Красота в архитектуре: Красота • Arzamas

Содержание

Красота • Arzamas

Как древние греки и римляне украшали себя и жизнь вокруг

Рассказывает Вита Муханова

Здравствуйте! Меня зовут Ирина Калитеевская, я редактор сайта Arzamas, и мы продолжаем курс «Что такое античность».

Каждый из нас знает, как выглядела Античность. Для того чтобы ее увидеть, не нужно идти в античный зал какого-нибудь музея. Доста­точно просто посмотреть по сторонам. Например, архитектурные элементы, придуманные в Античности, можно увидеть почти в лю­бом городском пейзаже, и не важно, смотрите ли вы на венецианские палаццо или на сталинское метро. Но откуда взялись те каноны кра­соты, которые восхищают нас уже много тысяч лет? Что греки и рим­ляне считали красивым и как они украшали мир вокруг? С этими вопросами мы пришли к Вите Мухановой — филологу, автору лек­ционного курса «История античного искусства» на филфаке МГУ.

Понятие красоты в Античности было гораздо шире, чем в наше время. Понятие это включало не только статуи, картины, но и добродетели человека, его по­ступки, мысли — то есть не только эстетическую красоту в прямом смысле, но и красоту внутреннюю, нравственную. Так, например, греческий философ Сократ, не блиставший внешней красотой (что мы знаем по изобра­жениям, дошедшим до нас), обладал, по мнению греков, высшей красотой, в которой главными были внутренние, духовные и моральные, качества. И только позд­няя Античность выделяет красоту в более узком современном смысле, красоту действительно видимых вещей.

Таким же широким было понятие «искусство»: и греки, и затем римляне не раз­­личали слова «искусство» и «ремесло» (греческое tekhne, латинское ars): они могли применяться к труду, например, ученого, если результатом этого труда было то, что сделано правильно, то, что сделано согласно каким-то заранее установленным или предполагаемым принципам.

Понятия «красота» и «искусство» были связаны друг с другом в самом широ­ком смысле. Если утверждалось, что искусство должно стремиться к красоте, то только в том смысле, что всякое производство некоего объекта искусства или ремесла должно стремиться к красоте, должно стремиться к совершенству.

Для греков весьма важным было понятие космоса. Kosmos изначально имеет зна­чение первоначального порядка, упорядоченности, затем — значение кра­соты, затем — значение мирового порядка и Вселенной. Этот окружающий греков мир, «космос», был устроен так, что всё было в нем соразмерно и гар­монично. И те пропорции, та соразмерность, та гармония, которая присуща внешнему миру, для греков были главными критериями оценки красоты неза­висимо от того, что оценивалось: это могла быть статуя, это мог быть храм или какая-то постройка, это мог быть заяц, на которого предполагалась охота, это могла быть собака, которая должна была охотиться на этого зайца, и вообще что угодно.

В этой лекции мы поговорим, во-первых, о разных видах искусства, которые должны были соответствовать этим критериям оценки красоты, а во-вторых — о том, что такое для греков и римлян кра­сивое человеческое тело.

Начнем с архитектуры, ведь архитектурные каноны и формы, задан­ные Антич­ностью, сохранялись в Европе практически до самого не­давнего времени, да и до сих пор архитекторы то и дело прибегают к античным архитектурным стандартам и изобретениям, чтобы добиться ощущения некой идеальной, бес­спорной, классической красоты. Что же открыли античные архитекторы? Как, с точки зре­ния греков и римлян, должно было выглядеть красивое здание? В архи­тектуре красота — это правильные пропорции всех частей зда­ния. То, что затем в теории архитектуры будет называться словом «ордер», от латин­ского

ordo — «порядок».

Что такое архитектурный ордер? Ну, прежде всего это некий порядок. Ордер — это правильное соотношение вертикальных и горизонтальных частей любой постройки, любого здания, то есть правильное соотношение несущих и несо­мых частей. Если опоры — неважно, стены это или колонны — будут тоньше, чем положено, или будут расположены не так, как положено, по­стройка рух­нет, потому что верхняя часть своей тяжестью задавит несущие части. Вот, собственно говоря, ордер — это и есть правильное, математически выверенное соотношение.

За единицу расчета должна браться какая-то мельчайшая деталь. Такой мель­чайшей деталью при строительстве храма является, судя по всему, диаметр колонны внизу. То, что человек видел в первую очередь. Нижний диаметр колонны также служил мерой для вычисления, например, пролетов между колоннами, поскольку, если колонны расставлены слишком близко или сли­шком широко, восприятие человека, который смотрит на эту постройку, иска­жается, и храм выглядит непропорционально.

Так что устойчивость — не единственное, что принимали в расчет греческие архитекторы. Конечно, важна была и сама по себе красота, то есть эффект, который здание могло произвести на зрителя.

При создании скульптуры или архитектурного сооружения греки обязательно учитывали оптическое восприятие. В архитектуре это приводит к тому, что ли­нии искривлены, колонны не параллельны: они немного накло­нены к центру. Крайние колонны всегда были чуть шире, чем остальные, потому что крайние колонны оказываются более освещенными, чем внутрен­ние, и эта освещен­ность искажает их реальные размеры. Для этого же греки делали небольшое утолщение посередине колонны: с одной стороны, оно предохраняло колонну от разрушения, потому что нагрузка несомых каменных частей была доста­точно серьезной, но в то же время оно создавало ощущение стройности и пря­мо­ты колонны.

Выработанные греками стандарты будут влиять на мировую архи­тектуру на протяжении многих столетий и даже тысячелетий. Конечно, эти каноны возникли не сразу.

Понятно, что для того, чтобы достичь совершенства, выработать каноны, про­порции, греческое искусство должно пройти какой-то период. Примером таких попыток могут служить храмы, которые находятся на юге Италии, в горо­де Пестум — это бывшая греческая колония, которая называлась Посей­донией. Там сохранились три храма разной степени сохранности, которые демонстри­руют еще несовершенный порядок соотношения колонн и несомых частей, несо­вершенный ордер: они кажутся немного толстоватыми, пузаты­ми и при­земистыми. И в качестве примера уже совершенной греческой архите­ктуры мы можем привести Парфенон на афинском Акрополе, главный храм Афин, посвященный главной богине — покровительнице города, Афине. В Парфе­ноне колонны выше и стройнее, чем в архаических храмах, высота колонны пример­но равна пяти с половиной диаметрам.

1 / 3

Храм Афины. Италия, Пестум. Конец VI века до н.э.Wikimedia Commons

2 / 3

Храм Геры. Италия, Пестум. Середина VI века до н.э.Wikimedia Commons

3 / 3

Второй храм Геры или Нептуна (не выяснено). Италия, Пестум. VI век до н.э.Wikimedia Commons

Храмы в Пестуме датируются VII–VI веками до н. э., а Парфенон был пере­строен — то есть практически построен заново — в V веке до н. э., во времена расцвета афинской демократии. Так что греки выра­бо­тали свои стандарты всего за 100–200 лет. Но эти стандарты не были абсолютно едиными для всей Греции — в разных ее частях существо­вали разные ордера.

Западная и северная стороны Парфенона. Афины, 447–438 годы до н. э. Wikimedia Commons

Дорический ордер, который возникает на территории Пелопоннеса (это южная часть Греции), отличается бóльшими размерами и мощностью построек. Ионий­­ские постройки кажутся по сравнению с дорийскими более легкими, бо­лее женственными; иногда можно даже встретить термины «мужской ор­дер» и «женский ордер». Ионийский ордер использует более тонкую и прямую колон­ну. Ионийская колонна сверху имеет украшенную капитель, дорийский ордер предполагает большую строгость. Ионийский более изящен.

Северный портик Эрехтейона, колоннада ионийского ордера. Афины, 421–406 годы до н. э.
Wikipedia Commons

А что римляне? Они просто восприняли изобретения греков — или добавили к ним что-то новое?

Римляне в искусстве строительства вообще достигают гораздо большего про­гресса, чем греки. Мы должны понимать, что, когда мы говорим о римских постройках, мы говорим о времени более позднем, чем расцвет греческой куль­туры: если расцвет Афин приходится на V век до н. э., то такого расцвета Рим достигает через 400 лет, в I веке до н. э.

Кроме того, греки были немного снобами и поэтому не хотели заимствовать что-то у варваров, каковыми они считали, например, персов. Римляне в этом смысле были более прагматичными и использовали всё, что им может приго­диться. Благодаря римлянам Европа получила, в частности, арку и купол.

И арка, и купол были давно известны на Востоке, но в греческой архи­тектуре они почти не встречаются. А вот римляне стали активно использовать арки, чтобы придать своим постройкам большую легкость.

Примером такой постройки может служить Колизей, который, в прин­ципе, являет собой достаточно приземистое здание. Однако несколько этажей арок, которые окружают его по внешнему периметру, придают этой достаточно тяже­ловесной, массивной постройке определенную легкость и высоту.

Римский Колизей. 71–86 годы н. э. © Greg Schechter / CC BY 2.0

А самым известным примером купольной постройки является рим­ский Пан­теон, храм всех богов, построенный в 126 году н. э. Впрочем, вклад римлян в развитие архитектуры не ограничивался удачными заимствованиями.

Внутренний вид купола Пантеона. Рим, 126 год н. э. Wikimedia Commons

Достижение римлян еще и в том, что они смогли производить такой материал, как бетон, — то, чего не знали греки. Греки очень часто строили без скрепляю­щих растворов: мраморные блоки идеально обтесывались и подго­нялись друг к другу настолько плотно, что мы практически не видим швов, не видим сты­ков. А римляне, сооружая свои грандиозные постройки, исполь­зовали бетон. Он производился из вулканических материалов, которые при смешении с во­дой давали вот эту самую клейкость и служили связующим материалом.

Техническая сторона дела — не единственное, что отличает римскую архи­тектуру от греческой. Еще одно важное отличие — функция: греки и римляне украшали здания, предназначенные для разных нужд.

Частные дома в Древней Греции в принципе не оформлялись архитек­турно, потому что греки большую часть своего времени проводили не дома, а в обще­ственных местах. Недаром о цивилизации греков говорят, что это цивилизация под открытым небом. Большую часть времени они проводили на площадях, возле храмов, в палестрах и гимнасиях  Палестры и гимнасии — места, где в Древ-ней Греции мальчики занимались спортом., а дом был местом, где они только ели и спали, где они проводили меньшую часть своей жизни —и, кстати, где была скрыта женщина. Поэтому практически вся архитектура греков, если мы гово­рим о зданиях, которые создавались красивыми, предна­значенными для обзо­ра, — это общественная архитектура. И на первом месте стоят, конечно же, храмы.

Римляне же, в отличие от греков, стали заботиться о внешнем виде своих соб­ственных домов — частных сельских вилл и городских особняков. При этом дома в Античности украшали не только средствами архитектуры. Например, и в Греции, и в Риме стены расписывали фресками.

Те фрески, которые мы находим в греческих городах, в греческих зданиях и ко­торые датируются серединой II тысячелетия до н. э., скорее всего, были выпол­нены не греческими, а критскими художниками по заказу прави­телей грече­ских городов. Поэтому наиболее древней именно греческой живописью, навер­ное, можно считать то, что было найдено на юге Италии, в так называемой «Гробнице ныряльщика». Она названа по сюжету одной из тех картин, которые были найдены внутри этой гробницы.

1 / 5

Фреска с потолка «Гробницы ныряльщика». Греция, Пестум. Около 470 года до н.э.Paestum Archaeological Museum; Wikimedia Commons

2 / 5

Фреска с северной стены «Гробницы ныряльщика». Греция, Пестум. Около 470 года до н.э.Paestum Archaeological Museum; Wikimedia Commons

3 / 5

Фреска с восточной стены «Гробницы ныряльщика». Греция, Пестум. Около 470 года до н.э.Paestum Archaeological Museum; Wikimedia Commons

4 / 5

Фреска с южной стены «Гробницы ныряльщика». Греция, Пестум. Около 470 года до н.э.Paestum Archaeological Museum; Wikimedia Commons

5 / 5

Фреска с западной стены «Гробницы ныряльщика». Греция, Пестум. Около 470 года до н.э.Paestum Archaeological Museum; Wikimedia Commons

«Гробница ныряльщика» датируется V веком до н. э.; ее нашли в том же Песту­ме, где сохранились три греческих храма первой половины VI века до н. э. Но в ос­новном мы знаем греческую живопись по римским копиям, которыми римляне украшали свои дома.

Таковы, например, фрески, которые обнаружены в Помпеях, спрятанных на дол­­гие века под пеплом после извержения Везувия. Когда Помпеи были рас­­чищены, там оказались копии картин, известных по описа­ниям греческих авторов, например портреты известных греческих людей, в частности грече­ского комедиографа Менандра.

Портрет Менандра. Фреска из Дома Менандра в ПомпеяхWikimedia Commons

Но римляне украшали свои дома не только копиями греческих фресок.

Иногда римляне любили расширить объемы своих помещений. Они расписы­вали всю стену так, как если бы это было огромное окно или как если бы это был выход в сад. Иногда все четыре стены в комнате могли быть расписаны пейзажем, изображающим некий сад, или городским пейзажем; это могли быть просто изображения домов, якобы видных напротив из окна.

Кроме фресок, в Греции и Риме была очень распространена мо­заи­ка — и, кста­ти, некоторые греческие фрески известны нам не в жи­во­писных, а именно в мозаичных копиях. Они более долговечны, но, конечно, гораздо менее точны.

Греки, как правило, тоже украшали мозаикой общественные постройки. В ос­нов­ном мы встречаем напольную мозаику — может быть, потому, что стены греческих домов практически не сохранились и очень часто мы имеем только фундамент и нижнюю часть здания. Но, так или иначе, в основном мы можем говорить о мозаике, которая украшала полы в храмах или бассейнах. Для таких мозаик, особенно водных, существовали стандартные сюжеты: изображения дель­финов или, например, певца Ариона, которого спасают дельфины, или изо­бражения каких-то морских животных — осьминогов, кальмаров, карака­тиц. Римляне затем просто-напросто копируют эти мозаики. Иногда создается впечатление, что существовали какие-то инструкции по укладыванию того или иного сюжета, потому что мы находим практически одинаковые мозаики в со­вер­шенно разных частях Греции и Рима, датирую­щиеся совершенно разным вре­менем. Римляне активно используют те же мозаики, которые видны через толщу воды, например в банях.

Как и в других случаях, простым копированием греческих произведений искусства римляне не ограничивались.

Другое дело римские мозаики, которые уже являются самостоятельными изо­бражениями. Они могут быть достаточно небольшого размера, но неко­торые из них выполнены с удивительной тонкостью. К таким мозаикам относятся более поздние мозаики: I век до н. э. — I век н. э., в том числе те, которые были найдены в тех же Помпеях, сокрытые пеплом на многие века и даже тысячеле­тия. Они представляют собой настоящие картины — например, мозаика «Бро­дя­чие музыканты».

Мозаика Диоскурида из Самоса «Уличные музыканты». Вилла Цицерона в Помпеях, 2-я половина II века до н. э. Национальный археологический музей Неаполя / Wikimedia Commons

Мозаики, которыми римляне украшали свои дома, иногда бывают очень смеш­ными. В частности, есть известная мозаика, на которой изображены скелетики рыб, какие-то объедки, огрызки… Таким образом они могли маскировать грязь, кото­рая образуется естественным путем.

Мозаика «Неприбранный пол». Начало II века н. э. Gregoriano Profano Museum / Musei Vaticani

Перед торговыми помещениями, перед магазинами выкладывались мозаики, ко­торые были своеобразной рекламой: на них могли изображать, например, слонов — и, значит, в этой лавке торговали слоновой костью; или, если на мо­за­ике были изображены оливковые деревья и какие-то кувшины, значит, в этой лавке торговали оливковым маслом. Известна мозаика с изображением оскалившегося пса, на которой римляне написали: «Берегись собаки».

Мозаика у входа в Дом трагического поэта с изображением собаки и надписью «Cave Canem» («Берегись собаки»). Помпеи, II век до н. э.Wikimedia Commons

Наконец, еще один важный вид античного искусства — скульптура. В Греции скульпторы чаще всего изображали богов и героев, то есть обладателей идеально красивого тела.

Особой чертой греческой мифологии, как и греческой религии, является ее ан­тропоморфизм, то есть боги изображались человекоподобными. Боги были со­вершенны и прекрасны, они обладали божественной и бессмертной красо­той, а человеческая красота считалась красотой от богов, даром богов.

То есть красивый человек — это человек, одаренный богами. Правда, чем-то заведомо хорошим этот дар считался только для мужчин. Если же боги наделяли красотой женщину, ситуация была не такой однозначной.

Греки иногда относились к женской красоте как к великому злу. Примером тому является Елена — мифическая причина реальной Троянской войны. При­чина войны, скорее всего, объясняется просто: грекам нужны были ресурсы и контроль над торговыми путями, поэтому они и отправились воевать с Тро­ей. Но возник миф о прекрасной Елене, о ее божественной красоте, из-за кото­рой разобщенные греческие племена объединились и отправились воевать, чтобы вернуть неверную жену домой. Казалось бы, она заслуживает самого строгого наказания, то есть смерти. Но греческий поэт Гомер говорит, что Ме­не­лай, увидев неверную жену, был ослеплен ее красотой и простил Елену.

Еще один пример из мифологии — Пандора, первая женщина, вылеп­ленная Гефестом из глины. Она из любопытства выпустила на свет все беды и несча­стья, которые с тех пор преследуют человечество. Так вот, известно, что Пан­дора была очень красива: красотой ее наде­лила сама Афродита.

Но что значит «быть красивым»? Как именно греки понимали муж­скую и женскую красоту?

Если мы посмотрим на древнейшие фрески, которые берут начало из миной­ской эпохи, из искусства Крита, то увидим следующее. Мужское тело изобра­жалось атлетически развитым и загорелым — это говорило о том, что мужчина проводит достаточно много времени, занимаясь различными атлетическими упражнениями и упражняясь в военном искусстве. Женское тело, как правило, изображается белым. Интересно, что даже на фресках и мозаиках, где изобра­жается эфиопская царевна Андромеда, она всегда изображена белокожей, хотя, по понятиям греков, эфиопы были народом загорелым и обладавшим более темным цветом кожи.

Сатир и менада. Фреска из Дома эпиграмм в Помпеях. Около I века н. э. Museo Archeologico Nazionale; Wikimedia Commons

Подтверждения этим наблюдениям можно найти и в текстах.

Мы можем найти примеры у того же Гомера, который рассказывает, как богиня Афина помогает Одиссею стать более молодым и красивым:

Повысила рост и уменьшила возраст;
Снова смуглым лицо его стало, разгладились щеки,
Иссиня-черной густой бородой подбородок покрылся  Пер. Викентия Вересаева.

Высокий рост вообще был для греков достоинством, признаком красоты, кото­рым они наделяли и богов, и своих героев. У Гомера Одиссей имеет темную бороду, однако особым достоинством считались светлые волосы; светловоло­сый (часто в переводе — «златокудрый») — это эпитет, которым греки награ­ждают не только богов, но и смертных: златокудрый Аполлон, который был идеалом юношеской красоты, но златокудрый и Менелай, брошенный прекрас­ной Еленой супруг.

А вот Афина готовит Пенелопу к встрече с Одиссеем:

Сделала выше ее и полнее на вид, всё же тело
стало белей у нее полированной кости слоновой  Пер. Викентия Вересаева.

Идеальное тело должно было сочетаться с идеально прекрасным лицом. Таким прекрасным лицом считалось такое, которое обладало прямым носом и боль­шими глазами, при этом расстояние между глазами должно было быть не ме­нее величины одного глаза, а рот — в полтора раза больше глаза. Над выпуклы­ми глазами высились округлые брови, а над ними — невысокий лоб.

Главное в красивом человеке — не рост, не атлетиче­ское телосло­жение, не цвет кожи или волос, а правильное соотношение частей, пропорцио­нальность — или, как говорили греки, симметрия. Осо­бенно много внимания этому уделяли, конечно, греческие скульп­торы.

В конце V века до н. э. греческий скульптор Поликлет написал теоретическое сочинение «Канон», в котором определил характеристики, делающие скульпту­ру красивой. Считается, что статуя его работы «Копьеносец» — или, как назы­ва­­­ли ее греки, «Дорифор» — была иллюстрацией к этому трактату, образцо­вым стандартом для изображения человеческого тела. Само сочинение Полик­лета, как и оригинал статуи, не сохранилось, но по многочисленным цитатам у дру­гих авторов мы можем судить, что он уделял особое внимание главным фак­торам красоты — соразмерности и гармонии всех частей человеческого тела.

Дорифор. Римская копия с греческого оригинала работы Поликлета. I век до н. э. — I век н. э. © Museo Archeologico Nazionale di Napoli

За единицу измерения берется, например, последняя фаланга пальца руки. Длина следующей фаланги соотносится с предыдущей как длина ладони с пальцем и так далее.

У каждого времени, конечно, свои стандарты красоты — возможно, фигура атлета работы Поликлета покажется кому-то тяжеловатой или квадратной. В дальнейшем греческие скульпторы могли чуть отступать от канона, чтобы воплотить живую красоту.

В скульптуре также заранее принимается во внимание, где она будет стоять, каков будет угол обзора. Говорят, что афинский скульптор Фидий, создавший статую Зевса Олимпийского, которую причисляли к семи чудесам света, одна­жды получил заказ на статую Афины. По замыслу, статуя должна была стоять на высокой колонне. Когда Фидий закончил, статуя казалась безо­бразной и не­про­порциональной, но когда ее поставили на колонну, она вызвала восхище­ние афинян, так как скульптор, работая над статуей, понимал, что самые иде­аль­ные пропорции будут искажаться, если смотреть на статую снизу.

Кроме того, про античную скульптуру важно помнить, что она была разноцвет­ной: на статуях раскрашивали одежду, волосы, глаза и губы.

1 / 3

Зевс, похищающий Ганимеда. Раскрашенная терракотовая скульптура. Греция, 470-е годы до н. э.© Dennis Jarvis / CC BY-SA 2.0; Archaeological Museum of Olympia

2 / 3

Торс, предположительно, военного в кирасе. Обломок раскрашенной мраморной скульптуры, найденный в афинском Акрополе. Около 470 года до н. э.

Кираса — часть нательного защитного снаряжения.

Wikimedia Commons

3 / 3

Раскрашенная терракотовая скульптура женщины. Греция, 325–150 годы до н. э.Antikensammlung, Berlin; Wikimedia Commons

Наше восприятие античности как некоей белизны мрамора — это позднее вос­прия­тие. Мрамор имеет свойства хранить остатки той краски, которой его покры­вали, поэтому мы даже можем определить, какой цвет был нанесен, несмо­тря на то, что краска, конечно же, выветрилась или смылась — ведь про­шли века и тысячелетия. Мы знаем, что краска наносилась даже в качестве фо­на тех скульптурных рельефов, которые покрывали Парфенон и другие храмы. Эта краска была более темной — она могла быть темно-синей или темно-бордово-коричневатой и тем самым оттеняла белый или светлый цвет самого рельефа.

Если греческие скульпторы и художники чаще всего изображали людей, кото­рые казались им идеальными, то в Риме ситуация была иной. Там существо­вала мощная традиция реалистического скульп­турного портрета, которая вы­ро­сла из обычая снимать с умер­ших слепки и делать посмертные маски.

В отличие от греческой, римская религия и римская мифология не знают ан­тро­поморфности: римляне изначально не изображали своих богов, они начали это делать только под влиянием греков, только после того, как познакомились с греческой культурой. Римские божества — это духи, которые повсюду при­сутствуют и помогают римлянину при каждом его шаге, но они не изобража­лись. Те изображения, которые мы имеем у римлян, — это изображения пред­ков, посмертные маски, которые потом помогают римлянам быстро освоить создание скульптурного портрета. То, что римский скульптур­ный портрет чаще всего дает изображение человека только до плеч, связано именно с тем, что они освоили эту часть.

Тогатус Барберини — статуя римского сенатора, держа­щего в руках портреты предков, предоположительно их восковые маски. Рим, I век до н. э. © Carole Raddato / CC BY-SA 2.0

Когда мы смотрим на скульптурный портрет римлян, мы понимаем, что эти портреты представляют собой изображения реальных людей. Они не обяза­тельно красивые — они могут быть морщинистыми, со странным носом или с угрюмым выражением лица. Конечно, там есть и красивые лица, но они никогда не похожи друг на друга. Они могут быть непропорциональными, но они реалистичны.

Но, несмотря на свою традицию реалистического портрета, римляне были покорены идеалистической греческой скульптурой.

Римляне полюбили то, что они увидели у греков, они полюбили эту красоту и захотели иметь ее у себя в домах. Погоня за греческими статуями привела к тому, что статуй на всех стало не хватать и римляне создали огромное коли­чество копий, за которые мы им должны сказать спасибо, потому что, если бы не было этих копий, мы бы вообще не знали, как выглядят те или иные грече­ские статуи, ведь греческие оригиналы дошли до нас в очень незначительном количестве.

Благодаря текстам и изображениям мы также можем представить, как греки и римляне украшали сами себя — при помощи одежды, косметики и сложных причесок.

Мы говорили о том, что окружающий мир, вот этот порядок, идеальную красо­ту греки называли космосом. Что общего между космосом и косметикой? Кос­метика у греков — это искусство украшения. Каковы были способы и средства этого украшения?

Если говорить об одежде, то здесь нужно отметить, что одежда греков была достаточно проста: она обладала простым кроем и украшалась, как правило, сложной драпировкой. Следы этих драпировок мы можем видеть на греческих статуях, на статуях девушек, женщин, где создается впечатление, что скульп­тор скорее не скульптор, а модельер. Если мы сравним статуи девушек на афин­ском Акрополе, то заметим, что на четырех статуях нет практически ни одной одинаковой складки, все драпировки отличаются индивидуаль­ностью.

Кариатиды с крыльца Эрехтейона. Афинский Акрополь, 421–407 годы до н. э. © Guillén Pérez / CC BY-ND 2.0

Кроме того, древние не брезговали косметикой (в современном пони­ма­нии этого слова), украшая волосы и лицо.

Женщины заботились о белизне кожи, поскольку белая кожа была неким идеа­лом, а светлые волосы считали особым даром — потому что и в Греции, и в Ри­ме, судя по всему, светлый цвет волос был достаточно редким. Особенно почи­тались рыжие волосы.

Осветлять волосы для свободных римлянок было неприличным, и они прибе­га­ли к различным уловкам. Например, носили специальные шляпы, которые прикрывали от солнца лицо, не давая ему загорать, но в то же время оставляли открытыми волосы, чтобы они выгорали на солнце и казались более светлыми, или использовали парики из светлых волос.

Для отбеливания кожи применяли достаточно небезопасные средства, в част­но­сти свинцовые белила. Помимо этого, могли использовать крем из хлебного мякиша и молока или мыло из козьего жира, смешанное с пеплом букового дере­ва. Существовали и другие, весьма экзотические средства. Римский исто­рик Тацит говорит, что жену императора Нерона Поппею в поездках сопрово­ждал караван из 500 ослиц, в молоке которых она ежедне­вно купалась, а на бро­ви рабыня накладывала ей сложную смесь из мертвых муравьев. У нее была гладкая матовая белая кожа. Естественно, это весьма специфические средства. Простые римлянки использовали то, что было им доступно, и чаще всего пользовались в качестве отбеливающего средства смесью муки с яйцом.

Судя по всему, прически, которые мы видим на античных изображе­ниях, до­вольно реалистично передают то, что в действительности было на головах у гре­ческих и римских мужчин и женщин.

У греков короткие стрижки распространяются где-то в V веке до н. э.; до этого мужчины носили более длинные волосы, которые подвязывали, собирали в пу­чок на затылке, а иногда заплетали в тонкую косичку, которая укладывалась вокруг головы как обруч. Женщины, как правило, стягивали волосы на затылке в знаменитый греческий узел. Позже на этот узел надевали платок или сетку. Достаточно часто на женских прическах мы видим обяза­тельный элемент — прямой пробор посередине. Прически часто дополнялись металлическим обру­чем, или диадемами, или металлическими спиралями, которые одновременно служили украшением и придавали прическе опреде­ленную форму.

1 / 4

Голова Афродиты Книдской. Римская мраморная копия II века с греческого оригинала работы Праксителя IV века до н. э.Musée du Louvre; Wikipedia Commons

2 / 4

Голова светловолосого куроса. Римская гипсовая копия с греческого мраморного оригинала из афинского Акрополя. 490–480 годы до н. э.

Курос — статуя юноши атлета, обычно обнаженного.

Glyptothek, Munich; Wikimedia Commons

3 / 4

Терракотовая скульптура женщины. Греция, 325–150 годы до н. э.Antikensammlung Berlin; Wikimedia Commons

4 / 4

Фрагмент скульптуры Аполлона Бельведерского. Римская мраморная копия бронзового греческого оригинала работы Леохара. Около 330–320 годов до н. э.Musei Vaticani

В Древнем Риме мода на прически тоже менялась. При этом мы имеем больше свидетельств о том, как выглядели прически реальных, а не идеальных римлян. Начиная с I века н. э., например, мужские прически и короткие бороды допол­няет завивка. При этом локоны могли вытягиваться вертикально или, наобо­рот, горизонтально. В женской моде появляются очень специфические причес­ки на веерообразных каркасах, когда надо лбом поднимается достаточно высо­кая накладка, которая очень часто делалась из искусственных волос.

1 / 3

Мраморный бюст римской женщины, предположительно Вибии Матидии. Рим, около I века н. э.Rome, Musei Capitolini; Wikimedia Commons

2 / 3

Мраморный бюст римской женщины, предположительно Вибии Матидии. Вид сзади. Рим, около I века н. э.Rome, Musei Capitolini; Wikimedia Commons

3 / 3

Мраморный бюст Марка Аврелия. Рим, около 161–169 годов н. э.Musée du Louvre; Wikimedia Commons

Итак, подведем итоги. Грекам достойным изображения казалось только иде­аль­ное, упорядоченное; то, что они называли словом «космос». Главным кри­терием красоты они считали соразмерность. Искусство римлян гораздо ближе к жизни: они создают реалистич­ные портреты мужчин и женщин; они укра­шают собственные дома; они даже могут имитировать мозаикой грязный пол. Но чем дальше, тем больше они оказывались под влиянием греческих стан­дартов красоты.

А в какой степени на нас влияет созданный греками идеал? Остает­ся ли евро­пейское искусство до сих пор наследником античного?

Греческое представление о красоте сравнивать с современным очень тяжело, потому что в понятии греков красота — это что-то идеальное. Мы не знаем практи­чески ни одного изображения чего-то некрасивого. Современное искус­ство, напротив, часто изображает не просто что-то некрасивое, но иногда даже безобразное. Для греков вопрос о том, нужно ли изображать нечто безобраз­ное, вообще не стоит, потому что оно «без образа», а значит, не представляет интереса; интерес представляет только то, что приближается к идеалу, то, что красиво. Прототип изображения не отделяется от самого изображения, потому что изображение прекрасно и прототип прекрасен. Со временем это менялось, и современность уже слишком далеко от этого ушла.

Это была шестая лекция из курса Arzamas о том, что такое антич­ность. В следую­щий раз речь пойдет о морали — как греки и римляне отвечали на вопрос «Что такое хорошо?».

Что еще почитать о представлении о красоте в Древней Греции и Риме:

Бритова Н. Н., Лосева Н. М, Сидорова Н. А. Римский скульптурный портрет. М., 1975.
Гиро П. Быт и нравы древних греков. Смоленск, 2000.
Гиро П. Быт и нравы древних римлян. Смоленск, 2000.
Соколов Г. И. Искусство Древней Эллады. М., 1996.
Соколов Г. И. Искусство Древнего Рима. М., 1971.

Ликбез № 2

Что такое античность

Ликбез № 2

Что такое античность

Что такое красивая архитектура

Какие критерии нам нужны, чтобы определить красивая перед нами архитектура или нет?

Каноны

Культура каждого народа диктовала ему свое видение архитектуры. С ранних времен мы наделяли сооружения сакральным смыслом. Европейская архитектура брала свое начало в Византии и Риме. Красиво, означило быть выполненным в соответствии с традицией, ордером. На протяжении многих веков почти ничего не менялось. Одной хорошей книги об архитектуре хватало на 200-300 лет. Вопросы о красоте сводились к вопросу о соответствии канонам.

Мало кто из архитекторов классицистов стремился к оригинальности. Среди них царило почти полное единодушие о том, как должен быть устроены все элементы фасада и внутренняя планировка здания.

Андреа Палладио. Вилла Андреа Палладио, Вилла Ротонда, Веченца Рождество в шале Рождество, ~1400. Часослов из Парижского манускрипта.
Библиотека Хантингтона в Беркли.

Дизайн небольших жилищ простых людей был обусловлен рядом причин. Строительные материалы и климат ограничивали способы возведения стен, крыш и украшения фасада. Доставка материалов из других регионов была крайне дорогой затеей. Приходилось использовать то, что было под рукой.

Кроме того, тогда не было доступных книг с картинками. Люди не так часто путешествовали сами, чтобы увидеть непривычную для себя архитектуру. Вот почему во многих ранних североевропейских книгах сооружение в котором родился Христос изображается как скандинавское шале.

Сбитые ориентиры

Дальше появились книги, дороги и ученые путешественники. После множества экспедиций письменные архитектурные руководства заморских стран собирались под одной крышей. Известно, что в Россию не раз приглашались иностранные зодчие. Предлагалось строить в итальянской, французской или скажем индийской манере. Эксперименты и эклектика размыли понятие нормы и канона. Что теперь считалось красивым и правильным? Ведь построить можно было что угодно.

Стены Собора Покрова Пресвятой Богородицы Постник Яковлев и Барма, Собор Покрова Пресвятой Богородицы, Москва

Мнение инженеров

И тут на сцену вышли представители новой профессии — инженеры. Пришла промышленная революция. Городу нужны были ангары, вокзалы, мосты, заводы. Все это стало возможно построить благодаря стали и бетону. Новая эстетика провозгласила — красиво то, что функционально. Мост элегантен, если нас поражает легкость, с которой тонкая и невесомая на вид конструкция может поддерживать огромное количество автомобилей.

Вилла Тугендгат Людвиг Мис ван дер Роэ, Вилла Тугендгат, Чехия Адольф Лоос Адольф Лоос закончивший Высшую техническую школу в Дрездене в 1905 пишет книгу “Орнамент и преступление”.

Однако вскоре манифест функциональности стал обнаруживать свою излишнюю категоричность, переходящую в запрет на обсуждение красоты архитектуры. Инженеры захватили власть. Здание считалось удачным если каждый его элемент выполнял функциональную роль, и неудачным если оно было украшено узором.

Что еще более важно, архитекторы модернисты остались такими же романтиками как и их предшественники. Создаваемая ими архитектура также пыталась не только укрыть человека от солнца или дождя, но вызвать определенное настроение. Это были декорации к пропагандируемой идеальной жизни будущего.

Эстетический образ модернизма был так важен для архитекторов, что они не раз предавали даже свои собственные идеалы практичности. Вилла Савой была дорогой строительной прихотью и строилась вручную. Стены и крыша должны были создавать особенные чувства превосходства и непохожести, точно так же, как инкрустированные драгоценными камнями нефы католической церкви времен Контрреформации. По меркам модернизма плоская крыша была таким же обманом, как и постройки в стиле классицизма.

Переписка между хозяйкой модернистской
виллы и архитектором

Мадам Савой Мадам Савой
1936 год

В холле капает с потолка, над пандусом капает с потолка, а стена гаража полностью пропитана водой. Более того у меня в ванной тоже по-прежнему капает с потолка, и в плохую погоду ее заливает, потому что вода хлещет через световой люк.


Ле Корбюзье
Ле Корбюзье

Все будет незамедлительно исправлено. Вспомните, какой восторг вызвала плоская крыша у архитектурных критиков всего мира. Вам стоило бы поставить в холле первого этажа столик, положить на него альбом и попросить всякого гостя записывать там свое имя и адрес. Вот увидите сколько ценных автографов вы соберете.


Мадам Савой Мадам Савой
1937 год

После многочисленных требований с моей стороны вы, наконец, признали, что жить в доме который вы построили в 1926 году, невозможно. Речь идет о Ваших обязательствах, поэтому я не должна брать на себя требуемые расходы. Пожалуйста, незамедлительно сделайте так, чтобы в нем можно было жить.


Если архитекторов модернистов так волновала красота, почему же они постоянно говорили о научном подходе? Из страха оказаться под таким же подозрением в претенциозности, как и их коллеги классики. Отказ от универсального принципа красоты создал условия всеобщей критики стилей. «Наука» помогала убеждать сомневающихся.

Как же определить красивый фасад

Джон Рескин Джон Рескин “Мы хотим от наших зданий двух вещей: чтобы они давали нам кров и чтобы они говорили с нами — говорили о том, что нам кажется важным, и о том, о чем нам нужно помнить”.

И все-таки решить для себя вопрос о красоте можно. Для этого нужно вспомнить, что архитектура всегда говорит с нами. Она говорит с каждым человеком отдельно, о тоске по прошлому или о устремлении в будущее, о гостеприимстве или угрозе, о открытости или высокомерии, о демократии или аристократии.

Любой предмет производит на нас определенное впечатление. Когда мы называем здание красивым, скорее всего, нам нравится тот образ жизни, которое оно предлагает.

Возникающее у нас ощущение красоты говорит нам о том, что мы встретили материальное выражение своих представлений о хорошей жизни. Вот почему суждения о красоте архитектуры переходят в более общие споры о людях, идеях и политических программах.

Для каждого человека суждение о красоте архитектуры это решение вопроса о том, что такое хорошо и что такое плохо. Говорящие здания помогают нам задуматься о ценностях, а не просто о том, каким бы мы хотели видеть окружающие нас предметы.

Чудеса архитектуры со всего мира – 30 шедевров

Здания относят к самым впечатляющим произведениям искусства. Потратив несметные суммы на строительство, можно прогуляться по законченным проектам и даже пожить внутри. Insider собрал 30 сооружений, которые потрясают воображение.

Самое старое сохранившееся здание на Земле — Гёбекли-Тепе в Турции. Его возраст оценивается, по меньшей мере, девятым тысячелетием до нашей эры. Археологи не уверены в назначении Гёбекли-Тепе. Скорее всего, здание имело религиозное значение.

shedevry аrhitektury 1

С тех пор человечеству удалось построить множество крутых сооружений. Например, только за последний год открылись футуристические Фултон-центр в Нью-Йорке...

shedevry аrhitektury 2

...и Гимназия Пенли и Эссендон в Мельбурне, Австралия.

shedevry аrhitektury 3

Удивительный Золотой Храм в Амритсаре, Индия, кажется выросшим прямо из вод реки Амритсар.

shedevry аrhitektury 4

По ночам религиозный центр сикхов выглядит просто потрясающе.

shedevry аrhitektury 5

Церковь Лас-Лахас в Нариньо, Колумбия, поначалу озадачивает, поскольку сооружение словно бросает вызов гравитации.

shedevry аrhitektury 6

Архитектор-модернист Антонио Гауди не дожил до завершения строительства Храма Святого Семейства — на самом деле его строительство продолжается по сей день. Снаружи храм напоминает дома из «Хроник Нарнии»...

shedevry аrhitektury 7

...а его внутреннее убранство еще более сюрреалистично.

shedevry аrhitektury 8

Флэтайрон-билдинг был одним из первых небоскребов Нью-Йорка...

shedevry аrhitektury 9

...как и Вулворт-билдинг — самое высокое здание мира в период с 1913 по 1930 год.

shedevry аrhitektury 10

В Ономити, Япония, молодые пары часто проводят церемонии бракосочетания в Ribbon Chapel («Ленточная капелла»).

shedevry аrhitektury 11

В Сеуле в окружении зелени возвышается церковь Light of Life («Жизненный свет»).

shedevry аrhitektury 12

Внутри она выглядит совершенно иначе.

shedevry аrhitektury 13

Дизайн небоскребов Марина Сити в Чикаго, мягко говоря, уникален. Построенные в 1964 году, они стали одними из первых зданий смешанного назначения. Впервые в США при строительстве был применен высотный кран.

shedevry аrhitektury 14

Но не все здания стремятся в небо. Церковь Темппелиаукио, Хельсинки, Финляндия, высечена в скале под землей, при этом получает достаточно солнечного света.

shedevry аrhitektury 15

Церковь Святого Георгия в Лалибэле, Эфиопия, была высечена из цельного валуна в XII веке.

shedevry аrhitektury 16

Некоторые из самых красивых зданий являются частью пейзажа. Turninn в Рейкьявике отражает дикую красоту Исландии.

shedevry аrhitektury 17

Модернист Людвиг Мис ван дер Роэ использовал грани и открытое пространство для создания шедевров, которые будто парят в воздухе — как Новая национальная галерея в Берлине, построенная в 1960-х.

shedevry аrhitektury 18

Кроме того, Берлин является домом для мекки электронной музыки — брутального ночного клуба Berghain.

shedevry аrhitektury 19

Единство с окружающей средой — одна из самых старых концепций в архитектуре. В древней японской столице Киото расположены захватывающий Золотой павильон (Кинкакудзи)...

shedevry аrhitektury 20

...и не менее ошеломляющий Серебряный.

shedevry аrhitektury 21

Великая мечеть Дженне в Мали – крупнейшее грязевое строение в мире. Она может вместить 3 тыс. верующих.

shedevry аrhitektury 22

Причудливый Центр Помпиду в Париже — шедевр постмодернизма.

shedevry аrhitektury 23

Построенный около 1200 года, Шартрский собор в северной Франции — отличный пример готической архитектуры. Обратите внимание на богато оформленные «порталы», ведущие в здание...

shedevry аrhitektury 24

...и потрясающий орган внутри.

shedevry аrhitektury 25

Пожалуй, единственным религиозным сооружением, способным сравниться с ним по величию, является Голубая мечеть в Стамбуле. Ее строительство было завершено в начале XVII века и совпало с периодом расцвета Оттоманской империи.

shedevry аrhitektury 26

Во внутренней отделке используется более 20 тыс. плиток ручной работы.

shedevry аrhitektury 27

Считается, что замок Нойшванштайн в Баварии вдохновил Уолта Диснея на создание замка Спящей Красавицы.

shedevry аrhitektury 28

Тринити-колледж – жемчужина Дублинского университета.

shedevry аrhitektury 29

Он известен своей библиотекой, самый потрясающий зал которой имеет характерное название «Длинная комната».

shedevry аrhitektury 30

Императорский дворец — он же Запретный город — высшая форма китайской архитектуры.

shedevry аrhitektury 31

В период с 1420 по 1912 год дворец служил резиденцией правительства.

shedevry аrhitektury 32

Его интерьер по-настоящему впечатляет...

shedevry аrhitektury 33

...как и внимание к деталям.

shedevry аrhitektury 34

Сегодня самые экзотические образцы современной архитектуры можно увидеть в Пекине. Например, Башню CCTV, также известную как «Штаны».

shedevry аrhitektury 35

С Политехническим университетом Гонконга покойная Заха Хадид сделала то, что удавалось только ей — превратила жесткие, чистые линии модернизма в нечто органическое.

shedevry аrhitektury 1

Высоко в перуанских Андах разместился Мачу-Пикчу — лучший образец инкской архитектуры.

shedevry аrhitektury 36

Археологи считают, что город был построен примерно в 1450 году.

shedevry аrhitektury 37

Более подробная фотография жилого квартала.

shedevry аrhitektury 38

В 2007 году в Медельине, Колумбия, открылась Parque Biblioteca España. Ее проект был разработан колумбийским архитектором Джанкарло Маззанти. Три здания должны выглядеть как камни.

shedevry аrhitektury 39

Из библиотеки, расположенной в районе Санто-Доминго Савио, открывается вид на сам Медельин, лежащий в долине в окружении Анд.

shedevry аrhitektury 40

Сиднейский оперный театр по праву считается культовым представителем австралийской архитектуры.

shedevry аrhitektury 41

Разработанный датским архитектором Йорном Утзоном и открывшийся в 1973 году, театр стал буквальным холстом общественного выражения.

shedevry аrhitektury 42

Его интерьер тоже потрясает воображение.

shedevry аrhitektury 43

Смотрите также:

это прочность, польза и красота

Эстетика инженера и эстетика
архитектора связаны единством, но
первая из них переживает бурный
расцвет, а вторая мучительно
деградирует.

Корбюзье
* * *
Этот текст не гребет всех архитекторов под одну гребенку, мы не замахиваемся на таких замечательных архитекторов, которые проектируют, павильоны «Для водочных церемоний». Мы говорим о массовидном архитекторе, с которым часто приходится иметь дело.

В название статьи выведен всемирно известный афоризм-формула Витрувия «Архитектура – это прочность, польза и красота», но в процессе осмысления и эволюции архитектора, из этого афоризма начали выпадать важные запчасти.

Когда архитекторы расшвыриваются этой формулой направо и налево, задумывается ли они, о чем все это и о понятии «прочность» в том числе? Я бы этой формулой, вырванной из контекста, пользовался осторожнее, а еще лучше, во избежание недоразумений, сократил бы ее до более простого вида: «Архитектура – это польза и красота». Для доказательства, воспользуемся одним из переводов и выпишем текст Витрувия в развернутом виде:
“Все это должно делать, принимая во внимание прочность, пользу и красоту. Прочность достигается заглублением фундамента до материка, тщательным отбором всего материала и нескупым его расходование; польза же – безошибочным и беспрепятственным для использования расположением помещений, подходящим и удобным распределением их по странам света, в зависимости от назначения каждого; а красота – приятным и нарядным видом сооружения и тем, что соотношения его членов соответствуют должным правилам соразмерного”.

Как видите, этот текст звучит не так крылато и совсем не афористично.
Витрувий, написал «Десять книг об архитектуре» для своих современников, а оказалось на века. «Прочность» для архитекторов в те витрувианские времена и через полторы тысячи лет в палладианские времена, и даже в 19 веке, была само собой разумеющейся составляющей деятельности зодчего. Думаю, что две тысячи лет эта формула понималась однозначно. Даже неглупому школьнику, участнику игры “Cамый умный” известно, что латинское architectura от греческого architecton – обозначает строитель. То есть, как минимум во времена Витрувия архитектор ощущал себя главным строителем, отвечающим за прочность, пользу и красоту.

На что уж Леонардо да Винчи вроде бы и не причем, но и тот понимал проблему прочности и писал, например, такое:
“Жилища, где должны происходить танцы, или разные прыжки, или различные движения с большим количеством людей, пусть будут в первом этаже, ибо я уже видел, как они рушатся со смертью многих. И прежде всего, делай так, чтобы каждая стена, как бы тонка она ни была, имела фундамент на земле или на арках с хорошим фундаментом”.

Очевидно, что и Карл Росси ощущал себя главным строителем, архитектором и инженером под одним общепринятым понятием, - ЗОДЧИЙ. Забота о прочности Карлу Росси также была не чужда, а ведь на дворе уже стоял 19 век, и до Эйфелевой башни было рукой подать.
“Если арка упадет, я готов упасть вместе с ней” (и во время раcкружаливания арки генерального штаба стоял на самом верху, на аттике)
“В заключении донесу Вашему сиятельству, что в случае, когда бы в помянутом здании от устройства металлических крыш произошло какое-нибудь нещастие, то в пример для других пусть тот же час меня повесят на одной из стропил театра…”

В связи с усложнением проекта, появлением невиданных Витрувием и Палладио материалов, например, стального проката и железобетона, специальность архитектора начала дифференцироваться. То есть, прочность, за архитектором осталась, но для расчета этой прочности ему понадобился, - инженер. А со временем архитектор забыл, что он должен иметь основательную базовую инженерную подготовку и ушел полностью в “пользу и красоту”, а «прочность» отпала как хвост без рудиментарных остатков.

Во всем этом виноват капитализм, с его курсом на разделение труда и узкую специализацию. Таким образом, сколопендру разрубили на две части, которые побежали в разные стороны.

Когда же произошла девальвация понятия АРХИТЕКУРА? Пусть поймут меня правильно, - девальвация это нормальное слово и говорит всего лишь о снижении реального содержания понятия слова АРХИТЕКТОР. Скорее всего, не так уж и давно началась девальвация, - наши конструктивисты, и шедшие за ними “жолтовцы” и “душкинисты” были еще теми витрувианскими архитекторами. Скорее всего, отпадение «прочности» от архитектуры у нас произошло окончательно в 1955 году, когда царь Никита вообще отменил архитектуру, и от нее отпала еще одна составляющая “красота”. Что же тогда осталось? Неужели осталась только какое-то странное название АРХИТЕКТОР, с непонятной этимологией?

Встречаю в переводе «Десяти книг об архитектуре», - “Витрувий - архитектор и инженер". Не знаю только, с какого языка это переводилось, но похоже на перевод Пушкина с немецкого на русский, переводчик не видит тавтологии. Девятнадцать веков понятие архитектор было однозначным, охватывающим строительство, зодчество и инженерные знания. Архитектор даже и не думал о том, - сидит ли в его белом теле «черномазый инженер» или не сидит.

В таком случае, хотелось бы услышать в титулах современных, постсоветских зодчих также эти два слова: «Архитектор и инженер». К сожалению, сейчас сидишь напротив архитектора, от которого одна «польза» и начинаешь ему втирать о каких-то конструктивных проблемах, и чаще на тебя глядят пустые глаза. Ты говоришь и чувствуешь, что мы общаемся на разных языках, в таких случаях употребляют великий и могучий китайский язык. У архитектора появилось пренебрежение к некогда одной из составляющих архитектурного процесса, - витрувианской прочности. Чем сложнее становится инженерная составляющая здания, тем инфантильнее отношение к этой инженерной составляющей у архитектора.
Хотя архитекторы и не понимают смысла заповеди Витрувия, но продолжают, как заклинание повторять: “прочность, польза, красота”, как будто они гаранты этого и блюдут. И нужно ли им блюсти. Даже наоборот, мне кажется, что для нашего атрофированного архитектора это даже неприлично обладать элементарными навыками строительной механики.

Вот поэтому часто архитекторы начинают ЗАТЕВАТЬ что то «полезное», не обладая даже в зародыше здравым инженерным мышлением, не понимая ничего ни в работе конструкций, не имея понятия, что “нужно заглублять фундаменты до материка”.

Подумают читатели, что я злобствую. Я не злобствую, а констатирую и вижу, как лепятся эскизные проекты, где место для инженерной мысли вытоптано и затрамбовано. И когда эту дебильную ЗАТЕЮ* приносят инженеру-конструктору, то часто посещает вопрос, а что этот человек делает в архитектуре.

* ЗАТЕЯ – словечко из сленга современных архитектурных менеджеров. От ЗАТЕИ произошли ЗАТЕЙНИКИ организаторы бега в мешках или отрезания чего-нибудь с завязанными глазами.

В конце приведу одну из «кощунственных» для современных архитекторов заповедей Райта:
“Берегитесь архитектурных школ во всём, кроме обучения инженерному делу”.

 

Смертельная красота - Архитектурный стиль — LiveJournal
В Суздальском кремле в соборе хранится уникальный памятник ювелирного искусства 12 века – «златые врата». Если учесть бурную в прошлом историю Суздаля (а контраст современного облика этого милого маленького словно игрушечного музейного городка, стоящего вдалеке от больших дорог, и его былой беспокойной и даже трагической истории искренне поражает), то удивительно, что этот артефакт благополучно дожил до наших дней. Причем даже в количестве двух экземпляров. «Златые врата» - это действительно ворота, в смысле двустворчатые двери в собор. Очень высокие, примерно в два человеческих роста.

Вот они:

Златые врата

Они не золотые, а медные в своей основе. И вроде как филенчатые. 🙂 А на каждой «филенке» и по всей раме нанесены причудливые узоры и иконографические изображения. И вот они-то золотые!

Златые врата. Деталь

Вся эта красота выполнена в технике огневого золочения или золотой наводки. Процесс достаточно трудоемкий. Медный лист полировали до зеркального блеска, а затем колонковой кисточкой тонким слоем покрывали специальным лаком, состоящим из скипидара, гудрона, воска и живицы.
Лаковое покрытие опять полировали и коптили (!). В результате заготовка приобретала глубокий черный цвет.

Златые врата. Деталь

Затем к работе приступали художники. Острой и тонкой иглой они выцарапывали на лаке рисунок. Потом контуры рисунка специальным ножом проскабливались до медной поверхности. Открывшийся таким образом металл протравливали серной кислотой.

Златые врата. Деталь

Тем временем другие мастера готовили золотую амальгаму - пастообразная масса, полученная из листов сусального золота растворенного в ртути. Эту пасту выдавливают в канавки рисунка, примерно так же, как выдаваливают крем из кондитерского мешочка.
Ну а потом подготовленное изделие медленно нагревают на древесных углях. Ртуть испаряется, а золото сплавляется с медью.

Златые врата. Деталь

Это самый прочный способ золочения, какой только можно выдумать! Золотой рисунок не осыпается, не стирается, не подвержен коррозии. Он нанесен на века.
Но все, кто проходил в школе химию, знают насколько ядовиты пары ртути. А ведь пока мастера выдавливали ртуть на рисунок, а особенно пока следили за процессом нагревания, они вдыхали и вдыхали смертельно ядовитые пары. Известно, что когда примерно аналогичным способом золотили купол Исаакиевского собора, то от ртутного отравления в скором времени умерло 60 рабочих-позолотчиков!

Вот и создатели этого шедевра древнерусского искусства, скорее всего, прожили недолго. Но делом их рук, делом их жизни, этой удивительной по красоте вещью люди любуются уже почти девятьсот лет, и, дай Бог, будут любоваться и дальше. Эта красота бессмертна.

Златые врата. Деталь

Что такое красота в архитектуре. Красота архитектуры в одном числе

Одни из самых красивых зданий мира завораживают и очаровывают своими замысловатыми формами и конфигурациями. Несомненно, эти архитектурные строения заслуживают самых высоких похвал и отдельного внимания. Остановимся на 25 самых выдающихся, построенных в различных уголках земного шара.

Отель Бурдж-аль-Араб — Дубай

Бурдж-аль-Араб считается самым высоким отелем в мире. Это 7-звездочное 60-этажное здание возведено на частном искусственном острове на пляже Джумейра. Отель построен в виде парусника, находится он на высоте 321 м над уровнем моря.

Внутри здания потрясающий дизайн: много танцующих фонтанов, огромных аквариумов, роскошных апартаментов с позолоченным убранством.

Екатерининский дворец — Санкт-Петербург

В городе Пушкин под Санкт-Петербургом находится еще одно красивое здание с ярким синим фасадом: дворец Екатерины Великой в стиле барокко. Толпы туристов посещают это великолепное строение, чтобы полюбоваться им, а также знаменитой Янтарной комнатой — одним из чудес света. Особенно впечатляет изящное крыло дворца в классическом стиле, которое было спроектировано архитектором Екатерины II — Чарльзом Камероном.

Музей Гуггенхайма — Бильбао, Испания

Американский архитектор Фрэнк Гери разработал проект музея Гуггенхайма, который находится в Испании. В дерзких контурах здания переплелись самые новаторские идеи архитектуры 20-го века. Строение, площадью 24 тыс. м2, является достопримечательностью с инновационным дизайном. Музей коренным образом изменил взгляд на современную архитектуру. При строительстве здания использовали титан с линиями, которые на солнце меняют свой цвет.

Великая мечеть — Дженне, Мали

На юге от Сахары находится одно из красивых зданий мира - мечеть, которую возвели африканские племена из глиняных кирпичей. Архитектурный комплекс построен в 1906 г. и является крупнейшим сооружением в мире, которое полностью выстроено из грязи. В 1988 году мечеть вошла в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Саграда Фамилия — Барселона, Испания

Одна из главных достопримечательностей Испании, символ Барселоны — Саграда Фамилия или церковь Святого Семейства, которая была построена по проекту Антонио Гауди. Архитектор на протяжении 40 лет занимался возведением этого готического собора. После смерти Гауди его соратники продолжили строить храм, стоит отметить, что работы продолжаются по сей день. Согласно проекту, завершение строительства церкви ожидается в 2026 году.

Тадж Махал, Индия

Находится это величественное здание в Индии, на южной части берега реки Ямуна. Тадж Махал — мавзолейный комплекс, который возводили на протяжении 20 лет. В его строительстве использовали белый мрамор, который меняет цвет в зависимости от солнечного или лунного света. Здание вошло в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1983 году. Тадж Махал по праву считается одним из величественных сооружений мира.

Ват Ронг Хун — Таиланд

Ват Ронг Хун или «Белый храм» — один из самых знаменитых храмов в Таиланде. Уникальность строения в том, что оно выделяется своей кристальной белизной и сверкает на солнце. Проект храма разработал знаменитый тайский художник. Здание еще планируют усовершенствовать. Предполагается, что здесь будет девять сооружений с залами для реликвий, медитации и жилыми помещениями для монахов.

Мечеть Шейха Зайда — ОАЭ

Одна из крупнейших мечетей мира — мечеть Шейха Зайда в Абу-Даби — построена из мрамора и вмещает 40 тысяч человек. Построили здание в 2007 году. В его возведении использовали белый мрамор, привезенный из 28 стран мира. В главном зале расположен огромный светильник весом 9 тонн, украшенный кристаллами Swarovski.

Храм Спаса-на-Крови — Россия

Храм Спаса-на-Крови — одно из красивейших зданий мира и находится оно в Санкт-Петербурге. Впечатляющих размеров церковь начали строить в 1883 году. Величественное здание украшено разноцветными башнями, интерьерами с мозаикой и уникальной внешней отделкой.

Золотой храм — Амритсар, Индия

Золотой Храм (Хармандир Сахиб) — потрясающее здание Индии, возведенное в центре озера. Строение несколько раз разрушалось и перестраивалось. В стиле храма присутствует индуистская и мусульманская архитектура, которая усиливается при отражении в воде. Считается, что здание — святое место и, находясь здесь, надо молиться.

Шанхайская башня — Китай

Шанхайская башня - одно из самых высоких и красивых зданий страны. Оно опережает по высоте даже такие здания как башня Цзинь Мао и Шанхайский всемирный финансовый центр. Высота здания — около 650 метров, а общая площадь - 380 тыс. м.

Всемирный то

Прочность, польза, красота. Понятия архитектуры и ее сущности — Студопедия

Понятия архитектуры и ее сущности

Лекция №4

Говорить об архитектуре, оценивать сооружения разных эпох и народов, понимать существо и смысл содеянного человечеством невозможно без раскрытия содержания понятий прочности, пользы и красоты. Сменяются эпохи, архитектурные стили, изменяется материал, из которого выполняются сооружения, но эти три качества остаются непременными для каждой постройки, претендующей называться произведением архитектуры.

По словам древнеримского архитектора Витрувия, архитектура основывается на трёх началах: лат. firmitasпрочность, лат. utilitasпольза и лат. venustasкрасота

(т. н. Триада Витрувия) — лежит в определённом гармоническом отношении к пропорциям человеческого тела. Много позже (в XV веке) Альберти добавил четвёртое начало — целесообразность, которую можно, впрочем, определить и как производную от первых трёх составляющих.

Прочность является непременным условием для сооружений, так как их разрушение угрожает жизни людей и наносит материальный ущерб обществу. От прочности зданий зависит и их долговечность. Поскольку возведение зданий и сооружений требует больших материальных затрат, срок службы их должен быть столь длительным, как того требует экономика их эксплуатации.

Польза и красота - тема, которая не перестает па протяжении веков привлекать внимание теоретиков искусства. Признавая взаимосвязь этих двух качеств, они высказывают противоположные точки зрения.


"Красота возникает на основе пользы",- утверждают одни.

"Красота рождается на основе бесполезного", - возражают другие.

Очень важным в рассмотрении вопроса о «прочности, пользе, красоте» является анализ архитектурной среды. Архитектурная среда – пространственная ситуация, проработанная с позицией зодчества, с учётом производимого эмоционально-художественного впечатления, с помощью специфических средств архитектуры (тектоника, композиция, специальные приёмы пластической деталировки и т.д.)

Среда – совокупность факторов обитания человека, которая включает как само здание, так и его окружение, как внешний вид, так и детали пространства. В среду включается понятие о цвете. Она может быть образной, световой.

Включает, как минимум, два понятия: жилая иобщественная.

Жилая среда - целостное пространство, где человек может обеспечить функции восстановления организма.


Общественная среда среда, где человек может общаться с индивидуумами.

В жилище основная функция – сон. Происходит функциональное зонирование жилых сред за счет правильного распределения пространств: зона дневного пребывания, ночная зона, гостевая, детская зоны.

Общественная среда может быть подразделена на:

1) формы, предназначенные для создания структуры культовых сооружений;

2) пространственные элементы среды, позволяющие сформировать зрелищные здания и комплексы;

3) спортивные здания и сооружения.

На этих основных классификационных группах вся полнота видов общественной среды не завершается. Более подробно эти понятия будут раскрыты в 7-8 семестрах на лекциях по ТиАКП.

       
 
   
 

Итак, основой любой архитектуры являются понятия прочности, пользы, красоты. На наш взгляд, одним из интереснейших но малоизвестных примеров этого можно отметить мечеть Биби-Эйбат.

Мечеть Биби-Эйбат (азерб. Bibiheybət məscidi) — мечеть, расположенная в Бакинской бухте, относящаяся к XIII веку[2], и построенная ширваншахом Абу-л-Фатх Фаррухзадом. Это один из значительных памятников исламского зодчества Азербайджана, считающаяся достоянием архитектуры.

       
   
 
 

Другим примером проявления понятий прочности, пользы и красоты является Тадж-Махал.

Про Тадж-Махал говорят – это олицетворение любви в архитектуре. Еще его называют «памятником неизмеримой красоты», «поэмой или мечтой, воплощенной в мрамор», «жемчужиной Индии».

Тадж-Махал (также «Тадж») считается лучшим примером архитектуры стиля Мугал, который сочетает в себе элементы персидского, индийского и исламского архитектурных стилей

Несмотря на то, что белый мраморный купол мавзолея является наиболее известным компонентом, Тадж-Махал — это структурно интегрированный комплекс. Здание начали строить примерно в 1632 году и завершили в 1653 году, работали тысячи ремесленников и мастеров.

Стены выложены из полированного полупрозрачного мрамора (привозившегося на строительство за 300 км) с инкрустацией из самоцветов. Были использованы бирюза, агат, малахит, сердолик и др. Мрамор имеет такую особенность, что при ярком дневном свете он выглядит белым, на заре розовым, а в лунную ночь — серебристым.

С левой стороны от усыпальницы находится мечеть из красного песчаника. Справа точная копия мечети. Весь комплекс имеет осевую симметрию. Усыпальница имеет центральную симметрию относительно гробницы Мумтаз-Махал. Единственным нарушением этой симметрии является гробница Шах-Джахана, которую там соорудили после его смерти.


Красота в архитектуре

Менее века назад Джон Раскин заставил всех по-новому взглянуть на архитектуру. Он обнаружил, что здания были живы; у каждого камня был язык, и каждый язык мог рассказать историю. Многие из нас все еще живут энтузиазмом, который разбудил Раскин. Мы с нетерпением ждем поездки в Европу, которая позволит нам прочесть для себя эти каменные истории - Вестминстерское аббатство, Винчестерский собор, Колокольня Брюгге, Шартр, остатки римского Колизея, великий фрагмент Парфенона.Раскин научил нас видеть за пределами простого «зрения»; он показал, что эти здания были отчетами о жизни общества, его интересах, его вкусах, его экономической организации, его общественном устройстве, его религии.

Но искусство не "остановилось на культурном дворе императрицы Жозефины". Напротив, архитектура всегда с нами, и прогулка за углом или через поля приведет нас к ней лицом к лицу. Какое впечатление производят окружающие нас здания? Способствуют ли они, как сказал Раскин архитектуре, нашему «психическому здоровью, силе и удовольствию»? Или это такое чудо, что архитектура могла работать только в те дни, когда она строила храмы, бани, аркады и гимназии? Ответ в том, что архитектура всегда оказывает на нас сознательное или бессознательное влияние.Если мы испортим наши здания, соберем их вместе или ошибемся в их правильном использовании, мы не сможем избежать результатов нашей неудачи; если мы их планируем, заказываем и конструируем с умением, любовью и искренностью, мы неизбежно будем участвовать в их триумфе. Уолт Уитмен сказал, что были деревья, которые, казалось, давали благословение, когда он проходил под ними. Наши здания всегда имеют одинаковый эффект; иногда это благословение, иногда проклятие, иногда слабое, слабое рукопожатие, с едва достаточной жизнью, чтобы быть положительно плохим.

1 Адаптировано из архитектуры, с. 9-13; Американская библиотечная ассоциация «Чтение с целью», № 23 (1926).

Прекрасное понимание Раскином средневековой культуры в одном отношении отрицательно сказалось на нашей оценке архитектуры. Он решил назвать «архитектуру» только той частью здания в котором скульптура и живопись были заметно использованы. Архитектура, по его мнению, не существовала без отделки. Поэтому многие люди теперь имеют представление о том, что архитектура - это то, что добавляется в здание с расцветом, когда практическая работа строит сделано.Короче говоря, искусство - это немного больше, чем глазурь, которую добавляют в торт. Это большая ошибка. Здание может быть оштукатурено с отделкой и все же быть отвратительным или абсурдным; с другой стороны, сооружение может быть таким же скудным и резким, как кукурузный элеватор, и при этом все еще иметь часть огромного величия египетской гробницы.

Силы, которые меняют архитектуру от одного стиля к другому, - это новые материалы, новые способы строительства и рост новых социальных привычек, новых способов мышления и жизни.Все эти условия влияют на то, как архитектор собирает здание вместе; и стиль любого периода является общим результатом этих изменений. В наши дни строить в елизаветинском стиле так же невозможно, как мистеру Бернарду Шоу писать пьесы Шекспира. Традиция использования камня или стекла может быть перенесена из одного столетия в другое, также как и способ строительства, такой как свод, остроконечная арка или купол. В этом отношении определенные пропорции, такие как высота столбца и его ширина, могут стать традиционными.Однако стиль в целом нельзя перенести, и строить «в стиле» - значит создавать что-то мертвое и неинтересное, потому что оно не связано с течением нашей повседневной жизни.

Но разве мы не хотим красоты? Да. И не были здания прошлого, несомненно, красиво? Да; многие из них были. Тогда почему бы нам не перенести их в современную Америку? Почему у нас не должно быть римских зданий суда, готических колледжей, греческих банков, офисных зданий эпохи Возрождения, коттеджей в стиле тюдоров или колониальных домов или умных сочетаний всех этих примеров?

Красота, к сожалению, не может быть захвачена укрытием в «стиле».«Красота - это не то, к чему можно стремиться непосредственно: это скорее то, что следует, когда умение, вкус и понимание архитектора посвящены выполнению непосредственных целей здания. У каждого здания есть цель, чтобы выразить. Это выражает это? Каждый В здании есть место для заполнения. Заполняет ли оно? Предназначено ли оно для своего участка? Можно ли его увидеть? Можно ли к нему приблизиться? Прилично ли оно смешивается со своими соседями? У каждого здания есть функция. Служит ли оно? Форма и функциональность, красота и использование объединены в каждом прекрасном архитектурном памятнике.Отсутствие того или иного здания деформируется. Бесполезно обманывать себя или скрывать свое бессилие, пытаясь приспособить современные функции к старым формам или пытаясь объединить «использование» двадцатого века с «красотами» второго века.

Таким образом, внизу архитектура - это не "стиль", а строительство ...

[Примечание. "... Архитектура города, следовательно, является вопросом величайшего момента для его благополучия. Если архитектура безобразна, невозможно держать население чувствительным к красоте.Это ухудшает и умаляет эстетическое чувство, и имеет тенденцию ослаблять благородные духовные эмоции, которые его сопровождают. Это добавляет страдания, глупости и порочности людей. Если, с другой стороны, архитектура одинаково хороша, она тонизирует всю жизнь сообщества. Таково единообразное свидетельство общин «модельная деревня».

«Действительно, я думаю, что мы вообще не знаем об огромном социальном активе, которым была бы одинаково хорошая архитектура. Представьте себе город, в котором все здания прекрасны, и проследите влияние на жизнь жителей.Во-первых, это значительно увеличило бы счастье людей, поскольку, как было отмечено, нормальная функция красоты - делать нас счастливыми. Если мы не позволим себе заболеть, счастье будет сопровождать красоту так же естественно, как цветы обращаются к солнцу »(Фредерик М. Паделфорд,« Гражданский контроль над архитектурой », Американский журнал социологии, июль 1908 года, 45–46).]

50 прекрасных примеров архитектурной фотографии

Этот пост посвящен фотографии архитектуры. В нашем окружении много прекрасных вещей: традиционных или модных, архитектурная фотография может быть такой же захватывающей, как и приятной. В такой фотографии фотограф обычно экспериментирует с различными углами, настройками, временем и эффектами, чтобы получить наиболее интересный снимок зданий. В этом посте мы собрали несколько красивых, необычных и причудливых архитектурных фотографий, а также соответствующие концептуальные работы для вашего вдохновения.

Красота Архитектурной Фотографии

Поднимитесь в небо

Screenshot

Вниз по башне Цзинь Мао

Screenshot

Ночная Архитектура

Screenshot

Святилище Апшот Святой Марии Студли Роял, Йоркшир, Великобритания

Screenshot

Футуристическая архитектура Гронингена

Screenshot

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ - Bexhill on Sea - Павильон De La Warr - Взгляд вниз - моно кв

Screenshot

Хребты

Screenshot

Шестой Шаг

Screenshot

Добро пожаловать в Матрицу

Screenshot

Bcc Berliner Конгресс-центр V

Screenshot

Индийская архитектура

Screenshot

Мост Уэбба

Screenshot

Куб Дом Орла

Screenshot

Cellerium

Screenshot

Лук

Screenshot

Студли Роял

Screenshot

Accordeon

Screenshot

Внутри Капитолийского холма

Screenshot

Кито, Arquitectura Contemporánea Эквадор

Screenshot

Американская архитектура

Screenshot

Сиднейский оперный театр - Культовая архитектура

Screenshot

Диафрагма

Screenshot

Архитектурные кривые и линии

Screenshot

Архитектура и человек

Screenshot

Rathaus - Папенбург - Архитектура - Германия - Германия

Screenshot

3-я Авеню

Screenshot

австралийская архитектура

Screenshot

Чужая Архитектура

Screenshot

Архитектура как искусство [ipeinture]

Screenshot

Архитектура Роппонги

Screenshot

Современная архитектура… Куала-Лумпур

Screenshot

Виктория Архитектура

Screenshot

Bizzare Архитектурная фотография

Krzywy Dom

Screenshot

ГЕРМАНИЯ 5581copy

Screenshot

Аномалия

Screenshot

Одайба Сансет

Screenshot

Nord / LB, Ганновер

Screenshot

Эрвин Вурм: Домашняя атака

Screenshot

Иностранец приземлился…

Screenshot

Дом НЛО в Санджихе

Screenshot

Удивительное здание

Screenshot

Архитектурный концепт-арт

В этом разделе статьи мы покажем вам ошеломляющий архитектурный концепт-арт, поэтому давайте приготовимся закрыть глаза и представить самые инновационные и красивые здания и архитектуры, которые мы можем увидеть в ближайшем будущем.Не стесняйтесь поделиться своими комментариями с нами.

Видения городского будущего Южной Кореи

Screenshot

Видения городского будущего Южной Кореи

Screenshot

Lilypad - Плавающий Экополис для Экологических Беженцев

Screenshot

Вращающаяся ветроэнергетическая башня начнет строительство в Дубае

Screenshot

Вращающаяся ветроэнергетическая башня начнет строительство в Дубае

Screenshot

London Dynamic Picture

Screenshot

Раевона - стыковочные башни

Screenshot

Генеративная архитектура - Радужный город

Screenshot

Метрополис

Screenshot

Другие полезные ресурсы

  • 9 Советы по архитектурной фотографии Классика или современность; Архитектурная фотография может быть такой же сложной, как и полезной.Вот несколько советов, которые помогут вам начать работу.
  • Введение в архитектурную фотографию
    Фотографирование домов и зданий представляет собой уникальный набор задач для стрелка. Существует любое количество переменных, которые влияют на каждый проект, это план о том, как сделать лучшие фотографии при любых обстоятельствах.
  • Руководство по архитектурной фотографии
    Архитектура - это обширная тема, которая ежедневно окружает нас. Это не удивительно, ведь это также очень популярная тема в фотографии.Но, несмотря на его разнообразие, существует ряд простых правил, которые применяются в большинстве ситуаций или, по крайней мере, заставят вас задуматься о том, как лучше всего изобразить конкретную часть архитектуры.
  • Как фотографировать архитектуру (Экстерьер)
    Это учебное пособие по фотографированию зданий.
  • Потрясающая фотосъемка с лестницы
    Линии, узоры, симметрия и интересные формы издавна использовались фотографами для создания интригующих композиций, которые привлекают ваше внимание.Это то, что делает лестницы такими замечательными предметами - их все в изобилии.
  • Архитектурная фотография: красота дизайна интерьера и экстерьера
    Большая коллекция фотографий дизайна интерьера и экстерьера.
,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *