потрясающих и оригинальных произведений являются экспериментальными книгами.Это сотрудничество между поэтами и художниками представляет собой наиболее характерное наследие, которое можно проследить в произведениях звуковой поэзии и концептуального искусства середины века.

Ключевые идеи и достижения

  • Русский футуризм отверг традиционные методы искусства, предлагая новый визуальный и лингвистический словарь для современного опыта. В своем самом известном манифесте «Пощечина общественному вкусу» (1912) футуристы заявили, что «только мы являемся лицом нашего времени», и заявили о «непреодолимой ненависти к языку, существовавшему до [нас].
  • Они охватили (и неизбежно романтизировали) означающие «нового»: науку, технологию, изобретение и скорость. Это были общие символы современности, но также и новой России, перескочившей из аграрного прошлого в индустриальную и политическая революция.
  • Хотя они категорически отвергали прошлое, русские футуристы прославляли традиционное русское наследие, включая аспекты народной жизни и религии. Они черпали из широкого спектра русских «примитивных» форм искусства — религиозных икон и гравюр на дереве, древней языческой скульптуры. , народное искусство и костюмы — все они воплощаются во все более чистых цветах и ​​абстрактных формах.
  • Одними из самых влиятельных и плодовитых русских футуристов были женщины. Художники, в том числе Наталья Гончарова, Любовь Попова, Ольга Розанова и Мария Синякова, занимали выдающуюся и центральную роль в художественном движении. Многие из этих женщин путешествовали или жили за пределами России, где новые идеи о равенстве процветали в международных и космополитических городах, таких как Париж и Берлин.
  • Русские футуристы были против истеблишмента, но не имели единой политической программы.Позднее Лев Троцкий называл их «художниками кафе буржуазии », хотя он думал, что они уловили «ритмы движения, действия, нападения и разрушения, которые были еще нечеткими» в дореволюционный период.

Обзор русского футуризма

В декабре 1911 года художник и поэт Давид Бурлюк и его братья Владимир и Николай отправились в деревню, в дом своего детства, на рождественские каникулы. За несколько месяцев до этого праздника их познакомили с творчеством Пабло Пикассо, а непосредственно перед отъездом им подарили фотографию одной из его недавних картин из Парижа — кубистского исследования человеческой фигуры.Стремясь исследовать это новое влияние, братья, оказавшись дома, штамповали холст за холстом, экспериментируя с несколькими перспективами, превращая объекты в плоскости и используя причудливые цветовые комбинации в поисках чего-то нового. Бенедикт Лившиц, писатель и недавний знакомый братьев, также был приглашен присоединиться к ним в их поездке, и он тоже упивался безумием художественных экспериментов, создавая страницу за страницей прозы, в которой исследуются новые ритмы в том, что, по его мнению, быть прямым переводом кубизма на русский язык.Вместе они четверо основали новую группу под названием «Гилея» и объединились, чтобы достичь чего-то принципиально нового в искусстве. Название, которое они выбрали, напоминало путешествие Геракла и Скифскую империю российских степей, подчеркивая склонность группы к примитивным формам, а иногда и ярким цветам, которые отличались от приглушенной палитры кубистского течения. Это также отразило гордое внимание к наследию участников, примитивному искусству их предков и внутреннему устройству их языка.Вскоре к коллективу присоединились и другие художники и писатели, такие как Владимир Маяковский, Алексей Крученых, Велимир Хлебников. За два года до того, как пресса применила к ним термин «футуристы», их назовут гилеями.

Краткий путеводитель по футуризму

Футуризм был итальянским и русским авангардным движением двадцатого века в литературе и искусстве. Он продвигал крайние художественные новаторства и эксперименты, декларируя радикальное отстранение от прошлого и сосредоточение внимания на новом искусстве, технологиях и политике, обычно проявляющихся в примитивизме.Футуристы категорически отвергли самосознание, стоящее за чрезмерным лиризмом символизма — доминирующей школы того времени. Напротив, он отдает предпочтение изобразительному искусству, которое обсуждает консервативные социальные элементы и бросает им вызов, чтобы вызвать бурную негативную реакцию.

Итальянский футуризм начался с манифеста Ф. Т. Маринетти (1876-1944) под названием «Fondazione e Manifesto del Futurismo» («Основание и манифест футуризма»), в котором говорилось, что художественное произведение без агрессивного элемента не может считаться шедевром. .Он провозгласил принципы футуризма в отношении поэзии в «Parole in Libertà» («Слова в свободе»), требуя языка, свободного от синтаксиса и логического порядка, который позволял поэту быстро передавать сильные эмоции. В «Immaginazione Senza Fili» («Беспроводное воображение») и «Analogia Disegnata» («Иллюстрированная аналогия») он обсуждал максимальную свободу образов и метафор, которая привела к выразительному использованию типографики — различных размеров шрифтов и стилей внутри слово или в той же строке и свободное расположение слов на печатной странице.Другими крупными итальянскими поэтами-футуристами были Э. Каваккиоли, Л. Фольгоре и А. Палаццески.

Русский футуризм, как и итальянский футуризм, зародился как восстание против символического движения в России. Русские футуристы разделились на две подшколы: кубофутуризм и эго-футуризм. Кубофутуризм призывал к расширению языка произвольными и производными словами. Среди основных поэтов этого движения были Давид Бурлюк (1882-1967), Алексей Крученикс (1886-1968), Владимир Маяковский (1893-1930) и Виктор (Велемир) Хлебников (1885-1932).

Хлебников был признан самым глубоким и изобретательным поэтом движения кубофутуризма. Его исследования варьировались от плотных и частных неологизмов до экзотических стихотворных форм, написанных палиндромами. Его стихи, хотя и новаторские и вдохновляющие его современников, были слишком непонятны для широкой публики. Еще одним широко известным поэтом, вышедшим из кубофутуризма, был Маяковский, поэтика которого представляла собой смесь экстравагантных преувеличений и эгоцентричных и трудных образов.

После смерти Маяковский был канонизирован Иосифом Сталиным как «лучший и самый талантливый поэт советской эпохи».Вторая подшкола, Эго-футуризм, получила распространение в 1911 году благодаря поэту Ивану Игнатьеву, который жил в Петербурге, Россия. Он написал множество манифестов и выпустил газету «Петербургский вестник ». Эго-футуризм, как и кубофутуризм, был озабочен городскими образами, эксцентричными словами, неологизмами и экспериментальными рифмами. В отличие от кубофутуризма, эго-футуристы использовали менее типографически строгий метод экспериментов и больше интересовались интенсивным исследованием «я» через поэзию.Среди других поэтов эго-футуризма — Василиск Гнедов (1890–1978), Игорь-Северянин (1887–1941) и В. Серсеневич (1893–1942).

Футуризм стал огромным движением в начале 1900-х годов, оказав влияние на поэтов во всех славянских странах, Испании и Англии.

просмотреть поэтов этого движения


Эдвард Хирш также пишет о футуризме в своей книге Глоссарий поэта :

футуризм : Филиппо Томмазо Маринетти (1876–1944) 20 февраля драматически положил начало футуристическому движению. 1909 год, с его «сильно расстраивающим, зажигательным манифестом» под названием «Основание и манифест футуризма» («Мы не спали всю ночь, мои друзья и я»), а затем засыпал Европу своими воззваниями о будущем.Слово футуризм имело поразительный успех, и новое движение быстро распространилось по Италии, Франции, Испании, Англии и России. Гиперкинетик Маринетти, назвавший себя «кофеином Европы», самопровозглашенный «примитив новой чувствительности», был движущей силой футуризма. «Я внезапно почувствовал, что статей, стихов и полемики больше недостаточно», — сказал он. «Пришлось изменить методы, пойти на улицу, захватить власть во всех театрах и ввести кулачный бой в войну искусства.«Манифест был его оружием, и он использовал его, чтобы восхвалять опасность и бунт, агрессивные действия,« красоту скорости »(он знаменито провозгласил, что« Гоночная машина … прекраснее Победы Самофракийской »),« металлизация человека », неистовые радости толп и городов. Он также продемонстрировал ужасающую невиновность в отношении войны, которую он прославлял как «единственную гигиену в мире».

подробнее

Коллективное интерактивное книжное искусство русских футуристов

За несколько коротких лет во втором десятилетии двадцатого века группа художников в России создала новый вид искусства: книги, предназначенные для чтения, просмотра и прослушивания.Художники издавна создавали книги как искусство, но это были разные книги — ручные, ручные, серийные, интерактивные. Сочетая в себе звуковую поэзию с литографией и штамповкой, книги создавали совместную работу и создавали отношения с читателем.

Книги русского футуриста маленькие, некоторые не больше открытки. Их бумага и рисунок нарочито грубые; каждая страница книги немного отличается по размеру и переплетается обычными скобами. В книгах использованы найденные бумаги, такие как обои и имитация сусального золота, а также есть коллажи и детские тиснения.Заголовки существуют небольшими тиражами от 50 до более 200, и часто включают небольшие вариации от книги к книге.

Искусствовед Нэнси Перлофф, куратор современных коллекций в Исследовательском институте Гетти, последние 15 лет изучала русский авангард, и ее недавняя книга «Взрывчатость: звук, изображение и слово в русском футуристическом книжном искусстве» — это первая научная работа, предлагающая внимательно прочитать эти книги как «вербивоковизуальные» объекты, значение которых происходит от взаимодействия изображения, текста и звука.В основу своего исследования она положила замечательную коллекцию русских модернистских книг, хранящуюся в библиотеке Исследовательского института Гетти. Онлайн-компаньон к ее публикации предлагает полноэкранные репродукции страниц из футуристических книг Гетти и предлагает вам послушать стихи и посмотреть, как они оживают на странице.

Нэнси держит Pomada (1913 г.) с коллажем и имитацией сусального золота. На обложке изображен крылатый цирюльник над андрогинной фигурой, которая может представлять проститутку

.

Мир вверх ногами

Мелкий масштаб, грубый дизайн и грубые материалы русских футуристических книг высмеивали роскошные журналы русских символистов, которые были большими, богатыми и иногда украшенными сусальным золотом.Футуристический дизайн, а также сочетание нарисованных от руки форм и звуковых стихов воплощают концепцию zaum (за пределами разума) — бессмысленность и нелинейность, иногда усиленную предчувствием, лиризмом или эротизмом. Самая известная поэма zaum , «Дыр бул щыл» (послушайте здесь), говорит Нэнси, звучит «так, как будто она возникает из глубин первобытного мира».

Чтение книг zaum — это совместный опыт: некоторые страницы требуют, чтобы вы повернули книгу, чтобы прочитать текст; другие предлагают несколько прочтений букв в зависимости от того, следит ли ваш взгляд за ними поперек или вниз.Одно и то же стихотворение может снова появляться в разных книгах, приобретая другой характер с новым макетом страницы, сценарием и изображениями и предлагая читателю интерпретировать его заново.

Нэнси просматривает второе издание документа Vzorvalʹ (Explodity), в котором представлены скрепленные вручную бумаги разных размеров и материалов

Одно из главных произведений русского футуристического книжного искусства «Мирсконца» воплощает эту концепцию zaum . «Эта книга — о перевернутом мире, — говорит Нэнси, — о мире, движущемся назад, мире наоборот, мире, который больше не является линейным или разборчивым.”

Совместная работа художников Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова и поэтов Алексея Крученых и Велимира Хлебникова, Мирконца вышла тиражом 220 экземпляров. Каждая обложка отличается, и иногда стихотворение находится в разных местах от книги к книге или вообще не включается. На копию «Гетти» Гончарова наклеила вырез из зеленой бумаги в форме цветка, который она намеренно вытянула за край книги. Копии в Музее современного искусства, напротив, имеют черный и мраморный листы, напоминающие цветок и абстрактную человеческую фигуру.«Она играла с тем, что происходит, когда отличается форма и другой материал», — объясняет Нэнси.

Коллаж был излюбленной техникой некоторых футуристов, потому что «речь идет о сопоставлении, а книги — о сопоставлении изображений, звуков и каллиграфии от страницы к странице», — отмечает Нэнси. «Коллаж представляет собой идею объединения нашего обычного способа чтения и просмотра текстов и изображений».

Обложка Мирсконца (Worldbackwards) Натальи Гончаровой, 1912 год.Исследовательский институт Гетти, 88-B27486

Крупный план скрепки и текстуры коллажированной бумаги на обложке Мирсконца (Worldbackwards)

На страницах книг по русскому футуристу слова, формы, цвета и изображения сопоставляются неожиданным и часто загадочным образом. Например, на обложке книги « Te li le » Ольга Розанова сочетает апокалиптическую сцену с дымовыми трубами, дымом и разрушающимися небоскребами с лирическим плавным заголовком в искупительных фиолетовых и синих тонах.А что делать с литографией на всю страницу в книге Казимира Малевича « Взрыв» (Взрыв) с надписью «Смерть человека одновременно в самолете и на железной дороге»? На этом весьма абстрактном изображении мы можем просто различить крылья самолета и, возможно, колеса и рельсы поезда — но где же этот человек? В чем смысл его смерти? И как это изображение работает в контексте книги « Взрыв», , в которой упоминаются пистолеты, бомбы и самоубийства?

Разные размеры, цвета, стили: Книги русского футуриста Te li le и Vzorvalʹ (первое издание)

«Смерть человека одновременно в самолете и на железной дороге», Казимир Малевич, в Взорвал (второе издание).Исследовательский институт Гетти, 85-B4913

Без гроша и провокация

книг русского футуриста были продуктом тесного сотрудничества небольшой группы художников, которые называли себя «речистами» и «художниками-писателями», а не «поэтами» и «художниками».

Большинству художников было около 20 лет, они странствовали и часто были без гроша в кармане. Велимир Хлебников жил бродягой, нося свои рукописи в наволочках. В отличие от модернистских героев Запада, многие русские футуристы происходили из рабочих семей или из деревни, а не из городской буржуазии.Тем не менее художники имели общественный статус, особенно когда они приехали в Москву и Санкт-Петербург, где они посещали выставки и публичные дебаты, исполняли стихи, рекламировали и продавали свои книги, а также встречались в знаменитом петербургском кабаре Stray Dog. . Они, как известно, провоцируют — например, кидают со сцены горячий чай. Они также специализировались на рисовании символов и абстрактных рисунков на лицах и прогулках по улице. «Это, должно быть, было шокирующим», — комментирует Нэнси. «Они приносили искусство на улицы, что интересно, потому что их стихи и книги не для улиц.”

В центре круга был Алексей Крученых, которого Нэнси описывает как «импресарио русского футуристического книжного искусства». Крученых отвечал за дизайн, масштаб и материалы книг. «Изучая эти книги так же внимательно, как я, я понял, что Крученых руководил сотрудничеством и выпустил книги. Он сыграл очень важную и, по крайней мере, на Западе, роль, которую до сих пор не признают ».

Женщины играли роль, равную роли мужчин в русском футуризме, и «внесли решающий вклад в книги.Наталья Гончарова и Ольга Розанова были двумя ведущими художницами футуристической книжной формы.

Трое (Тройка) с обложкой Казимира Малевича. Исследовательский институт Гетти, 88-B29825

Все еще забытый авангард?

Несмотря на радикальные нововведения футуристического книжного искусства, оно было маргинальным на Западе до начала двадцать первого века, когда Музей современного искусства в Нью-Йорке организовал большую выставку книг русского авангарда.Отчасти в пренебрежении ими виноваты исторические и личные факторы: Первая мировая война, за которой последовали многолетние советские репрессии, начавшиеся в конце 1920-х годов, сделали эти книги малоизвестными за пределами СССР. Свою роль сыграли и личные факторы: Хлебников умер от тифа в 36 лет, Крученых бросил писать, а другие из их окружения эмигрировали или занялись новой карьерой. Тем не менее, по пути, который все еще не совсем ясен, книги русского футуризма выжили, чтобы повлиять на последующие поколения поэтов и художников, в том числе на послевоенных конкретных поэтов, чьи работы представлены на текущей выставке GRI, Конкретная поэзия: слова и звуки в графике. Космос.И сегодня их дух живет в радикальных журнальных коллективах.

Я попросил Нэнси поделиться своей любимой частью исследования этих увлекательных книг и художников, которые их создали. «Большим удовольствием от этой работы было открытие, то есть возможность узнать, как поэты и художники сотрудничают, чтобы создать особую игру слова, изображения и звука», — сказала она мне. «Эти книги — интимная форма самовыражения. Приятно развить точку зрения инсайдера ».

Дополнительная литература

Подкаст

Art + Ideas: Нэнси Перлофф о русском футуристическом книжном искусстве, 12 апреля 2017 г.

Интернет-помощник Explodity , содержащий функции перелистывания страниц, транслитерации и переводы 10 стихов zaum .

Нэнси Перлофф, « Мирсконца (Worldbackwards): совместное книжное искусство и трансрациональные звуки», Getty Research Journal 5 (2013), 101–118.

Нэнси Перлофф, Взрывоопасность: звук, изображение и слово в русском футуристическом книжном искусстве (Лос-Анджелес: Getty Publications, 2016).

Нэнси Перлофф и Брайан М.Рид, ред., Положение Эль Лисицкого: Берлин, Витебск, Москва (Лос-Анджелес: Getty Publications, 2003).

Маяковский … … и русские футуристы | News

Вернувшись из Советского Союза вскоре после революции, Линкольн Стеффенс написал: «Я увидел будущее, и оно работает». После победоносной революции все казалось возможным; началась новая эра! Даже когда закладывалась основа социалистической экономики, русские футуристические авангардисты экспериментировали с социалистическим сознанием.

Самый известный из этих авангардистов — Владимир Маяковский, ставший поэтом-лауреатом революции после того, как в 1930 году в отчаянии застрелился. Его посмертная канонизация была чем-то вроде сталинского гения, поскольку, пока он был жив, Маяковский постоянно враждовал с коммунистической стороной. Получив копию одной из книг Маяковского с автографом, Ленин заметил: «Вы знаете, это довольно интересная литература. Это особый вид коммунизма, это хулиганский коммунизм».

Троцкий тоже подверг сомнению футуристический авангард.Он считал, что его мечты о социалистическом искусстве не осуществятся, пока не будет бесклассового коммунистического общества. Строгий материализм исключал возможность существования нового искусства независимо от уровня общественного развития.

Задача пролетариата — не писать великую литературу, — сказал Троцкий. Буржуа, обученные неторопливым занятиям, могли делать это лучше. Его задачей было строительство гаек и болтов нового социалистического строя. Маяковский это признал, когда писал в стихотворении: «В распоряжении Шекспира было всего 60 000 слов.Но гений-поэт Будущего будет обладать в каждый момент 150 000 000 000 ». Маяковский имел видение будущего гениального поэта, но застрял на изношенной шекспировской речи.

Маяковский вступил в партию большевиков в тринадцать лет, был арестован и к пятнадцати годам посадили в тюрьму за подрывную деятельность и в шестнадцать вышел из тюрьмы, решив стать поэтом. В 1910 году он вступил в недавно сформированный футуристический кружок, находящийся под сильным влиянием Маринетти и итальянцев. литературные эксперименты и менее склонны к эстетической полемике, чем итальянцы.И когда Маринетти прибыл в Россию в начале 1914 года, чтобы подписать русских под своей собственной программой футуризма, он получил отказ.

Здесь не место для подробного сравнения левого и правого футуризма. Оба разделяли нетерпение по отношению к миру, которое привело их к активной политике, и оба утратили отношение к политическим движениям, которые их поглотили. И все же их чувства настоящего и его задачи были противоположны друг другу. Включаю рисунок Муссолини Маяковского с его поэтическими нотами.

Рисую Муссолини для тех, кто его не видел.

Точка за точкой, линия за линией — это Муссолини.

Не надо его родителям надуваться критиками!

Не нравится ему? Самая точная копия его политики.

Фотографии футуристической русской архитектуры Фрэнка Херфорта

Немецкий фотограф Франк Херфорт был очарован причудливыми футуристическими зданиями, которые строятся в Москве вскоре после его переезда туда в 2006 году.

Путешествуя по другим частям России и соседним странам, он заметил аналогичное желание оставить Советский Союз в прошлом, построив экстравагантные здания, которые бросали вызов коммунистическим идеалам и символизировали престиж и статус.

Херфорт сделал около 300 фотографий этих зданий, некоторые из которых он разрешил нам опубликовать. Вы можете ознакомиться со всей коллекцией в его книге «Императорская помпа», вышедшей осенью прошлого года.

За последние 15 лет в Москве на смену старым историческим зданиям пришли многочисленные элитные офисные и многоквартирные дома. На фотографии «Алые паруса» 500 квартир, крытый парк развлечений и пристань для яхт. Фрэнк Херфорт В здании «Линкор Тауэр» в Москве находится также Дворец ветеранов военной разведки. Фрэнк Херфорт Башня «Меркурий Сити Тауэр» в Москве была построена в 2009 году. Сейчас это самое высокое здание в Европе, высота которого составляет 1112 футов. Фрэнк Херфорт Центр Легион III — это бизнес-центр, расположенный в центральном историческом районе Москвы.Фрэнк Херфорт С тех пор, как в 1997 году Астана стала столицей Казахстана, правительство ввело в эксплуатацию несколько футуристических зданий. Башня Байтерек представляет собой тополь, держащий золотое яйцо, которое в тюркской мифологии относится к дереву жизни.Высота башни 97 метров, что соответствует году, когда Астана стала столицей. Фрэнк Херфорт Развлекательный центр «Хан Шатыр» — это гигантская прозрачная палатка в Астане с торгово-развлекательным комплексом, лодочной рекой, мини-гольфом и крытым пляжем.Фрэнк Херфорт Итальянский архитектор Манфреди Николетти спроектировал Центральный концертный зал «Казахстан» в Астане, который открылся в 2009 году и является одним из крупнейших залов в своем роде.Фрэнк Херфорт Лазурный квартал в Астане — это комплекс многоквартирных домов, открытый в 2011 году. Фрэнк Херфорт Югорскую шахматную академию в городе нефтяных бумов Ханты-Мансийске спроектировал голландский архитектор Эрик Ван Эгераат.У него нет острых краев, и он был разработан для экономии энергии. Фрэнк Херфорт В Сургутской школе иностранных языков в Сургуте, Россия, есть башня с часами, которая почти идентична лондонскому Биг-Бену.Фрэнк Херфорт Проект

MUSE — Украинский футуризм, 1914-1930: историко-критическое исследование (обзор)

Новой задачей в постсоветском мире является переоценка богатства национальных и этнических перспектив, которые внесли свой вклад в культуру русских и Советские империи.Спустя десять лет после падения советской власти ученые не спешили объяснять авангардные художественные движения, которые были уничтожены тенью русского авангарда. Однако если ученые не спешили пересматривать историю «советского» модернизма, то это явно связано с трудностью анализа истории явлений на «русских землях». Олег Ильницкий предлагает нам одно из первых национальных перечитываний культурного вклада в империю в своем амбициозном и тщательном исследовании украинского футуризма.

В отличие от успеха и популярности русского футуризма в современном критическом воображении и даже в его общественном восприятии (в России и других странах), украинский футуризм не разделяет критического уважения к своему российскому аналогу. Движение было практически запрещено в ревизионистской истории советской литературы, и только в 1970-х годах украинский футуризм и его откровенный фронтмен Михаил Семенко (1892–1937) не получили должного официального признания в анналах советской литературы.Тщательно исследованная книга Ильницкого представляет собой величайший шаг в реабилитации движения, которое, по мнению автора, пострадало от серьезных критических недоразумений даже в самой Украине. Если [End Page 157] «Украинская наука и критика не выдержали вызова авангарда» (348), то критика западного авангарда не предложила никаких средств; Практически игнорируемое на Западе движение было поглощено монолитно сконструированным русским модернизмом.

Как видно из его библиографии, Ильницкий посвятил свою научную жизнь украинскому футуризму, написав статьи, переводы и диссертацию по этой теме. В своем первом полнометражном критическом исследовании он демонстрирует глубокое знакомство с авторами и текстами движения и глубокую симпатию к его сторонникам. Его четко сформулированная цель — исправить ошибки, нанесенные украинскому футуризму, и поэтому критическое отношение имеет тенденцию к выздоровлению, а не к оценке.

Ильницкий избегает эвфемизма и жаргона, и, хотя эта стратегия имеет свои достоинства, она также ставит под угрозу критическую часть его «критической истории».Оспариваемые термины и концепции, такие как «авангард», «современность» и даже «футуризм» и «левизна», не подвергаются сомнению. Предположение о том, почему молодые украинские писатели и художники предпочли футуризм любому другому из множества -измов, которые они могли поддержать в 1910-х годах, и почему они так сильно его придерживались на протяжении 1920-х годов, любопытно, что в тщательном исследовании Ильницкого отсутствует (за исключением краткое отступление об итальянском футуризме в заключении). Этот недостаток сильно ощущается, особенно потому, что большинство номинально «футуристических» движений, таких как русский футуризм и иногда неправильно обозначенное движение вортицистов, сильно боролись с последствиями этого обозначения.

Книга состоит из больших разделов, посвященных истории движения, теоретической работе и литературному наследию. Примечательно, что более половины текста посвящено внутренней истории движения; Очевидно, что детальный отчет о зарождении, развитии и упадке украинского футуризма — основная задача Ильницкого. Эта важная работа, вероятно, станет основным вкладом книги; тем не менее, читатель, обычно не знакомый со славянским модернизмом, может заблудиться среди множества подражаний, журналов, литературных и исторических личностей, которыми занимается Ильницкий.Раздел истории может быть дополнен в будущих изданиях глоссарием или dramatis personae имен и движений. Отделение теории от практики и того и другого от истории делает подход в некоторой степени герметичным. Возможно, эффективным было бы более полное объединение частей книги, возможно, по тематическим линиям, что позволило бы различным элементам украинского футуризма говорить друг с другом. Меня особенно беспокоит полное отделение «литературного наследия» движения от исторической дискуссии.Этот раздел подразделяется на поэзию …

Советский футуризм | NaRick

Советский футуризм | NaRick ••• показывай меньше

Получайте свежие музыкальные рекомендации, которые будут приходить на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

при поддержке

  • Цифровой альбом

    потоковое + скачать

    Включает неограниченную потоковую передачу через бесплатное приложение Bandcamp, а также высококачественную загрузку в MP3, FLAC и других форматах.

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровой альбом 7 долларов
    Отправить как подарок

  • Поделиться / Встроить

кредитов

выпущен 19 мая 2015 г.

лицензия

все права защищены

теги

Если вам нравится NaRick, вам также могут понравиться:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.